ОГЛАВЛЕНИЕ

СООТНОШЕНИЕ ПОЛОЖЕНИЙ ГРАЖДАНСКОГО КОДЕКСА И ЗАКОНА ОБ АКЦИОНЕРНЫХ ОБЩЕСТВАХ
Г.Д. Голубое
осле принятия Государственной Думой 24 ноября 1995 г. Федерального закона "Об акционерных обществах"' (далее - Закон об АО) ряд ученых и практических работников подвергли его довольно жесткой критике, указывая на то, что он противоречит Гражданскому кодексу.
Действительно есть вопросы, которые в Законе регулируются несколько иначе, нежели в Кодексе. Целью настоящей статьи является рассмотрение важнейших из них. Следует отметить, что при подготовке Закона об АО были сделаны попытки привести его в буквальное соответствие с ГК, но вследствие имевшихся возражений были сознательно приняты иные решения.
Остановимся на первом вопросе, по которому в двух актах есть разночтения. В статье 96 ГК предусмотрено, что "правовое положение акционерного общества и права и обязанности акционеров определяются в соответствии с настоящим Кодексом и законом об акционерных обществах" (п. 3). Возможность устанавливать особенности правового положения акционерных обществ (далее - АО) предусматривается только для тех из них, которые созданы путем приватизации государственных и муниципальных предприятий. В том же пункте статьи 96 ГК указывается, что особенности правового положения
СЗ РФ, 1996, №1, ст. 1; №25 ст. 2956.
167
таких АО определяются также законами и правовыми актами о приватизации этих предприятий. На мой взгляд, пункт 3 статьи 96, точнее, его второй абзац, написан неудачно. Это связано с тем, что к моменту завершения работы над первой частью ГК реально существовали особенности создания и деятельности АО, которые были определены Законом РСФСР от 2 декабря 1990 г. "О банках и банковской деятельности в РСФСР"^ и другими законодательными актами, подзаконными актами для инвестиционных институтов, а также для страховых компаний.
При подготовке Закона об АО стал вопрос о том, позволяет ли статья 96 ГК предусмотреть возможность устанавливать особенности правового положения АО в сфере банковской, страховой и инвестиционной деятельности. Авторы проекта этого закона пришли к выводу, что сохранить возможность устанавливать такие особенности необходимо. Противоречит ли это Кодексу? Необходимо обратить внимание на то, что для банков, страховых компаний и инвестиционных институтов особенности их правового положения в соответствии с Законом об АО (п. 3 ст. 1) могут быть установлены только законом. И если до этого такие особенности были установлены подзаконными актами, то действие этих особенностей не сохраняется. Так, в отношении инвестиционных институтов, где законов на этот счет не было, никаких особенностей их положения Закон об АО не сохраняет и не дает возможности применять положения подзаконных актов.
Хотелось бы обратить внимание на суть того, что в ГК было предусмотрено в отношении правового положения АО, созданных путем приватизации. Формулировка пункта 3 статьи 96 ГК и в этом отношении, на мой взгляд, не очень удачна, потому что в ней сказано буквально следующее: "Особенности правового положения акционерных обществ, созданных путем приватизации государственных и муниципальных предприятий, определяются также законами и иными правовыми актами о приватизации этих предприятий". Здесь не установлены никакие предельные сроки, в течение которых могут действовать законы и правовые акты о приватизации в отношении акционерных обществ, созданных на базе государственных и муниципальных предприятий. Это неверно и практика показала, что надо ограничивать во времени действие законодательства о приватизации. Еще до принятия Закона об АО на совещании по
^ Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР, 1990, № 27, ст. 357.
судебной практике в Высшем Арбитражном Суде этот вопрос обсуждался с участием представителей Госкомимущества. Участники совещания пришли к выводу, что срок действия законодательства о приватизации в отношении правового положения акционерных обществ такого рода должен быть ограничен, и были выработаны определенные критерии. Когда же разрабатывался Закон об АО, в его статью 1 был включен пункт 5, где прямо предусмотрено, что особенности правового положения АО, созданных при приватизации государственных и муниципальных предприятий, действуют до того, как будет продано 75 процентов принадлежащих государству акций, но не позднее, чем окончатся сроки приватизации, определенные планом приватизации.
Особо хотелось остановиться еще на одном моменте. По тактическим соображениям в статье 1 Закона об АО предусмотрели, что особенности создания акционерных обществ на базе колхозов, совхозов и предприятий, обслуживающих сельское хозяйство, также могут устанавливаться другими законами. Но то, что создано на базе колхозов и совхозов, это акционерные общества только по названию. На самом деле эти образования не соответствуют природе акционерного общества. Тем более совершенно, на мой взгляд, необъяснима возможность устанавливать особенности правового положения акционерных обществ, созданных на базе предприятий, которые перерабатывают сельскохозяйственную продукцию или ремонтирует сельхозтехнику. Очевидно, что связь их деятельности с сельским хозяйством никаких особенностей для их правового статуса порождать не должна.
Второй вопрос - вопрос об ответственности акционеров и материнских компаний по долгам, соответственно, акционерных обществ, участниками которых они являются, и дочерних обществ. Не останавливаясь подробно на этом вопросе, лишь выскажу свое отношение к нормам, которые содержатся на этот счет в ГК, и нормам, которые добавлены в Законе об АО. С моей точки зрения, и те, и другие сформулированы неудачно. То, что записано в ГК (абз. 2 п. 3 ст. 56, абз. 3 п. 2 ст. 105), дает возможность очень широкого толкования ответственности акционеров и материнских компаний по долгам, соответственно, АО и дочерних компаний. В статье 6 Закона об АО соответствующие положения ГК дополнены следующим указанием: "Несостоятельность (банкротство) дочернего общества считается происшедшей по вине основного общества (товарищества) только в случае, когда основное общество (товарищество)
использовало указанные право и (или) возможность в целях совершения дочерним обществом действия, заведомо зная, что вследствие этого наступит несостоятельность (банкротство) дочернего общества". Такая формулировка напротив практически сводит к нулю возможность привлечения к ответственности акционеров и материнских компаний. И то, и другое неудачно. В постановлении Пленумов Верховного Суда и Высшего Арбитражного Суда от 1 июля 1996 г. формулировка значительно лучше, но, к сожалению, она, по моему мнению, не полностью соответствует рассматриваемым законам. Полагаю, что законодателю следовало бы внести уточнения в оба закона - и в ГК, и в Закон об АО.
Следующий вопрос: преимущественное по отношению к третьим лицам право закрытого АО на приобретение акций, продаваемых акционерами. В чем здесь вопрос? В Кодексе предусмотрено, что акционеры закрытого АО имеют преимущественное право перед третьими лицами на приобретение акций, продаваемых другими акционерами этого общества (п. 2 ст. 97). Самому акционерному обществу ГК такого права не предоставляет. В то же время в Законе об АО предусмотрено право общества на приобретение собственных акций. Но как общество сможет реализовать это право, если оно не будет иметь преимущества перед третьими лицами на приобретение акций, после того, как от их покупки отказались акционеры? Поэтому в Законе об АО предусмотрено, что если акционеры не приобрели акции, продаваемые другими акционерами, то АО может иметь преимущественное право перед третьими лицами на приобретение этих акций. Это право может быть предусмотрено непосредственно в уставе акционерного общества. Такой нормы в ГК не было. Она в определенной степени ограничивает право акционеров на свободную продажу третьим лицам своих акций, но тем не менее, мне думается, это положение служит на пользу общества. Иначе оно не сможет приобрести акции по решению общего собрания для уменьшения размера уставного капитала, что в ряде случаев является необходимым.
Существенный вопрос, который является новым в Законе об АО по отношению к ГК, это вопрос о впервые появившемся в нашем законодательстве понятии "объявленные акции". До сих пор, начиная с постановления Совета Министров СССР от 19 июня 1990 г. № 590, утвердившего Положение об акционерных обществах^ понятия этого в нашем законодательстве не существовало.
Основное несоответствие Закона об АО Гражданскому кодексу в этом вопросе заключается в том, что ГК относит к исключительной компетенции общего собрания решение вопроса об изменении устава, в том числе и в связи с увеличением уставного капитала. В то же время Закон об АО дает возможность предусмотреть в уставе общества передачу права решения вопроса об увеличении размера уставного капитала совету директоров. Когда этот вопрос обсуждался и были высказаны сомнения в правомерности передачи вопросов, отнесенных ГК к исключительной компетенции общего собрания, на решение совета директоров общества, были высказаны следующие возражения. В соответствии с ГК нельзя передавать такие вопросы исполнительному органу общества. Но совет директоров таковым не является, поэтому прямого запрещения на передачу вопросов, отнесенных к исключительной компетенции общего собрания, совету директоров в Кодексе не содержится. Если же авторы проекта ГК имели в виду иное, они должны были прямо указать это в тексте. А коль скоро в ГК такого запрещения нет, законодатель вправе принять решение о возможности передачи отдельных вопросов, отнесенных Кодексом к исключительной компетенции общего собрания АО на решение совета директоров общества, что и было сделано в Законе об АО. Правда, по Закону об АО совет директоров может принять решение о размещении акций только в пределах количества так называемых "объявленных" акций. А вот решение о количестве объявленных акций для данного общества о том, какие виды акций и на каких условиях могут быть размещены, принимается общим собранием и только в пределах, определенных общим собранием, совет директоров может решать вопрос о размещении акций.
Надо сказать, что появление института объявленных акций, с точки зрения практикующих юристов, оправдывает себя. Мы столкнулись, в частности, с тем, что крупные иностранные инвесторы готовы вкладывать большие суммы лишь при условии, что им будет гарантировано получение контрольного или иного крупного пакета акций общества. При этом необходимо учитывать, что крупные инвестиции не могут быть осуществлены в течение года. На это требуется, как правило, не менее 3-5 лет. Конструкция, предусмотренная в Законе об АО, дает значительно более широкие возможности иностранным инвесторам для осуществления капиталовложений с гарантированием при этом их прав на получение акций акционерного общества, в которое они вкладывают средства. Права инвестора в
СП СССР 1990 № 15,
170
этом случае обеспечиваются тем, что до начала внесения инвестиций общим собранием акционеров общества может быть определено количество объявленных акций, целиком рассчитанных на данного инвестора, с тем чтобы совет директоров каждый год мог принимать решения о размещении количества акций, соответствующего размеру инвестиций, которые в этом году были внесены. Это дает определенные гарантии и инвестору, и самому АО, потому что оно будет "отоваривать" акциями лишь те инвестиции, которые им реально получены.
Попутно Закон об АО исправил неточность, которая была допущена при подготовке проекта ГК. В Законе написано, что вопросы, отнесенные к исключительной компетенции общего собрания, не могут быть переданы не только исполнительному органу общества, но и совету директоров, кроме случая, когда совету директоров уставом АО разрешено принимать решения об увеличении уставного капитала.
Следующий вопрос - это случаи, в которых акционерному обществу не разрешается выплачивать дивиденды. В Кодексе (п. 3 ст. 102) случаи, когда ограничивается возможность общества выплачивать дивиденды, сводятся к двум ситуациям. Это не допускается, во-первых, до полной оплаты всего уставного капитала. И, во-вторых, если стоимость чистых активов общества меньше его уставного капитала и резервного фонда либо станет меньше их размера в результате выплаты дивидендов. Сейчас в статье 43 Закона об АО дополнительно предусмотрены ограничения на выплату дивидендов и в ряде других случаев. В частности, нельзя выплачивать дивиденды до выкупа всех акций, которые общество обязано выкупить в соответствии со статьей 75 Закона об АО, нельзя выплачивать дивиденды, если на момент их выплаты общество отвечает признакам несостоятельности, предусмотренным законом, или будет . отвечать таким признакам после выплаты дивидендов и др. Эти дополнения направлены на обеспечение стабильности финансового положения акционерного общества и защиту интересов его кредиторов.
Следующий вопрос - это случаи создания совета директоров. Надо сказать, что вообще природа этого органа, фигурировавшего в первоначальных проектах ГК лишь под названием "наблюдательного совета", претерпела в ходе разработки Кодекса и Закона об АО очень серьезные метаморфозы. Первоначально мы исходили из того, что наблюдательный совет будет в основном органом, кон-
тролирующим в интересах акционеров деятельность исполнительных органов общества по выполнению решений, принятых на общем собрании. Потом под влиянием промышленного "лобби" постепенно природа этого наблюдательного совета и его название стали меняться. Он назван был "советом директоров" и лишь в скобках -"наблюдательным советом" и в основном стал руководящим органом, в компетенцию которого входит решение целого ряда важнейших вопросов деятельности АО.
В соответствии с ГК совет директоров (наблюдательный совет) создается в обществе с числом акционеров более пятидесяти (п. 2 ст. 103). Формулировка эта представляется не очень удачной, потому что из нее не вполне ясно, можно ли создавать совет директоров в обществе с числом акционеров менее пятидесяти. В своей практической деятельности мы пытались толковать формулировку ГК так, что в обществе, где меньше пятидесяти акционеров, совет директоров можно создавать, а в обществе с числом акционеров более пятидесяти - создание совета директоров обязательно. Закон об АО стал на такую же позицию, что и мы. Закон исходит из презумпции, что совет директоров создается в любом АО. Но в уставе общества с числом акционеров менее пятидесяти может быть предусмотрено, что функции совета директоров осуществляет общее собрание акционеров. На мой взгляд, существенных противоречий между ГК и Законом об АО в этом вопросе нет, хотя сформулированы эти нормы по-разному.
В вопросе о создании филиалов и представительств, на первый взгляд, есть прямое противоречие Закона об АО Кодексу. Законом создание филиалов и предсяавительств АО отнесено к компетенции совета директоров (подп. 15 ч. 2 ст. 65). В то же время и в ГК (п. 3 ст. 55), и в Законе (п. 3 ст. II) предусмотрено, что перечень филиалов и представительств должен обязательно содержаться в уставе общества. Следовательно, любое создание обществом филиала или представительства влечет за собой необходимость внесения изменений в его Устав. А это является исключительной компетенцией общего собрания. Как здесь подходить к толкованию и применению Закона об АО? На мой взгляд, выход из положения в следующем. Совет директоров может принять решение о создании филиала или представительства. К ближайшему собранию он должен подготовить предложения о внесении соответствующих изменений в устав АО и передать эти предложения на рассмотрение общего собрания акционеров. Если общее собрание акционеров одобрит пред-
172
ложения совета и внесет изменения в устав, - филиалу или представительству существовать. Если отклонит, - совет директоров должен будет упразднить созданный им филиал или представительство.
Вопрос о структуре исполнительных органов. Сколько вариантов построения исполнительных органов АО может существовать? По буквальной редакции ГК может быть три варианта: индивидуальный исполнительный орган, коллегиальный и оба (п. 3 ст. 103). В Законе об АО предусматривается возможность только двух вариантов построения исполнительных органов: только индивидуальный или индивидуальный и коллегиальный. При подготовке проекта Закона об АО исходили из того, что все-таки формулировка ГК не очень категорична и, при несколько вольном ее толковании, может быть понимаема таким образом, что можно обойтись двумя вариантами построения исполнительных органов. Тем более что только коллегиальный исполнительный орган в обществе реально существовать не может. Ведь кто-то должен от имени общества заключать сделки, издавать приказы, принимать на работу сотрудников и увольнять их, объявлять выговоры и благодарности, разрешать другие вопросы, которые должно решать конкретное должностное лицо. Вот, исходя из этого, Закон об АО и предусмотрел лишь два варианта построения исполнительных органов в АО.
И последний вопрос. Может ли акционер знакомиться с бухгалтерскими книгами и иной документацией общества? Согласно статье 67 ГК акционер может в установленном учредительными документами порядке получить информацию о деятельности АО. В то же время Закон об АО не предусматривает права акционера быть допущенным к документам бухгалтерского учета и протоколам заседаний коллегиального исполнительного органа общества. Это положение Закона об АО преследует цель воспрепятствовать конкурентам в получении ими возможности знакомиться с конфиденциальными документами АО путем приобретения одной или нескольких акций.
Однако норма, по-видимому, получилась чрезмерно жесткой и при подготовке изменений Закона об АО следовало бы предусмотреть право требовать допуска к указанным документам для акционеров, владеющих не менее чем 10 процентами акций или другим достаточно крупным пакетом акций.
В заключение следует заметить, что вопросов при применении Закона об АО на практике возникает очень много. Значительную помощь в этом практическим работникам окажет постановление
Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 2 апреля 1997 г. № 4/8 «О некоторых вопросах применения Федерального закона "Об акционерных обществах"^. Однако всех проблем оно все-таки не решает, и потому для обеспечения единообразного применения законодательства об АО необходимо, на наш взгляд, в самое ближайшее время подготовить и внести в установленном порядке предложения о синхронном уточнении обоих указанных законов - и ГК, и Закона об АО.
* Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ, 1997, №6, с. II - 18.
174
175



ОГЛАВЛЕНИЕ