ОГЛАВЛЕНИЕ

§ 2. Методы и средства ведения военных действий
Правила ведения военных действий, которые часто именуют по-старому "законы и обычаи войны", представляют собой совокупность принципов и норм, устанавливающих ограничения в использовании военных методов и средств. Эту часть международного гуманитарного права именуют также "правом войны" (jus in bellum) и "правом Гааги". Последнее наименование объясняется тем, что основные принципы и нормы такого рода содержатся в Гаагских конвенциях 1899 и 1907 гг.
Первый принцип сформулирован в приложении к четвертой Гаагской конвенции 1907 г. следующим образом: "Право воюющих на выбор средств нанесения вреда неприятелю не является неограниченным". Этот принцип был подтвержден первым Дополнительным протоколом к Женевским конвенциям в 1977 г. (п. 1 ст. 35).
Другой принцип сформулирован еще в Петербургской декларации 1868 г. — принцип недопустимости причинения излишних страданий.
А. Методы ведения военных действий
Вероломство и военные хитрости. Международное гуманитарное право издавна запрещает вероломство, под которым понимается невыполнение обещания, данного противнику. Примером может служить поднятие белого флага как знака капитуляции в целях приближения к противнику и последующего применения оружия или использование знаков Красного Креста для защиты военных объектов. Первый Дополнительный протокол подтвердил норму, запрещающую вероломное использование военной формы противника. Протокол содержит следующее общее положение: "Запрещается убивать, наносить ранения или брать в плен противника, прибегая к вероломству" (п. 1 ст. 37).
Отмечу, что акт капитуляции воинской части должен быть ясно выражен, фактическое прекращение военных действий или отступление части не предоставляет соответствующих прав. Во время отступления из Кувейта в 1990 г. колонна вооруженных сил Ирака по дороге в Басру была атакована силами коалиции.
§ 2. Методы и средства ведения военных действий 285
В отличие от вероломства военные хитрости считаются правомерными. Они отличаются от вероломства тем, что не нарушают обещания, данного противнику. Наиболее распространенная хитрость— маскировка. В годы Великой Отечественной войны Советская армия активно использовала, например, такую хитрость, как строительство ложных аэродромов.
Пощада. Первый Дополнительный протокол подтвердил обычную норму, запрещающую непредоставление противнику пощады. В нем говорится: "Запрещается отдавать приказ не оставлять никого в живых, угрожать этим противнику или вести военные действия на такой основе" (ст. 40).
Бомбардировки играют все более важную роль среди методов ведения войны. С учетом широты действия они довольно детально регламентируются правом. Основной принцип состоит в том, что они должны быть направлены на военные, а не на гражданские объекты и не должны быть "неизбирательными". Это вытекает из принципа, закрепленного еще Петербургской декларацией 1868 г., который ограничил законную цель войны ослаблением вооруженных сил противника.
Конкретные ограничения установлены Гаагской конвенцией 1907 г. (Положение о военных действиях на суше). Запрещена бомбардировка незащищенных городов, зданий и иных обитаемых мест. При бомбардировке должны быть приняты меры с тем, чтобы по возможности щадить здания, используемые в научных целях, для искусства, благотворительной деятельности и здравоохранения, если они не используются в военных целях. Такой же защитой пользуются и военные госпитали. Эти положения подтверждены и расширены первым Дополнительным протоколом (ст. 51 и 57).
Приведенные правила относятся ко всем видам бомбардировки, включая воздушную и морскую. Воздушные бомбардировки представляют особую сложность. Они ограничивают возможности избирательного действия. Определенные возможности в этом плане открывает развитие ракетной техники, отличающейся значительной точностью. Однако и эта техника ставит немало проблем. Так, во время ирано-иракской войны 1980—1988 гг. иранские военно-воздушные силы атаковали американский конвой в Персидском заливе. Запущенная в ответ с американского корабля ракета сбила гражданский самолет иранской компании.
Во время Второй мировой войны Германия, с одной стороны, и Великобритания и США, с другой, широко применяли бомбардировки "по площадям" в целях разрушения промышленного потенциала противника и деморализации населения. Немало юрис-
286 Глава XVI. Международное гуманитарное право
тов признали подобные действия неправомерными (например, шведский профессор X. Блике, ныне Генеральный директор Международного агентства по атомной энергии). Тем не менее на Нюрнбергском процессе обвинение в бомбардировке "по площадям" германскому руководству предъявлено не было. При всех условиях подобные бомбардировки допустимы лишь при условии, что военные объекты практически не могут быть отделены от прилегающих жилых районов.
По-новому проблема бомбардировок встала в связи с появлением, многочисленных установок и сооружений, "содержащих опасные силы": атомные электростанции, химические предприятия, большие плотины и дамбы и др. Разрушение подобных объектов способно повлечь за собой бесчисленные жертвы. Полномасштабные военные действия в таких промышленных регионах, как Западная Европа, становятся практически невозможными, т. к. неизбежно ведут к общей катастрофе. Известны несколько случаев бомбардировки опасных объектов. Израиль бомбил атомную электростанцию в Ираке, а последний — в Иране. Правда, в обоих случаях ядерный материал еще не был завезен.
Откликаясь на новые условия, первый Дополнительный протокол установил общее правило: "Установки и сооружения, содержащие опасные силы, ...не должны становиться объектом нападения даже в тех случаях, когда такие объекты являются военными объектами, если такое нападение может вызвать высвобождение опасных сил и последующие тяжелые потери среди гражданского населения" (п. 1 ст. 56).
Бомбардировка промышленных предприятий, электростанций, транспорта при всех условиях наносит существенный ущерб мирному населению. Первый Дополнительный протокол установил недопустимость нападения на объекты, необходимые для выживания гражданского населения (ст. 54).
Все виды запрещенной бомбардировки включены в качестве преступлений в принятый Комиссией международного права ООН проект Кодекса преступлений против мира и безопасности человечества.
Экологические методы и средства ведения военных действий. Военные действия всегда наносят вред природе. Этот, так сказать, "побочный эффект" следует отличать от воздействия специально предназначенных для этого методов и средств. Достижения науки и техники открыли в этом плане почти неограниченные возможности. Речь идет о геофизических методах и средствах ведения войны. Можно вызвать ливневые дожди и затопить большие площади, породить волны цунами, создать над
§ 2. Методы и средства ведения военных действий
определенным районом "озоновую дыру", вызвать землетрясение и др.
Использование экологических методов и средств ведения военных действий уже имело место. .Так, во время войны во Вьетнаме .США широко применяли дефолианты — химические вещества, ведущие к опадению листьев в лесу. В результате были выведены из строя крупные лесные массивы, пострадали люди, включая американских военнослужащих. После этого появился термин "экоцид" по аналогии с геноцидом. Под этим понимаются преступные действия, наносящие большой ущерб природе.
В 1977 г. ООН приняла Конвенцию о запрещении военного или любого иного враждебного использования техники, изменяющей окружающую среду. Запрещенная техника определена как любая техника, предназначенная для изменения динамики, композиции или структуры Земли, включая биосферу, литосферу, гидросферу и атмосферу или космическое пространство.
Конвенция запретила применение геофизических методов и средств войны, но не установила общей нормы, запрещающий нанесение экологического вреда в ходе военных действий. Это было сделано первым Дополнительным протоколом 1977 г., обязавшим воюющих оберегать природную среду от причинения ей обширного, долговременного и серьезного ущерба (ст. 55).
После войны в Персидском заливе Генеральная Ассамблея ООН приняла в 1993 г. консенсусом резолюцию "Защита окружающей среды во время вооруженного конфликта". В ней сказано, что разрушение окружающей среды, не оправданное военной необходимостью и осуществленное в значительных размерах, несомненно противоречит международному праву. Проект Кодекса преступлений против мира и безопасности человечества квалифицирует такого рода действия как преступление. УК РФ содержит ст. 358 "Экоцид", которая распространяет свое действие и на мирное время.
После оккупации Кувейта иракское командование приказало слить в Персидский залив большое количество нефти, причинив огромный ущерб морской среде и побережью, были подожжены кувейтские нефтепромыслы, что привело к отравлению больших площадей и атмосферы, отрицательно сказалось на озоновом слое. В результате возросло число дыхательных и раковых заболеваний. Принятыми в 1991 г. резолюциями Совет Безопасности ООН установил материальную ответственность Ирака за ущерб, причиненный окружающей среде.
Подводная война. Методы ведения войны с использованием подводных лодок создают ряд сложных проблем для междуна-
288 Глава XVI. Международное гуманитарное право
родного гуманитарного права. Основная порождена практикой потопления торговых судов без предупреждения при осуществлении морской блокады противника. С учетом опыта Первой мировой войны в 1936 г. был подписан Лондонский протокол о ведении военных действий подводными лодками. Было установлено, что подводные лодки не должны топить торговые суда, не обеспечив безопасность пассажиров, команды и документов, за исключением случаев, когда судно отказывается остановиться для досмотра.
Во время Второй мировой войны стремление ослабить производственный потенциал противника привело к неограниченной подводной войне. Введение практики военных конвоев сделало требование предупреждения нереальным. В целом в подводной войне с учетом ее специфики должны применяться общие нормы международного гуманитарного права.
Б. Средства ведения военн^к действий
Ранее рассматривались неправомерные методы использования любого оружия. Теперь остановимся на видах оружия, которое запрещено использовать как таковое. Проблема приобретает все большее значение по мере появления все новых и все более разрушительных видов оружия. Общие принципы международного гуманитарного права распространяют свое действие и на новые виды оружия. Однако общее регулирование не в состоянии заменить конкретное. Едва ли можно сомневаться, что применение ядерного оружия не соответствует принципам международного гуманитарного права. Тем не менее нормы, запрещающей такое применение, не существует.
Создание соответствующих конкретных норм определяется политической волей государств, которая формируется под воздействием интересов военных и экономических, а отчасти и этических соображений. Представляет в этом плане интерес нота Российского императора Николая II (1898 г.) по поводу Гаагской конференции мира. В ней говорилось: "Императорское Правительство уверено, что настоящий момент был бы весьма благоприятным для изыскания... наиболее эффективных средств... ограничения прогрессирующего развития существующих вооружений. ...Миллионы расходуются на приобретение ужасных механизмов разрушений...'"
Привожу э^у выдержку из ноты, чтобы проиллюстрировать значение экономических соображений в определении методов и
' The Beports to the Hague Peace Conferences of 1899 and 1907. Oxford, 1977. P. 1—2.
§ 2. Методы и средства ведения военных действий 289
средств ведения войны. Так уж распорядилась судьба, определив геополитическое положение России, что ей приходилось нести непосильное бремя вооружений. Это отрицательно сказывалось не только на экономике, но и на всей жизни страны. Положение особенно усугубилось в советский период. Концепция перестройки и нового политического мышления была в немалой мере порождена осознанием бессмысленности участия страны в гонке вооружений. Понимание этих моментов имеет существенное значение для военной концепции России, для определения ее позиций в отношении средств ведения военных действий.
Особо отмечу значение надежного контроля за сокращением и ликвидацией определенных средств войны. Без такого контроля само по себе Запрещение того или иного оружия не может быть достаточно эффективным. Одно из необходимых условий эффективности международного гуманитарного права — учет военно-политической реальности.
Отравленное оружие. Отрицательное отношение к использованию яда в военных целях было присуще даже древности. Древнеиндийские законы Ману и римское право квалифицировали применение яда как противоправное (armis поп veneno — оружие, а не яд). Стало нарицательным выражение "отравители колодцев". Четвертая Гаагская конвенция 1907 г. закрепила обычную норму, запрещающую применение яда и отравленного оружия.
Химическое и бактериологическое оружие. Первое широкомасштабное Применение химического оружия произошло в годы Первой мировой войны. В 1915 г. германские войска предприняли газовую атаку против французских войск на р. Ипр (отсюда название газа "иприт"). В дальнейшем газы применялись обеими сторонами неоднократно, что привело к большому количеству жертв. Применение газов противоречило существовавшим нормам, прежде всего норме, запрещавшей использование ядовитых веществ. Специальная норма установлена Женевским протоколом 1925 г. о запрещении применения на войне удушающих, ядовитых и других подобных газов и бактериологических средств.
В целом Протокол оказался достаточно эффективным. Тем не менее отдельные случаи применения отравляющих газов известны: Италия — во время вторжения в Эфиопию (1935—-1936 гг.), Япония — в Маньчжурии и Китае (начиная с 1937 г.), Ирак — в войне против Ирана (1980—1988 гг.). Последний случай был осужден Советом Безопасности ООН в 1986 г. Эффективность Протокола объясняется в значительной мере опасность^) ответных действий, репрессалий. Известно, что Гитлер рассматривал возмож-
290 Глава XVI. Международное гуманитарное право
ность применения газа на восточном фронте, но был предупрежден о возмездии и не решился.
Бактериологическое оружие было применено Японией в ходе войны против Китая. Военные трибуналы в Токио и Хабаровске квалифицировали эти действия как военные преступления.
Важным шагом в обеспечении неприменения химического и бактериологического оружия явилась Конвенция ООН 1972 г. о запрещении разработки, производства и накопления запасов бактериологического (биологического) и токсинного оружия и об их уничтожении (вступила в силу в начале 1997 г). Конвенция запретила производство таких средств в военных целях, а также средств их доставки. Это не исключает их производства и хранения в научных и медицинских целях, разумеется, в соответствующих ограниченных количествах. Конвенция ограничивает передачу соответствующих средств другим государствам. Предусмотрено оказание помощи в случае признания Советом Безопасности того, что государство стало объектом биологической или бактериологической атаки.
Конвенция заслуживает однозначно положительной оценки. Вместе с тем, нельзя не учитывать трудности, связанные с ее реализацией. Уничтожение запасов такого оружия потребует больших затрат. В России для ликвидации бездумно созданного огромного запаса химического оружия строятся специальные заводы, которые будут обеспечены работой на многие годы: Серьезную опасность процесс уничтожения может создать для окружающей среды и, следовательно, чреват и внутриполитическими осложнениями. В США в связи с этим распространились настроения, которые называют "NIMBY" (Not In My Back Yard — не на моем дворе). Естественно, важна проблема и соответствующего контроля. Напоминаю об этом для того, чтобы показать довольно сложные последствия, которые порождаются бесспорно необходимой новой нормой международного гуманитарного права. Не все так просто в развитии этого права, как может показаться на первый взгляд. Принимая новую норму, следует предвидеть свя- . занные с ней последствия, меры по ее реализации.
В 1992 г. Конференция по разоружениию приняла Конвенцию о запрещении совершенствования, производства, накопления и применения химического оружия и о его уничтожении. Конвенция свидетельствует о том, сколь большое значение придается ликвидации самой возможности применения любого химического оружия. Ею предусмотрена сложная система национальных и международных гарантий, вплоть до создания специальной международной организации по запрещению химического оружия.
§ 2. Методы и средства ведения военных действий 291
Конвенция запретила не только применение химического оружия, но и подготовку такого применения. Запрещены даже отравляющие вещества временного действия, подобные слезоточивым газам. Конвенция едва ли вступит в силу в ближайшее время. Для этого необходимо, чтобы 65 государств сдали депозитарию акты о ратификации. Тем не менее, она достаточно четко определяет развитие международного гуманитарного права в рассматриваемой области, а возможно и в аналогичных сферах.
Ядерное оружие. Запрещение применения ядерного оружия — одна из важнейших проблем международного гуманитарного права, да и мировой политики в целом. Как известно, ядерное оружие было применено единственный раз. США использовали его в войне против Японии. Многие ставят под сомнение оправданность решения администрации США. Возможность применения ядерного оружия возникала и в последующие годы, например, во время конфликта в Персидском заливе (1990—1991 гг.) в случае применения Ираком химического или бактериологического оружия, которое иногда называют ядерным оружием бедных. Такая возможность оказалась в данном случае серьезным сдерживающим средством.
В годы холодной войны ядерные арсеналы сыграли роль первостепенного сдерживающего средства и в этом смысле были фактором мира и безопасности, правда, в условиях постоянной угрозы ядерной катастрофы.
Если обратиться к общим принципам международного гуманитарного права, то едва ли можно признать, что применение ядерного оружия им соответствует. Тем не менее, норм, которые подтверждали или отрицали бы правомерность его применения, нет. Это положение подтверждено Консультативным заключением Международного Суда ООН 1996 г., которое одновременно подчеркивает, что применение ядерного оружия должно быть совместимо с требованиями международного гуманитарного права.
Пока имеются лишь косвенные свидетельства в пользу неправомерности такого применения ядерного оружия, какое имело место в отношении Хиросимы и Нагасаки'. Следует также при-
' Окружной суд Токио в результате дела "Рйчи Шимада и др. против государства" отметил, что "бомбардировка японских городов была незаконной на том основании, что была "неизбирательной" атакой на "незащищенные" города, а также рассчитана на причинение "излишних" страданий" (Jap. AIL. 1984. P. 212). Иными словами, суд признал неправомерность бомбардировки на основе существующих принципов международного гуманитарного права как бомбардировки вообще, а не ядерной.
292 Глава XVI. Международное гуманитарное право
нять во внимание случаи запрещения ядерного оружия на региональном уровне, например, латиноамериканский договор 1967 г. о безъядерной зоне (договор Тлателолко) и аналогичный договор о Южно-Тихоокеанской зоне 1985 г. (договор Раратонга) и др. Значительное число юристов считают применение ядерного оружия противоправным.
Это подтверждает и резолюция Генеральной Ассамблеи ООН 1961 г. о запрещении испытания ядерного оружия в военных целях, которая квалифицировала такое испытание, как противоречащее Уставу ООН. Это положение подтверждено аналогичной резолюцией 1972 г. Как известно, сами по себе резолюции Генеральной Ассамблеи не создают норм международного права. Для этого необходимо признание их позитивными правовыми нормами достаточно представительным большинством государств. А в этом плане ситуация не блестящая. За резолюцию 1961 г. проголосовало 55 государств, против — 20, воздержались — 26.
Нельзя также не учитывать, что существующие договоры накладывают лишь определенные ограничения на ядерное оружие и тем самым как бы признают законность обладания им. Стремление распространить действие общих норм' международного гуманитарного права на ядерное оружие также небезупречно, поскольку общие нормы рассчитаны на обычное оружие, а ядерное оружие представляет исключительное явление. Поэтому здесь необходимы специальные нормы, как это имеет место в отношении химического и бактериологического оружия.
Думается, однако, что вероятность заключения соответствующего договора в ближайшем будущем невелика. Необходимыми участниками в таком договоре являются ядерные державы, а в их политике и системе национальной безопасности ядерное оружие занимает центральное положение.' Так, роль Франции и Великобритании как великих держав в немалой мере определяется их ядерным арсеналом. Обладавший одной из самых крупных и хорошо вооруженных армий, опиравшейся на мощный военно-промышленный комплекс, который подчинил себе народное хозяйство, СССР мог позволить себе заявление об отказе первым применять ядерное оружие. Иное положения России с ее бескрайними границами и сокращенной армией. Необходимость подъема жизненного уровня населения не позволит иметь такой
' Показательно, что в ходе обсуждения в Международном Суде ООН ходатайства ВОЗ о принятии консультативного заключения, признающего незаконным применение ядерного оружия, ядерные державы выступили против вынесения такого заключения.
§ 2. Методы и средства ведения военных действий 293
же всепоглощающий военно-промышленный комплекс, как в прошлом. В результате ядерное оружие выдвигается на одно из первых мест в системе обеспечения безопасности России.
В сохранении возможности применения или угрозы применения ядерного оружия заинтересованы не только ядерные державы. Все важнейшие экономические центры мира находятся под тем или иным ядерным зонтиком. Гигантский ядерный зонтик США распростерт над Западной Европой, Австралией, Канадой, Японией и Южной Кореей. Зонтик России обеспечивает безопасность стран СНГ.
При всех условиях ядерное оружие может применяться лишь в крайнем случае необходимой самообороны при максимальном учете требований международного гуманитарного права. Так, в случае применения тактического ядерного оружия целями могут быть только военные объекты при максимальном учете интересов безопасности мирного населения.
Театр, в пределах которого может применяться ядерное оружие, ограничен безъядерными зонами. К ним помимо Антарктики относятся зоны: Латиноамериканская (1967 г.), Южно-Тихоокеанская (1985 г.), Юго-Восточно-азиатская (1995 г.) и Африканская (1996 г.). В соответствии с договорами об этих зонах в них запрещены испытания ядерного оружия, применение или угроза применения такого оружия. Режим зон не запрещает транзитный проход морских и воздушных судов с ядерным оружием. Все ядерные державы согласились признать безъядерные зоны, но с оговоркой в отношении тех случаев, когда это вступает в противоречие с их стратегическими интересами.
Разрывные пули. В 1863 г. русская армия создала разрывные снаряды. Учитывая их опасность для живой силы, использование было строго ограничено. В 1867 г. были изобретены снаряды небольшого калибра и разрывные пули, взрывающиеся при соприкосновении с телом и причиняющие тяжелые повреждения. Правительство России созвало международную конференцию в Петербурге, которая приняла известную Петербургскую декларацию 1868 г., запретившую применение любых снарядов весом менее 400 г, которые либо взрываются, либо начинены воспламеняющим составом. Разрывные снаряды более крупного калибра, предназначенные для бомбардировок, запрещению не подверглись. Россия заботилась об основе своей армии, о русском солдате. Как уже отмечалось, Петербургская декларация закрепила один из принципов международного гуманитарного права — принцип непричинения излишних страданий. Зна-
294 Глава XVI. Международное гуманитарное право
чение Декларации исключительно высоко оценивается юристами.'
Примерно в те же годы на английском военном предприятии Дум-Дум возле Калькутты начали производиться пули, сплющивающиеся при соприкосновении с телом и по результатам не отличавшиеся от разрывных пуль. По месту производства их назвали пулями "дум-дум". Многие полагали, что на такие пули распространяется действие Петербургской декларации. Однако британское правительство опровергло это мнение по формальным мотивам, заявив, что технически такие пули не являются ни разрывными, ни зажигательными, хотя имеют аналогичный эффект.
Решительно выступили за запрещение пуль "дум-дум" участники Гаагской конференции 1899 г. В защиту этих пуль Англия выдвинула явно расистские аргументы, состоявшие в том, что подобные пули предназначены для непокорных "туземцев"^ Тем не менее Конференция приняла III Гаагскую декларацию о разворачивающихся пулях. Запрет распространяется не только на специально произведенные пули такого рода, но и на приспособленные впоследствии, например, путем снятия части жесткого покрытия.
В ходе подготовки Конвенции ООН 1981 г. о запрещении или ограничении применения обычных видов оружия был поднят вопрос отключении положения, запрещающего пули высокой ско-рости^или "кувыркающиеся" пули, пули со смещенным центром тяжести. Но согласие не было достигнуто, и применение подобных пуль остается неурегулированным.
Противопехотные мины. В силу своей относительной дешевизны и простоты установки мины получили широкое распространение. Многие местности буквально засеяны ими. На них ежегодно подрываются люди. По подсчетам секретариата ООН ежегодно от мин погибают и становятся калеками свыше 25 тыс. человек. Свыше 100 млн. мин находятся в почве 64 стран.
В 1980 г." была принята Конвенция ООН о запрещении или ограничении применения конкретных видов обычного оружия, которые могут считаться наносящими чрезмерные повреждения или имеющими неизбирательное действие. Первый Протокол к Конвенции запретил использование любого оружия, главное действие
* "Декларация оказалась удивительно эффективной, и вполне может рассматриваться как один из наиболее успешных, а также как один из ранних примеров положений об ограничении вооружений" (Meloubry Н., White N. International Law and Armed Conflict. Dartmouth, 1992. P. 252. ' cm.: Best G. Humanity in Warfare. Methuen, 1983. P. 162.
§ 2. Методы и средства ведения военных действий
которого состоит в причинении вреда частицами, которые не могут быть обнаружены в человеческом теле при помощи рентгеновских лучей. Имелись в виду прежде всего пластмассовые мины.
Протокол запретил использование мин-игрушек и аналогичных устройств. Применение таких устройств квалифицируется как противоречащее принципам недопустимости вероломства и причинения излишних страданий. Предписывается четкое обозначение минных полей на местности, что важно для предупреждения жертв среди населения и последующей ликвидации таких полей. Необозначенные минные поля создали серьезные трудности после англо-аргентинского конфликта на Фолклендских островах 1982 г. и после нападения Ирака на Кувейт в 1990 г.
Конвенция 1980 г. решила далеко не все вопросы использования мин, а причиняемый ими ущерб продолжал нарастать. Поэтому ООН созвало специально посвященную использованию мин конференцию, которая в 1996 г. приняла дополнения к Конвенции 1980 г. Запрещена передача другим странам необнаруживаемых противопехотных мин. Иные мины могут передаваться только признанным государствам. Разрешены обнаруживаемые мины (содержащие не менее 8 граммов металла). Если заминирована площадь, она должна быть обозначена, ограждена и охраняться. Во время военных конфликтов это положение трудно соблюдать, но в мирное время оно реально. Этим требованиям, в частности, отвечают минные поля на границах, охраняемых погранвойсками России.
Дистанционно устанавливаемые мины, например, при помощи вертолета, должны автоматически становиться безопасными в течение 130 дней. Особо отмечу, что соответствующие положения распространены также на конфликты немеждународного характера. Значительное число участников Конференции высказалось в пользу полного запрещения противопехотных мин. Однако это требование явно неприемлемо для государств с большой протяженностью сухопутных границ, что и объясняет отказ от полного запрещения противопехотных мин таких государств, как США, Россия, Китай.
Зажигательное оружие. О запрещении зажигательных пуль уже говорилось. Однако создаются все новые виды зажигательного оружия. Известно, какой ущерб мирному населению и природе был причинен применением американскими войсками напалма во Вьетнаме.
Третий протокол к Конвенции ООН 1980 г. о запрещении или ограничении применения некоторых видов обычного оружия ограничил применение подобного оружия. Оно определено как предназначенное главным образом для поджога объектов или причи-
296 Глава XVI. Международное гуманитарное право
нения ожогов людям. Оно не может быть использовано против мирного населения и даже при воздушной бомбардировке военных целей в жилых районах или при любом ином использовании, цель должна быть выделена для атаки.
Запрещено также использование зажигательных средств в отношении лесов и иной растительности, за исключением случаев их активного использования противником в военных целях. При этом не следует забывать и принцип их пропорциональности и военной необходимости.
Лазерное оружие. Лазер получает все более широкое применение в военных целях. Он используется, в частности, для точного наведения авиабомб. Эффективность такого оружия была продемонстрирована в ходе военных действий против Ирака. Такое использование не может не оцениваться положительно с точки зрения международного гуманитарного права. Тем не менее и подобное использование имеет побочный эффект, прежде всего ослепление, что никак не отвечает принципу непричинения излишних страданий.
В результате в 1995 г. был принят специальный Протокол об ослепляющем лазерном оружии. Заслуживает внимания то, что это уже четвертый протокол, принятый регулярно собирающейся Конференцией государств — сторон в Конвенции о запрещении или ограничении применения обычного оружия, которое может причинять излишнее повреждение или иметь неизбирательное действие. Создание международного органа, который регулярно обсуждает ход развития военной техники и принимает соответствующие нормы, нельзя недооценивать. Что же касается самого четвертого Протокола, то он нескоро вступит в силу. Тем не менее начало процессу формирования норм, ограничивающих применение лазерного оружия, положено.



ОГЛАВЛЕНИЕ