<< Предыдущая

стр. 6
(из 41 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

элемент.

Такой подход не может быть признан правильным, по-
скольку имущественное содержание отношения может вы-
ражаться не только в обладании или перемещении иму-
щества, но и в определении судьбы имущества, в распо-
ряжении им. Утверждая план, вышестоящий орган опре-
деляет направление использования имущества, осущест-
вляет акт распоряжения им, поэтому отношения по пла-
нированию имеют имущественное содержание. Трактовка
же имущественного содержания лишь как обладания или
перемещения имущества является цивилистической тра-
дицией, не соответствующей условиям планового социа-
листического хозяйства. Последовательно проводя такую
трактовку, надо было бы прийти к выводу о том, что
социалистическое государство, хотя и является собствен-
ником имущества, но не имеет имущественных правомо-
чий, не может определять судьбу своего имущества, не
может распоряжаться им. Это не соответствует не только
природе экономических функций социалистического госу-
дарства, но и утверждению самого О. С. Иоффе о том, что
<планирование носит также стоимостной характер> (*35).
Стоимостной характер планирования как раз и означает,
что в отношениях по планированию имеются не только
планово-организационные, но и имущественные элементы.

Нельзя согласиться и с утверждением о том, что в от-
ношениях, складывающихся между хозорганами на основе
хозяйственного договора, нет планово-организационных
элементов, а есть лишь элементы имущественные. Этот
взгляд мотивируется тем, что <хозяйственный договор свя-
зывает лишь его контрагентов, а организационно-плановые
отношения, формированию которых содействует также до-
говор, устанавливаются между ними и планирующими
органами> (*36).


(**34) Систематизация хозяйственного законодательства, стр. 71.
(**35) О. С. Иоффе. План и договор в социалистическом хозяйстве. М.,
1971, стр. 17.
(**36) Систематизация хозяйственного законодательства, стр. 71.

-29-

Между тем, планирование осуществляется не только
вышестоящими органами, но и самими предприятиями,
в том числе с помощью хозяйственного договора, исполь-
зуемого как инструмент планирования, средство совмест-
ного принятия плановых решений. Это уже было отмече-
но выше, как характерная тенденция развития хозяйст-
венного законодательства в современный период. Ошибоч-
ность трактовки планово-организационных отношений как
складывающихся только в отношениях по вертикали под-
тверждается и заключением хозяйственных договоров ме-
жду промышленными объединениями, снабженческо-сбы-
товыми и торгующими организациями в целях определе-
ния производственной программы промышленных объеди-
нений.

Суждение о том, что хозяйственный договор не исполь-
зуется как инструмент планирования в отношениях меж-
ду хозорганами, не соответствует современным усло-
виям развития экономики. Остается также неясным, как
можно увязать это суждение с предложением самого
О. С. Иоффе включить подраздел <договоры> в раздел
<управление народным хозяйством> предлагаемой им схе-
мы свода хозяйственного законодательства (*37).

О. С. Иоффе полагает, что определение хозяйствен-
ных отношений как сочетающих планово-организационные
и имущественные элементы не дает возможности четко
отграничить хозяйственные права от права гражданского
и административного. Он указывает, в частности, на за-
труднительность определения того, к какой отрасли права
относятся неимущественные отношения между социали-
стическими организациями (например, между киностуди-
ей и Главкинопрокатом), нехозяйственные имущественные
отношения между социалистическими организациями (на-
пример, споры по виндикационным искам), управленче-
ские отношения, имеющие имущественное содержание,
но лишенные хозяйственной значимости (отношения по
штрафам за нарушение противопожарных правил) (*38).

Рассматривая эти соображения, необходимо подчерк-
нуть, что при определении предмета отрасли права надо
исходить из типичных отношений, характерных для нее.
Вместе с тем во всех отраслях права существуют и от-

(**37) Систематизация хозяйственного законодательства, стр. 83.
(**38) Там же, стр. 72-73.

-30-

ношения нетипичные, но тяготеющие по своему характе-
ру к той или иной отрасли права.

В связи с наличием подобных отношений в советской
правовой науке уже давно был высказан взгляд, согла-
сно которому каждой отрасли права присущ определенный
вид общественных отношений, составляющий главное со-
держание предмета регулирования, но вместе с тем от-
расль права притягивает к себе родственные отношения,
сходные с ними. Институты определенной отрасли права
могут использоваться и для регулирования общественных
отношений иного вида, сходных со специфическими отно-
шениями данной отрасли (*39). На этом принципе основыва-
ется и включение в сферу гражданского права не только
имущественных, но и неимущественных отношений. Прин-
цип тяготения к основному <ядру> отрасли был успе-
шно использован И. А. Танчуком для обоснования рас-
пространения правового регулирования хозяйственных
обязательств на обязательства, не связанные с хозяйст-
венной деятельностью, но сходные с хозяйственными обя-
зательствами по своему субъектному составу и юридиче-
ским свойствам (*40).

Если подходить к приведенным выше примерам с этих
позиций, то первые два примера (неимущественные от-
ношения между киностудией и Главкинопрокатом, винди-
кационные отношения между социалистическими органи-
зациями) относятся к отношениям, которые не являются
хозяйственными, но по своему характеру и субъектному
составу тяготеют к ним. Это, действительно, отношения
нехозяйственные, но по изложенным соображениям к ним
могут и должны применяться принципы правового регу-
лирования хозяйственных отношений.

Что же касается третьего примера (отношения, воз-
никающие при взыскании имущественного штрафа за на-
рушение правил противопожарной безопасности), то он
к рассматриваемому вопросу вообще не относится. В дан-
ном случае речь идет не о предмете регулирования, а о ха-
рактере санкций за нарушения, предусмотренные нормами
соответствующей отрасли права. Нарушение правил про-
тивопожарной безопасности влечет за собой санкции ад-

(**39) С. С. Алексеев. Общие теоретические проблемы системы совет-
ского права. М., 1961, стр. 19-21.

(**40) И. А. Танчук, В. П. Ефимочкин, Т. Е. Абова. Хозяйственные
обязательства. М., 1970, стр. 53-54.

-31-

министративно-правового характера, независимо от того,
являются ли эти санкции имущественными или неимуще-
ственными. Это предопределяется тем, что надзорная де-

ятельность за противопожарной безопасностью, как и иные
виды деятельности по государственному надзору (сани-
тарный, ветеринарный, энергетический, горный надзор и
др.), относятся к сфере административного права.

Все это показывает, что попытка О. С. Иоффе <опро-
вергнуть> концепцию хозяйственного права как самосто-
ятельной отрасли права потерпела неудачу, поскольку при-
водимые им аргументы являются либо неверными, либо
спорными и не соответствующими современным условиям
развития экономики.
2. Теоретические проблемы
кодификации хозяйственного законодательства

В последние годы в нашей стране большое внимание
уделяется совершенствованию хозяйственного законода-
тельства. Это объясняется как важностью данной отрасли
законодательства, так и его несовершенством, отсутстви-
ем в этой отрасли какой-либо систематизации. В литера-
туре неоднократно отмечались неупорядоченность хозяйст-
венного законодательства, его громоздкость, отсутствие
согласованности между нормами, регулирующими хозяй-
ственные отношения по горизонтали и вертикали, отста-
вание хозяйственного законодательства от современного
развития экономики, необоснованные ограничения ини-
циативы и самостоятельности хозяйственных органов.

Пути совершенствования хозяйственного законодатель-
ства намечены в постановлении ЦК КПСС и Совета Ми-
нистров СССР от 25 июня 1975 г., в котором предусматри-
вается разработка плана подготовки важнейших законода-
тельных актов и постановлений Правительства СССР, ука-
зывается на необходимость проведения работ по кодифи-
кации хозяйственного законодательства. Еще раньше на
необходимость совершенствования хозяйственного законо-
дательства указывалось в постановлении ЦК КПСС и Со-
вета Министров СССР от 23 декабря 1970 г. <Об улучше-
нии правовой работы в народном хозяйстве> (*41).

(**41) СП СССР, 1971, № 1, ст. 1.
-32-

Известно, что совершенствование законодательства про-
водится с помощью его систематизации, причем формами
систематизации признаются обычно инкорпорация и коди-
фикация законодательства. Под инкорпорацией понимает-
ся создание систематических собраний действующего за-
конодательства, в которых нормативные акты располага-
ются по определенной системе без изменения их содержа-
ния. Кодификация законодательства означает создание
обобщающих законов, кодификационных актов, которые
заменяют многочисленные ранее действовавшие норматив-
ные акты и по-новому решают соответствующие вопросы
регулирования общественных отношений.

В постановлении ЦК КПСС и Совета Министров СССР
от 25 июня 1975 г. предусматривается использование обе-
их форм систематизации законодательства. Инкорпора-
ция законодательства проводится путем издания Собрания
действующего законодательства СССР. Инкорпорация за-
конодательства будет иметь важное значение для созда-
ния надежного источника информации о действующем
законодательстве, поскольку в настоящее время в обла-
сти хозяйственного законодательства обилие нормативных
актов приводит к тому, что невозможно в ряде случаев
разобраться, какой нормативный акт действует, а какой
утратил силу. Однако инкорпорация не решит всех про-
блем, связанных с совершенствованием хозяйственного за-
конодательства, так как нормативные акты включаются
в Собрание действующего законодательства без их изме-
нения по существу.

Между тем состояние нашего хозяйственного законо-
дательства таково, что необходимо принятие новых реше-
ний по ряду важных вопросов социалистического хозяйст-
вования в целях создания юридических условий, способ-
ствующих повышению эффективности общественного про-
изводства. Иными словами, необходимо радикальное
улучшение хозяйственного законодательства, а это может
быть сделано только путем его кодификации (*42). В п.2 по-

(**42) Роль кодификации в совершенствовании законодательства на-
столько велика, что некоторые ученые подразделяют весь про-
цесс совершенствования законодательства на <два основных
направления: а) текущее правотворчество и б) кодификация>
(А. Ф. Шебанов. Система законодательства как научная основа
кодификации.-<Советское государство и право>, 1971, № 12,
стр. 30).

-33-

становления ЦК КПСС и Совета Министров СССР от
25 июня 1975 г. предусматривается ускорение разработки
Собрания действующего законодательства для обеспече-
ния материалами, необходимыми при кодификации хозяй-
ственного законодательства.

Для кодификации хозяйственного законодательства не-
обходимо издать обобщающий закон по регулированию хо-
зяйственных отношений. Такой закон может быть издан
в форме Хозяйственного кодекса или Основ хозяйственного
законодательства. В целях оказания помощи практике ко-
дификационной работы представители науки хозяйствен-
ного нрава, исходя из своих теоретических концепций,
разработали проект основных положений Хозяйственного
кодекса СССР(*43). Этот проект подготовлен в соответствии
с решением Секции общественных наук Президиума АН
СССР от 4 апреля 1969 г. Он был разослан министерствам,
ведомствам, предприятиям и организациям, которые в ос-
новном поддержали идею издания Хозяйственного кодекса
и проект его основных положений, сделав по нему ряд за-
мечаний.

В марте 1973 г. было проведено широкое обсуждение
проекта на совместном заседании Секции по правовым
проблемам руководства народным хозяйством Научного
совета АН СССР <Закономерности развития государства,
управления и нрава> и правовой секции ВСНТО с уча-
стием актива научных и практических работников. Это
совещание признало необходимым издание Хозяйственно-
го кодекса СССР, включение его разработки в план ко-
дификационных работ и одобрило в основном обсуждав-

<< Предыдущая

стр. 6
(из 41 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>