ОГЛАВЛЕНИЕ


Глава XV. Международное уголовное право
§ 1. Понятие международного уголовного права
Международное уголовное право — совокупность принципов и норм, регулирующих сотрудничество государств в борьбе с преступностью. Международное уголовное право представляет собой совершенно новую отрасль международного права. Во многих предыдущих главах мне приходилось употреблять это выражение — "новая отрасль". Но что поделаешь, действительно за последние десятилетия в международном праве появилось немало новых отраслей, а в старых отраслях произошли существенные перемены.
Международное уголовное право — свидетельство наступления периода зрелости международного права. Нарушения последнего совершаются по воле конкретных лиц, и потому установление их уголовной ответственности за тяжкие правонарушения необходимо для обеспечения международного мира и правопорядка. Существовало, да и продолжает существовать парадоксальное положение. Решения о совершении международных преступлений принимаются власть имущими, а бремя ответственности ложится на государство в целом, на его население. И сегодня от санкций международного сообщества в отношении государства-правонарушителя страдают не руководители, а народ. Вспомним хотя бы о санкциях в отношении Ирака или Югославии.
Выход из подобной ситуации, представляющей угрозу миру и правопорядку, видится в международном уголовном праве, благодаря которому уголовному преследованию подлежат руководители и должностные лица государства, несущие ответственность за совершение преступлений против мира и человечества.
Начало формированию международного уголовного права было положено уставами международных военных трибуналов для суда над главными немецкими-и японскими военными преступниками (Нюрнбергский и Токийский трибуналы). Правда, и до этого существовали нормы, относящиеся к рассматриваемой области. Еще по римскому праву пираты считались врагами человеческого рода (hostis humanis generis). Заключались и договоры, предусматривавшие уголовную ответственность лиц, виновных в совершении определенных преступлений, в частности военных преступлений. Однако в то время это были преступления по национальному, а не по международному праву. Даже после Второй мировой войны военные преступники в большинстве стран были осуждены в соответствии с нормами национального права.
Утверждение международного уголовного права идет с большим трудом. Не только руководители государств, но и доктрина международного права воспринимает его без особой готовности.^ Одной из наиболее консервативных в этом плане оказалась отечественная доктрина, опасавшаяся того, что признание международного уголовного права нанесет ущерб государственному суверенитету. В учебниках соответствующая глава до сих пор именуется "Международное сотрудничество государств в борьбе с преступностью". Вместе с тем, наши ученые (А. И. Бастрыкин, И. П. Блищенко, Л. Н. Галенская, И. И. Карпец, Е. Г. Ляхов, Ю. А. Решетов и др.) исследовали многие аспекты того, что понимается как международное уголовное право. Под давлением фактов и у нас концепция международного уголовного права находит признание. Важную роль в этом играют труды молодых ученых. Особая заслуга принадлежит казанской школе международного права (А. Р. Каю.мова и др.), основанной проф. Д. И. Фельдманом. Такой авторитет, как проф. Г. В. Игнатенко, в разделе 7-ми томного курса, озаглавленном как обычно "Сотрудничество..." пишет: "И все же представляется обоснованным подход к международному уголовному праву как к складывающейся отрасли международного публичного права...."'
Для такого вывода есть достаточные основания: значительное число норм, определяющих составы преступлений, наличие международных уголовных судов и т. д. Наконец, сам термин "международное уголовное право" нашел широкое признание. Достаточно обратиться, например, к протоколам Шестого комитета Генеральной Ассамблеи ООН^
Характерные черты системы международного уголовного права нашли отражение у^се в статутах международных военных трибуналов. В них определены составы преступлений, организация трибуналов и процесс. Иными словами, они содержат нормы, относящиеся не только к уголовному, но также и к уголовно-
' Употребив этот термин, я подумал, что сегодня в нашей стране он, к сожалению, перешел из научного мира в мир криминальный.
" Курс международного права (в 7 т.) Т. 6. С. 194. Учебник "Международное право" 1995 г. под ред. Г. В. Игнатенко содержит главу "Международное уголовное право". Не могу в этой связи не напомнить, что еще в конце XIX в. концепция международного уголовного права была сформулирована профессором Санкт-Петербургского университета Ф. Ф. Мар-тенсом {Мартене Ф. Современное международное право цивилизован-ныхъ народовъ. Т.П. Изд. 4-е. СПб, 1900. Гл. П). " Док. ООН: A/CN. 4/464/Add.l, 22 Febr. 1995.
240
Глава XV. Международное уголовное право
§ 2. Состав преступления
241
процессуальному праву и судоустройству. Современное международное уголовное право также объединяет нормы, определяющие состав преступлений, организацию международных уголовных судов, процесс, сотрудничество государств в области уголовного правосудия.
Источники международного уголовного права те же, что и у международного права в целом — обычай и договор, но соотношение между ними имеет свою специфику. Главная роль при определении состава преступлений отведена обычаю, поскольку обычные нормы являются общеобязательными, а в соответствующих конвенциях участвуют не все государства^
Исключительно важную роль в развитии международного уголовного права играют резолюции Совета Безопасности. Ссылаясь на главу VII Устава "Действия в отношении угрозы миру, нарушений мира и актов агрессии", он принял уставы международных трибуналов для Югославии и Руанды, определяющие состав преступлений, юрисдикцию трибуналов и их организацию. Ссылка на главу VII, правда, не очень убедительна, однако другого выхода не было. Обосновывая правомерность учреждения трибуналов, Генеральный секретарь правильно отметил, что попытка учредить трибуналы при помощи договора окончилась бы ничем. Единственным выходом было принятие обязательных решений Совета. Молчаливое признание этих решений членами ООН окончательно их легализовало.
§ 2. Состав преступления
Основные составы международных преступлений определены уставами международных военных трибуналов, учрежденных после Второй мировой войны. Их всеобщее значение было подтверждено специальными резолюциями Генеральной Ассамблеи 1946 и 1947 гг.
Первую группу преступлений составляют преступления против мира.' К ним отнесены планирование, подготовка, развязывание или ведение агрессивной войны или войны в нарушение международных договоров или заверений и даже участие в общем
' В Докладе Генерального секретаря ООН по этому вопросу говорится: "...Международный трибунал должен применять нормы международного гуманитарного права, которые, вне всякого сомнения, являются частью обычного права, с тем, чтобы проблема участия некоторых, а не всех государств в определенных конвенциях не возникала". (Док. ООН S/25704. 3 May 1993. P. 9).
плане или заговоре, направленных к осуществлению любого из такого рода действий.
Вторую группу образуют военные преступления, под которыми понимаются серьезные нарушения законов и обычаев войны. Имеются в виду убийства, истязания или угон гражданского населения оккупированных территорий для принудительных работ; убийства или истязания военнопленных или лиц, находящихся в море; убийства заложников; разграбление общественной или частной собственности; бесцельное разрушение городов и деревень, разорение, не оправданное военной необходимостью, и аналогичные действия.
Устав трибунала для Югославии дополняет и конкретизирует этот перечень, включая в него биологические эксперимейты, принуждение военнопленного или гражданского лица служить в вооруженных силах неприятеля; взятие гражданских лиц в качестве заложников и даже лишение военнопленного или гражданского лица прав на нормальное судопроизводство. Все это взято из Женевских конвенций о защите жертв войны 1949 г. Запрещен также захват, разрушение или умышленное повреждение культовых, благотворительных, учебных, художественных и научных учреждений, исторических памятников, художественных и научных произведений.
Третью группу составляют преступления против человечности. К ним отнесены убийства, истребление, порабощение, ссылка и другие жестокости в отношении гражданского населения или преследование по политическим, расовым или религиозным мотивам. Перечень был дополнен уставами трибуналов для Югославии и Руанды, включением в него таких преступлений, как пытки, заключение в тюрьму, изнасилование, а также терроризм.
Эти деяния рассматриваются преступными, будучи совершенными как до, так и во время войны. Вместе с тем, уставы послевоенных трибуналов установили существенное ограничение; состоящее в том, что такого рода деяния рассматриваются как преступления против человечности только в том случае, если они совершены с целью осуществления или в связи с преступлениями против мира или военными преступлениями. Иначе говоря, будучи совершенными не в связи с войной, они не подпадают под определение преступлений против человечности. Свою роль в принятии этого ограничения сыграло правительство СССР.
Уставы Нюрнбергского и Токийского трибуналов имели в виду лишь преступления, совершенные в связи с межгосударственным конфликтом. В отличие от этого уставы новых трибуналов рассматривают соответствующие деяния преступлениями против
9—3493
242 Глава XV. Международное уголовное право
человечности, "когда они совершаются в ходе вооруженного конфликта, будь то международного или внутреннего характера".
Перечисленные преступления представляют первый вид международных преступлений, а именно преступления по международному праву, точнее — по общему международному праву. В силу того, что преступность соответствующих деяний определяется общим международным правом, их действие распространяется на любых лиц, где бы они ни находились, независимо от того, отражен ли состав таких преступлений в законах страны, где они совершены. Это принципиальное положение было зафик-» сировано уже в Уставе Нюрнбергского трибунала, в котором говорилось о подлежащих его юрисдикции преступлениях "независимо от того, являлись ли эти действия нарушением внутреннего права страны, где они были совершены, или нет" (п. "с" ст. 6).
Второй вид международных преступлений составляют конвенционные преступления. Их состав предусмотрен конвенциями, обязывающими участвующие государства ввести соответствующие нормы в свое уголовное право в целях обеспечения юрисдикции. Традиционно используется следующая формула: "Каждое Договаривающееся Государство принимает такие меры, какие могут оказаться необходимыми, чтобы установить свою юрисдикцию над преступлением" (ст. 5 Конвенции о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности гражданской авиации 1971 г.).
Обычно конвенции содержат постановления, обязывающие государства в соответствии с международным и национальным правом принимать все практически осуществимые меры с целью предотвращения соответствующих преступлений.
В случае конвенционных преступлений приговор выносится на основе национального права. В случае с преступлениями по международному праву международный трибунал выносит приговор непосредстйенно на основе международного права, а национальные суды могут это делать на основе как международного, так и внутреннего права.
В этой связи не могу не упомянуть, что принятым Комиссией международного права ООН проектом устава международного уголовного суда предусмотрен третий, смешанный вид международных преступлений. В нем говорится, что к юрисдикции суда относятся также "преступления, установленные договорными постановлениями или в соответствии с договорными постановлениями, перечисленными в Приложении, которые с учетом вменяемого лицам поведения представляют исключительно серьезное преступление международного характера" (ст. 20).
§ 2. Состав преступления 243
Как осторожно! Ссылка не на конвенции, а на их конкретные постановления. Какие же постановления числятся в Приложении? Это постановления конвенций о незаконном обороте наркотиков, о пытках, об апартеиде. Но основную массу составляют постановления конвенций, которые можно охарактеризовать как антитеррористические. Это постановления о незаконном захвате самолетов, о противоправных действиях в отношении безопасности гражданской авиации, о преступлениях против лиц, находящихся под международной зашитой, о захвате заложников.
Сказанное подтверждается Европейской конвенцией по борьбе с терроризмом, принятой Советом Европы в 1977 г. В ней на первое место поставлены именно перечисленные конвенции. Перечень дополнен правонарушениями, связанными с использованием бомб, гранат, ракет, автоматического оружия, посылок с опасными вложениями.
Все это не случайно. Терроризм становится все более опасным и распространенным явлением. Зачастую он опирается на зарубежные силы. Поэтому сотрудничество государств в борьбе с ним приобрело большую актуальность. Европейская конвенция дает представление о квалификации данного преступления. Она квалифицирует как преступление и попытку совершения террористического акта или участие в качестве сообщника лица, которое совершает или пытается совершить подобное преступление.
В большинстве случаев терроризм служит политическим целям. Поэтому в Европейской конвенции специально оговорено, что для обеспечения выдачи преступника никакое преступление такого рода не будет рассматриваться как политическое. Иными словами, использование террора в политических целях не менее преступно, чем в других случаях.
Помимо уже упоминавшихся существует немалое число других конвенционных преступлений. К ним относятся торговля рабами и обращение в рабство; торговля людьми и эксплуатация проституции третьими лицами; изготовление и сбыт порнографических изданий; подделка денежных знаков; незаконная торговля наркотиками; незаконные ввоз, вывоз и передача права собственности на культурные ценности.
На региональном уровне устанавливаются и другие конвенционные преступления. В связи с широким распространением взяточничества при заключении контрактов в 1996 г. страны Латинской Америки подписали конвенцию о сотрудничестве в искоренении грязного правительственного бизнеса. 9*
244 Глава XV. Международное уголовное право
§ 3. Международное и национальное уголовное право
Организация взаимодействия международног.о и национального уголовного права — необходимое условие эффективной борьбы с преступностью. Как уже говорилось, конвенционные международные преступления преследуются в соответствии с национальным правом. На основе конвенций в национальное уголовное право включаются новые составы преступлений. Уголовное законодательство включает преступления и по общему международному праву.
Связь с конвенциями имеют такие преступления, как захват заложников, изготовление и сбыт поддельных денег и ценных бумаг, терроризм, угон воздушного или морского судна, нарушение правил международных полетов, нарушение законодательства о континентальном шельфе, распространение порнографических материалов, незаконное пользование эмблемами и знаками Красного Креста и Красного Полумесяца и др. Новый УК РФ 1996 г. содержит специальный раздел XII "Преступления против мира и безопасности человечества", который содержит состав основных преступлений по общему международному праву. В Кодексе говорится, что он основывается на Конституции РФ и общепризнанных принципах и нормах международного права (ч. 2 ст. 1). Одна из задач УК — "обеспечение мира и безопасности человечества" (ч. 1 ст. 2). Все это отражает тенденцию к интернационализации уголовного законодательства. Она находит отражение и в других отраслях права, связанных с уголовным.' Процесс этот идет не без труда. УК не содержит конституционной нормы о приоритете международного права. Более того, в нем прямо говорится, что "преступность деяния, а также его наказуемость и иные уголовно-правовые последствия определяются только настоящим Кодексом" (ч. 1. ст. 3). Это традиционное понимание давнего принципа "нет преступления без закона" (nul-lum crimen sine lege).
Между тем мы видели, что нормы о преступлениях по общему международному праву подлежат применению независимо от наличия соответствующего уголовного законодательства. Согласно Конституции общепризнанные принципы и нормы междуна-
§ 3. Международное и национальное уголовное право 245
родного права и международные договоры РФ являются составной частью ее правовой системы (ч. 4 ст. 15).
При применении норм уголовного и уголовно-процессуального права в соответствующих случаях должны приниматься во внимание нормы международного права. Конкретный пример: УК 1996 г. содержит следующую формулировку общего принципа права (поп bis in idem): "Никто не может нести уголовную ответственность дважды за одно и то же преступление" (ч. 2. ст. 6). Эта формулировка должна толковаться с учетом Международного пакта о гражданских и политических правах 1966 г., не допускающего повторного привлечения к ответственности и в случае оправдания (п. 7 ст. 14).
В связи с этим возникает вопрос о возможности повторного привлечения к ответственности лица, которое было осуждено или оправдано по тому же деянию в другом государстве. Преобладающее мнение юристов, а также судебная практика склоняются к тому, что рассматриваемый принцип действует в пределах одного государства^ Иное положение может быть установлено договорным путем.
Представляет в этом плане интерес решение вопроса в Европейской конвенции о передаче процессуальных функций по уголовным делам 1972 г. Лицо, в отношении которого вынесено окончательное судебное решение, не может за то же деяние преследоваться в другом договаривающемся государстве, если: а) оно было оправдано; б) наложенное наказание полностью осуществлено или осуществляется, или лицо полностью либо частично подпало под амнистию или помиловано, либо наказание не может быть понесено в силу истечения срока.
Тем не менее из этого правила сделано исключение. Правило не касается случаев, когда речь идет о преступлениях против лица или учреждения публичного характера другого государства или же преступление совершено лицом, таким характером обладающим. При всех условиях новый приговор должен учитывать уже понесенное наказание.
Отмеченная проблема возникает и в связи с юрисдикцией международного уголовного суда. Уставы учрежденных Советом Безопасности трибуналов решают вопрос следующим образом: а) национальный суд не может привлекать к ответственности лицо за деяние, за которое оно уже было судимо международным три-
' В Законе "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений" 1995 г. говорится, что содержание под стражей осуществляется в соответствии с "принципами и нормами международного права, а также международными договорами" РФ (ст. 4).
' Доклад Комиссии международного права о работе ее 46-й сессии. Нью-Йорк, 1995. С. 136.
246
Глава XV. Международное уголовное право
буналом; б) лицо, которое было осуждено национальным судом за серьезные нарушения гуманитарного права, может быть судимо международным трибуналом только в том случае, если соответствующее деяние было квалифицировано как обычное преступление или судебное разбирательство предназначалось для того, чтобы оградить обвиняемого от международной уголовной ответственности.
Важным аспектом влияния международного права на уголовное право государств является определение сферы действия последнего. Так, Законом о внесении изменений и дополнений в УК РСФСР и УПК РСФСР 1996 г. был определен состав преступлений, совершаемых на континентальном шельфе^
УК РФ может служить примером и того, что вопросы экстратерриториальной уголовной юрисдикции не всегда решаются четко. Установлено, что иностранные граждане или лица без гражданства, не проживающие постоянно в РФ, совершившие преступление вне ее пределов, подлежат ответственности в случае преступлений против интересов РФ. Что же касается граждан РФ и постоянно проживающих в ней лиц без гражданства, то за совершенные за рубежом преступления они несут ответственность по УК только в случае, если совершенное ими деяние признано преступным в государстве, на территории которого оно совершено. Выходит, что иностранец при всех случаях несет ответственность за преступление против интересов РФ, а гражданин не несет ответственности в случае, если деяние не признается преступлением в стране совершения преступления. Пример: гражданин России утратил в стране А документы, содержащие государственную тайну. По законам страны А его действия не являются преступными. Тем не менее, по возвращении в Россию этот гражданин будет привлечен к уголовной ответственности вопреки приведенному выше положению.
Все это говорит о том, что при разработке и применении уголовного права необходимо учитывать опыт других стран и нормы международного права.
§ 4, Международные уголовные суды
Международный уголовный суд — необходимый институт международного уголовного права, а также современного международного права в целом. Он призван служить гарантией реализа-
Российская газета. 1996. 18 апр.
§ 5. Нюрнбергский и Токийский международ, военные трибуналы 247
ции важнейших принципов. Не случайно идея такого суда издавна выдвигалась философами и юристами. Однако мысль о подчинении руководителей государств юрисдикции международного суда, пусть даже с малой вероятностью ее осуществления, не вызывала энтузиазма у потенциальных обвиняемых.
В 1937 г. Лига Наций приняла Конвенцию о предупреждении терроризма и наказании за него, которая содержала устав международного уголовного трибунала. Лишь одна страна, Индия, ратифицировала Конвенцию. В последующие годы был принят ряд конвенций с целью борьбы против международных преступлений. Ни одна из них не .предусматривала создание международного уголовного суда.
Казалось бы, положение должно было измениться после Нюрнбергского и Токийского военных трибуналов. Но увы, единственной конвенцией, указавшей на возможность рассмотрения определенного ею преступления международным судом, стала Конвенция о геноциде 1948 г., принятая по горячим следам войны и приговоров военных трибуналов.
§ 5. Нюрнбергский и Токийский международные военные трибуналы
Беспрецедентные массовые преступления, совершенные во время Второй мировой войны, вызвали столь сильную реакцию у широких слоев населения, что создание международных уголовных судов для наказания виновных стало неизбежным. В 1945 г. СССР, США, Великобритания и Франция заключили соглашение, к которому был приложен Устав Международного военного трибунала для суда над главными военными преступниками европейских стран оси (Германии и ее союзников). К Соглашению присоединились еще 19 государств.^
Международный военный трибунал для Дальнего Востока учрежден Соглашением 1946 г. с участием СССР, США, Великобритании, Китая, Франции, Австралии, Канады, Новой Зеландии, Нидерландов, Индии и Филиппин. Из представителей этих стран и был сформирован трибунал.
С позиций международного права того времени уставы трибуналов не были безупречными. В общем, это были суды победите-
' См.: Нюрнбергский процесс и современность, (отв. ред. Пустогаров В.В.) М., 1986; Нюрнбергский процесс: право против войны и фашизма, (отв. ред. Ледях И. А.., Лукашук И. И.) М., 1995.
248 Глава XV. Международное уголовное право
лей над побежденными. Но если вернуться в то время и вспомнить британское предложение учинить внесудебную расправу над руководителями побежденных государств, то учреждение трибуналов представится весьма гуманным и отвечающим духу международного права актом. Я уже не говорю о влиянии уставов на прогрессивное развитие международного права.
Думается, что нам достаточно остановиться лишь на одном из трибуналов в силу их принципиального единства. Нюрнбергский трибунал состоял из 4 членов и 4 их заместителей, которые назначались каждой из подписавших сторон (СССР, США, Великобритания, Франция). В случае болезни члена его место занимал заместитель, что обеспечивало непрерывность процесса, К юрисдикции трибунала относились преступления против мира, военные преступления и преступления против человечности.
Должностное положение подсудимых в качестве глав государств или ответственных чиновников не может служить основанием для освобождения от ответственности, не дает им иммунитета. Совершение преступления по приказу начальника не освобождает от ответственности, но может служить смягчающим вину обстоятельством. Предусмотрена возможность заочного рассмотрения дел (заочно было рассмотрено дело Бормана). Обвиняемым предоставлялись все права на защиту.
Особо отмечу положение о возможности признания трибуналом группы или организации преступной организацией. На этом основании власти каждого из участников вправе привлекать к национальному суду за принадлежность к такой организации. . 12 подсудимых были приговорены к смертной казни, семь — к тюремному заключению, трое оправданы.
§ 6. Международные уголовные трибуналы для Югославии и Руанды
Прошло полвека после учреждения послевоенных трибуналов, прежде чем государства решили вновь создать уголовные трибуналы и опять-таки ограничили их Юрисдикцию во времени и пространстве. Решениями Совета Безопасности 1993 и 1994 гг. учреждены два международных уголовных суда. Первый — "Международный трибунал для преследования лиц, виновных в серьезных нарушениях международного гуманитарного права, совершенных на территории бывшей Югославии, начиная с 1991 года", второй — "Международный уголовный трибунал для преследования лиц, виновных в геноциде и иных серьезных нарушениях международного гуманитарного права, совершенных на тер-
§ 6. Международ, уголовные трибуналы для Югославии и Руанды 249
ритории Руанды, и руандийских граждан, виновных в геноциде и иных подобных преступлениях, совершенных на территории соседних государств в период между 1 января 1994 года и 31 декабря 1994 года". Следовательно, четко обозначена юрисдикция личная, территориальная, временная.
Совет обосновал решения ссылкой на главу VII Устава ООН, в которой речь идет о его полномочиях в случае угрозы миру и актов агрессии. Однако все его полномочия относятся к государствам, а не к индивидам. Поскольку никто не может передать прав больше, чем сам имеет, то учреждение трибуналов основано на широком толковании Устава. Наиболее убедительное обоснование из числа выдвинутых Генеральным секретарем ООН состоит, пожалуй, в том, что иного пути не было. Нормальный путь, путь заключения договора потребовал бы значительного времени для его разработки и ратификации. В результате трибуналы утратили бы смысл.' В юридическом плане существенное значение имела легитимация действий Совета в результате их молчаливого признания членами ООН.
Устав трибунала для Югославии установил юрисдикцию в отношении "серьезных нарушений международного гуманитарного права". К ним отнесены нарушения общепризнанных норм о защите жертв войны, как они отражены в Женевских конвенциях 1949 г. ("право Женевы"), а также правил ведения войны, как они отражены в Гаагских конвенциях 1907 г. и приложениях к ним ("право Гааги"), а также геноцид и преступления против человечности.
Поскольку трибунал для Руанды предназначен для суда над преступлениями, совершенными в конфликте немеждународного характера, то применимое международное гуманитарное право имеет' несколько иной объем. В уставе речь идет о преступлениях против человечности, а также о нормах, относящихся к конфликтам немеждународного характера, как они воплощены в Женевских конвенциях 1949 г. (ст. 3) и во втором дополнительном протоколе к ним 1977 г. На первое же место поставлен геноцид.
Подтверждено, что официальное положение обвиняемого, будь то глава государства или правительства, не освобождает его от уголовной ответственности. Более того, они несут ответственность и за то, что не предотвратили совершение преступлений своими подчиненными. Это уже новое положение международного уголовного права.
Док. ООН S/25704. 3 May 1993. P. 7.
250
Глава XV. Международное уголовное право
Учреждение международных трибуналов не должно препятствовать деятельности национальных судов в отношении соответствующих преступлений. Трибуналы не в состоянии справиться со всей массой преступников. Поэтому деятельность национальных судов в этой области должна поощряться. Однако в случае возбуждения преследования по одному и тому же делу, приоритет принадлежит международному трибуналу.
Трибунал состоит из камер — две судебные и одна апелляционная; из прокурора и секретаря. Каждая судебная камера состоит из трех судей, а апелляционная из пяти (всего II). В целях экономии средств апелляционная камера трибунала для Югославии служит такой же камерой трибунала для Руанды.
Кандидаты в судьи предлагаются государствами и по представлению Совета Безопасности избираются Генеральной Ассамблеей сроком на пять лет; они могут быть переизбраны на новый срок. Кандидаты в судьи должны обладать необходимым опытом и знаниями в области уголовного права, международного права, включая гуманитарное право и права человека, не говоря уже о знании одного из рабочих языков, которыми являются английский и французский. Все это делает подбор кандидатов нелегкой задачей. Как правило криминалисты, а также судьи не отличаются знанием международного права, а юристы-международники — знанием уголовного права. Судьи сами принимают правила процедуры, т. е. по существу процессуальный кодекс.
Прокурор действует независимо, как самостоятельный орган трибунала. По представлению Генерального секретаря' ООН он назначается Советом Безопасности на четыре года. Прокурор для Югославии является также прокурором для Руанды, Он вправе начинать расследование по собственной инициативе или на основании информации, полученной от правительств, органов ООН, межправительственных и даже неправительственных организаций. При проведении расследования государства обязаны оказывать прокурору необходимое содействие. Обвинительное заключение утверждается судебной камерой. После этого издается ордер на арест или приказ о заключении под стражу.
Обвиняемому обеспечиваются права в соответствии с Международным пактом о гражданских и политических правах. Трибунал предпринимает меры для защиты пострадавших и свидетелей. Единственной мерой наказания является тюремное заключение. Может быть также принято решение о конфискации имущества и возвращении законным. владельцам собственности, добытой преступным путем. Тюремное заключение отбывается в государстве, определяемом трибуналом на основе списка государств, давших на это согласие.
§ 7. Международный уголовный суд 251
Функционирование международных трибуналов невозможно без активного содействия государств. По мнению Генерального секретаря ООН решения Совета Безопасности, принятые в соответствии с главой VII Устава ООН, обязывают все государства принимать меры для реализации этих решений. Уставы трибуналов обязывают государства оказывать помощь, включая розыск и опознание, снятие показаний и выявление доказательств, арест и задержание, передачу обвиняемого трибуналу. Все это требует внесения соответствующих положений в уголовное и уголовно-процессуальное право государств.
Естественно, возникает вопрос о результативности деятельности трибуналов. Уже сейчас ясно, что далеко не все виновные в совершении преступлений, особенно из числа руководителей, предстанут перед трибуналами. Следует, однако, учитывать, что вынесение приговора (заочно)' тому или иному деятелю будет иметь существенные последствия. Он не сможет покидать страну, ни одно государство не вправе вступать с ним в официальные контакты и т. д. В современных условиях это уже немаловажно.
Создание и деятельность международных трибуналов являются важным шагом в развитии международного уголовного права, особенно таких его отраслей, как судоустройство и процесс. Их значение состоит также в том, что они прокладывают путь к учреждению общего международного уголовного суда, действующего на постоянной основе и обладающего универсальной юрисдикцией.
§ 7. Международный уголовный суд
По требованию Генеральной Ассамблеи Комиссия международного права ООН многие годы работала над уставом международного уголовного суда. Проект устава представлен Ассамблее, однако ход обсуждения проекта не внушает особых надежд на его принятие в ближайшем будущем. Большинство делегаций выступили за учреждение суда не резолюциями Генеральной Ассамблеи и Совета Безопасности, а на основе многостороннего договора. Юридически это наиболее верный путь. Однако практически это отодвинет создание суда на многие годы. Не случайно один из делегатов заявил, что международный уголовный суд — дело следующего столетия^ В таких условиях единственный путь
' Тематическое резюме обсуждений в Шестом комитете Генеральной Ассамблеи в ходе ее 49-й ceccHH//A/CN.4/464/Add.l. 22 Febr. 1995.
252
Глава XV. Международное уголовное право
к учреждению международного уголовного суда в нашем веке видится в принятии его устава Генеральной Ассамблеей и Советом Безопасности.
Проект суда остается пока лишь проектом. Тем не менее рн дает представление о характерных чертах этого органа, о направлении развития международного судоустройства. Осторожное отношение государств к суду нашло свое выражение в положении проекта устава, согласно которому его принятие государством еще не означает признания юрисдикции. Для этого необходимо особое заявление о признании юрисдикции суда полностью или частично. Для осуществления судом своих функций на территории любого из участников требуется специальное соглашение.
Задача суда — содействовать сотрудничеству во имя действенного пресечения наиболее тяжких преступлений, вызывающих озабоченность всего международного сообщества. Суд не подменяет, а дополняет национальные системы правосудия в тех случаях, когда они могут оказаться неэффективными. Опыт свидетельствует, что нередко возникают ситуации, когда нет возможности привлечь виновных к национальному суду; вспомним хотя бы опыт Югославии и Руанды.
Суд будет самостоятельным органом. Его отношения с ООН регулируются специальным соглашением. Организация суда аналогична организации трибуналов для Югославии и Руанды. Правда, помимо судебных палат и апелляционной палаты вводится президиум, осуществляющий административные функции. Избираются судьи сторонами в конвенции о суде в количестве 18 человек. Из них 10 должны обладать опытом в области уголовного правосудия, а 8 — признанной компетентностью в области международного права. Президиум формирует апелляционную палату в составе председателя и шести других судей, из которых не менее трех специалистов по международному праву. Все это призвано обеспечить соответствие деятельности суда международному праву.
Прокурор — независимый орган суда — избирается непосредственно государствами. Регламент суда разрабатывается судьями, но утверждается конференцией государств-участников.
Особое значение имеет часть 3 устава, определяющая юрисдикцию суда. Учитывая вЬкказанные государствами мнения, Комиссия международного права отказалась от общей формулы "преступления по международному праву" как недостаточно определенной и заменила ее конкретными преступлениями: геноцид, агрессия, серьезное нарушение законов и обычаев, применяемых в вооруженных конфликтах, и преступления против человечности. Перечень примерный, а не исчерпывающий.
§ 7. Международный уголовный суд 253
Кроме этих преступлений по общему международному праву к юрисдикции суда отнесены преступления конвенционные, перечисленные в приложении к уставу: незаконный захват воздушных судов; незаконные акты, направленные против безопасности гражданской авиации; апартеид; преступления против лиц, пользующихся международной защитой; захват заложников; применение пыток; преступления против безопасности морского судоходства; незаконный оборот наркотиков.
Оригинально решена проблема взаимодействия с Советом Безопасности. Если суду передается "вопрос" Советом, когда тот принимает меры в отношении угрозы миру, то суд вправе рассмотреть его независимо от согласия соответствующего государства. Совет, как правило, не должен передавать в суд конкретное дело. Он передает "вопрос", сообщает о ситуации, к которой применяется глава VII Устава ООН. На этом основании прокурор решает, следует ли ему предъявлять обвинения конкретным лицам.
Суд применяет свой устав, соответствующие договоры, принципы и нормы общего международного права, а также "в применимой степени — любую норму внутригосударственного права". Последнее положение объясняется тем, что согласно многим договорам устанавливаемые ими преступления являются преступлениями по национальному праву и потому национальное право подлежит применению. Не могу не напомнить, что развитие международного уголовного права ведет к углублению его взаимодействия с национальным уголовным правом. Так, согласно проекту устава Международного уголовного суда государства б^рут на себя обязательство распространить свои законы об ответственности .за дачу свидетелями ложных показаний и на показания, даваемые суду.
Еще один аспект. Суд может приговорить лишь к тюремному заключению. В результате его приговор способен помочь преступнику избежать казни, предусмотренной национальным законом. Далее. Оправдание судом не исключает возможности привлечения лица к ответственности по национальному праву. Например, суд счел, что убийство совершено на бытовой почве, а не как акт геноцида, и вынес оправдательный приговор. Суд государства, в котором совершено преступление, вправе привлечь данное лицо за убийство.
В целом же суд применяет международное, а не национальное право. Последнее применимо лишь как элемент общих принципов права. В комментарии Комиссии международного права к проекту устава суда говорится: "Выражение "принципы и нормы общего международного права" включает общие принципы пра-
254 Глава XV. Международное уголовное право
ва с тем, чтобы суд мог в законном порядке обращаться ко всем элементам уголовного права, существующим либо в практике национальных судов, либо в международной практике".
В этой связи отмечу растущую роль общих принципов права как во взаимодействии международного и национального уголовного права, так и в прогрессивном развитии последнего. Эти принципы формируются на базе национальных правовых систем, воспринимаются и развиваются международным правом, а затем внедряются в национальные правовые системы. Примером может служить развитие содержания такого принципа, как "нет преступления без закона". Пакт о гражданских и политических правах 'включил в эту формулу также международное право и общие принципы права, признанные международным сообществом. Пакт предусматривает возможность предания национальному суду лица за любые деяния, которые в момент совершения "являлись уголовным преступлением согласно общим принципам права, признанным международным сообществом" (ст. 15).
Международные пакты о правах человека содержат целый комплекс общих принципов права, входящих как в международное, так и национальное право, например, равенство перед судом, презумпция невиновности, право на защиту, невозможность быть судимым вторично за одно и то же и др. Нельзя при этом не подчеркнуть общую связь прав человека с уголовным правом. Учитывая эту связь, Генеральная Ассамблея ООН регулярно принимает резолюции под названием "Права человека в осуществлении правосудия", в которых речь идет об обеспечении полной имплементации международных норм и стандартов по правам человека при осуществлении правосудия. Международные стандарты существуют не только в широкой сфере прав человека, но и в специальной области борьбы с преступностью и уголовного правосудия. Они служат важным инструментом совершенствования национального уголовного права и связанных с ним отраслей.
§ 8. Международные стандарты в области борьбы с преступностью и уголовного правосудия
Рост преступности и ее интернационализация сделали борьбу с ней одной из главных социальных проблем и обусловили необходимость международного сотрудничества в деле ее решения. Регулирование взаимодействия международного и национального права в этой деликатной сфере в значительной мере осуществляется при помощи более "мягких" средств, нежели право. Именно
§ 8. Международ, стандарты в области борьбы с преступностью 255
такими средствами и являются международные стандарты. В их разработке важная роль принадлежит Конгрессу ООН по предупреждению преступлений и обращению с правонарушителями. Принимаемые Конгрессом документы подтверждаются Генеральной Ассамблеей ООН, что придает им дополнительный авторитет. В результате сложился целый свод такого рода стандартов, охватывающий практически все аспекты рассматриваемой области.'
Начало новому подходу в рассматриваемой области было положено IV Конгрессом (1970 г.). Принятая декларация содержала основы широкого социального подхода. Указывалось на необходимость эффективных мер по координации и интенсификаций деятельности по предупреждению преступности в общем контексте экономического и социального развития, которое определяется каждым государством. Профилактика преступности должна стать частью программы социально-экономического развития каждой страны. Эти положения были подтверждены Генеральной Ассамблеей в 1980 г. Ассамблея указывает на необходимость реформ уголовного права с тем, чтобы не отставать от развития преступности, а также совершенствования в этих целях международного сотрудничества. ;
Особое внимание уделяется борьбе с организованной преступностью, которая стала серьезной угрозой миру во многих странах. Этой проблеме был посвящен VIII Конгресс (1990 г.). Он одобрил Основные направления в предупреждении и контроле за организованной преступностью. О детальности стандартов говорит уже то, что они содержатся в 24 рекомендациях, касающихся как национальной деятельности, так и международного сотрудничества. Речь идет о стратегии профилактики, развитии уголовного законодательства, усилении органов правопорядка. В международном плане предусмотрены разработка типового законодательства, создание международного банка данных, а также меры по усилению защиты законного финансового рынка от незаконно обретенного капитала. Были приняты образцы типовых договоров относительно сотрудничества в борьбе с международной или, как в них говорится, 'транснациональной преступностью.
Второе главное направление — борьба с терроризмом. Государства призывались к достижению большего единообразия за-
^ cm.: compendium of United Nations Standards and Norms in Crime Prevention and Criminal Justice. N. Y., 1992. (Собрание стандартов и норм ООН в области предупреждения преступности и уголовного правосудия).
256 Глава XV. Международное уголовное право
конов об уголовной юрисдикции, а также к заключению договоров о выдаче. Рекомендована разработка конвенции о защите особо опасных объектов, таких как гидростанции и АЭС. Среди других мер предусмотрены усиление контроля за оружием и взрывчаткой, защита судебного и полицейского персонала, а также пострадавших и свидетелей.
Надо сказать, что правам потерпевших вообще уделяется значительное внимание, в частности, обеспечению права на реституцию и компенсацию. Второй категорией лиц в этом плане являются заключенные. В 1990 г. Генеральная Ассамблея приняла специальную резолюцию "Основные принципы обращения с заключенными".' Все заключенные сохраняют основные права и свободы человека, за исключением свободы передвижения. С ними следует обращаться с уважением, без какой-либо дискриминации.
Учитывая отрицательные моменты исключения осужденных из жизни общества, Генеральная Ассамблея в 1990 г. приняла резолюцию о минимальных стандартных правилах ООН о мерах, не связанных с лишением свободы. Заключение следует рассматривать как крайнее средство и поощрять меры, не связанные с ним. Был одобрен типовой договор о передаче надзора за условно освобожденными. В его основу легло положение о том, что надзор за преступником в отечественном государстве способствует лучшей социальной реинтеграции. Из сказанного видно, сколь серьезное внимание уделяется совершенствованию исправительного права.
Следующее направление — совершенствование деятельности органов правосудия и правоохранительных органов. В 1979 г. Генеральная Ассамблея приняла Кодекс поведения должностных лиц правоохранительных органов. Подчеркивалось, что характер функций органов правопорядка имеет прямое влияние на качество жизни людей и общества. Одновременно указывается на широкие возможности злоупотреблений со стороны этих органов. Те, кто непосредственно осуществляет полицейскую власть, должны уважать и защищать человеческое достоинство и отстаивать права человека для всех. Сила мозкет применяться только в случае абсолютной необходимости. Последнему вопросу посвящена специальная резолюция Генеральной Ассамблеи 1990 г.
В 1985 г. Генеральная Ассамблея одобрила Основные принципы независимости суда. Независимость должна быть гарантирована конституцией и законами страны. Каждый имеет право на честный и открытый процесс в компетентном, независимом и беспристрастном суде в соответствии с принципами, провозглашенными в актах ООН. Представляют интерес критерии, которым должны отвечать судьи. Особо подчеркиваются моральные и
§ 9. Правовая помощь по уголовным делам 257
профессиональные качества. Установлены стандарты их квалификации, отбора, подготовки, условия и сроки службы, неприкосновенняять.
Были приняты также Указания о роли обвинителей, в которых подчеркивается их роль в осуществлении правосудия. Указания нацелены на обеспечение эффективности, беспристрастности и честности обвинителей. Значительное внимание уделено образованию, подбору кадров, условиям службы, отношениям с иными органами государства.
Не ушли от внимания ООН и адвокаты. Им посвящены Основные принципы относительно роли юристов, одобренные Генеральной Ассамблеей в 1990 г. Главное внимание уделено доступности правовой помощи для всех слоев общества, праву обвиняемого на выбор адвоката, просвещению населения относительно роли адвокатов в защите основных прав и свобод, подготовке и квалификации адвокатов.
Приведенные факты свидетельствуют о том, насколько основательно вопросы уголовного правосудия регулируются на международном уровне и какое значение им придается. Только перечисление основных актов заняло у нас немало места, а ведь каждый из них представляет объемистый документ с множеством правил. Установлены довольно высокие стандарты, далеко не все государства готовы воспринять их целиком. И тем не менее постепенно они находят отражение в национальном праве и в меньшей мере в практике. В целом мы можем смело говорить о наступлении качественно нового этапа в развитии международного и национального уголовного права, в углублении их взаимодействия. В результате создаются предпосылки для обеспечения неотвратимости наказания, что является важным условием предупреждения преступлений.
§ 9. Правовая помощь по уголовным делам
Основная масса договоров о правовой помощи носит двусторонний или групповой характер. Вместе с тем повышение .значения сотрудничества в этой области привлекло к ним внимание и ООН. В 1990 г. Генеральная Ассамблея одобрила типовой договор о взаимной помощи по уголовным делам. Основное внимание уделено отказу от оказания помощи, содержанию и исполнению запроса, сохранению тайны, получению документов, доступу к лицам, находящимся в заключении, и к другим лицам в целях получения доказательств, предоставлению документов, обыскам и задержанию.
258 Глава XV. Международное уголовное право
В оказании помощи может быть отказано, в частности, если запрашиваемое государство полагает, что это нанесет ущерб его суверенитету, безопасности, общественному порядку или иным важным интересам общества; если помощь несовместима с его законами; если совершенное деяние является преступлением лишь по военному праву. Определены гарантии безопасности для лиц, предоставляющих информацию или документы. В целом типовой договор направлен на расширение взаимной помощи государств по уголовным делам.
В 1990 г. Генеральная Ассамблея приняла также типовой договор о передаче уголовного преследования. Главная область применения — случаи, когда обвиняемый возвратился в государство своего гражданству и выдача его невозможна, поскольку не допускается законом. В таких случаях может иметь место передача уголовного преследования государству гражданства обвиняемого, разумеется, при условии, что деяние считается преступным в обоих государствах (принцип двойной криминальности, двойной преступности деяния). Запрашиваемое государство может отказать в просьбе о преследовании, если подозреваемое лицо не является его гражданином или постоянно в нем не проживает; если деяние является преступным только по военному праву; если преступление связано с налогами, акцизами, таможенными или валютными правилами и, разумеется, если деяние рассматривается запрашиваемым государством как политическое преступление.
Стала весьма актуальной проблема лиц, содержащихся в заключении за рубежом. Ей посвящено "Типовое соглашение о передаче иностранных заключенных", одобренное Генеральной Ассамблеей в 1985 г. В соглашении отмечается, что цель социальной реабилитации преступников может быть скорее достигнута, если дать им возможность отбывать наказание в своих странах. Решению соответствующих вопросов и посвящено типовое соглашение.
§ 10. Соглашения России о правовой помощи по уголовным делам
России достался в наследство от СССР ряд соглашений о правовой помощи. С особой остротой встала проблема правовой помощи во взаимоотношениях с новым зарубежьем. Возникший правовой вакуум здесь был нетерпим, поскольку особенно тесные связи нуждались в регулировании, а борьба с общей преступностью требовала активного сотрудничества.
§ 10. Соглашения России о правовой помощи по уголовным делам 259
От СССР Россия унаследовала и правовой механизм регулирования правовой помощи. Его особенность состоит в отсутствии посвященного этому законодательства. В результате международные договоры являются основным источником необходимых норм, осуществляя и функции, которые должно было бы выполнять национальное право. Все это диктовало необходимость скорейшего заключения договоров о правовой помощи. В силу особой взаимосвязанности стран СНГ, а также близости их правовых систем оптимальный выход виделся в заключении многосторонней конвенции о правовой помощи.
Проект такой конвенции был разработан в рамках Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ ведущим специалистом в этой области Н. И. Марыше-войЛ Это обеспечило должный уровень положений конвенции, подготовленной с учетом международной практики, включая и упоминавшиеся ранее резолюции Генеральной Ассамблеи ООН. В январе 1993 г. Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам была подписана Арменией, Белоруссии, Казахстаном, Киргизией, Молдавией, Россией, Таджикистаном, Узбекистаном, Украиной^
Конвенция определила порядок сношений по вопросам правовой помощи. Традиционно для нас они осуществляются через центральные учреждения юстиции. Напомню, что в прошлом такого рода сношения осуществлялись через дипломатические каналы. Центральные органы юстиции стали конвенционными органами внешних сношений. Конвенция предусматривает также возможность допроса собственных граждан через дипломатические представительства и консульские учреждения (ст. 12). Положение не очень распространенное в международной практике.
Сношения по вопросам выдачи, уголовного преследования, а также исполнения следственных поручений, затрагивающих права граждан и требующих санкции прокурора, осуществляются на уровне генеральных прокуроров (ст. 80).
Объем правовой помощи определен довольно широко. Предусмотрено выполнение процессуальных и иных действий, в частности, проведение обысков, изъятия, выдача вещественных доказательств, экспертиза, допрос обвиняямых, свидетелей, экспер-
' См.: Правовая помощь по международным договорам России со странами СНГ и Балтии Составитель и автор вступительной статьи Н. И. Мары-шева. М„ 1994. ' БМД. 1995. № 2. Конвенция вступила в силу для РФ 10 декабря 1994 г.
260 Глава XV. Международное уголовное право
тов, возбуждение уголовного преследования, розыск и выдача лиц, совершивших преступления. Выполнению подлежат лишь действия, предусмотренные законодательством запрашиваемой стороны. Думается, что соответствующие действия должны быть предусмотрены и законодательством запрашивающей стороны.
При исполнении поручений применяется право запрашиваемой стороны. По просьбе запрашивающего учреждения могут быть применены и процессуальные нормы его государства. Здесь мы видим один из редких случаев экстратерриториального применения уголовно-процессуального права.
Важное значение имеют положения о гарантии неприкосновенности свидетелей, потерпевших, экспертов при их вызове в другую страну. Они не могут быть привлечены к уголовной или административной ответственности, взяты под стражу или подвергнуты наказанию за деяния, совершенные до пересечения границы, даже если они являются гражданами вызвавшего их государства.
Просьба об оказании помощи может быть отклонена, если ее оказание способно нанести ущерб суверенитету или безопасности запрашиваемой стороны, либо противоречит ее законодательству.
Особо отмечу положение, установившее обязанность каждой из сторон осуществлять уголовное преследование собственных граждан, подозреваемых в совершении преступленияяна территории запрашивающей стороны (ст. 72). Согласно этому положению гражданин России, подозреваемый в совершении преступления в Казахстане, будет привлеччн к уголовной ответственности по законам РФ. Это довольно редкий случай экстратерриториального действия уголовного права. При этом соответствующее деяние должно квалифицироваться как преступное и по законам запрашивающей стороны. Думается, что если закон запрашивающей стороны предусматривает более мягкую санкцию, ччм закон запрашиваемой стороны, то это должно быть учтено судом. После вступления в силу приговора по такого рода делу, запрашивающая сторона уже не может возбудить дело по тому же деянию (принцип "никто не может быть судим дважды за одно и то ?Re").
Не могу не отметить весьма неудачную формулировку ст. 76, согласно которой каждая из сторон при рассмотрении уголовных дел судами "учитывает предусмотренные законодательством Договаривающихся Сторон смягчающие и отягчающие ответственность обстоятельства независимо от того, на территории какой Договаривающейся Стороны они возникли". Очевидно речь идет
§ II. Выдача
лишь о сторонах, участвующих в отношениях о правовой помощи по данному делу. Думается также, что учет отягчающих обстоятельств не совсем соответствует общим принципам права.
При обвинении одного лица или группыылиц в совершении нескольких преступлений, подсудных двум или нескольким сторонам, все они рассматриваются судом стороны, на территории которой закончено предварительное расследование, и по ее законам.
Значительное место в Конвенции ^отведено основному виду правовой помощи — выдаче. Но об этом — в следующем разделе, в контексте международной практики. Заключенные Россией двусторонние договоры о правовой помощи со странами СНГ в принципе не отличаются от многосторонней Конвенции.
Конвенция предусматривает довольно широкий объем правовой помощи по уголовным делам. Заключаемые Россией договоры с государствами за пределами СНГ обычно предусматривают меньший объем. Так, в феврале 1996 г. вступило в силу Соглашение с правительством США о сотрудничестве по уголовно-правовым вопросам. Объем помощи определен так: помощь оказывается в связи с расследованием, уголовным преследованием и предупреждением преступлений, да и то лишь в отношении преступлений, указанных в Приложении.
§ II. Выдача
Выдача понимается как передача обвиняемого или осужденного лица государством, на территории которого оно находится, государству, в котором оно считается совершившим преступление или в котором оно было осуждено. Во многих государствах выдаче посвящены специальные законы. Соответствующие вопросы регулируются множеством договоров. В России пока такого законодательства нет и его функции выполняются договорами.
Международное право не обязывает государства к выдаче при отсутствии договора. Вместе с тем, существуют обычные нормы, относящиеся к правилам выдачи. Общепризнанным является принцип двойной криминальности или двойной преступности деяния, в соответствии с которым выдача может иметь место только при совершении деяния, которое считается преступным по законам как выдающего, так и запрашивающего о выдаче государства. Следующее правило состоит в том, что преследование выданного лица может иметь место только за те преступления, за которые оно было выдано. Преследование за иные деяния дает выдавшему государству право на протест. Это положение имеет
262 Глава XV. Международное уголовное право
важное значение, помогая избежать злоупотребления институтом выдачи. Например, запрос о выдаче указывает в качестве основания хищение, а выданное лицо судят за политическое преступление.
Между тем общепризнанной является норма о недопустимости выдачи за преступления, совершенные по политическим мотивам. В прошлом политические преступники подлежали выдаче в первую очередь. Положение начало меняться после принятия Конституции Франции 1793 г., предоставившей право убежища иностранцам, изгнанным "за дело свободы". В настоящее время право убежища является общепризнанной нормой как международного, так и конституционного права. Конституция РФ установила: "Российская Федерация предоставляет политическое убежище иностранным гражданам и лицам без гражданства в соответствии в общепризнанными нормами международного права". Соответственно выдача лиц, преследуемых "за политиччские убеждения", не допускаетсяя(ст. 63). Выделенная формулировка не из лучших, поскольку политические убеждения и политические преступления далеко не одно и то же. Однако, поскольку убежище предоставляется в соответствии с международным правом, то отмеченная формулировка должна пониматься как включающая и преступления.
Определение политического преступления — дело не из легких. Нередко такие преступления включают общеуголовные преступления, убийство, применение оружия, хищение и др. После убийства в 1881 г. императора Александра 11 Россия предложила созвать международную конференцию, которая установила бы правило о том, что никакое убийство или покушение на убийство не могут рассматриваться как политическое преступление. Конференция не состоялась главным образом из-за оппозиции Великобритании и Франции. Замечу, однако, что идея российского предложения нашла в какой-то мере отражение в современном международном праве, которое, как мы видели, не относит к политическим преступлениям террористические акты.
Многие договоры предусматривают невыдачу военных дезертиров, а также лиц, совершивших преступление против религии. Общепризнанным является правило о том, ччо к выданному лицу смертная казнь не применяется.
Нередко утверждают, будто общепризнанным правилом является невыдача собственных граждан^ Думается, что это не
§ II. Выдача 263
совсем так. Законы многих стран действительно содержат такую норму. Согласно Конституции России, гражданин РФ не может быть выдан другому государству (чч 1 ст. 61). Но есть и государства, которые в принципе допускают выдачу собственных граждан (Великобритания, США, Канада).'
Согласно Конституции РФ, "выдача лиц, обвиняемых в совершении преступления, а также передача осужденных для отбывания наказания в других государствах осуществляются на основе федерального закона или международного договора Российской Федерации" (ч. 2 ст. 63). Поскольку такого закона пока нет, то источником норм служат договоры.
Многосторонняя конвенция о правовой помощи между странами СНГ отвела значительное место нормам о выдаче и в целом отражает общепринятые положения. Основания для выдачи определены довольно широко. Предусмотрена выдача как для уголовного преследования, так и для приведения в исполнение приговора. Закреплен принцип двойной криминальности — деяние должно квалифицироваться как преступление по законам как выдающего, так и запрашивающего о выдаче государства.
В сентябре 1993 г. Генеральная прокуратура РФ получила просьбу азербайджанской стороны о выдаче бывшего президента Азербайджана А. Муталибова. Рассмотрев ходатайство, Прокуратура РФ пришла к выводу, что формулировки обвинения А. Муталибова не соответствуют, законам РФ. Приведенные в нем факты не убеждали в том, что А. Муталибовым были совершены преступления, в которых он обвинялся. Постановление о выдаче не было принято.
Выдача не может иметь место (категорическая недопустимость), если речь идет о собственном гражданине, если истек срок давности, если в отношении лица по тому же делу суд запрашиваемой стороны уже вынес приговор или постановление о прекращении производства, если преступление по законам хотя бы одной из сторон преследуется в порядке частного обвинения. Ничего не говорится о таком основании отказа в выдаче, как политический характер преступления. Правда, недопустимость выдачи в таким случае вытекает из общего положения Конвенции, согласно которому просьба об оказании правовой помощи может быть отклонена, если она противоречит законам запрашиваемой стороны (ст. 19). Думается все-таки, что она не может, а должна быть отклонена. А в Конвенции следовало бы сказать о политических преступлениях и в статьях о выдаче.
' См., например, мнение Г. В. Игнатенко в кн. Международное право. М., 1995. С. 274.
* cm.: Castel J.- G. International Law. Toronto, 1976. P. 517.
264 Глава XV. Международное уголовное право
В выдаче может быть отказано (усмотрение запрашиваемой стороны), если преступление совершено на территории запрашиваемой стороны.
По получении просьбы о выдаче запрашиваемая сторона обязана взять под стражу соответствующее лицо. По просьбе запрашивающей стороны лицо может быть взято под стражу и до получения просьбы о выдаче. Наконец, лицо может быть задержано и без всякой просьбы, если есть основания подозревать, что оно совершило преступление на территории другой стороны (ст. 61).
Если просьба о выдаче поступила от нескольких сторон, то запрашиваемое государство решает вопрос о том, кому выдать, по своему усмотрению.
В соответствии с общепринятым правилом привлечение к уголовной ответственности допустимо лишь за то преступление, за которое лицо было выдано. Без согласия выдавшей стороны лицо не может быть выдано третьему государству (ст. 66). О результатах производства по уголовному делу сообщается выдавшей стороне.
Как видим, Конвенция содержит более или менее подробные постановления о выдаче. Однако они не настолько детальны, чтобы заменить соответствующее законодательство. Так, Конвенция не содержит общепринятого правила о том, что выданное лицо не может быть приговорено к смертной казни. Правда, в практике Генеральной прокуратуры РФ это правило применяется. Бывший министр обороны Азербайджана Р. Газиев был заочно приговорен азербайджанским судом к высшей мере наказания. В сентябре 1993 г. Генеральная прокуратура РФ получила ходатайство Прокуратуры Азербайджана о выдаче Р. Газиева, обвиняемого в совершении воинского преступления и хищении государственного имущества в особо крупных размерах. Ссылаясь на рассмотренную нами Конвенцию и на Договор о правовой помощи с Азербайджаном 1992 г., Генеральная прокуратура РФ приняла решение о выдаче Р. Газиева, При этом было учтено заявление Генерального прокурора Азербайджана о том, что к Р. Газиеву смертная казнь не будет применена.
Я специально остановился на делах А. Муталибова и Р. Газиева, чтобы показать, как отсутствие детального закона порождает международные и внутренние осложнения, а также проиллюстрировать сложность вопросов, связанных с преступлениями двойственного характера, в которых переплетаются политические аспекты с общеуголовными.
§11. Выдача 265
Как известно, Государственная Дума в апреле 1996 г. приняла Заявление по указанным делам^ В Заявлении говорилось, что представители азербайджанской оппозиции "нашли убежище" в России, а передача их Азербайджану свидетельствует "об имеющей место скоординированной акции по устранению политической оппозиции". Дума сочла эти действия противоречащими Конституции РФ, не допускающей выдачи лиц, преследуемых за политические убеждения, и ст. 14 Всеобщей декларации прав человека.
Указанные лица действительно нашли убежище в России в бытовом смысле, но юридически его не оформили и, следовательно, соответствующим статусом не обладали. В ст. 14 Всеобщей декларации говорится о праве человека искать убежища, но при этом подчеркивается, что "это право не может быть использовано в случае преследования, в действительности основанного на совершении неполитического преступления, или деяния, противоречащего целям и принципам" ООН. Здесь мы сталкиваемся с уже отмечавшейся сложной проблемой "относительно политического преступления". В деле Р. Газиева имеют место как общеуголовные, так и политические элементы. В деле А. Муталибова, пожалуй, преобладают элементы политические.
Для решения такого рода вопросов необходима соответствующая практика, в процессе которой будут складываться детальные нормы. Уверен, что такая практика будет довольно обширной. Важно, чтобы она опиралась на общепризнанные нормы международного права.
Следующий вопрос: распространяется ли иммунитет, которым пользуются высшие должностные лица государства (главы государств и правительств, министры, депутаты парламента) и на юрисдикцию иностранных судов? В нашей стране вопрос о выдаче таких лиц не может возникнуть уже в силу того, что они являются гражданами России. Международной практике известны случаи требований о выдаче высших должностных лиц других государств за совершение общеуголовных преступлений, например, требование США о выдаче Панамского военного руководителя генерала Норьеги, обвинявшегося в торговле наркотиками. Но это исключительный случай.
Иначе стоит вопрос, когда такие лица оказываются в сфере юрисдикции иностранного суда. В 1996 г. Прокуратура ФРГ выдала ордер на арест министра разведки Ирана, подозреваемого в
Российская газета. 1996. 30 апр.
266 Глава XV. Международное уголовное право
причастности к убийству руководителей курдской оппозиции на германской территории. В соответствии с ордером в случае, если министр окажется в сфере юрисдикции судов ФРГ, он будет привлечен к ответственности.
Практика США в этой области весьма политизирована. Так, Р. Лафонтен был убит во время переворота в Гаити, направленного против президента Аристида. В дальнейшем Аристид был свергнут и выслан в США. Вдова Лафонтена возбудила в американском суде дело, обвиняя Аристида в том, что он приказал убить ее мужа. При этом она ссылалась как на законы США, так и на международные акты. Ответчик Аристид утверждал, что как признанный глава Республики Гаити он обладает иммунитетом от юрисдикции судов США. Государственный департамент поддержал позицию Аристида.
В представленном суду документе говорилось: "Соединенные Штаты заинтересованы в деле Президента Аристида и озабочены им, поскольку затронут вопрос об иммунитете от судебной юрисдикции главы государства дружественной страны. Заинтересованность Соединенных Штатов порождена позицией исполнительной власти правительства^ Соединенных Штатов при осуществлении своей внешней политики и поддержании внешних сношений, согласно которой разрешение продолжения дела против Президента Аристида было бы несовместимо с внешнеполитическими интересами Соединенных Штатов"^ Суд согласился с мнением госдепартамента и прекратил дело. В обоснование он сослался на то, что несмотря на двухгодичное проживание в изгнании Аристид продолжает признаваться президентом Гаити Соединенными Штатами, которые одновременно не признают военное правительство, захватившее власть в Гаити в результате переворота. В отсутствии такого признания Аристид не мог рассчитывать ца иммунитет. Как известно, бывший президент Азербайджана А. Муталибрв считал себя законным президентом. Однако Россия признала другого президента.
Последний вопрос: имеет ли значение для суда, 'каким путем было подчинено его юрисдикции подозреваемого лицо? В 1991 г. бывший руководитель рижского ОМОНА, гражданин СССР С. Парфенов был захвачен представителями латвийского МВД (не без помощи МВД РСФСР) на территории РСФСР и насиль-
§11. Выдача 267
ственно вывезен в Латвию. Под давлением средств массовой информации Прокуратура СССР признала арест и вывоз с территории РСФСР гражданина СССР грубым нарушением суверенитета СССР и РСФСР.' Напомню, что событие произошло после признания независимости Латвии Россией и СССР.
Позиция Прокуратуры обоснованна с точки зрения не только международного права, но и судебной практики государств. Случаи суда над лицами, незаконно вывезенными из страны пребывания, известны. Но они немногочисленны и всегда сопровождались протестами со стороны заинтересованных государств. Такие случаи имели место в судебной практике гитлеровской Германии. Изредка они встречались и в практике других стран. В 1949^. Суд Королевской скамьи в Великобритании в решении по делу Элиста занял позицию, согласно которой незаконный арест в Бельгии не исключает юрисдикцию британского суда. В 1962 г. суд Израиля вынес смертный приговор гитлеровскому палачу Эйхману, похищенному в Аргентине.
Исключительную позицию в этом вопросе занимает Верховный суд США. Начиная с Ьрошлого века, он не раз принимал решения, согласно которым незаконная доставка обвиняемого не является препятствием для суда над ним. Соблюдение международного права — дело исполнительной власти. Последним в ряду таких дел было дело мексиканского врача А. Мачейна, похищенного в 1990 г. из своей страны агентами американской администрации. Верховный суд США в решении по этому делу 1992 г. подтвердил свою прежнюю позицию.
Решение Суда вызвало массовые протесты прежде всего со стороны стран Латинской Америки. Совещание на высшем уровне Карибского сообщества заявило о недопустимости того, чтобы "какое-либо государство могло применять свое внутреннее право в результате похищения людей на территории другого суверенного государства". Единственный путь в соответствующих случаях — это путь законной выдачи^
Для современной судебной практики показательно решение высшего суда Великобритайии по делу Беннета 1993 г. В нем говорилось, что английские суды рассматривают суд над лицом, совершившим преступление, как "злоупотребление процессом", если английская полиция незаконно захватила лицо за рубежом. Суд отверг мнение Верховного суда США относительно того, что
' Напомню, что в США понятие "правительство" включает не только исполнительную, но и законодательную власть. ^ AJIL. 1994. № 3. Р. 528.
Известия. 1991.6 нояб. Limits to National Jurisdiction. Vol. II. Mexico, 1993. P. 13.
268 Глава XV. Международное уголовное право
соблюдение международного права в таких случаях дело исполнительной. власти.' § 12. Интерпол
Интерпол — официальное сокращенное наименование Международной организации уголовной полиций, штаб-квартира которой находится во Франции в г. Лионе." Участвуют в ней практически все страны. СССР стал членом в 1990 г. Россия обрела членство в порядке правопреемства. Свое членство оформили и другие бывшие советские республики. Ныне действующий Устав вступил в силу в 1956 г.
Целями Интерпола являются: а) обеспечение широкого взаимодействия всех органов уголовной полиции в рамках национального законодательства и в духе Всеобщей декларации прав человека; б) создание и развитие учреждений, которые могут способствовать предупреждению уголовной (в отличие от политической) преступности и борьбе с ней. При этом подчеркивается, что речь идет прежде всего о международной преступности. Здесь мы сталкиваемся со специфическим понятием международного преступления. Оно не включает такие преступления, как преступления против мира, военные преступления, против человечности. Речь идет лишь об общеуголовных преступлениях, включая и некоторые конвенционные.
Принципами Интерпола являются уважение законодательства государств и международного права, недопустимость вмешательства в деятельность политического, военного, религиозного или расового характера.
Главными органами являются Генеральная Ассамблея, Исполнительный комитет и Генеральный секретариат. В своей деятельности Интерпол опирается на Национальные центральные бюро (НЦБ), создаваемые в участвующих странах.
Интерпол собирает и систематизирует уголовно-розыскную и иную криминалистическую информацию; участвует в международном роз.ыске; снабжает информацией национальные полицей-
' AJIL. 1995. № 1. P. 142. В Заключении Межамериканского юридического комитета по делу А. Мачейна было подтверждено принципиальное положение: "Государство несет ответственность за нарушение международных обязательств не только исполнительной властью, но и любым его органом, включая судебную власть, любое действие или бездействие этой отрасли власти может достигать уровня нарушения международного права..." (Limits to National Jurisdiction. P. 32).
^ Родионов К. Деятельность Интерпола в борьбе с международной пре-ступностью//Уголовная юстиция: проблемы международного сотрудничества. М., 1995. Гл. 10.
§ 12. Интерпол 269
ские службы. Основные направления деятельности — борьба с преступлениями против личности и собственности; сорганизованной преступностью и терроризмом; незаконной торговлей оружием, наркотиками, драгоценными металлами и камнями; с торговлей людьми, проституцией; с преступлениями сексуального и иного характера в отношении несовершеннолетних; с мошенничеством и фальшивомонетничеством; с преступлениями в сфере экономики и кредитно-финансовой области.
Информационная деятельность включает рассылку розыскных карт, содержащих установочные данные, описывающих внешность, содержащих фотографии и отпечатки пальцев лиц, находящихся в розыске. Рассылаются также карты-уведомления, содержащие сведения о международных преступниках, а также карты на лиц, пропавших без вести, и карты на неопознанный труп, карты похищенной собственности. Рассылается информация о новых и вызывающих особый интерес способах совершения преступлений.
НЦБ помимо связей с Генеральным секретариатом Интерпола поддерживают связи с НЦБ других стран, а также с различными учреждениями своей страны. В России НЦБ функционирует в соответствии с Положением о нем.' Учреждено оно в системе МВД. Его начальник назначается и освобождается министром.
Основная задача НЦБ — обеспечение взаимодействия органов внутренних дел РФ с аналогичными органами других государств в борьбе с преступностью, в обеспечении соблюдения национального законодательства и общепринятых прав и свобод человека. В стране НЦБ поддерживает связь с такими органами, как прокуратура, таможенная и иммиграционная службы.
НЦБ направляет Генеральному секретарю Интерпола и другим НЦБ просьбы о предоставлении данных о преступлениях и преступниках, а также принимает от них аналогичные просьбы и организует их исполнение. Отмечу то обстоятельство, что НЦБ информирует правоохранительные органы не только РФ, но и стран СНГ о требованиях и условиях международного сотрудничества в борьбе с преступностью, о практике взаимодействия в этой области.
В нашей .стране, как и в некоторых других странах, связи органов МВД с органами других стран осуществляются через НЦБ. Для регулирования таких связей Интерпол рекомендует заключение специальных соглашений. Типовое соглашение такого рода одобрено Интерполом.
' См.: Национальное центральное бюро Интерпола в Ррссийской Федерации. М., 1994.



ОГЛАВЛЕНИЕ