<< Предыдущая

стр. 4
(из 11 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

1. Эмфитевзис в римском частном праве
Глава П. Пожизненное наследуемое владение: от Древнего Рима до наших дней
vectigal, недоимщиком, то земля возвращалась к собственнику, который мог вытребовать ее к себе виндикационным иском.
Другой характерной чертой вектигального права являлось то обстоятельство, что для его установления не требовалось особого вещного акта, заключавшегося в mancipatio (in iure cessio) или в простой передаче вещи (traditio); следовательно, договор об установлении ius in agro vectigali был консенсуальным.
Такая рано развившаяся форма наследственной аренды широко применялась и в эпоху Империи, когда большинство земель перешло в собственность императора. Но в эту же эпоху право ager vectigalis определялось как ius perpetuum. К концу III - началу IV в. н.э. ius in agro vectigali (или ius perpetuum) стало проникать и переплетаться со сходным с ним правом эмфитевзиса. Тексты, относившиеся к ager vectigalis, были распространены на эмфитевзис путем интерполяции. С IV в. agri vectigales потеряли окончательно свою самостоятельность, и в законах этот термин больше уже не встречался1.
Образование института эмфитевтической аренды в Риме
От ius in agro vectigali отличалось право, носящее название «эмфитевзис». Этот институт имел весьма древнее происхождение в практике Египта и Карфагена. Что касается самого слова emphyteusis, то оно греческого происхождения и буквально означает насаждать, обрабатывать. В Греции еще в III в. до н.э. существовала земельная аренда для разведения садов и виноградников2.
В самом Риме отношения эмфитевтической наследственной аренды стали применяться с III в. н.э. преимущественно к фискальным императорским землям (fundi patrimoniales), находившимся вследствие набегов германских племен в опустошенном состоянии. Причем главной целью сдачи в аренду пустопорожних земель было не столько получение доходов, сколько заселение приграничных территорий и включение некультивированных земель в сельскохозяйственный оборот3. Земли эти сдавались в аренду для обработки римским гражданам с обязанностью платить за это определенную сумму денег. Эта плата называлась canon, pensio,
1 См.: Римское частное право / Под ред. И.Б. Новицкого и И.С. Перетерского. М, 1948. С. 233.
2 См.:Дернбург Г. Пандекты. Т. I. Ч. 2. С. 259.
3 См.: Ko.iomuHCKuu Н.Д. История римского права: Курс лекций. Казань, 1911. С. 269.
82

reditum1, а само право именовалось ius emphyteuticum или emphyteusis; сначала это арендное право имело характер обязательственного, а затем (подобно ius in agro vectigali и по тем же причинам) приобрело характер вещного.
Первоначально эти два института имели некоторые различия в лицах, отдававших землю в аренду, и в условиях самой отдачи2 (в векти-гальном праве на арендатора не возлагалась обязанность по обработке земли3; он пользовался правом на сбавку арендной платы в случае неурожая; не был стеснен правом преимущественной купли со стороны собственника4, как это было в эмфитевтическом праве).
Причина этого, думается, состоит в том, что в первом случае собственники земли преследовали прежде всего имущественные интересы (это не касается начального использования ius in agro vectigali), во втором же главное значение придавалось решению некоторых социальных задач (формирование класса средних землевладельцев, лояльных к императору; заселение пустующих провинциальных земель, отошедших к Империи вследствие ведения удачной экспансионистской политики; и наконец, вечная проблема подъема сельскохозяйственного производства). Правда, некоторые цивилисты придерживались иной точки зрения, считая, что «эмфитевзис возникал вследствие только желания государства найти плательщика подати для заброшенных земель»5, обращая таким образом свое внимание лишь на казначейские интересы правительства. С этим трудно согласиться, поскольку размер канона был слишком мал (меньше обычной арендной платы), чтобы удовлетворить фискальный аппетит государства.
Сближение ius in agro vectigali и emphyteusis усилилось, когда в IV в. государство приступило для пополнения своей казны и средств Церкви к конфискации имуществ городских муниципий и языческих храмов, и многие из арендаторов этих участков стали арендаторами казенных земель. Большая часть конфискованных имуществ была подарена императором Константином церквам. Император Юлиан вернул их обратно, но в течение V в. это поземельное имущество вновь перешло в собственность Церкви.
1 См.: Нерсесов Н.И. Римское вещное право. С. 181—182.
См.: Марецолль Т. Учебник римского гражданского права. М., 1867. С. 13. J См.: Виноградов П.Г. Происхождение феодальных отношений в лангобардской Италии.
СПб., 1880. С.70.
См.: Барон Ю. Система римского гражданского права. Вып. П. Кн. 3. С. 122. 5 Хвостов В.М. История римского права. М., 1919. С. 412.
83
1. Эмфитевзис в римском частном праве
Глава П. Пожизненное наследуемое владение: от Древнего Рима до наших дней
Эти два института просуществовали параллельно до Юстиниана, который слил их в один под именем emphyteusis (D. 6.3)'. В это же время постановления Юстиниана закрепляют возможность сдачи земельных участков в аренду со стороны частных лиц2. Термин emphyteusis был перенесен на все земли, сдаваемые в наследственную аренду, - не только на пустующие, но и на обработанные земли. Термины emphyteusis, ager em-phyteuticarius обозначают теперь всякий сельскохозяйственный участок, составляющий предмет наследственной аренды.
Перечислим роды земель, на которые с этого времени распространялось эмфитевтическое право:
а) государственные земли (agri vectigales), за исключением тех, которые по аграрным законам поступили в частную собственность;
б) городские земли (agri municipales)3;
в) земли императора (agri fiscales), которыми ведали финансовые чиновники; являясь императорскими вольноотпущенниками, они и отдавали это имущество в бессрочную аренду;
г) земли жреческих коллегий (agri sacerdotales);
д) собственно agri emphyteutici, образовавшиеся в век Империи4.
Когда были завоеваны обширные земли на Востоке и когда над ними нависла тяжелая рука римских чиновников, ведение частного хозяйства из-за многочисленных налогов, поборов и других повинностей в пользу правителей стало невыгодным. Собственники начали отказываться от обработки своей земли и прекратили платить налоги. Правительство решает судьбу брошенных участков, отдавая их лицам, согласившимся обрабатывать землю и нести налоговое бремя. В пользу собственника они должны были платить ничтожный canon.
Таким образом, во время христианских императоров эмфитевзис получает наибольшее распространение, чему в немалой степени способствовало, как уже ранее отмечалось, сосредоточение поземельных иму-ществ в руках отдельных лиц и запустение земли от недостатка культуры5.

Решение спора о юридической сущности эмфитевзиса
Развитие эмфитевтических отношений в области частного права привело к возобновлению старой дискуссии между римскими юристами: являются ли сделки, устанавливающие это право, куплей-продажей (emptio-venditio) или же наймом имущества (locatio-conductio)1. В то же время, ранее возникшее между римскими цивилистами мнение о том, что владельцы agri vectigales суть собственники их, было реанимировано уже по отношению к эмфитевзисам. Такая позиция, в частности, приписывалась Гаю (II в. н.э.), известному римскому юристу, что весьма сомнительно, поскольку сам Гай склонялся к мнению, что ius in agro vectigali есть простой наем (Gai. 3.145)2.
Вследствие этого император Зенон в специально изданном для этого законе (lex Zenoniana) определил, что установление эмфитевзиса не должно считаться ни перенесением права собственности с одного лица на другое, ни даже обязательством (или, как он выражался, ни продажей, ни обыкновенной сдачей в аренду), а влечет возникновение особого ограниченного вещного права на землю - ius tertium (С. 4.66.1)3:
С. 4.66.1: Ius emphyteuticarium neque conductionis neque alienationis esse titulis addicendum, sed hoc ius tertium sit constitutum ab utriusque memoratorum contractuum societate seu similitudine separatum, conceptio-nem defmitionemque habere propriam et iustum esse validumque contractum, in quo cuncta, quae inter utrasque contrahentium partes super omnibus vel etiam fortuitis casibus pactionibus scriptura interveniente habitis placuerint, firma illibataque perpetua stabilitate modis omnibus debeant custodiri: ita ut, si interdum ea, quae fortuitis casibus sicut eveniunt, pactorum non fuerint conventione concepta, si quidem tanta emerserit clades, quae prorsus ipsius etiam rei quae per emphyteusin data est facit interitum, hoc non emphyteuti-cario, cui nihil reliquum mansit, sed rei domino, qui, quod fatalitate ingrue-bat, etiam nullo intercedente contractu habiturus fuerat, imputetur: sin vero
' См.: Памятники римского права: Законы XII таблиц; Институции Гая; Дигесты Юстиниана. М..1997.С.281.
2 См.: Чгшарж К. Учебник институций римского права. С. 156.
J См.: Каждан А.П. О некоторых спорных вопросах истории становления феодальных отношений в Римской империи // Вестник древней истории. 1953. № 3. С. 90.
4 См.: Крылов Н.И. Система римского гражданского права: Курс лекций. Т. I. M, 1871.
э См.: Митюков К.А. Курс римского права. Киев, 1902. С. 169.
84

1 Спор, заметим, касался именно оснований возникновения эмфитевтического права, а не признания самого эмфитевзиса договором найма или купли-продажи, как это утверждает З.М. Черниловский (см.: Чгрниловский З.М. Римское частное право: Элементарный курс. М, 1997. С. 130-131).
2 См.: Памятники римского права: Законы XII таблиц; Институции Гая; Дигесты Юстиниана. ^ С. 106.
3 Bottiglieri A. La nozione romana di enfiteusi. Napoli, 1994. P. 102; Levy E. West Roman Vulgar Law: The Law of Property. Philadelphia, 1951. P. 79.
85
Глава П. Пожизненное наследуемое владение; от Древнего Рима ДО наших дней
particulare vel aliud leve damnum contigerit, ex quo non ipsa rei penitus laedatur substantia, hoc emphyteuticarius suis partibus non dubitet ad-scribendum1.
Нельзя поэтому согласиться с мнением Д.В. Дождева, полагающего, что «сделка о бессрочной наследственной аренде создавала вещное и обязательственное право одновременно»2.
При этом в законе давалось специальное разъяснение относительно того, кто несет риск случайной гибели вещи (periculum): «эмфитевтор не должен страдать от погибели вещи подобно покупателю, ни совершенно быть свободным от ущерба подобно арендатору, но он должен нести ответственность лишь за ухудшение вещи»3.
Таким образом, император Зенон присвоил договору, устанавливающему эмфитевзис, самостоятельное гражданско-правовое значение и назвал его contractus emphyteuticarius. На основании этого договора, как уже упоминалось, эмфитевтор не несет всего риска гибели имущества (в отличие от купли-продажи), но несет (в отличие от обычной аренды) periculum, связанный с ухудшением или умалением участка (I. 3.24.3)4. Поскольку этот договор включил в себя основные черты двух консенсу-альных сделок (купли и найма), то он также являлся contractus consen-sualis, приобретая силу на основании одного соглашения сторон5. Вопрос о возможности снижения арендной платы (remissio mercedis) в случае каких-либо чрезвычайных обстоятельств (неурожая, войны и т.д.) был решен отрицательно. Немецкий романист Генрих Дернбург считал, что «это едва ли соответствует правде и справедливости»6. Думается, такое решение объясняется тем, что размер сапоп'а и так устанавливался ниже обычной арендной ставки.
Развитой и окончательно сложившийся институт эмфитевзиса носил характер смешения италийского и восточного эмфитевзиса и считался вечной арендой, которая давала право на вещь, защищаемое особым иском.
' Corpus luris Civilis. Vol. 2: Codex lustinianus / Ed. P. Krueger. Berolini, 1884. P. 191.
2 ДождееД.В. Римское частное право. М, 1996. С. 425.
3 Пухта Г.Ф. Курс римского гражданского права. Т. I. M., 1874. С. 457.
4 См.: Памятники римского права: Институции Юстиниана. М., 1998, С. 273.
5 GirardP.F. Diritto romano. SI, 1909. P. 453.
6 Дернбург Г. Пандекты. Т. I. Ч. 2. С. 260.
86

1. Эмфитевзис в римском частном праве
Понятие и признаки эмфитевзиса
Эмфитевзис есть «вещное, отчуждаемое и наследственное право владения и пользования чужой землей и плодами ее за арендную плату с обязанностью обрабатывать и не ухудшать имения»1.
Римский эмфитевзис развивался по отношению к сельскохозяйственным участкам, но был возможен также относительно других недвижи-мостей и даже относительно строений. Источники упоминают о домах как о praedia emphyteuticaria или vectigalia; это означает, очевидно, здания, при отдаче которых в наем состоялось соглашение, чтобы к ним применялись нормы, действующие для emphyteusis'a, а не для superficies2.
Впрочем, некоторые цивилисты, давая определение эмфитевзиса, полагали, что на арендатора ложится обязанность не только не ухудшать, но и «улучшать чужое недвижимое имение»3. Однако никаких доказательств, подтверждающих эту позицию, приведено не было. Данная трактовка, полагаем, безосновательна, поскольку ни в источниках, ни в трудах новых цивилистов нет упоминаний о такой обязанности нанимателя.
Основные признаки эмфитевзиса следующие:
1. Эмфитевзис есть вещное право, так как бессрочен и рождает вещные иски, actiones in rem. Этими признаками он отличается от обыкновенной аренды, представляющей обязательственное право, ограниченное сроком и защищаемое личным иском. Но стороны могли ограничить эмфитевзис определенным сроком (хотя и весьма длительным); в этом случае от них требовалось ясно выраженное требование считать данное отношение за emphyteusis, а не за имущественный наем4.
2. Эмфитевзис есть такое вещное право, которое полнотой своей приближается к праву собственности.
3. Эмфитевзис есть отчуждаемое право. Обладатель эмфитевзиса (emphyteuta) может возмездно и безвозмездно отчуждать свое право, заключая сделки inter vivos и mortis causa. Обладая отчуждаемым правом, эмфитевтор мог не только передавать его, но и закладывать, а также обременять сервитутом на все время действия emphyteusis'a. Но он не должен был забрасывать землю (deserere).
1 Ефимов В.В. Догма римского права. Т. I. Пг, 1918. С. 369.
2 См.: Барон Ю. Система римского гражданского права. Вып. II. Кн. 3. С. 123.
3 Рождественский Н. Римское гражданское право. Т. 2. СПб., 1830. С. 199.
4 См.: АзаревичД. Система римского права: Университетский курс. Т. I. СПб., 1887. С. 478.
87
Глава Н. Пожизненное наследуемое влаленяе: от Древнего Рима до наших дней
4. Эмфитевзис есть право пользования чужим имуществом. Это право гораздо шире сервитутных прав (secundura condicionem rei). В связи с этим эмфитевтор мог приспособлять вещь к любому пользованию.
5. Эмфитевзис есть право пользования плодами и приращениями. Будучи на положении alter ego собственника имения, эмфитевтор приобретает право собственности на плоды, как и собственник, посредством separatio fructuum (perceptio не требуется).
6. Эмфитевзис есть право пользования за арендную плату, имевшую разные названия (vectigal, pensio, canon, reditum).
7. Эмфитевзис есть право, соединенное с обязанностью не ухудшать вещь. Это было единственное ограничение эмфитевтора относительно пользования вещью1.
Следовательно, emphyteusis отличается от сервитутов тем, что его существование не связано ни с определенным лицом (как в личных серви-тутах), ни с определенным имуществом (как в земельных). Кроме того, эмфитевзис отчуждаем и передается по наследству. От имущественного найма эмфитевзис, как уже упоминалось, отличается бессрочным (или долгосрочным) действием, а также вещным характером защиты, тогда как обычная аренда весьма краткосрочна и предоставляет арендатору только личный иск против собственника имущества.
Существовали светские (мирские) и церковные emphyteuseos, смотря по тому, кто является собственником земельного участка: мирянин или Церковь2.
Об основаниях установления эмфитевтического права
1. Установление эмфитевзиса совершалось прежде всего посредством особого договора, названного, как уже упоминалось, императором Зеноном в его законе contractus emphyteuseos или emphyteuticarius (С. 4.66.1). При этом для возникновения вещного права не требовалось передачи участка, поскольку locatio in perpetuum сразу же порождает иск, а значит, и ius in re. Нельзя поэтому согласиться с мнением М. Капустина, считавшего необходимым в дополнение к договору наличие еще и квазитрадиции3.

1. Эмфитевзис в римском частном праве
Сторонами договора являлись: 1) собственник сдаваемого в эмфи-тевтическую аренду имения - dominus emphyteuseos; 2) содержатель аренды (тот, кому предоставлено эмфитевтическое право) - emphyteuta (эмфи-тевта, эмфитевтор). Само отданное в пользование имение называлось ager vectigalis s. emphyteuticarius.
Права и обязанности сторон устанавливались этим договором, для которого не существовало определенной формы; только по отношению к церковным землям требовался письменный акт, заключавшийся в подписании двух экземпляров контракта и занесении соответствующих сведений о договоре в специальную кадастровую книгу.
Если договор включал в себя условия, противоречащие общим положениям об emphyteusis'e (изменялась naturalia этого отношения), то письменный акт также был обязателен и для светских эмфитевзисов1.
Даже если светский эмфитевзис заключался в устной форме, то сведения о нем в обязательном порядке заносились в ранее упомянутый кадастр, в котором также отражались и последующие платежи сапоп'а арендатором.
2. Ius emphyteuticum также мог быть установлен посредством судебного решения (adiudicatio), если при разделе общего имения право собственности передавалось одному лицу, а право вечного пользования - другому субъекту (исключительный случай, когда судья создавал новое ius in re).
3. Эмфитевзис также возникал путем одностороннего изъявления воли собственником через отказ в завещании (legatum). Чаще всего таким образом земли передавались Церкви.
4. Относительно приобретения эмфитевзиса по давности в литературе по римскому праву нет единства мнений. С одной стороны, источники прямо не предусматривают, но и не отрицают такой возможности. Поэтому многие романисты (например, Дернбург, Азаревич, Нерсесов) допускают давностное владение как основание возникновения ius emphyteuticum, если кто-нибудь пользуется землей на правах эмфитевтора в течение 30 лет (для inter praesentes) или 40 лет (для inter absentes)2. С другой стороны, существует точка зрения (которой придерживаются, в частности, Барон, Капустин), что закон о давности есть lex singularis, а значит, положения, касающиеся давностного приобретения, не подлежат распростра-
1 См.: Ефимов В.В. Догма римского права. Т. I. С. 370.
2 См.: Гримм Д.Д. Лекции по догме римского права. СПб., 1914. С. 233.
3 См.: Капустин М. Институции римского права. М., 1880. С. 199-200.
88

' См.: Марецолль Т. Учебник римского гражданского права. С. 213.
2 См.: Нерсесов Н.И. Римское вещное право. С. 185; Дернбург Г. Пандекты. Т. I. Ч. 2. С. 265; Азаревич Д. Система римского права. С. 480.
89
Глава П. Пожизненное наследуемое владение: от Древнего Рима ДО наших лней
нителъному толкованию и не могут быть применены к эмфитевзису1. И наконец, часть цивилистов полагают, что давность может служить только основанием перехода уже существующего эмфитевтического права к новому приобретателю2. Следует согласиться с первой точкой зрения, поскольку, исходя из общих начал римского частного права, нельзя исключить такой способ установления эмфитевзиса, который применим к собственности и сервитутам.
От установления эмфитевтического права следует отличать приобретение (переход) уже существующего права, которое могло иметь место в следующих случаях:
а) на основании договора между «старым» и «новым» эмфитевтором;
б) в порядке наследования (как по закону, так и по завещанию);
в) путем судебного решения (adiudicatio) преимущественно по делам, возбуждаемым разделительными исками. Так как участок, подлежащий эмфитевзису, не мог быть разделен на реальные части без согласия собственника, то судья для решения спора о разделе должен был присудить весь emphyteusis одному из участников процесса с тем, чтобы он уплатил соответствующее вознаграждение другим участникам3.
Права и обязанности субъектта эмфитевтического права
Права, принадлежащие эмфитевтору, были очень обширны, но тем не менее они составляли лишь право на чужую вещь (ius in re aliena)4.
Эмфтевтор имел следующие правомочия:
1. Право владения вещью. Спорно', следует ли приписывать ему первоначальное владение вещью, или производное владение, или же владение правом. Поскольку эмфитевтор, несомненно, не имеет animus domini, то первое мнение безосновательно. Третье мнение нельзя признать справедливым потому, что арендатор agri vectigales и emphyteuticarii в источниках прямо называется лицом qui agrum possidet5. Стало быть, эмфитевтор является производным владельцем участка.

1. Эмфитевзис в римском частном праве
Таким образом, эмфитевтор был юридическим владельцем вещи и, следовательно, имел возможность использовать посессорные интердикты для защиты владения, если он встречал помехи при осуществлении своего права. Фактически его владение почти не отличалось от владения собственника: эмфитевтору присущ сам факт обладания вещью - corpus possidenti, безусловное желание обладать вещью в своих собственных интересах - animus possidenti, а также намерение быть собственником вещи в хозяйственном отношении'. Emphyteuta приобретал право собственности на плоды в самый момент их отделения (separatio), специального акта perceptio не требовалось.
Возникало ли у эмфитевтора право собственности на клад, найденный на эмфитевтическом участке?
Одни ученые полагают, что клад принадлежал содержателю аренды2. Другие романисты утверждают, что клад должен быть разделен между собственником и арендатором имения3. И наконец, третьи считают, что в лице emphyteuta не может возникнуть права собственности на найденные у него клады4.
Напомним, что в цивильном праве thesaurus всецело представлял приращение недвижимой собственности, т.е. рассматривался как принадлежность к главной вещи, следовательно, действовало правило: «подчиненная вещь следует судьбе главной». В итоге находчик не получал ничего. Но по предписанию императора Адриана с конца II в. н.э. был установлен справедливый компромисс: одна половина клада принадлежит собственнику земли, другая - находчику, если только он не умышленно разыскивал на чужом участке клад (I. 2.1.39)'. При этом приобретение клада стало рассматриваться как отдельный вид оккупации (находчик становился собственником всего клада, но был связан обязательством отдать половину собственнику земли).
Следовательно, приобрести ius dominii на весь клад эмфитевтор никак не мог, поскольку не имел титула собственника земли; половина клада могла стать собственностью арендатора, если он сам выступал в качестве находчика; в случае случайного завладения thesaurus'oM со стороны
1 См.: Барон Ю. Система римского гражданского права. Вып. II. Кн. 3. С. 126; Капустин М. Институции римского права. М., 1880. С.200.
2 См.: Гримм Д.Д. Лекции по догме римского права. С. 244; Пухта Г.Ф. Курс римского гражданского права. Т. I. С. 460. См.: Барон Ю. Система римского гражданского права. Вып. 11. Кн. 3. С. 126—127.
4 См.: ШимановскийМ.В. О чиншевых правоотношениях. Одесса, 1886. С. 16.
5 См.: Барон Ю. Система римского гражданского права. Вып. 11. Кн. 3. С. 127.
90

1 См.: Зом Р. Институции: История и система римского гражданского права. Сергиев Посад, 1916. С. 346.
2 См.: Рождественский Н. Римское гражданское право. С. 200.
3 См.: ДернбургГ. Пандекты. Том 1. Ч. 2. С. 266.
4 См.: Нерсесов Н.И. Римское вещное право. С. 183.
3 См.: Институции императора Юстиниана / Пер. Ф. Проскурякова. СПб., 1859. С. 69.
91
Глава П. Пожизненное наследуемое владение; от Древнего Рима ДО наших дней
третьего лица emphyteuta вообще ничего не получал, так как клад делился между собственником участка и находчиком.
2. Право пользования вещью. Эмфитевтор получал право полного, исключительного пользования и удержания за собой чужого поземельного имущества. Арендуемое имение в экономическом смысле можно включить в состав его имущества. Отсюда и приобретение эмфитевтором права собственности не только на плоды, возникающее с момента их separatio, но и вообще на весь доход от земли (кроме клада). Арендатор не был связан требованием относиться к вещи согласно ее экономическому назначению, поэтому он был вправе приспособить вещь ко всякому пользованию: на пахотном поле устроить виноградники, жилое помещение переоборудовать в склад для хранения сельскохозяйственной продукции, лишь бы только это не привело к ухудшению вещи. Но за произведенные издержки эмфитевтор не мог требовать вознаграждения с dominus'a участка.
3. Право устанавливать сервитута и закладное право на землю. Эмфитевтор без согласия собственника мог устанавливать на арендуемое имущество реальные и обязательственные повинности, в том числе сервитута и право залога. Когда имение возвращалось к собственнику, тогда все повинности (в том числе и закладное право), сделанные без согласия хозяина, прекращались.
4. Право свободного распоряжения имением при жизни и на случай смерти. При распоряжении участком эмфитевтором передается, конечно, ius emphyteuticum, а не ius dominii, ибо действует правило nemo plus iuris ad alium transferre potest quam ipse haberet (D. 50.17.54)', означающее, что никто не может перенести на другого больше права, чем он имеет сам2. По смерти арендатора имение, как церковное, так и светское, переходило к его наследникам по завещанию или по закону.
При жизни emphyteuta мог передать принадлежащее ему право пользования другим лицам по negotia inter vivos.
Эмфитевзис мог быть предметом возмездного отчуждения со стороны эмфитевтора лишь настолько, насколько он им улучшен, насколько земля, находясь в его владении, сделалась плодороднее и приносит больше выгод. Эти-то улучшения и продавались эмфитевтором3. Сказанным объясняется то обстоятельство, что здесь невозможна дерелик-

1. Эмфитевзис в римском частном праве
ция (односторонний отказ от права на вещь), однако этот факт не всеми признается1.
На эмфитевторе лежали следующие обязанности:
1. Не приводить участок в худшее состояние, в противном случае хозяин мог выселить арендатора при условии, что ухудшение произошло по вине последнего и было значительным. Первоначально обязанность сохранять имение в исправности относилась только к церковным участкам, но практика распространила ее и на светские эмфитевзисы. Предположение о том, что арендатор был обязан не только не ухудшать, но и улучшать имение2, следует признать неверным, если, конечно, такая оговорка не была установлена особым соглашением сторон договора. Нельзя согласиться и с тем, что emphyteuta обязан был сохранять имение только в том виде, в котором он получил его от собственника3. Эмфитевтор не был связан экономическим назначением и мог изменять субстанцию вещи, лишь бы не ухудшать ее.
2. Нести повинности, лежащие на вещи, в частности платить подати и налоги, в подтверждение внесения которых эмфитевтор представлял собственнику земли квитанцию об уплате. В случае неплатежа податей в течение трех лет хозяин мог выселить его.
3. Платить хозяину ежегодный канон в установленные договором сроки. Сведения о платеже сапоп'а заносились в кадастровую книгу.
Канон имел следующие свойства: а) он мог выражаться в денежной или натуральной форме; б) размер сапоп'а не подлежал изменению путем одностороннего волеизъявления одной из сторон договора; в) арендатор освобождался от уплаты канона только в случае полного разрушения имения. Размер платы не мог быть уменьшен по причине частичного разрушения объекта, неурожая или других каких-либо несчастных случаев. Неизменность платежа, вероятно, объясняется тем, что его величина и так обычно была ниже средней ставки арендной платы; г) canon вносился в сроки, установленные эмфитевтическим договором; д) неплатеж сапоп'а в течение трех лет на светских землях (для церковных срок был сокращен до двух лет) влек за собой безусловное прекращение права арендатора, который к тому же лишался права требовать вознаграждения за сделанные им улучшения4.
1 Corpus Iuris Civilis. Vol. I: Institutiones. Digesta / Ed. P. Krueger, Th. Mommsen. Berolini, 1908. P. 922.
2 См.: Бартошек М. Римское право. С. 430.
3 См.: Пухта Г.Ф. Курс римского гражданского права. Т. I. С. 459.
92

1 См., напр.: Дернбург Г. Пандекты. Т. I. С. 267; Гримм Д.Д. Лекции по догме римского права. С. 224.
˜ См.: Рождественский Н. Римское гражданское право. Т. 2. С. 202.
3 См.: Крылов Н.И. Система римского гражданского права. Т. 1. С. 159. См.: Капустин М. Институции римского права. С. 200.
93
Глава II. Пожизненное наследуемое владение: от Древнего Рима ДО наших дней
По своей юридической природе канон представлял особую арендную плату, которая, во-первых, являлась не столько вознаграждением за право пользования, сколько знаком признания права собственности хозяина, и, во-вторых, не находилась в прямой связи с доходностью участка. Упомянутые особенности породили мнение, согласно которому обязанность по уплате канона следует рассматривать как подобие поземельным повинностям, обязательным для владельца1. Другие авторы полагают, что канон был частично арендной платой, а частью представлял собой фиксированный земельный налог2.
Думается, определение канона как арендной платы - самое убедительное, так как размер платежа, его сроки и форма устанавливались взаимным соглашением сторон эмфитевтического договора, что в принципе невозможно для любого налога как обязательного платежа, устанавливаемого государством.
4. Помимо перечисленных обязанностей арендатор терпел некоторые стеснения при отчуждении emphyteusis'a, а именно:
а) обязанность сообщить dominus'y о предполагаемом отчуждении и его условиях не менее чем за два месяца, в течение которых необходимо было ждать согласия последнего3;
б) обязанность принять равные ранее предложенным условия со стороны хозяина земли вследствие ius protimiseos последнего;
в) в случае продажи должен был довести сведения о покупной цене эмфитевзиса до собственника земли. Неуведомление или недобросовестное уведомление с целью уменьшить полагающийся dominus'y laudemium грозили потерей эмфитевзиса (как и нарушение пунктов «а» и «б»);
г) новый эмфитевтор, если хозяин не воспользовался ius protimiseos, обязан был уплатить особый взнос (laudemium) в размере 2% от цены сделки или от стоимости эмфитевзиса, когда он отчуждался путем мены, дарения или отказа, в пользу собственника имения (в этом смысле лауде-мия могла рассматриваться как плата за вступление в права нового субъекта эмфитевтической аренды).
5. Emphyteuta не мог самовольно прекратить установившиеся отношения (запрет на дереликцию). Но от derelictio следует отличать renun-tiatio, которое представляет собой отказ арендатора от своего права, акцептованный собственником, т.е. по сути досрочное прекращение договора по соглашению сторон.
1 См.: Муромцев С. Гражданское право Древнего Рима: Лекции. М., 1883. С. 658.
2 См.: Виноградов П. Происхождение феодальных отношений в лангобардской Италии. С. 70.
3 BottiglieriA. La nozione romana di enfiteusi. P. 112.
94

1. Эмфитевзис в римском частном праве
Эти правила об обязанностях эмфитевтора могли быть изменены сторонами при заключении договора.
Правовое положение собственника поземельного имущества
Собственник земли, сданной в эмфитевтическую аренду, имел следующие права:
1) ius protimiseos в течение двух месяцев с момента уведомления об отчуждении эмфитевзиса;
2) право на laudemium с нового приобретателя, если собственник не воспользовался ius protimiseos. Мог ли dominus не дать согласие на передачу ius emphyteuticum и не воспользоваться только что упомянутым правом? По общему правилу это было невозможно, если только собственник не докажет, что отказ имел уважительные причины (например, фиктивный характер предполагаемой сделки, ненадежность приобретателя как плательщика земельных повинностей и арендной платы и т.п.);
3) ius privationis, возникающее в случае накопления фискальных недоимок за три года подряд или невнесения канона в течение трех лет (двух лет для церковных земель), в случае ухудшения имения, а также при нарушении правил об отчуждении эмфитевзиса.
Право на privatio приобретается собственником, как только поступает повод к нему. От его усмотрения зависит осуществление этого права. По римскому праву emphyteuta не мог предотвратить потери эмфитевзиса последующим надлежащим исполнением своих обязанностей после возникновения основания для реализации ius privationis. Для сравнения заметим, что в каноническом праве он получил возможность сохранить эмфи-тевзис в случае последующего полного удовлетворения, если хозяин земли до этого момента еще не известил его об отобрании имущества;
4) право дать согласие на раздел emphyteusis'a по реальным частям между несколькими лицами;
5) emphyteuticaria (in personam) actio против арендатора, вытекавший из эмфитевтического договора и применявшийся в случае неисполнения обязанностей контрагентом (например, при неуплате канона). При предъявлении этого иска ius in re aliena считалось прекратившимся с момента нарушения арендатором своих обязанностей; плоды, принесенные вещью с этого момента, принадлежали собственнику земли;
6) право акцептовать отказ эмфитевтора, поскольку дереликция здесь не допускалась.
95
Глава П. Пожизненное наследуемое владение: от Древнего Рима ДО наших дней
С другой стороны, dominus emphyteuseos должен был предоставить оговоренный участок арендатору, не вмешиваться в хозяйственную деятельность эмфитевтора (если только он не ухудшает земли), не требовать увеличения канона, не препятствовать осуществлению иных прав контрагента, установленных эмфитевтическим договором.
Защита эмфитевзиса
Эмфитевтор имел возможность защиты своего права судебным порядком вместо собственника от посягательств любых третьих лиц назначенными тому средствами.
Так, emphyteuta пользовался петиторными исками и владельческими интердиктами.
1. Из петиторных исков ему принадлежал прежде всего actio in rem vectigalis, предоставленный претором и строящийся по аналогии с виндикацией, т.е. содержащий в себе требование невладеющего эмфитевтора к владеющему nonemphyteuta о возврате вещи. Этот иск защищал арендатора и от собственника земли.
Кроме того, эмфитевтор имел и другие иски, которыми защищалось право собственности, но только как actiones utiles. Таким образом, он пользовался actio negatoria, когда не терял владения эмфитевзисом, но встречал какие-либо препятствия со стороны третьих лиц. В этом иске эмфитевтор отрицал за ответчиком право на такие посягательства (отсюда и название иска). Параллельно негаторному арендатор применял иск о воспрещении - actio prohibitoria, в котором истец запрещал ответчику вмешиваться в осуществление эмфитевтического права.
Помимо этого субъект ius emphyteuticum применял для защиты actio in rem Publiciana, а также actio confessoria. Публицианов иск предоставлялся эмфитевтору как добросовестному владельцу для возврата имущества, possessio которым он утратил, а конфессорный использовался для защиты земельных сервитутов, относящихся к арендуемому им участку.
Наконец, в распоряжении emphyteuta находились также actio aquae pluviae arcendae (иск о ликвидации сооружения на соседском земельном участке, изменившего естественный сток дождевой воды, что может причинить вред, в частности вызвать наводнение) и actio fmium regundorum (иск о проведении границ между соседними земельными участками)1;
1 См.: ЧшаржК. Учебник институций римского права. С. 157.
96

1. Эмфитевзис в римском частном праве
2. Поскольку эмфитевтор являлся производным владельцем земли, то он мог прибегать и к посессорным интердиктам вещного владельца, таким как interdicta retinendae possessionis (здесь он имел interdictum uti possidetis для удержания владения) и interdicta recuperandae possessionis (а именно interdictum de vi с целью возврата владения). Вероятно, в период развития эмфитевтического права арендатор мог прибегнуть и к interdictum de cladestina possessione против того, кто завладел участком через тайную оккупацию, но позднее этот интердикт исчез.
Истцом, использовавшим перечисленные средства защиты, являлся эмфитевтор, ответчиком - лицо, нарушившее эмфитевзис. Истец должен был доказать существование ius emphyteuticum и сам факт нарушения этого права. Судья восстанавливал права истца cum omni causa (включая все притязания).
Основания прекращения эмфитевзиса
Эмфитевзис прекращался, во-первых, при наличии общих условий, которые уничтожали и все другие вещные права. Сюда относятся следующие случаи:
а) гибель вещи;
б) переход вещи в разряд res extra commercium;
в) оккупация имущества неприятелем;
г) истечение срока или наступление отменительного условия, от которого зависело прекращение этого права;
д) отчуждение земли в пользу императорской или государственной казны.
Во-вторых, основания прекращения только iura in re aliena также были действительны и для эмфитевзиса, а именно:
а) confusio (когда право собственности на землю переходило к арендатору);
б) consolidatio (когда право арендатора переходило к хозяину участка);
в) добровольное соглашение сторон, в том числе renuntiatio.
И наконец, к перечисленным основаниям присоединяются особые случаи, свойственные только эмфитевтическому праву:
1) выселение, изгнание эмфитевтора собственником имения (privatio) по следующим причинам: а) ухудшение участка; б) неплатеж канона в течение трех (или двух) лет; в) неуплата государственных повинностей в продолжение трех лет; г) неизвещение собственника об отчуждении имения; д) несоблюдение двухмесячного срока, предоставляемого собствен-
97
4 А. В. Копылов
Глава П. Пожизненное наследуемое владение: от Древнего Рима до наших дней
нику для использования им преимущественного права купли эмфитевзиса; е) неизвещение или недобросовестное извещение хозяина о покупной цене в случае продажи поземельного имущества;
2) смерть эмфитевтора, не имевшего наследников. Строго говоря, в этом случае эмфитевзис как bonus vacans доставался фиску, и лишь в том случае, если казна не воспользуется своим правом в течение четырех лет, ius emphyteuticum действительно прекращался;
3) погасительная давность. Но здесь недостаточно было одного поп usus'a со стороны emphyteuta, требовалось еще usucapio libertatis собственника земли, т.е. чтобы dominus осуществлял в продолжение известного времени те же самые действия, которые составляют содержание права арендатора1.
Таким образом, можно сделать следующий вывод: развитие системы iura in re aliena привело к возникновению эмфитевзиса, который значительно сильнее ограничивал возможности собственника по сравнению с сервитутами, поскольку право пользования эмфитевтора было гораздо шире сервитутных прав; эмфитевзис отчуждался и передавался по наследству, а его существование не было связано ни с определенным лицом (как в личных сервитутах), ни с определенным имуществом (как в предиаль-ных сервитутах); наконец, для защиты своего права эмфитевтор в отличие от сервитуария пользовался всеми средствами, которыми защищалось право собственности.
Можно сказать, что появление emphytesis'a в системе iura in re aliena представляло движение от полноты свободы собственника к ее все более сильным ограничениям.
2. Чиншевое право в дореволюционной России
История возникновения чиншевого права на территории Российского государства
Чиншевые отношения складывались в Западном крае, впоследствии отошедшем к Российской империи, еще с XIV в., когда Польша и Литва были отдельными государствами. Городские и сельские обыватели не имели права приобретать недвижимое имущество в собственность, а между тем лица этих сословий приглашались заселять вновь учреждавшиеся

2. Чиншевое право в дореволюционной России
королевские города и владельческие местечки. На каких условиях осуществлялось это заселение? Поселившиеся выговаривали себе вечное и потомственное пользование занимаемой ими землей с правом ее отчуждения при условии, что поселенцы и их правопреемники обязаны будут на вечные времена платить определенную плату за пользование землей - чинш (от латинского census), размер которого оставался навсегда неизменным, если владелец не выговаривал себе права увеличить его впоследствии. От значения чинша как постоянной платы и может быть объяснено название лиц, плативших его (чиншевиков)1.
Такой способ эксплуатации земли создавал условия для удовлетворения взаимных интересов. Чиншевику обеспечивалась оседлость, у него возбуждался интерес к лучшей обработке земли, к созданию сельскохозяйственных построек, так как он был уверен, что его поземельное имущество перейдет к наследникам. Выгоды собственника заключались, во-первых, в возможности получения хотя и небольшого, но гарантированного денежного дохода, во-вторых, в том, что формировалось хозяйственное, не хищническое отношение к его землям со стороны арендатора (удобрение земли, сохранение леса и т.д.), в-третьих, обеспечивалась преемственность отношений между субъектами чиншевого правоотношения.
Продолжаясь в течение нескольких веков, чиншевое пользование окрепло особенно в XVIII в. на территории объединенного государства Речи Посполитой. Однако в законах того времени появляются упоминания и об emphyteusis'e. При этом понятие «эмфитевзис» не получило точно установленного значения. Этим термином обозначалось только «земельное владение под вотчинником с обязанностью в пользу последнего платить чинш или отправлять какие-либо послуги, но не барщину»2.
Чиншевики считались сидевшими на эмфитевтическом праве, а сидевшие на эмфитевтическом праве - чиншевиками. Оба термина обозначали одно и то же правовое явление - чиншевое, имеющее некоторые отличия от эмфитевтического, которые будут освещены позднее.
Расширение границ территории России (в 1772 г. была присоединена Белоруссия, в 1793-1995 гг. - земли Западного края, за исключением Бело-стокской области, которая вошла в состав Российской империи в 1807 г. на основании Тильзитского трактата) привело к столкновению русского права с такими формами землевладения, которые успели развиться в отторгнутых частях соседних государств. Особенно это касается чиншевого владения.
1 См.: НерсесовН.И. Римское вещное право. С. 186-187.
98

1 См.: Гуляев A.M. Русское гражданское право. СПб., 1913. С. 247.
2 Незабшповскип В.А. Замечания по вопросу о чиншевом владении в Западных губерниях. Киев, 1883. С. 71.
99
Глава II. Пожизненное наследуемое владение: от Древнего Рима ДО наших дней

2. Чиншевое право в дореволюционной Россия

Таким образом, на все пространство западной России, а также в Новороссийском крае в конце XVIII в. распространялось отношение, издавна установившееся в этих местах и известное под именем чиншевого права.
Присоединяя к России Литовское княжество (Манифест от 30 октября 1794 г.), русское правительство подтвердило действие имущественных прав (в том числе чиншевых) жителей Великого княжества, а когда в 1797 г. Высочайшим повелением некоторые города и местечки, учрежденные на основании привилегий, были лишены своего статуса, поземельные права их жителей тем не менее остались без изменения.
Наконец, действительность ранее возникших чиншевых отношений еще раз была признана Высочайшим Указом от 25 июня 1840 г. «О распространении силы и действия российских гражданских законов на все Западные возвращенные от Польши области»1, согласно ст. 2 и 4 которого вечночиншевые споры в юго-западных и северо-западных губерниях ве-лено было разрешать на основании прежних местных законов (прежде всего Литовского статута 1588 г.), допускавших существование вечной аренды. Но пресек ли Указ 1840 г. возможность заключения новых сделок по установлению чинша? Кассационный департамент Сената и судебные установления так и не смогли придти к окончательному и единообразному решению. Во многих случаях сделки, заключенные после 21 августа 1840 г., признавались вполне законными, в других же - действительность таких договоров оспаривалась ввиду противоречия общим гражданским законам Российской империи, не допускавшим существование бессрочного владения (таково, например, решение Кассационного департамента Сената № 1957 за 1884 г. по спору крестьян деревни Зачепичи с князем Петром Витгенштейном)2. Таким образом, суд, не имея твердой законной почвы для разрешения споров, иногда признавал за собственником земли, отданной в чиншевое владение, полное право распоряжения, не стесненное чиншевым договором, а значит, игнорировал права чиншевиков, или ндоборот, признавал эти права, ограничивая тем самым права собственника. А между тем из официальных статистических данных за 1875 г. известно было, что в одной только Волынской губернии числилось 134 710 чиншевиков, из которых около 40 тыс. поселилось в губернии после 1840 г., а 20 тыс. - даже после крестьянской реформы3. Естественно, что положение

указанных лиц в качестве субъектов чиншевого права было весьма зыбким, поскольку целиком зависело от судебной власти, которая (в зависимости от толкования конкретным судьей Указа 1840 г.) могла в любой момент изгнать их с занимаемых участков.
Положение о поземельном устройстве сельских вечных чиншевиков в губерниях Западных и Белорусских от 9 июня 1886 г.1 признало в ст. 3, что до 1876 г. чиншевое пользование могло возникать. В то же время Положением (ст. 4) отвергалась возможность установления чиншевых отношений после 1876 г. без указания на какие-либо причины, послужившие основанием для такого решения.
В течение трех лет с момента обнародования Положения от 9 июня 1886 г. вотчинникам и сельским чиншевикам, согласно ст. 10, предписывалось вступить в добровольное соглашение о прекращении вечночинше-вого владения:
1) путем выкупа собственником земли чиншевого права;
2) приобретением чиншевиком в собственность чиншевого участка;
3) заменой чиншевого владения простой арендой.
По истечении трех лет (согласно ст. 13) сельские чиншевики обязывались приобрести в собственность землю посредством выкупа всех лежащих на земле повинностей при содействии правительства. В соответствии со ст. 14 Положения размер выкупной цены определялся капитализацией из шести процентов стоимости денежного чинша, натуральных повинностей, лаудемий и «божьего гроша»2.
Следует заметить, что это Положение окончательно не решило судьбу чиншевых отношений, поскольку, во-первых, касалось только сельских чиншевиков, хотя и городские представляли весьма многочисленный класс; во-вторых, чиншевое право могло возникнуть вновь не только в Западных губерниях, но и в Новороссийском крае. Последнее подтверждается решением Правительствующего Сената № 41 за 1904 г., определившим, что «о применении по аналогии закона 9 июня 1886 г. к вечночиншевым договорам, совершенным в Новороссийском крае, не может быть и речи»3.
В связи с этим представляется весьма убедительной точка зрения Г.Ф. Шершеневича, считавшего, что Положение от 9 июня 1886 г., признавшее возможность возникновения чиншевых отношений после 1840 г., тем самым разрешило вопрос о соответствии чиншевого права духу рус-
1 Полное собрание законов Российской империи. Собр. 2-е. Т. XV. Отд. 1-е. № 13591.
См.: Рембовскип А. История и значение чиншевого владения в Западном крае. СПб., 1886.
С. 38-39. 3 См.: ПихноД.И. О чиншевом владении // Журнал гражданского и уголовного права. 1877.
Кн. V. С. 179.
100

1 Свод законов Российской империи. Т. IX. Особое приложение. Кн. IV.
2 См.: Гуляев A.M. Русское гражданское право. С. 250.
3 Цит. по: Синайский В.И. Русское гражданское право. Вып. I: Общая часть и вещное право. Киев, 1914. С. 275.
101
Глава II. Пожизненное наследуемое владение: от Древнего Рима ДО наших дней
ского права, следовательно, устранило препятствие для возникновения чиншевых отношений в любом месте Русского государства. Чиншевое право может возникать даже в тех местностях, где законодатель пытается изгнать его, потому что закон не поставил препятствий к возникновению подобных прав. Поэтому-то чиншевое право, несмотря на Положение 1886 г. и даже благодаря ему, не утратило интереса для русского юриста1.
Понятие и сущность чиншевого права
Под именем чиншевого права понимается вещное право наследственного пользования чужой землей под условием взноса платы2 в определенном раз навсегда размере, объектом которого является как сельская, так и городская недвижимость. Оно существенно отличается от обычного арендного пользования тем, что, во-первых, бессрочно и, во-вторых, имеет вещный характер3.
Говоря о бессрочности, нужно заметить, что этот термин более уместен при определении чиншевого права, чем слово «вечное». Понятие вечности допустимо исключительно в отношении права собственности на землю, так как только это право всегда будет кому-нибудь принадлежать, оно может ограничиваться и расширяться, но неспособно исчезнуть, поглотиться иным правом. Этого нельзя утверждать о праве на чужую вещь, которое способно не только менять своих субъектов, как и право собственности, но может и абсолютно прекратиться4.
В документах Правительствующего Сената право вечного чинша определяется как возникающее не из срочного договора и заключающее в себе право владеть, пользоваться и распоряжаться недвижимым имуществом, отчуждать его и передавать по наследству с условием лишь вечного платежа определенного чинша в пользу собственника; оно имеет характер особого вещного и притом бессрочного права на недвижимые имущества (решения № 295 за 1880 г., №106 за 1883 г. и № 141 за 1884 г.)5. Учредительная привилегия или словесный договор между вотчинником и чиншевиком, определяя их взаимные обязанности, всегда устанавливают в пользу чиншевика вещное право на занятую им землю.
1 См.: Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. М., 1912. С. 410.
2 См.: Васьковский Е.В. Учебник гражданского права. Вып. 2: Вещное право. СПб., 1896. С. 63.
3 См.: Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. С. 408.

<< Предыдущая

стр. 4
(из 11 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>