ОГЛАВЛЕНИЕ

ПРАВОВАЯ ПРИРОДА ПРОЦЕНТОВ ГОДОВЫХ ПО ДЕНЕЖНЫМ ОБЯЗАТЕЛЬСТВАМ (практические и теоретические аспекты применения новых положений ГК РФ)
М.Г. Розенберг
ключение в Гражданский кодекс России ряда новых правил, регулирующих применение процентов годовых по денежным обязательствам, послужило толчком к возобновлению в литературе и судебно-арбитражной практике дискуссии о правовой природе таких процентов'. Тот или иной подход к этой проблеме в значительной мере предопределяет решение ряда актуальных вопросов, с которыми приходится сталкиваться при рассмотрении на
К числу работ, в которых в советской юридической литературе эта проблема ранее рассматривалась, следует прежде всего отнести труды Л.А. Лунца (Лунц Л.А. Деньги и денежные обязательства. - М., 1927; Лунц Л.А. Денежное обязательство в гражданском и коллизи-онномправекапиталистическихстран.-М., 1948;ЛунцЛ.А.Последствия неисполнения обязательств (глава VII). - В кн.: Новицкий И.Б., Лунц Л.А. Общее учение об обязательстве / Всесоюзн. ин-т юрид. наук. - М„ 1950. (Курс советского гражданского права)). Уделено внимание этой проблеме и в работах И.Б. Новицкого (см. Новицкий И.Б. Обязательственное право. 1. Общие положения: Комментарий к ст. 106-129 [Гражданского кодекса] / Под ред. А.М. Винавера и И.Б. Новицкого.-М., 1925), О.Н.Садикова (см. Садиков О.Н. Обеспечение исполнения внешнеторгового договора: Учебное пособие / Всесоюзн.академиявнешнейторговли.-М., 1979;СадиковО.Н.Обес-печение исполнения договора (глава X). - В кн.: Поздняков B.C., Садиков О.Н. Правовое регулирование отношений по внешней торговле СССР: В 2-х частях / Всесоюзн. академия внешней торговли. - 4.1. -М., 1985; Садиков О.Н. Уплата процентов по денежным обязательствам - Хозяйство и право, 1987, № 8), Б.И. Пугинского (см. Пугинс-кий Б.И. Гражданско-правовые средства в хозяйственных отношениях. - М., 1984). Обзор советской и иностранной литературы по этому вопросу и соображения автора содержатся в статье Н.Г. Вилковой (Вилкова Н.Г. Проценты годовые по денежным обязательствам из договора внешнеторговой купли-продажи - Материалы секции права ТПП СССР Вып. 34. - М., 1983). Отдельные соображения высказывались в комментариях к ГК РСФСР, учебниках гражданского права.
309
основе новых положений ГК многочисленных имущественных споров. К таким вопросам, в частности, относятся:
(1) являются ли проценты годовые мерой имущественной ответственности и соответственно должны ли использоваться при их применении общие правила ГК, регулирующие имущественную ответственность (например, ст. 401 и 404);
(2) освобождает ли должника от уплаты процентов невозможность исполнения основного денежного обязательства;
(3) должен ли кредитор для взыскания процентов годовых доказывать размер понесенного ущерба;
(4) вправе ли суд по своей инициативе или по ходатайству должника уменьшить размер взыскиваемых процентов годовых, предусмотренных законом или договором, если он придет к выводу о их явной несоразмерности последствиям нарушения обязательства или будет доказано, что кредитору причинены убытки в меньшем размере либо, что должник не получил доход или получил его, но в меньшем объеме;
(5) допустимо ли при просрочке исполнения денежного обязательства взыскание процентов годовых за пользование чужими денежными средствами наряду с неустойкой за просрочку платежа.
Хотя постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 1 июля 1996 г. № 6/8 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации"^ и внесло ясность в некоторые практические аспекты применения предписаний ГК, регулирующих денежные обязательства, тем не менее в этом документе не определена правовая природа процентов годовых и не содержатся ответы на указанные выше вопросы.
11ри исследовании проблемы необходимо, на наш взгляд, учитывать ряд моментов.
Во-первых, положения нового ГК, относящиеся к денежным обязательствам, в силу произошедших существенных изменений в экономической политике государства и экономике страны по своему содержанию сблизились, а в ряде случаев и прямо совпадают с предписаниями ГК РСФСР 1922 г. Поэтому весьма важно учитывать подходы советской (российской) юридической науки к соответствующим предписаниям ГК РСФСР 1922 г. В этой связи утра-
Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ, 1996, №9, с. 5-20.
чивают практическое значение (хотя и сохраняют историческую ценность) те соображения, которые были рассчитаны на плановый характер отношений между советскими социалистическими организациями. Имеются в виду, в частности, подходы, основанные на части 2 статьи 226 ГК РСФСР 1964 г. и хозяйственном законодательстве СССР.
Во-вторых, предписания нового ГК, как и ГК РСФСР 1922 г., по вопросам, относящимся к исполнению денежных обязательств, учитывают традиции римского права. По своему содержанию из законодательств иностранных государств они ближе всего к положениям германского права.
В-третьих, в условиях перехода к рыночной экономике при толковании норм ГК, относящихся к процентам годовым, целесообразно учитывать накопленный опыт решения этой проблемы в международном коммерческом обороте. В связи с этим большой интерес представляют подходы, нашедшие отражение в Принципах международных коммерческих договоров, разработанных УНИДРУА (Международным институтом по унификации частного права) при участии российских экспертов и опубликованных на английском языке в 1994 году\
В.
советской юридической литературе применительно к положениям ГК РСФСР 1922 г. не существовало серьезного расхождения во мнениях относительно правовой природы процентов годовых за пользование чужими денежными средствами. В своем основном труде о денежных обязательствах Л.А. Лунц высказал мнение, что "проценты представляют собой периодически начисляемое на должника вознаграждение за пользование "чужим" (т.е. подлежащим возвращению управомоченному лицу) капиталом в размере, не зависящем от результатов использования капитала ..."*. В последующих работах Л.А. Лунц развил указанное положение, особо обратив внимание на то, что "было бы неправильно утверждать, что процен-
Полный текст этого документа в переводе А.С. Комарова на русский язык помещен в моей книге "Контракт международной купли-продажи. Современная практика заключения. Разрешение споров" (М., 1996). Текст соответствующих положений, названных в этом документе "Проценты годовых при неплатеже", см. Розенберг М.Г. Ответственность за неисполнение денежного обязательства: комментарии к Гражданскому кодексу РФ. - М„ 1995, с. 10. Текст Принципов с комментариями см. Принципы международных коммерческих договоров / Пер. с англ. А.С. Комарова. - М„ 1996. Лунц Л.А. Деньги и денежные обязательства, с. 82 - 83.
310
311
ты, причитающиеся кредитору в случае просрочки должника, являются формой возмещения убытков, ибо проценты и в этом случае причитаются кредитору независимо от наличия или отсутствия убытков у кредитора. Таким образом, обязанность платить проценты всегда остается вознаграждением за пользование чужим капиталом"^. Особо Л.А. Лунц подчеркивал, что требование об уплате узаконенных процентов подлежит удовлетворению должником "без представления каких-либо доказательств об убытках со стороны кредитора"^. В работе 1950 года проценты годовые не квалифицировались Л.А. Лунцем в качестве убытков от неисполнения в срок. Он указывал на то, что "сумма процентов подлежит уплате не взамен возмещения убытков от просрочки должника, а в счет этих убытков. Поэтому кредитор имеет право требовать возмещения убытков в части, превышающей названную сумму процентов, если докажет наличие таких убытков"^. Такую позицию о соотношении процентов годовых за пользование чужими средствами и убытков Л.А. Лунц пос-ледовательноотстаиваливработе 1927года^ПосколькуГКРСФСР 1922 г. в отличие от ГК РФ (п. 2 ст. 395) не содержал предписания, позволяющего кредитору требовать возмещения убытков в части, превышающей сумму процентов, такая позиция имела важное практическое значение.
Комментируя статью 110 ГК РСФСР 1922 г., И.Б. Новицкий отметил, что "под именем процентов разумеют в хозяйственной жизни вознаграждение, которое должник обязан платить кредитору за пользование капиталом. Этот эквивалент определяется поэтому в пропорциональном отношении к сумме капитала и периоду времени, в течение которого капитал находится а пользовании"". В комментарии к статье 121 ГК РСФСР 1922 г. И.Б. Новицкий указывает, что "самый факт просрочки независимо от содержания обязательства служит основанием для начисления на денежный долг процентов за время просрочки, хотя бы долг был беспроцентный. Размер процента определяется тогда ст. 110'"°, т.е. узаконенным процентом.
Лунц Л.А. Денежное обязательство в гражданском и коллизионном праве капиталистических стран, с. 63. Лунц Л.А. Последствия неисполнения обязательств, с. 389. Там же. Ср. Вилкова Н.Г. Указ. соч., с. 54. См. Лунц Л.Д. Деньги и денежные обязательства, с. 83. Новицкий И.Б. Указ. соч., с. 28. Там же, с. 61.
Интересен тот понятийный ряд, который использовали Д.А. Лунц и И.Б. Новицкий для определения подхода к правовой природе процентов годовых за пользование чужими средствами. Проценты годовые сравниваются ими с дивидендом (размер которого зависит от хозяйственных результатов использования капитала), рентой (уплачиваемой за пользование "чужим" капиталом без возвращения этого капитала) и амортизационными платежами, которые слагаются из текущих процентов на капитал и взносов на погашение долга по возврату капитала".
В комментарии к ГК РСФСР 1922 г., изданном в 1924 г. Институтом советского права, С.И. Раевич подчеркивал, что узаконенные проценты при просрочке исполнения денежного обязательства подлежат уплате должником также и в случае, когда "долг был беспроцентным или с меньшим ростом"^ (то ес^ь с более низким размером процента).
Вместестемвсудебнойпрактике 1924-1925 гг.,какследуетиз публикаций^, применительно к возможности взыскания убытков, вызванных просрочкой исполнения денежных обязательств, встречались утверждения, что "в ст. 121 ГК прямо указан один из видов таковых убытков: проценты за все время просрочки, подлежащие уплате во всяком случае". В то же время обращалось внимание на необоснованность квалификации условия договора сторон об уплате двойной суммы долга при неисправности должника в качестве соглашения о неустойке, поскольку закон (ст. 121 ГК) предусматривает при просрочке исполнения уплату процентов^.
В книге профессора Берлинского университета Г. Дернбурга, в которой изложены, в частности, подходы к рассматриваемой проблеме в римском и германском праве, отмечается, что согласно господствующему определению проценты "составляют вознаграждение за пользование капиталом, состоящим в деньгах или заменимых вещах"^. При определении понятия "проценты" Г. Дернбург использует тот же понятийный ряд, что и Л.А. Лунц и И.Б. Новиц-
См. Лунц Л.А. Деньги и денежные обязательства, с. 82-83; Новицкий И.Б. Указ. соч., с. 28.
Гражданский кодекс РСФСР: Комментарии / Под ред. А.Г. Гойхбар-га, И.С.Перетерского, З.Р. Теттенборн. - Выпуск III. Обязательственное право. - М.-Пг., 1924, с. 30.
См. Гражданский кодекс РСФСР с постатейными систематизированными материалами. - М., 1926, с. 412.
См. Гражданский кодекс РСФСР с постатейными систематизированными материалами, с. 411 - 412.
Дернбург Г. Пандекты. Обязательственное право / Пер. с нем. под ред. П.А. Соколовского. - М„ 1900, с. 99.
312
313
кий (проценты-рента-дивиденд-амортизационные взносы). При этом он подчеркивал, что проценты являются таким взносом, который должник обязан выплачивать независимо от того, приносит ли ему прибыль чужой капитал". Как указывает Г. Дернбург, применительно к договору купли-продажи покупатель должен платить проценты на покупную цену с момента передачи ему купленной вещи, поскольку он не должен безвозмездно пользоваться купленной вещью и в то же время извлекать для себя выгоды из покупной цены^. При этом он обращает внимание на положение параграфа 452 ГГУ (содержание которого аналогично п. 3 ст. 486 нового российского ГК). Исключением из этого общего правила являются договоры о продаже в кредит. В таких договорах подразумевается, что проценты не уплачиваются до наступления срока платежа, поскольку в подобных договорах проценты за время до наступления срока платежа обычно включаются заранее в цену товара'* (на этих же соображениях основаны предписания п. 4 ст. 488 ГК России).
1 Применительно к предписаниям о процентах ГК РСФСР 1964 г. в советской юридической литературе были высказаны различные точки зрения.
Согласно мнению Б.И. Пугинского, проценты годовые за пользование чужими денежными средствами должны быть отнесены к средствам имущественного воздействия, представляющим собой нетипичные меры ответственности. Как считает автор, годовые проценты не могут быть отнесены к неустойке. Они предназначены компенсировать потери кредитора, хотя имеют очевидную вторую цель - наказание нарушителя^. Относительно соображений Б.И. Пугинского М.И. Брагинский отметил, что Госарбитраж СССР занимает по рассматриваемому вопросу прямо противоположную точку зрения^. При этом он сослался на Инструктивные указания Госарбитража СССР от 17 марта 1975 г. № И-1-7. Согласно пункту 38 этих Инструктивных указаний проценты годовые, будучи мерой имущественного воздействия, являются "платой за пользование чужими денежными средствами, а не видом санкций"^. Вместе с тем еле-
См. Дернбург Г. Указ. соч., с. 99-100. См. там же, с. 103. См. там же, с. 318.
См. Пугинский Б.И. Указ. соч., с. 140.
См. Договорное право стран-членов СЭВ и СФРЮ. - М„ 1986, с. 470. См. Систематизированный сборник инструктивных указаний Государственного арбитража при Совете Министров СССР. - М.„ 1983, с. 162.
дует отметить, что такой подход Госарбитражем СССР применялся лишь в случаях, когда имело место использование должником денежных средств кредитора при отсутствии просрочки должника. Обоснование такого подхода Госарбитража СССР, на наш взгляд, весьма спорное, содержится в работах Ф.Х Либермана". Спорность подходов Госарбитража СССР к вопросу о взыскании процентов обоснованно отмечал О.Н. Садиков".
Как считает Н.Г. Вилкова, проценты годовые можно определить как денежные доходы, которые должник извлекает из необоснованного сбережения или пользования денежными средствами кредитора^. Отмечая акцессорный характер требования об уплате процентов, она исходит из необходимости выявления оснований, при которых возможно требование по основному обязательству. В качестве основания для взыскания процентов годовых она приводит статью 473 ГК РСФСР 1964 г., указывая, что взыскание процентов должно производиться независимо от вины должника в силу самого факта приобретения или сбережения имущества без установленного законом или сделкой основания. По ее мнению, основанием требования о взыскании процентов годовых служит противоправность действий должника, выразившаяся в неосновательном получении доходов от суммы сбереженных им денежных средств".
В комментарии к статье 226 ГК РСФСР 1964 г. М.И. Брагинский указывает, что проценты годовые не являются разновидностью неустойки (пени) и входят в само содержание долга. Поэтому к ним не могут применяться ни правила об уменьшении неустойки, ни правила о сокращенных сроках давности^. В этом же комментарии (к ст. 235) он пишет, что в денежных обязательствах исключается невозможность исполнения, равным образом она не создает экономической затруднительности исполнения^.
О.Н. Садиков отмечал, что проценты, которые подлежат уплате при несвоевременном выполнении денежных обязательств, следует отличать от неустойки. По своей экономической сущности про-
См., в частности, Либерман Ф.Х. Расчетная дисциплина при поставках.-М. ,1974,с.113-116. См.такжеЛиберман.Ф.Х.Укреп-ление расчетной дисциплины при поставках. - М„ 1967, с. 33 - 34. См. Садиков О.Н. Уплата процентов по денежным обязательствам, с. 50. См. Вилкова Н.Г. Указ. соч., с. 57. См. там же, с. 58 - 59.
См. Комментарий к Гражданскому кодексу РСФСР / Отв. ред. С.Н. Бра-тусь, О.Н.Садиков; ВНИИСЗ. - 3-е изд., испр. и доп. - М„ 1982, с. 270. См. там же, с. 277.
314
315
цент является ценой кредита. Следовательно, его взыскание представляет собой форму покрытия материальных потерь и процент должен быть признан разновидностью возмещения убытков. Такой вывод, как указывает О.Н. Садиков, имеет важное практическое значение. Он означает, что к процентам не должны применяться правила о неустойке: сокращенном шестимесячном сроке исковой давности и о допустимости снижения размера неустойки судом и арбитражем". В своих последующих работах О.Н. Садиков уточнил свое мнение. Сохранив позицию об отличиях процентов от неустойки, он отказался от утверждения, что проценты являются разновидностью возмещения убытков, указав (как об этом писал и Л.А. Лунц) на то, что взыскание процентов не должно исключать требования о возмещении понесенных убытков, если такие убытки превышают сумму процентов и были доказаны лицом, требующим их возмещения^. Особо отметил О.Н. Садиков, что проценты "должны взыскиваться при любом пользовании чужими денежными средствами"^.
В работе, опубликованной в 1974 г., применительно к процентам годовым, начисляемым на основании Общих условий поставок СЭВ, указывалось, что была бы необоснованной их квалификация в качестве одного из видов штрафа, аналогичного пени за просрочку платежа. Отмечалось, что включение в Общие условия поставок СЭВ нормы о начислении процентов годовых имело целью предоставить кредитору возмещение причитающихся ему доходов, которые он на законном основании получил бы, если бы должник своевременно уплатил ему сумму долга. Можно рассматривать их и как возмещение должником кредитору сумм, которые должник необоснованно получает в результате пользования денежными средствами, принадлежащими кредитору. В другом месте этой же работы высказывалось мнение, что норма о начислении процентов годовых имеет сугубо компенсаторные цели". Следует заметить, что в 1975 г. в Общие условия поставок СЭВ было внесено дополнительное положе-
^ См. Садиков О.Н. Обеспечение исполнения внешнеторгового договора, с. 5-6.
" См. Садиков О.Н. Обеспечение исполнения договора, с. 139 - 140. Аналогичное положение см. Садиков О.Н. Уплата процентов по денежным обязательствам, с. 50.
^ Садиков О.Н. Уплата процентов по денежным обязательствам, с. 50. ^ См. Розенберг М.Г. Некоторые вопросы применения Общих условий поставок товаров между организациями стран-членов СЭВ в практике Внешнеторговой арбитражной комиссии. - Материалы секции права ТПП СССР. Вып. 27.-М.. 1974, с. 49 и 51.
ние, исключившее возможность предъявления требования о возмещении связанных с просрочкой исполнения денежных обязательств убытков, превышающих сумму процентов годовых.
включенное в Основы гражданского законодательства 1991 г. положение о взыскании при просрочке исполнения денежного обязательства процентов годовых в качестве неустойки и сверх того (по обязательствам, связанным с предпринимательской деятельностью и иным денежным обязательствам юридических лиц) процентов годовых, подлежащих уплате за пользование чужими денежными средствами, породило разнобой в судебно-арбитражной практике и несовпадающие оценки в литературе".
ij отношении положений нового ГК России, регулирующих применение процентов годовых, в литературе не сложилось единого мнения.
Ряд авторов" считает, что проценты годовые, предусмотренные нормами ГК, представляют собой плату за пользование денежными средствами. Они не могут быть отождествлены ни с убытками, ни с неустойкой. Несовпадение в позициях состоит в том, что В.В. Витрянский относит проценты годовые к специальным мерам гражданско-правовой ответственности, в то время как, по нашему мнению, они таковой не являются. В определенной мере подход В.В. Витрянского может быть обоснован тем, что проценты годовые, как и сам основной долг, являются денежным обязательством и поэтому требования об их уплате регулируются специальными правилами о денежных обязательствах, учитывающими их особый ха-рактер(вчастности,приприменениист.401 и416ГК).Однакопри-знание процентов годовых мерой гражданско-правовой ответственности, на наш взгляд, не позволяет определить, на каком основании к требованиям об их уплате не применяются установленные законом принципы ответственности.
" См., в частности, Розенберг М.Г. Ответственность за неисполнение денежного обязательства, с. 12 - 13; Его же. Контракт международной купли-продажи, с. 88 - 89; Витрянский В.В. Проблемы арбитражно-судебной защиты гражданских прав участников имущественного оборота. Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора юридических наук / МГУ им. М.В. Ломоносова. - М., 1996, с. 29 - 30.
" См., в частности, Витрянский В.В. Проблемы арбитражно-судебной защиты гражданских прав..., с. 29 - 32; Розенберг М.Г. Ответственность за неисполнение денежного обязательства, с. 7 -9.
316
317
Сторонники этой точки зрения исходят из того, что правовая природа процентов годовых предопределяет следующие ответы на вопросы, поставленные в пункте 1 настоящей статьи: (1 и 2) к требованиям о взыскании процентов годовых за пользование чужими денежными средствами не применимы общие правила ГК об имущественной ответственности и соответственно невозможность исполнения основного денежного обязательства не освобождает должника от уплаты процентов; (3) для взыскания процентов годовых кредитор не должен доказывать ни факта понесенного ущерба, ни его размера; (4) суд не вправе ни по своей инициативе, ни по ходатайству ответчика уменьшить сумму подлежащих взысканию процентов, исчисленных в размере, предусмотренном законом или договором; (5) взимание процентов не препятствует удовлетворению требований кредитора о взыскании с должника законной или договорной неустойки.
В соответствии с прямыми предписаниями закона (п. 2 ст. 395) кредитор вправе требовать возмещения убытков, причиненных ему неправомерным пользованием его денежными средствами, в части, превышающей сумму процентов. К требованию о взыскании таких убытков применяются общие правила ГК об имущественной ответственности.
Вторая точка зрения^ сводится к тому, что проценты годовые по статье 395 ГК, будучи мерой имущественной ответственности, по своей юридической природе представляют собой предполагаемый размер упущенной выгоды. Это предположение может опровергать должник, доказав отсутствие пользования денежными средствами, и кредитор, доказав факт получения доходов должником в размере большем, чем сумма начисленных процентов. По мнению В.А. Белова, для применения статьи 395 "необходим факт пользования чужими денежными средствами. Хотя кредитор не обязан доказывать этот факт - предполагается, что должник, удерживающий средства, пользовался ими (обычно так и бывает) - ничто не мешает должнику доказать обратное". Как полагает автор, проценты годовые в силу статьи 395 ГК должны уплачиваться не за факт удержания, уклонения от возврата, приобретения или сбережения, а за незаконное пользование денежными средствами. При этом автор предлагает дополнить статью 395 ГК положением, позволяющим кредитору взыскивать с
См., в частности, Белов В.А. Юридическая природа процентов по статье 395 ГК РФ. - Бизнес и Банки, 1996, апрель, № 14.
должника проценты годовые в размере, предусмотренном этой статьей, в качестве абстрактных убытков, то есть не доказывая их размера.
В журнале "Хозяйство и право" (1996, № 7, с. 188) опубликован редакционный ответ на вопрос читателя: подлежат ли взысканию проценты за незаконное использование денежных средств (ст. 395 ГК) наряду с установленной в договоре неустойкой.
Исходя из того, что в статье 395 ГК установлен общий порядок применения гражданско-правовых санкций (иных, чем убытки и неустойка) за незаконное использование денежных средств, в ответе утверждается, что иные меры ответственности, предусмотренные законом или договором (например, неустойка за просрочку платежа) подлежат применению вместо процентов годовых, поскольку они являются специальными мерами. Соответственно кредитор, получивший имущественное удовлетворение за счет взыскания с должника неустойки, не вправе требовать выплаты процентов на основании статьи 395 ГК.
В этом же номере журнала "Хозяйство и право" опубликована статья", в которой освещается арбитражная практика разрешения споров по этому вопросу. Как следует из этой статьи, в арбитражной практике, хотя и не всегда последовательно, придерживаются прямо противоположного подхода. Следует обратить внимание на то, что Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ (постановлением № 7623/95 от 27 февраля 1996 г.) признал несостоятельной ссылку апелляционной инстанции Арбитражного суда Республики Башкортостан на то, что проценты, предусмотренные статьей 395 ГК, могут взиматься только в случае, если договором не установлена неустойка за неисполнение обязательств^.
В ряде опубликованных комментариев к статье 395 ГК либо отсутствуют соображения о правовой природе процентов годовых за пользование чужими денежными средствами, либо не совпадают суждения о ней, либо содержатся положения, которые могут породить споры о позиции автора комментариев.
Так, М.И. Брагинский называет проценты "нормативными убытками", обязанность уплаты которых наступает для должника "неза-
См. Гончарова Н. Новое гражданское законодательство: договор поставки и ответственность. - Хозяйство и право, 1996, №7, с. 113-118.
См. Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, 1996, № 7, с. 19 - 20.
318
319
висимо от того, понес ли кредитор соответствующие убытки, а если понес, то каким был их размер"".
В другом комментарии указывается, что "для ряда договоров предусматривается взыскание при просрочке платежа не процента годовых, а непрерывно текущей пени"^ и при этом не поясняется, допустимо ли предъявлять требования как об уплате такой пени, так и процентов годовых. В этом же комментарии (к ст. 416) содержится положение, важное для рассмотрения данной проблемы, согласно которому в денежных обязательствах невозможность исполнения исключается^.
В Комментарии части первой ГК РФ для предпринимателей^ подробно излагается то новое, что включено в ГК, но не высказывается мнение о правовой природе процентов годовых. В то же время, что представляется особо важным, содержится указание на то, что в соответствии с новыми правилами проценты должны уплачиваться "во всех случаях, когда имеют место факты пользования чужими денежными средствами"^ вследствие обстоятельств, предусмотренных в пункте 1 статьи 395 ГК.
В научно-практическом комментарии, опубликованном Институтом государства и права РАН", утверждается, что в статье 395 ГК регулируется "частный случай ответственности за неисполнение обязательств". Необходимость специального регулирования объясняется специфическим предметом денежного обязательства, имеющим особое значение и обладающим свойствами, присущими только ему (универсальность денег и их всеобщая эквивалентность). По мнению автора комментария, нарушение денежного обязательства выступает всегда в одной лишь форме - просрочки платежа. Основанием ответственности по денежному обязательству является сам
'" Брагинский М.И. Обязательства и способы их обеспечения: неустойка, залог, поручительство, банковская гарантия (комментарии к новому ГК РФ). Правовые нормы о предпринимательстве. Вып. 1. - М., 1995, с. 86.
^ Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой / Отв. ред. О.Н. Садиков. - М., 1995, с. 387.
^ См. там же, с. 404.
"" См. Комментарий части первой Гражданского кодекса Российской Федерации для предпринимателей / М.И. Брагинский, В.В. Витрянский, В.П. Звеков и др. - М., 1995. 0.316-319.
"' Комментарий части первой Гражданского кодекса Российской Федерации для предпринимателей, с. 316.
" См. Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть первая: Научно-практический комментарий / Отв. ред. Т.Е. Абова, А.Ю. Кабал-кин, В.П. Мозолин, Ин-т гос-ва и права РАН. - М., 1996, с. 593 - 595.
факт его нарушения, выражающийся в невозврате соответствующих денежных средств в срок. Автор считает, что уплата процентов является формой возмещения убытков кредитора, вызванных невозвратом должником причитающихся ему сумм. Реализация права кредитора на получение процентов не предполагает доказывания им своего фактического убытка, то есть размера процентов, уплаченных им самим за получение заемных средств, а также самого факта получения займа из-за просрочки исполнения денежного обязательства. Не должен доказывать кредитор и размер дохода, который получил должник, пользуясь его денежными средствами. Не зависит право кредитора и от того, как использовал его средства должник, в частности, какой он получил доход, использовал ли он эти средства вообще. Кредитору для удовлетворения его требования достаточно доказать размер ставки банковского процента в соответствии с требованиями статьи 395 ГК. К требованию кредитора о возмещении ему убытков в части, превышающей сумму процентов, должны применяться общие нормы, относящиеся к ответственности.
Как справедливо отметил В.В. Витрянский^, хотя постановление Пленума Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июля 1996 г. не дает прямого ответа на вопрос о правовой природе процентов за пользование чужими денежными средствами, тем не менее в нем имеются положения, свидетельствующие о том, что они не могут быть признаны разновидностью неустойки. При этом в качестве примера он ссылаетсяяна пункт 50 постановления. В этом пункте указывается: "... следует иметь в виду, что по отношению к убыткам проценты, так же как и неустойка, носят зачетный характер". Вместе с тем он обращает внимание на то, что в части второй ГК встречаются случаи, когда предусмотрено взимание процентов именно в качестве неустойки (об этом см. в п. 7.1 настоящей статьи).
^\нализ предписаний ГК, относящихся к процентам годовым, приводит к следующим выводам.
В ГК (части первой и части второй) имеется немалое число положений, предусматривающих уплату процентов за пользование чужими денежными средствами.
См. Витрянский В.В. Комментарий к постановлению Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 1 июля 1996 г., № 6/8 - Хозяйство и право, 1996, №9, с. 106-107.
320
321
Первая группа положений (ст. 395, 406) предусматривает общие последствия пользования чужими денежными средствами, применимые ко всем случаям независимо от основания пользования (договорного или внедоговорного). К этой же группе относятся и предписания ГК (ст. 319,337,363, 365, 384), устанавливающие очередность погашения требований по денежным обязательствам и положения о взыскании процентов при цессии, залоге и поручительстве.
При применении пункта 3 статьи 406 ГК возникает вопрос, как следует подходить к взысканию процентов годовых в случаях, когда просрочка возникла по вине обеих сторон (кредитора и должника). Как обоснованно было указано Президиумом Высшего Арбитражного Суда РФ**, к требованиям об уплате процентов годовых, взыскиваемых на основании статьи 395 ГК, неприменима статья 404 ГК, предусматривающая уменьшение размера ответственности должника в том числе и в случае, когда в силу закона или договора должник несет ответственность независимо от своей вины. Между тем само понятие просрочки кредитора, предусмотренное пунктом 1 статьи 406 и пунктом 2 статьи 408, вызывает актуальность постановки вопроса о применении в подобных случаях по аналогии предписаний статьи 404 ГК.
Представляется, что под предусмотренными в статье 319 ГК процентами понимаются только те проценты, которые подлежат уплате должником в качестве вознаграждения (платы) за пользование средствами кредитора (основной суммой долга). К их числу не могут быть отнесены проценты, представляющие собой неустойку за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств.
Применительно к отдельным видам возмездных договоров (например, договору займа - ст. 809, кредитному договору -ст. 819, договору банковского вклада - ст. 834 и 838, договору банковского счета - ст. 852) во второй группе положений проценты прямо квалифицированы в качестве платы за предоставление денежных средств одной стороной договора другой. В ряде статей ГК содержатся предписания о порядке применения этих положений (например, в ст. 810, 813, 814, 837-840, 853).
В третью группу входят предписания по отдельным вопросам, применимые к конкретным видам обязательств (например, к дого-
Постановление Высшего Арбитражного Суда РФ от 7 мая 1996 г. № 6960/95. - Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ, 1996, № 8, с. 51 -52.
вору купли-продажи - ст. 486, 488 и 489, ренте - ст. 588, договору банковского вклада - ст. 835, расчетным отношениям - ст. 866, неосновательному обогащению - ст. 1107). В положениях, относящихся к этой группе, как правило, содержатся прямые отсылки к статье 395. Вряд ли можно согласиться с встречающимся утверждением, что проценты, предусмотренные пунктом 3 статьи 866 ГК, представляют собой неустойку". На наш взгляд, коль скоро имело место неправомерное удержание банком принадлежащих клиенту денежных средств, а только в таком случае банк в соответствии с предписаниями этой статьи уплачивает проценты, предусмотренные статьей 395 ГК, применяется общее правило, установленное статьей 395 ГК. Представляется, что при применении статьи 866 ГК следует исходить из того, что удержание денежных средств клиента банком, списавшим их со счета клиента, но неисполнившим поручение клиента, предполагается. Соответственно, бремя доказывания иного возлагается на банк.
К четвертой группе относятся правила ГК, содержащие элементы, характерные для нескольких групп. Так, в соответствии с пунктом 4 статьи 487 возможны два варианта: при предоплате по договору купли-продажи (1) передача-товара произведена с просрочкой установленного срока и (2) вообще не произведена, в связи с чем предварительно уплаченная сумма возвращается.
При первом варианте проценты годовые явно носят характер имущественной санкции (неустойки). Второй вариант подпадает под действие предписаний об общих последствиях пользования чужими денежными средствами, предусмотренных пунктом 1 статьи 395. Аналогичный вопрос возникает и применительно к статье 856 ГК, устанавливающей ответственность банка за ненадлежащее совершение операций по банковскому счету. Предусмотренные в этой статье основания ответственности банка охватывают как случай, когда (1) банк необоснованно пользовался средствами клиента, списанными с его счета, так и (2) случай невыполнения указаний клиента о перечислении денежных средств с его счета либо об их выдаче, то есть случай, когда средства оставались на счете клиента. В первом случае применимы предписания об общих последствиях пользования чужими денежными средствами. Во втором случае проценты годовые подлежат взысканию в качестве имущественной сак-ции (неустойки).
См., в частности. Хозяйство и право, 1996, № 9, с. 107.
322
323
Применительно к случаям, когда взимание процентов годовых не связано с использованием чужих денежных средств, следует считать, что правила ГК предусматривают механизм исчисления неустойки, аналогичный установленному для начисления процентов годовых за пользование чужими денежными средствами. В этих правилах содержатся ссылки на порядок и размер начисления процентов, предусмотренных статьей 395 ГК.
Особое место в этой группе занимает статья 811 ГК. Применительно к беспроцентным займам она при невозвращении займа в срок выполняет те же функции, что и статьи ГК, отнесенные нами ко второй группе, то есть предусматривает уплату процентов в виде платы за-пользование чужими денежными средствами. По процентным же займам она явно предусматривает неустойку, уплачиваемую должником кредитору сверх платы за пользование его денежными средствами. Ссылка в ней на пункт 1 статьи 395 ГК служит лишь целям определения размера неустойки. Подход к применению статьи 811 ГК зависит от определения правовой природы процентов годовых, предусмотренных статьями 809 и 811 ГК, на что справедливо обращалось внимание в литературе^. Нередко в договорах займа (кредитных договорах) устанавливается дифференцированный размер процентов по периодам пользования денежными средствами, причем он существенно повышается по окончании срока, на который предоставлен заем. Не вызывает сомнений, что правовым основанием уплаты таких процентов за период, на который предоставлен заем, служит статья 809 ГК, то есть проценты в этом случае представляют собой плату за предоставление денежных средств. Что же касается уплаты процентов за период после истечения срока, на который был предоставлен заем, то, на наш взгляд, в силу статьи 811 ставка процента в той части, в которой она превышает размер платы, установленной в соответствии со статьей 809, должна рассматриваться в качестве меры имущественной ответственности за просрочку исполнения, то есть ее следует признать неустойкой. Возникает также вопрос о соответствии предписаниям ГК включения в договор займа (кредитный договор), наряду с повышенной процентной ставкой за период просрочки возврата суммы займа, также условия об уплате неустойки за просрочку платежа. Представляется, что практически совмещение таких договорных условий означало
См. Новоселова Л.А. Банковские сделки в Гражданском кодексе РФ 1996 года (глава 4). - В кн.: Правовое регулирование банковской деятельности / Под ред. Е.А. Суханова. - М., 1997, с. 109 - 110.
бы предоставление права на взыскание двух неустоек за одно и то же нарушение. Между тем кредитор вправе взыскать доказанные убытки, превышающие сумму неустойки. Видимо, следовало бы исходить из того, что такие договорные условия дают кредитору альтернативное право потребовать уплаты одной из этих договорных неустоек.
При определении размера подлежащих уплате процентов годовых в предписаниях второй группы и в статье 395, относящейся к первой группе, использованы отличающиеся выражения. Статья 395 предусматривает применение учетной ставки банковского процента, а предписания второй группы - ставки банковского процента (ставки рефинансирования). Однако эти отличия носят лишь терминологический характер: по содержанию эти правила полностью совпадают. Применение в части второй ГК иной терминологии было вызвано изменениями, внесенными в апреле 1995 г. (то есть после вступления в силу части первой ГК) в Закон РСФСР "О Центральном банке РСФСР (Банке России)"".
Правилом, содержащимся в двух первых фразах пункта 1 статьи 395 ГК^, установлены узаконенные проценты, подлежащие уплате за пользование чужими денежными средствами независимо от того, основано право на эти средства на договоре или законе. Это общее правило аналогично статье 110 ГК РСФСР 1922 г. Следует заметить, что последствия просрочки уплаты денежных средств регулировались другим правилом ГК РСФСР 1922 г. (ст. 121), в котором предусматривалась обязанность "во всяком случае уплатить за время просрочки узаконенные проценты, если договором не установлен более высокий размер процентов". Четвертая фраза пункта 1 статьи 395 в отличие от статьи 121 ГК РСФСР 1922 г. предоставляет сторонам договора право предусмотреть не только более высокий процент, чем узаконенный, но и снизить его. Нелишне заметить, что в римском праве законные проценты определялись при-
06 этом см. Розенберг М.Г. Ответственность за неисполнение денежного обязательства, с. 6-7, 35-36, 49-50. " 1. За пользование чужими денежными средствами вследствие их неправомерного удержания, уклонения от их возврата, иной просрочки в их уплате либо неосновательного получения или сбережения за счет другого лица подлежат уплате проценты на сумму этих средств. Размер процентов определяется существующей в месте жительства кредитора, а если кредитором является юридическое лицо, в месте его нахождения учетной ставкой банковского процента на день исполнения денежного обязательства или его соответствующей части".
324
325
менительно к средней высоте обычного в данной местности процента^.
В ГК РСФСР 1964 г. (ст. 226) предусматривалась уплата процентов годовых только для случая просрочки исполнения денежного обязательства. Что касается взыскания дохода, который был извлечен или должен быть извлечен из имущества (денежных средств), подлежащего возврату по обязательствам из неосновательного обогащения (ст. 473 ГК РСФСР 1964 г.), то по аналогии применялась статья 226 ГК РСФСР 1964 года. Е.А. Флейшиц, не давая юридической квалификации процентов годовых, отмечала: "Так как чаще всего неосновательное обогащение возникает на почве денежных расчетов, то доходом являются проценты на подлежащие возврату суммы "^.
Основы гражданского законодательства 1991 г., как отмечалось выше, содержали общее правило об уплате процентов годовых при просрочке исполнения денежных обязательств. Кроме того, в них имелось специальное правило (ч. 2 п. 3 ст. 133), предусматривавшее начисление процентов на сумму неосновательного денежного обогащения в размере средней ставки банковского процента, существующей в месте нахождения кредитора.
Следует отметить, что Положениями о поставках продукции (п. 67) и товаров (п. 58), утвержденными постановлением Совета Министров СССР от 25 июля 1988 г. № 888^, была предусмотрена уплата 5 процентов годовых за пользование неосновательно полученными поставщиком или покупателем денежными суммами при расчетах за продукцию (товары). Аналогичные предписания содержались и в ранее действовавших Положениях о поставках продукции и товаров. В инструктивных указаниях Госарбитража СССР от 17 марта 1975 г. № И-1-7 "О практике разрешения споров, связанных с расчетами за продукцию, товары и услуги" (п. 38)" содержалась расшифровка того, что следует понимать под пользованием одним предприятием или организацией денежными средствами другого предприятия или организации (повторная оплата одной и той
См., в частности, Дернбург Г. Указ. соч., с. 105. Флейшиц Е.А. Обязательства из причинения вреда и из неоснователь-.ного обогащения / Всесоюзн. ин-т юрид. наук. -М., 1951. с. 236. (Курс сов. гражданского права). Ср. Вилкова НГ Указ. соч., с. 54. СП СССР, 1988, № 24-25, ст. 70.
См. Систематизирбванный сборник инструктивных указаний Государственного арбитража при Совете Министров СССР, с. 162.
же продукции или услуг, неправильное применение цен и тарифов, оплата бестоварного счета и т.п.).
Наличие в ряде норм ГК прямых ссылок на статью 395 отнюдь не означает, что общие правила, содержащиеся в ней, неприменимы к другим отношениям, не регулируемым такими нормами. Наоборот, при наличии оснований, предусмотренных статьей 395, ко всем отношениям применимы ее общие правила, если только иное не вытекает из предписаний закона, а в установленных им пределах — из договора.
Так, например, на основании статьи 997 ГК комиссионер вправе удержать причитающиеся ему по договору комиссии суммы из всех сумм, поступивших к нему за счет комитента (то есть осуществить зачет встречных однородных требований). Но такой зачет в отношении расходов по хранению находящегося у комиссионера имущества комитента неправомерен, так как в силу статьи 1001 ГК комиссионер по общему правилу не имеет права относить такие расходы на счет комитента. Поскольку в данном случае имеет место неправомерное удержание средств, принадлежащих комитенту, он вправе на основании статьи 395 потребовать уплаты процентов за пользование его денежными средствами.
В ряде статей ГК (например, п. 2 ст. 475, п. 2 ст. 480), предусматривающих право на отказ от договора, отсутствуют прямые предписания об обязанности стороны, получившей в счет договора платежи, возвратить не только полученные суммы, но и проценты за пользование ими до возврата этих сумм. Из общих предписаний ГК следует, что кредитор в таких случаях вправе требовать также уплаты процентов за пользование его средствами. Следует в этой связи обратить внимание на то, что в соответствии со статьей 1103 ГК к требованиям одной стороны в обязательстве к другой о возврате исполненного в связи с этим обязательством применяются (если иное не установлено Кодексом, другими законами или иными правовыми актами и ке вытекает из существа обязательства) правила об обязательствах вследствие неосновательного обогащения. Между тем уплата процентов за пользование чужими средствами по таким обязательствам прямо предусмотрена пунктом 2 статьи 1107 и статьей 395 ГК.
В силу норм ГК основанием для требования об уплате процентов годовых за пользование чужими денежными средствами служит не только просрочка платежа. Она является лишь одним, наиболее часто встречающимся видом нарушения. Нередко при нару-
326
327
шениях договорных обязательств, влекущих за собой прекращение договора, в денежное обязательство трансформируются иные обязательства. В таких случаях проценты за пользование чужими средствами уплачиваются должником не за просрочку исполнения денежного обязательства, а за пользование денежными средствами кредитора за весь период, в течение которого они находились у должника. Например, по договору купли-продажи в силу пункта 4 статьи 487 при возврате предоплаты (в связи с тем, что товар не был передан покупателю) проценты годовые уплачиваются со дня, когда по договору передача товара должна была быть произведена до возврата предварительно уплаченной суммы. Между тем нередко вопрос о возврате предоплаты вместо исполнения продавцом обязательства в натуре ставится через длительное время после допущенного продавцом нарушения.
Основанием для требования кредитора об уплате ему должником узаконенных процентов служит сам факт нахождения у должника денежных средств, принадлежащих кредитору или подлежащих передаче ему собственных средств должника или средств третьих лиц. Это прямо вытекает из первой фразы пункта 1 статьи 395. Содержащийся в ней перечень обстоятельств, в силу которых средства, принадлежащие кредитору, или подлежащие передаче ему должником иные средства, оказались в пользовании должника, охватывает практически все возможные варианты. Смысл указания в этой фразе на неправомерность поведения должника заключается в том, что при правомерном нахождении средств кредитора у должника последний не обязан платить кредитору проценты за пользование его денежными средствами, если иное не предусмотрено законом или договором. Так, например, согласно статье 487 ГК при предоплате по договору купли-продажи у покупателя возникает право на начисление процентов на уплаченные продавцу денежные суммы лишь в случае, если продавец не исполнит обязанности передать покупателю товар в установленный срок. За время же нахождения этих средств у продавца, исполнившего обязательство по передаче товара в установленный срок, проценты не начисляются. В соответствии с пунктом 2 статьи 1107 при неосновательном обогащении проценты не начисляются за период, предшествующий моменту, когда приобретатель узнал или должен был узнать о неосновательности получения или сбережения средств. В силу пункта 3 статьи 406 ГК должник не обязан платить проценты по денежному обязательству за время просрочки кредитора, то есть при просрочке кредито-
pa закон признает правомерным удержание должником денежных средств, подлежащих передаче кредитору.
Таким образом, из пункта 1 статьи 395 следует, что в отношении требований об уплате процентов за пользование чужими денежными средствами не подлежат применению общие принципы ответственности, предусмотренные ГК. Вместе с тем, коль скоро кредитор на основании пункта 2 статьи 395 ГК требует возмещения убытков, превышающих сумму процентов годовых, к такому требованию подлежат применению общие правила ГК об ответственности.
^сопоставительный анализ положений ГК, в которых предусмотрено применение процентов годовых за пользование денежными средствами, приводит к следующим выводам.
Проценты годовые по денежным обязательствам являются особой понятийной категорией, которая не входит ни в понятие "убытки", ни в понятие "неустойка". Так, в статье 337 ГК выделены в качестве отдельных категорий, в частности, "проценты", "неустойка", "возмещение убытков, причиненных просрочкой исполнения". В статье 363 ГК в отдельные категории выделены, в частности, "проценты" и "убытки кредитора, вызванные неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства должником". Статья 365 ГК, предусматривающая право поручителя, исполнившего обязательство, требовать от должника уплаты процентов на сумму, выплаченную кредитору, и возмещения иных убытков, связанных с ответственностью за должника, также не дает оснований для иной трактовки. Для поручителя все суммы, выплаченные им кредитору задолжника, включая проценты, являются его убытками, подлежащими возмещению должником. В статье 384 ГК, регулирующей переход к кредитору прав по цессии, особо выделено право на неуплаченные проценты. Следует заметить, что "проценты" в этой статье не отнесены к правам, обеспечивающим исполнение обязательства (в число которых входит, в частности, неустойка). В статье 319, определяющей очередность погашения требований по денежным обязательствам, "проценты" также выделены в самостоятельную категорию. Из статьи 395 (п. 2) следует, как это справедливо отмечал Л.А. Лунц применительно к ГК РСФСР 1922 г., что сумма процентов подлежит уплате не взамен возмещения убытков от просрочки должника, а в счет этих убытков.
328
329
Как отмечалось выше, в положениях ГК, отнесенных нами ко второй группе (в частности, в ст. 809, 819, 834, 838, 852), проценты прямо квалифицированы в качестве платы (вознаграждения) за предоставление денежных средств одной стороной договора другой. В экономическом и юридическом отношении они совпадают с понятийной категорией процентов за пользование чужими денежными средствами, предусмотренной статьей 395 ГК. Отличие между ними состоит лишь в том, что право на их получение возникает по общему правилу в силу самого факта заключения договора, а право на получение процентов годовых по статье 395 ГК, имея в виду разные основания возникновения и обстоятельства конкретного случая, наступает в разные моменты. Вместе с тем и те и другие по общему правилу начисляются по день уплаты основной суммы долга.
С учетом изложенного проценты годовые должны быть квалифицированы в качестве эквивалентного возмещения за пользование чужими денежными средствами (аналогичного оплате цены товара, выполненных работ или оказанных услуг). Представляется, что не может служить основанием для квалификации процентов годовых за пользование чужими денежными средствами в качестве меры гражданско-правовой ответственности то обстоятельство, что статья 395 ГК включена в главу ГК "Ответственность за нарушение обязательств" и в ее названии использовано слово "ответственность", хотя в тексте статьи 395 ГК слово "ответственность" не употребляется. Это оказалось данью традиции: и в ГК РСФСР 1964 г. норма о процентах годовых содержалась в одноименной главе. В то же время в ГК РСФСР 1922 г. и в Основах гражданского законодательства 1991 г. она была включена в общие положения об обязательствах. Важным является то) что изменилось содержание самой нормы: с одной стороны, в ней установлены предписания, охватывающие существенно более широкий круг отношений, и, с другой стороны, основными ее положениями регулируются аспекты отношений, выходящие за рамки вопросов имущественной ответственности. Более точным с точки зрения системы ГК было бы назвать эту статью "Последствия пользования чужими денежными средствами", поместив пункты 1 и 3 в главу 22 ГК, а в главе 25 сохранить положение, содержащееся в пункте 2 статьи 395.
jj апреле 1996 г. в Исследовательском центре частного права при Президенте Российской Федерации состоялось обсуждение вопро-
сов, связанных с применен^е^статьи 395 ГК, в котором приняли участие разработчики проекта 1"К России. Хотя в ходе обсуждения мнения участников по проблеме правовой природы процентов годовых не совпали, тем не менее ими единодушно были поддержаны следующие подходы.
(1) При взыскании процентов годовых, являющихся денежным обязательством, дополнительным к основному долгу, неприменимы общие правила об ответственности, предусмотренные ГК (ст. 401,404).
(2) Проценты годовые, предусмотренные статьей 395 ГК, не могут быть квалифицированы в качестве неустойки.
(3) Поскольку проценты годовые не являются неустойкой) они могут быть взысканы наряду с неустойкой, а их размер не может быть снижен судом на основании статьи 333 ГК".
(4) К требованию кредитора, основанному на пункте 2 статьи 395 ГК, о взыскании убытков в части, превышающей проценты годовые, применяются общие правила об ответственности, предусмотренные ГК.
Подходы, поддержанные участниками обсуждения, соответствуют международной практике, применяемой в условиях рыночной экономики. Согласно Принципам международных коммерческих договоров, разработанных УНИДРУА в 1994 году) при просрочке платежа кредитор имеет право на проценты годовые независимо от того, освобождается ли должник от ответственности за неплатеж. Проценты начисляются с момента наступления срока платежа до момента уплаты. Кроме того, если неплатеж причинил кредитору больший ущерб, он имеет право на возмещение дополнительных убытков.
11а наш взгляд, только квалификация процентоь годовых за пользование чужими средствами, предусмотренных статьей 395 ГК, в качестве вознаграждения (платы) за пользование должником денеж-
При рассмотрении этого вопроса автором было высказано мнение, не поддержанное другими участниками обсуждения, согласно которому в виде исключения, когда размер процентов годовых определен в договоре на основании статьи 395 ГК на несоизмеримо более высоком уровне, чем учетная ставка банковского процента, суд вправе признать разницу между договорной и банковской ставками в качестве неустойки и соответственно снизить размер взыскиваемой суммы, исчисленной по договорной ставке, ввиду ее явной несоразмерности последствиям допущенного нарушения.
330
331
ными средствами, принадлежащими кредитору, безусловно позволяет судам исходить из изложенных выше подходов к применению этой нормы. Квалификация процентов годовых в качестве платы (вознаграждения) за пользование чужими средствами соответствовала бы и предписаниям статьи 327 ГК, признающей исполнением обязательства внесение денежной суммы в депозит нотариуса или суда. Коль скоро обязательство признается исполненным, отпадают основания для начисления платы.
Утверждение, что проценты годовые являются мерой имущественной ответственности неизбежно требует конкретной ссылки на норму закона, позволяющую не применять принципы имущественной ответственности, предусмотренные ГК, к этому виду неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательств.
Вызывают возражения соображения, что основанием для неприменения общих принципов ответственности должен в данном случае служить специфический предмет денежного обязательства. Действительно денежным обязательствам присущ специфический характер, и он учитывается, в частности, как отмечалось выше, при применении статей 401 и 416 ГК. Однако, закон не предусматривает возможности возлагать на должника возмещение убытков кредитору в силу самого факта неисполнения обязательства в случаях, когда отсутствуют предусмотренные законом основания для возложения на должника имущественной ответственности. Например, должником доказано, что неисполнение обязанности произвести оплату вызвано обстоятельствами непреодолимой силы (нарушением связи между банками должника и кредитора вследствие землетрясения). Вряд ли на основании предписаний ГК можно обосновать и тот подход, что сумма процентов годовых, исчисленных в соответствии со статьей 395 ГК, коль скоро проценты квалифицированы как вид убытков, не может быть снижена судом при представлении должником убедительных доказательств ее несоразмерности понесенному кредитором ущербу.
Нельзя согласиться и с квалификацией процентов годовых, предусмотренных статьей 395 ГК, в качестве неустойки. При внешней схожести с пеней (по способу исчисления) нет никаких оснований для признания процентов годовых способом обеспечения исполнения обязательств. Кроме того, при квалификации их в качестве неустойки, то есть одной из форм имущественной ответственности, остались бы неразрешенными указанные выше вопросы, поставленные относительно убытков. Следует особо подчеркнуть, что невклю-
чением в проект ГК (в отличие от Основ гражданского законодательства 1991 г.) положения о неустойке в виде процентов годовых за просрочку исполнения денежного обязательства имелось, в частности, в виду исключить те неясности, которые возникли при применении пункта 3 статьи 66 Основ гражданского законодательства 1991 г.
jj вопросе о путях обеспечения в судебно-арбитражной и договорной практике единообразного подхода к применению новых положений ГК, относящихся к процентам годовых по денежным обязательствам, наметилось два принципиальных подхода. Один из них состоит в том, чтобы четко определить правовую природу процентов годовых на основании анализа соответствующих предписаний ГК и накопленного опыта их применения с учетом сложившейся доктрины. Другой исходит из того, что можно и не определяя правового характера процентов годовых найти единые ответы на актуальные вопросы, используя метод разъяснения, в частности, путем принятия соответствующих постановлений Пленумов Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ.
На наш взгляд, оптимальным было бы сочетание предложений, из которых исходят сторонники первого и второго подходов, то есть определение в совместном постановлении Пленумов Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Сууа РФ правовой природы процентов годовых на основе предписаний нового ГК России, накопленного опыта их применения и сложившейся доктрины, и с учетом этого - принятие соответствующих разъяснений, которые содержали бы ответы на все актуальные вопросы.
332
333



ОГЛАВЛЕНИЕ