<< Предыдущая

стр. 36
(из 41 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>


Изучение предложенных в литературе схем классифи-
кации убеждает, что такой универсализации достичь не-
возможно, да и не нужно. Одна классификация вскрывает
общность хозяйственных обязательств по такому право-
вому признаку, как, например, возмездность, другая - по
правовому результату, например, передача имущества.
Каждая группировка вскрывает определенные грани пра-
вового явления, которые при другой классификации обна-
ружить трудно или невозможно. Однако то, что важно в
определенных познавательных целях, может иметь мало
значения для практики, например, законотворчества, по-
строения системы обязательственного права.

М. И. Брагинский возражает против использования
правовых признаков хозяйственных договоров в качестве
оснований классификации по тому мотиву, что они не по-
зволяют четко отграничить заведомо различные виды до-
говоров, например, куплю-продажу и поставку, которые в

-228-

равной мере являются двусторонними, возмездными и кон-
сенсуальными (*39). Между тем, вполне допустимо объедине-
ние всех, хотя и самостоятельных видов договоров, но
сходных по указанным признакам, в группу <двусторон-
них, возмездных и консенсуальных договоров>. В логиче-
ском плане такая группировка не менее оправданна, чем
выделение группы <договоров возмездной передачи иму-
щества в собственность (оперативное управление)>, в ко-
торой сам М. И. Брагинский объединяет столь заведомо
различные договоры, как контрактация и банковская
ссуда.

Не имеет решающего значения и второй аргумент
М. И. Брагинского против классификации по правовым
характеристикам - замкнутость круга возможных видов
договоров, поскольку число сочетаний правовых призна-
ков не может быть более восьми (*40) Ведь это были бы не
восемь видов, а восемь групп различных видов договоров,
т. е. группировка более широкая, чем у М. И. Брагин-
ского, который выделяет всего три группы хоздоговоров.

Но вот система обязательственно-правовых норм, по-
строенная на основе подобных критериев (возмездность,
консенсуальность и т. д.), была бы в высшей степени
абстрактной схемой, мало помогающей правоприменитель-
ной практике, и потому эти критерии непригодны для ко-
дификационной классификации.

С этих же позиций следует оценить предложенную
М. В. Гордоном классификацию обязательств по такому
юридическому признаку, как правовой результат(*41). Счи-
тается недостатком подобной классификации включение в
одну группу разнородных договоров (например, дарения и
ссуды) и разъединение однородных (купли-продажи и да-
рения)(*42). Но почему дарение и ссуду следует считать раз-
нородными договорами, если их объединяют в такой <род>,
как <безвозмездная передача имущества>, в пределах ко-
торого можно выделить виды передачи имущества
в собственность и во временное пользование? Все зависит

(**39) М. И. Брагинский. Общее учение о хозяйственных договорах.
Минск, 1967, стр. 28.

(**40) М. И. Брагинский. Указ. соч., стр. 28.

(**41) М. В. Гордон. Система договоров в советском гражданском пра-
ве- <Ученые записки Харьковского юридического института>,
вып. 5. Харьков, 1954.

(*42) Н. И. Овчинников. Понятие и классификация хозяйственных
договоров. Владивосток, 1970, стр. 57.

-229-

от того, какие признаки берутся в качество родовых и ви-
довых. Классификация М. В. Гордона имеет не меньшее
право на существование, чем иные, и обладает определен-
ным познавательным достоинством. Но она не <работает>
или мало пригодна в других отношениях, например, в
правоприменительных.

В один ряд с позицией М. В. Гордона в литературе ста-
вят классификацию О. А. Красавчикова, который на осно-
ве единого критерия выделяет: 1) обязательства, направ-
ленные на передачу имущества; 2) обязательства, направ-
ленные на выполнение работ; 3) обязательства, направ-
ленные на оказание услуг; 4) обязательства, направлен-
ные на передачу денег (*43). М. И. Брагинский считает, что
в такой классификации не выдержан единый классифика-
ционный признак: первые три группы различаются по
признаку <направленности>, а четвертая отличается от
остальных по материальному объекту правоотношения.

Упрек этот не соответствует действительности. Все
группы обязательств у О. А. Красавчикова различаются по
направленности не вообще, а на объект правоотношения.
Хотя сам автор считает единым классификационным кри-
терием в своей системе содержание правоотношения, фак-
тически таким признаком выступает поведение (действия)
обязанного субъекта (передача имущества, в том числе де-
нег, выполнение работы, оказание услуги), которое мы
признаем, вслед за О. С. Иоффе, юридическим объектом
правоотношения. Более строгая классификация по такому
признаку должна состоять из трех первых групп, посколь-
ку деньги - разновидность имущества.

С такой поправкой схема О. А. Красавчикова более ло-
гична и оправданна, чем предложения его критика выде-
лить три следующие группы: договоры возмездной переда-
чи имущества в собственность (оперативное управление),
договоры возмездной передачи имущества во временное
пользование и договоры оказания услуг.

Во-первых, при такой группировке нет единого класси-
фикационного признака, что М. И. Брагинский признает,
но пытается оправдать многообразием договоров, дикту-

(**42) О. А. Красавчиков. Вопросы системы Особенной части ГК
РСФСР.- <Вопросы кодификации советского законодательст-
ва>. Свердловск, 1957; он же. Система отдельных видов обяза-
тельств,- <Советская юстиция>, 1960, № 5.

-230-

ющим путь многократного, а не однократного деления.
При этом на каждой новой ступени деления должен быть
избран и новый критерий (*44). Но тогда и сама классифика-
ция должна быть построена как многоуровневая (много-
ступенчатая). Вместо этого в схеме у М. И. Брагинского
выделены на одном и том же уровне н доставлены в один
ряд договоры, различаемые по материальному объекту
(передача имущества и оказание услуг) и по результату
или направленности (переход права собственности или
оперативного управления и права пользования).

Во-вторых, по материальному объекту выделены толь-
ко две группы обязательств, причем во вторую группу
(оказание услуг) искусственно включены обязательства,
у которых самостоятельный и отличный от оказания ус-
луги характер - выполнение работы. Неубедительны со-
ображения о том, что услуга как объект договора подраз-
деляется на два вида - производство работ и оказание
услуги в узком смысле. К. Маркс действительно говорил,
что услуга как экономическая категория (потребительная
стоимость) подразделяется на два рода. У первой вещест-
венный результат труда воплощается в товаре, у второй
нет вещественного результата и ее полезный эффект не
существует отдельно от исполнителя услуги. Но именно эти
экономические различия предопределяют правовые особен-
ности договоров. В юридическом аспекте оказание услуг
осуществляется в особой договорной форме тогда, когда
речь идет об услуге второго рода. Услуга первого рода в
юридическом аспекте выступает не объектом договора ока-
зания услуг, а объектом самостоятельного договорного типа.
Это признает и М. И. Брагинский, выделяя в группе догово-
ров оказания услуг два вида (типа, группы) - договоры
по производству работ и договоры оказания услуг в бо-
лее узком смысле. Однако кроме указанной экономической
общности объектов как потребительных стоимостей ниче-
го общего в юридическом плане у этих договоров автор
не показал, а, напротив, подчеркнул различия между ними.

Это и неудивительно, поскольку здесь экономическая
общность объекта оказывается на таком уровне абстрак-
ции, которой соответствует скорее общность договора как
правовой формы вообще, чем общность договоров опреде-
ленного рода.

(**44) М. И. Брагинский. Указ. соч., стр. 30.
-231-


Не случайно М. И. Брагинский, объединяя эти Догово-
ры общим понятием <оказание услуг>, фактически дого-
вором оказания услуг считает лишь тот, где объектом вы-
ступает услуга второго рода. Так не лучше ли, опираясь
на К. Маркса, взять на вооружение те его соображения,
которые связаны с разграничением услуги на два различ-
ных рода, и соответственно тому различать договоры, опо-
средствующие эти отношения как родовые (а не видо-
вые) ?

Недостаток классификации, предложенной М. И. Бра-
гинским, проистекает из попытки подвергнуть сложную
хозяйственно-договорную систему упрощающей дихото-
мии, которая допускает лишь двухчленное деление. Но в
такое членение не умещается реальная жизнь.

Более убедительны группировки, соответствующие трем
основным видам хозяйственной деятельности: изготов-
ление и передача продукции (имущества), выполнение
работы, оказание услуги (*45). Отправляясь от такой группи-
ровки, Е. Д. Шешенину удалось разработать классифика-
цию, хотя и не вполне безупречную, но хорошо отразив-
шую богатство и разнообразие хозяйственных договоров в
рамках выделенных им следующих групп договоров: 1) на-
правленных на передачу имущества в оперативное уп-
равление или собственность; 2) направленных на переда-
чу имущества во временное пользование; 3) направленных
на снабжение электрической и тепловой энергией, горю-
чим газом и водой; 4) направленных на выполнение ра-
бот; 5) направленных на оказание хозяйственных услуг;
6) о совместной хозяйственной деятельности (*46).

В соответствии со своим пониманием обязательств на
оказание услуг Е. Д. Шешенин включил в пятую группу
договоры, которые другие авторы выделяют в самостоя-
тельные группы (в частности, договоры перевозки и дру-
гие транспортные договоры, договоры услуг органов свя-
зи, банковских учреждений). Можно отрицательно отно-
ситься к этой идее, не соглашаться с другими аспектами

(**45) В. Н. Можейко. Хозяйственный договор в СССР. М., 1962, стр. 9;
Е. Д. Шешенин. Предмет обязательства по оказанию услуг.-
<Сборник ученых трудов Свердловского юридического институ-
та>, вып. 3. Свердловск, 1964, стр. 159-160.

(**46) Е. Д. Шешенин. К вопросу о понятии хозяйственного договора
и его соотношении с договором хозяйственных услуг.- <Сбор-
ник ученых труден Свердловского юридического института>,
вып. 4, Свердловск, 1964, стр. 257-260.

-232-

предложенной классификации. Но нельзя утверждать, что
она <не представляет серьезной научной ценности> (*47).

Полагаем, что все предложенные классификации име-
ют научную ценность. Не говоря уже о ценности отрица-
тельного результата (в случае крайне неудачной группи-
ровки), каждая из них подчеркивает, как отмечалось ра-
нее, те или иные определенные стороны многогранной сис-
темы хозяйственных обязательств. Их общий недостаток
однако состоит, на наш взгляд, в том, что они не охваты-
вают всю систему хозяйственных обязательств. Во-пер-
вых, классифицируются только договоры, хотя имеются и
недоговорные хозяйственные обязательства. Во-вторых, в
классификацию включаются лишь традиционные хозяй-
ственно-оперативные обязательства, тогда как в реаль-
ной жизни существуют внутрихозяйственные и хозяйст-
венно-управленческие обязательства, появляются новые
виды, типы и группы обязательств под влиянием научно-
технической революции, изменения методов хозяйствова-
ния и других факторов. В-третьих, рассмотренные класси-
фикации охватывают хозяйственные обязательства как
сумму, а не структурно организованную систему.

В хозяйственно-правовой литературе наметился более
глубокий системный подход к обязательствам, в том числе
с использованием методов и понятийного аппарата кибер-
нетики (*48). Такой подход важен для исследования не только
отдельных хозяйственных договоров (обязательств), но и
всей их системы, поскольку <позволяет рассматривать.
договоры не как разрозненную массу отдельных, не име-
ющих между собой связи, видов договоров, а как опреде-
ленную их совокупность, обладающую внутренней цело-
стной структурой, совокупность, в основе которой лежат

(**47) Н. И. Овчинников. Указ. соч., стр. 55. Сам Н. И. Овчинников
дает следующую группировку: 1) договоры реализации иму-
щества в собственность или оперативное управление; 2) догово-
ры возмездной передачи имущества во временное пользование;
3) договоры по производству работ; 4) договоры по транспор-
тировке; 5) договоры об оказании услуг; 6) договор банков-
ской ссуды. Сходная (за незначительными изъятиями) клас-
сификация предложена в книге О. С. Иоффе. План и договор
в социалистическом хозяйстве. М., 1971, стр. 85.

<< Предыдущая

стр. 36
(из 41 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>