ОГЛАВЛЕНИЕ

Есть ли в России компьютерное право?
Волчинская Е.К., к.э.н.
Широкомасштабное производство и применение новых информационных технологий, то есть технологий, обеспечивающих накопление, хранение, обработку, распространение информации и базирующихся на использовании компьютерной техники и телекоммуникаций, поставило перед юристами и законодателями множество теоретических и практических вопросов. И прежде всего: возник ли новый объект регулирования? достаточно ли действующих норм? необходимо ли создавать новую самостоятельную отрасль законодательства?
Однозначных ответов пока нет, но есть уже некоторая практика.
Термин "компьютерное право" возник в промышленно развитых странах в середине нашего столетия в связи с широким использованием средств вычислительной техники и других, связанных с ними технических средств, в различных сферах общественной деятельности и частной жизни и формированием отношений, возникающих в процессе производства и применения новых информационных технологий.
Соответствующее законодательство довольно быстро развивается, стараясь учитывать развитие компьютерной техники и телекоммуникаций, но, естественно, не поспевает в силу разумного консерватизма, предполагающего создание новых правовых механизмов при условии накопления некой "критической массы" правоотношений, требующих регулирования.
Нормативно-правовые акты (НПА) "компьютерного права" включают НПА разного уровня, относящиеся к различным отраслям права: государственному, административному, гражданскому, уголовному и т.д.
В России аналогичное законодательство чаще всего называется "законодательством в сфере информатизации" и охватывает, по разным оценкам, от 70
до 500 НПА (включая НПА, которыми предусматривается создание отраслевых или специализированных автоматизированных систем, и не включая НПА, регулирующие на общих основаниях хозяйственную деятельность субъектов на рынке новых информационных технологий).
Мировая практика свидетельствует о том, что на уровне законов обычно регулируются три группы правоотношений: право граждан на доступ к информации, защита информации (преимущественно, защита персональных данных, государственных и коммерческих секретов) и защита исключительных прав. Все остальные вопросы регулируются участниками конкретных правоотношений в рамках обязательственного права.
Обзор российского законодательства _____в области "компьютерного права"
Законодательство России в области "компьютерного права" начало формироваться с конца 1991 года. Оно базируется на нормах Конституции и Гражданского кодекса и включает, по нашему мнению, следующие основные законы: "О средствах массовой информации" (27.12.91 г. №2124-1), Патентный закон РФ (от 23.09.92г. №3517-1). "О правовой.охране. топологий интегральных микросхем" (от 23.09.92г №3526-1), "О правовой охране программ для электронных вычислительных машин и баз данных" (от 23.09.92г. №3523-1), "О товарных знаках, знаках обслуживания и наименования мест происхождения товаров" (от 23.09.92г. №3520-1), Основы законодательства об Архивном фонде РФ и архивах (от 7.07.93г. №5341-1), "Об авторском праве и смежных правах", (от 9.07.93 г. №5351-1), "О государственной тайне" (от 21.07.93 г. №5485-1), "Об обязательном экземпляре документов" (от 29.12.94 г. №77-ФЗ), "О связи" (от 16.02.95 г. №15-ФЗ), "Об информации, информатизации и защите информации" (от 20.02.95 г. №24-ФЗ), "Об участии в международном информационном обмене" (от 04.07.96 г. № 85-ФЗ).
Значительный пласт "компьютерного права" составляют указы Президента РФ, которые касаются, прежде всего, вопросов формирования государственной политики в сфере информатизации, (включая ор-
КОММЕНТАРИЙ СПЕЦИАЛИСТА
ганизационные механизмы), создания системы правовой информации и информационно-правового сотрудничества с государствами СНГ, обеспечения информацией органов государственной власти, мер по защите информации (в частности, шифрования).
Конституция РФ непосредственно не регулиру-,ет отношения в области производства и применения новых информационных технологий, но создает предпосылки для такого регулирования, закрепляя права граждан свободно искать, получать, передавать. производить и распространять информацию любым законным способом (ч.4 ст. 29); право граждан на охрану личной тайны (ч.1 от. 24 и другие); обязанности государства, в частности, по обеспечению возможности ознакомления гражданина с документами и материалами, непосредственно затрагивающими его права и свободы (ч. 2 ст. 24). Соответствующее законодательство формирует механизмы реализации этих норм.
Гражданский кодекс РФ в значительной степени определяет систему правоотношений в рассматриваемой области. Прежде всего это касается части второй ГК РФ, поскольку рынок информационных услуг регулируется исключительно договорными отношениями. Часть первая ГК РФ устанавливает правовые режимы информации - служебная и коммерческая тайна (ст. 139), личная и семейная тайна (ст. 150). В статье 128 "Виды объектов гражданских прав" перечислены: "вещи, включая деньги и ценные бумаги. иное имущество, в том числе имущественные права: работы и услуги; информации; результаты интеллектуальной деятельности, в том числе исключительные права на них (интеллектуальная собственность); нематериальные блага". Следовательно, "информация" не относится Гражданским кодексом РФ ни к вещам, ни к интеллектуальной собственности.
Необходимо уточнить, что информация как таковая представляет собой категорию идеального, она неосязаема, непотребляема (не амортизируется) и не может быть объектом правоотношений безотносительно к се носителю, содержанию, идентифицирующим признакам. В то же время неправомерно отождествлять ее с носителем, хотя по истечении определенного времени ряд документов переходит в разряд архивных и охраняется соответствующим законодательством как "вещи". Поэтому введение "информации" в качестве объекта гражданских прав в ст. 128 ГК РФ представляется нам неточным и нс подтверждается другими статьями, за исключением статей 139 и 150 ГК РФ, где упомянуты различные виды конфиденциальной информации (соответственно служебная и коммерческая тайна, личная и семейная тайна). Только в таком смысле может рассматриваться включение информации в состав объектов гражданских прав.
Важно различать "информацию" как термин обыденной жизни и как правовую категорию. Например. "утечка информации" означает несанкциониро-
ванный доступ к конфиденциальной информации, "продажа информации" может осуществляться в форме оказания информационных услуг или передачи исключительных прав на использование базы данных, "собственником информации" на самом деле окажется владелец книги или личной библиотеки, "служебная или деловая информация" в виде приказов, договоров, уставов и т.д. есть не что иное как документы, находящиеся в документообороте вне отношений собственности. В государственно-правовых отношениях информация выступает в виде государственной тайны, имеющей определенные идентифицирующие признаки.
Если говорить не об информации, а об информационных продуктах (как некой конкретной форме существования информации), то они представляют собой весьма разнообразные и разнородные объекты. Для их правовой охраны могут применяться нормы вещного права (например, книга, архив, библиотека), нормы авторского права (например, базы данных на ЭВМ, литературные произведения). Они также могут охраняться путем установления условий, при соблюдении которых гарантируется защита гражданско-правовыми способами (например, коммерческая тайна) и другими способами (например. Уголовным Кодексом по отношению к государственной тайне). Все эти условия включают, прежде всего, установление режима ограниченного доступа к конкретным видам информации.
Анализ российских законов в области "компьютерного права" позволяет утверждать, что они недостаточно учитывают реалии игнорирующей государственные границы компьютерно-сетевой действительности и очень часто неприменимы в специфических отношениях и ситуациях, возникающих в процессе освоения новых информационных технологий.
Первая группа из перечисленных выше законов охватывает информационные объекты, создаваемые в электронном виде или распространяемые в компьютерных сетях (средства массовой информации, базы данных и программы для ЭВМ, электронные архивы и библиотеки), в том числе объекты ограниченного доступа. "Погружение" СМИ в компьютерную реальность произошло достаточно бурно, буквально за последние год-полтора, поэтому редакции и издатели не задумались и не попытались (насколько нам известно) урегулировать новые аспекты отношений со своими авторами.
Архивы и библиотеки также не имеют правовой базы для распространения своей продукции в виде электронных копий. Возникают проблемы и с защитой конфиденциальной информации. Так закон "О государственной тайне" ограничивает возможности доступа (в том числе абонентов общедоступных сетей) к сведениям, составляющим государственную тайну, В то же время он возлагает на обладателей таких сведений дополнительную ответственность при
10
Юридический Консультант, № 2, 1997
передаче их по общедоступным сетям, которые не могут априори обеспечить необходимый уровень защиты. Здесь важно понимать, что сведения, составляющие государственную тайну, могут быть получены в результате удаленного доступа только при условии, что они предоставлены в сеть обладателем этих сведений или он не принял надлежащих мер к их охране, что и привело к "утечке" информации. В связи с этим нельзя согласиться с бытующим мнением, что распространение сети Интернет создает угрозу национальной безопасности. Развитие сети может создать условия для утечки конфиденциальной информации только при нерадивости или недобросовестности ее обладателя.
Несколько законов обеспечивают технологическую базу информационного обмена и защищающие права интеллектуальной собственности на элементы этой технологии в системах и средствах связи, компьютерах. Это законы "О связи", "О топологии интегральных схем" и Патентный закон.
Основные правовые нормы охраны объектов интеллектуальной собственности, распространяемых в электронном виде, закреплены в законах "Об авторском праве и смежных правах", "О правовой охране программ для ЭВМ и баз данных", "О товарных знаках, знаках обслуживания и наименования мест происховдения товаров".
Эти законы, по мнению экспертов, соответствуют современному уровню развития законодательства, прошли международную экспертизу. Однако по большинству законов отсутствует механизм исполнения (контроль, средства стимулирования, наказание). Существует пропасть между декларируемыми ц законах и защищаемыми законами правами при создании, передаче и использовании интеллектуальной собственности. В то же время, сейчас уже очевидно, что они не способны эффективно защищать права интеллектуальной собственности, повсеместно нарушаемые в глобальных компьютерных сетях. Так знак охраны авторских прав - копирайт - защищает авторов программ, баз данных, интерфейсов сетевых серверов, произведений науки, искусства (в том числе, изобразительного), находящихся в доступных библиотеках. Однако легкость копирования и распространения информации в компьютерных сетях, а также сложность в отслеживании каждого случая копирования, создают условия для почти мгновенного "обесценивания" материала, защищенного авторским правом. Особенно подвержено нарушению авторского права компьютерное программное обеспечение.
Избежать нарушений авторских прав в сети чрезвычайно трудно. Причиной этого является не только качество нормативно-правовых документов, но и моральный облик пользователей сетей. С учетом этой реальности пользователям необходимо, во-первых, дифференцировать авторские материалы по принципу общедоступности и ограниченной доступности, во-вторых, предпринимать меры по защите се-
тей и баз данных от несанкционированного доступа к информации, приобретать программные средства контроля за доступом и идентификации пользователя (для информации с ограниченным доступом).
Следующие два закона имеют характер "рамочных" и претендуют на создание неких общих правовых принципов информационных отношений. Это законы: "Об информации, информатизации и защите информации" и "Об участии в международном информационном обмене". Подробный анализ этих законов, возможно, станет темой самостоятельных статей, тем более, что практика правоприменения дает богатую пищу для размышлений и подтверждает опасения автора и других независимых исследователей, связанные с тем, что принятие этих законов принесет больше вреда, нежели пользы.
Особенности этих законов заключаются в следующем:
- в законах не определен предмет регулирования, а объект регулирования определен нечетко (определение "документированная информация" является предельно неточным);
- большинство статей законов имеет декларативный характер, многие вводимые базовые понятия не определены совсем или определены предельно некорректно, механизмы реализации декларируемых принципов либо не установлены, либо установлены неоднозначно;
- закон "Об информации, информатизации и защите информации" в противоречие мировой практике и действующему российскому законодательству устанавливает, что информационный ресурс является объектом вещного права и включается в имущество тех органов государственной власти, организаций, которыми он создается. Устанавливая право собственности на объекты международного информационного обмена второй закон предписывает включать информационные продукты, услуги, средства информационного обмена в состав имущества собственников. Это положение закона отразится на финансовом состоянии российских пользователей Интернет (и не только их), поскольку при этом не учитывается, что среди информационных продуктов могут быть объекты интеллектуальной собственности, для которых определен особый порядок включения в имущество (в нематериальные активы), особый порядок формирования финансовых результатов и особый порядок налогообложения. Таким образом, с принятием данного закона возникнут противоречия с основными международными соглашениями в области охраны интеллектуальной собственности. Ухудшится финансовое положение и производителей и потребителей информационных продуктов, в том числе, являющихся объектами авторского права, а также самих авторов. Одновременно увеличится стоимость информационных услуг, а круг потенциальных пользователей может сузиться;
КОММЕНТАРИЙ СПЕЦИАЛИСТА
- нормы законов вступают в противоречие с законодательством об архивах, с пакетом законов по защите интеллектуальной собственности, с законодательством о средствах массовой информации и законодательными актами, регулирующими международный обмен конфиденциальной информацией и массовой информацией, что создает правовой беспредел, так как выводит из под правового регулирования отношения, уже урегулированные ранее принятыми законами;
- законы усиливают государственное вмешательство в сферу информационных отношений, при этом государство не берет на себя ответственность за последствия (это касается лицензирования информационной деятельности и права удостоверять идентичность электронной цифровой подписи, деятельности по международному обмену при работе с конфиденциальной информацией, сертификации информационных систем, баз и банков данных, предназначенных для информационного обслуживания граждан и организаций, обязательную сертификацию информационной продукции, услуг и средств мевдународного информационного обмена и др.),
- право собственности на информацию вступает в противоречие с правом на информацию, сталкиваются интересы личности, общества, государства, группы лиц.
Игнорируя сложившуюся международную практику и международные договоры закон "Об участии в международном информационном обмене" вводит требование выявления "недостоверной, ложной иностранной документированной информации", что, практически, вводит цензуру иностранных изданий, И хотя сложно представить, как технологически может быть обеспечен предусмотренный Законом контроль за информацией, получаемой, например, по сети Интернет, какими критериями будут руководствоваться контролирующие органы, наличие подобной нормы характеризует определенные тенденции развития нашего законодательства.
- законы не создают механизмов правовой защиты конфиденциальной информации, представленной в электронном виде.
Мы уже отмечали, что компьютерные сети являются каналом (одним из многих) утечки конфиденциальной информации. Было бы естественно выделить группы конфиденциальной информации и возложить ответственность за ее сохранение на лиц. допущенных к данной информации. Законодатель выбрал иной путь. В законе "Об участии в международном информационном обмене" установлен перечень документированной информации, вывоз которой из Российской Федерации не ограничен. Понятно, что перечень "разрешающих" ограничений уже нс полон. следовательно, любое дополнение его потребует изменения закона. Не говоря уж о том, что подобные списки формируются в двусторонних и многосторонних договорах, чтобы соблюсти паритет сторон.
Таким образом, на уровне действующих законов России можно считать в достаточной степени урегулированными вопросы охраны исключительных прав и частично вопросы защиты информации (в рамках государственной тайны).
Не получили достаточно полного отражения в законодательстве две группы правоотношений: право граждан на доступ информации и защита информации (в том числе коммерческой тайны, персональных данных). Эти вопросы должны были бы стать предметом разрабатываемых в настоящее время законопроектов,
Белые пятна "компьютерного права"
Собственность или интеллектуальная
собственность ?
Право собственности - правовой институт, имеющий точно определенное законом содержание, все правомочия собственника рассчитаны на материальный характер объекта, его ограниченность в пространстве. Необходимость защиты нематериальных объектов, являющихся результатом творения человеческого разума и имеющих существенные особенности (нематериальным объектом при его однократном производстве может пользоваться одновременно неограниченный круг лиц, его нельзя физически отобрать, для него характерен только моральный износ и он не знает физических границ) побудила к созданию института интеллектуальной собственности, объектом охраны которого являются нематериальные объекты, а предметом регулирования - права на них.
Необходимо четко разделить компоненты новых информационных технологий на объекты права собственности и объекты интеллектуальной собственности, а также установить какие механизмы интеллектуальной собственности (патентное право, авторское право) наилучшим образом обеспечивают защиту отдельных компонент информационных технологий и внести соответствующие уточнения в действующие нормативные акты.
На теоретическом уровне эта проблема постепенно проясняется, хотя есть, например, мнение, что для охраны программ для ЭВМ нужна специальная самостоятельная система... Ни авторская, ни патентная системы полноценно этой цели служить не могут. Однако практика развитых стран пока не подтверждает целесообразность этих предложений.
В то же время много нерешенных вопросов остается на уровне практического включения компонентов новых информационных технологий в состав имущества (активы материальные и нематериальные). В первую очередь это касается стоимостной оценки нематериальных активов.
Что такое "информационные ресурсы"? Идеологи развиваемого информационного законодательства обеспокоены тем, что информацион-
12
Юридический Консультант, № 2,1997
ные ресурсы, определяющие развитие реформ Российской Федерации, не имеют хозяина, разбазариваются и продаются за бесценок за рубеж.
Судя по структуре закона "Об информации..." и на основе анализа его текста, можно утверждать, что настоящим объектом регулирования данным законом является не "документированная информация", а "информационные ресурсы". В части 1 статьи 4 прямо указывается: «Информационные ресурсы являются объектами отношений физических, юридических лиц, государства, составляют информационные ресурсы России и защищаются законом наряду с другими ресурсами". К сожалению, подготовленный авторами закона и вышедший недавно Комментарий к закону, ясности не прибавил, так как в нем этот вопрос обойден молчанием. Поэтому важно разобраться в природе этого объекта.
Концепция законодательства в данной сфере исходит из того, что информационные ресурсы являются такими же важными для государства ресурсами, как природные и сырьевые ресурсы (недра, воздух, воды, леса, растительный и животный мир, полезные ископаемые), энергетические, материальные, финансовые. трудовые ресурсы. В политико-пропагандистском плане такая параллель допустима. но с точки зрения права эти ресурсы абсолютно несопоставимы.
Природные ресурсы возникают независимо от деятельности человека и принадлежат государству по признаку нахождения на его территории.
Энергетические ресурсы возникают как непер-сонифицированный результат производственной деятельности на территории государства и принадлежат ему при условии его участия в этой деятельности.
Информационные ресурсы (как совокупность информационных проектов) - персонифицированный результат интеллектуальной деятельности человека. Как было показано выше, информационные ресурсы неоднородны по своей природе. Так, находясь в статусе архива они являются объектом права собственности. А режим государственной тайны нс связан с собственностью.
Отдельные информационные продукты являются объектом охраны авторского права. Это. в свою очередь, означает, что исключительные права на данный объект могут распределяться между автором и государством в лице его представителей, а не принадлежать государству априори. Причем местонахождение человека и даже его гражданство никакой роли не играют. Поэтому правовые режимы информационных ресурсов и отношение к ним государства нс могут быть единообразны.
Введение информационных ресурсов в качестве объекта правового регулирования без учета указанных выше особенностей создает условия для формирования неадекватного этому объекту механизма регулирования. Что и произошло в законе "Об информации. информатизации и защите информации".
На все информационные ресурсы были распространены нормы вещного права. Но это не может защитить информационные ресурсы от "разбазаривания", а, значит, не достигаются и цели закона.
Особенности информационных ресурсов, по нашему мнению, ограничивают возможности рассмотрения их в качестве объекта правового регулирования (по аналогии с трудовыми и финансовыми ресурсами, научно-техническим потенциалом, интеллектуальным ресурсом, т.е. терминами, использование которых возможно и целесообразно вне права).
Информационные у слуги как объект _____________правового регулирования
Информационные услуги как результат использования информационных технологий не получили пока должного закрепления в юридическом обороте.
Если не брать во внимание документооборот как таковой, то на законодательном уровне регулироваться должна не информация, а отношения, возникающие между физическими и юридическими лицами по поводу интересующей их информации. Что представляют собой эти отношения? Это оказание информационной услуги, то есть услуги по поиску, обработке и предоставлению требуемой пользователю информации.
Информационная услуга как вид деятельности находится вне категорий собственности. В то же время, это интеллектуальная деятельность, в процессе которой может быть создан интеллектуальный (информационный продукт).
Гражданский кодекс РФ не дает однозначного толкования понятия "информационные услуги" как объекта правового регулирования. Как нам кажется. по смыслу статьи 128 ГК РФ. информационную услугу. представляющую собой интеллектуальную деятельность, результатом которой является предоставление информации с заданными пользователем характеристиками. можно квалифицировать как интегральный объект гражданских прав.
На сегодняшний день нет веских оснований полагать, что традиционные экономические и правовые механизмы регулирования сферы услуг непригодны для информационных услуг Однако исследование возможностей применения этих механизмов при регулировании сферы информационных услуг представляется весьма перспективным для развития законодательства в этой сфере с учетом распространения новых информационных технологий.
Что яв.1яется товаром: информации
и.чи информационные продукты" В законе "Об информации, информатизации и защите информации" устанавливается, что "Информационные ресурсы могут быть товаром. '.;« исключением случаев, предусмотренных законод;)-тельством Российской Федерации." Напомним, чп "информационные ресурсы" включают нс просто
13
КОММЕНТАРИЙ СПЕЦИАЛИСТА
"информацию", а "документированную информацию". Однако это уточнение, по нашему мнению, не меняет существа дела, поскольку речь идет о проявлениях "товарно-информационного фетишизма" (в терминологии Ю.М.Батурина). Об информации как о товаре мы можем говорить лишь условно.
Результатом информационной деятельности являются не только информационные услуги, но и информационные продукты. Грани между ними часто размываются и это создает существенную трудность при разработке норм правового регулирования этих объектов. В международной практике к информационным продуктам относят: интеллектуальные продукты информационной деятельности (печатная продукция; компакт-диски, оптические диски, видеокассеты с записью и т.п.) и продукты, обеспечивающие эту деятельность (бумага, ЭВМ, телевизоры, видеомагнитофоны и т.п.). Что касается последних, то режим их правовой охраны не вызывает сомнений. А по поводу первой категории идут споры, что наглядно демонстрирует отечественное законодательство.
Как регулировать электронные издания? Новые информационные технологии активно проникают в средства массовой информации: многие редакции разработали автоматизированные информационные системы, содержащие тексты статей и обеспечивающие поиск этих текстов по различным реквизитам (фамилия автора, дата издания, контекстный поиск и др.). Однако по своей структуре и методологии создания это, чаще всего не электронные журналы, представляющие собой электронную копию бумажного издания с сохранением особенностей верстки, иллюстраций и т.п. Их можно накапливать, как газеты - по номерам. Информационные системы СМИ представляют собой полнотекстовые базы данных с различными средствами поиска. Некоторые такие системы обеспечивают удаленный доступ по каналам связи к своим БД. Очевидно, что это технологически новый объект, который, с точки зрения правового регулирования, некорректно отождествлять со СМИ.
Как правило, подобные электронные издания не существуют самостоятельно, а связаны с главной редакцией СМИ. Они не заключают договоров с авторами, но содержащиеся в них статьи можно считать другим изданием, за которое автор имеет право получить гонорар. Возникает вопрос: каким законодательством регулируется деятельность по созданию и распространению таких электронных изданий?
В законе "О Средствах массовой информации" нет определения электронного издания. Хотя в соответствии с принятыми в законе определениями, можно формально отнести БД к "периодическому печатному изданию"; организации, распространяющие БД и обеспечивающие их актуализацию, можно рассматривать как "средство массовой информации". По существу же к СМИ законом предъявляются определенные требования в части порядка создания, обяза-
14
тельных реквизитов (в том числе, тираж и периодичность), которые применительно к распространению СМИ по каналам компьютерных сетей просто не имеют смысла.
Таким образом, необходимо дополнительное правовое обоснование применения к данной ситуации как рассматриваемого закона, так и закона "О правовой охране программ для ЭВМ и баз данных".
Следует обратить внимание на положения закона о СМИ, устанавливающие порядок межгосударственного сотрудничества в области массовой информации. Оно осуществляется на основе договоров, заключенных Российской Федерацией. Редакции, профессиональные объединения журналистов участвуют в международном сотрудничестве в области массовой информации на основе соглашений с гражданами и юридическими лицами других государств, а также международными организациями. Понятно, что эти положения никак не учитывают сегодняшнюю ситуацию, когда пользователи глобальных сетей в различных концах света читают по утрам российскую компьютерную прессу, не заключая требуемых соглашений.
Что представляет собой трансграничная ____ ______передача информации?
Прежде всего напомним, что "информация" как таковая (а равно и "передача информации") не является объектом права, следовательно, правоотношения строятся по поводу конкретных форм (видов) существования информации, то есть информационных продуктов и/или услуг.
Создается и развивается, международная информационная инфраструктура - совокупность правовых, организационных и технических средств, обеспечивающих передачу информации (сообщений), информационных продуктов и услуг между государствами.
Технической базой этой инфраструктуры становятся современные средства и системы связи, основанные на новых технологиях (телевизионная, телефонная, телеграфная, факс, телекс, компьютерные сети и др.). Для них специфично, что средства связи коммутируются с компьютерами, что позволяет получить информацию в "электронном" виде и максимально облегчает ее копирование. Важнейшей характеристикой современного этапа развития средств и систем связи является их иняеграция (взаимоувязанность) в глобальные (международные) сети, обеспечивающие эффективный удаленный обмен информацией, что, соответственно, создает возможности для всеобщего доступа к информации, хранимой в памяти подключенных компьютеров. При этом, объектами обмена могут быть различные сообщения, нормативно-правовые документы, книги и иная аудиовизуальная продукция, а традиционное право ориентировано на "бумажную информацию".
Юридический Консультант, № 2,1997
Правовой базой такого обмена, как правило, являются международные договоры, ратифицированные странами-участниками. Эти договоры (соглашения, конвенции) определяют принципы взаимоотношений (включая стацдарты), обязательства стран друг перед другом и механизмы реализации обмена. Таким образом, организация обмена является также предметом договоров. Обычно определяются органы и/или организации с каждой стороны, ответственные за реализацию договоров, может быть принято решение о создании межправительственного органа.
Для органов государственной власта и государственных организаций могут быть установлены (не обязательно законом) общие правила международного сотрудничества в данной области, включающие регистрацию договоров, контроль за их исполнением и т.п.
Если же информационные продукты (услуги) создаются в негосударственной сфере или физическими лицами, передача их иностранному партнеру может контролироваться государством только по отношению к двум правовым категориям: "государственной тайне" и "национальному достоянию". Соответствующие нормы имеются в законе "О государственной тайне" и в ряде законодательных актов, относящих определенные объекты к "национальному достоянию" (или близким к нему категориям).
Защита информации, составляющей коммерческую или служебную тайну, является задачей организации, определяющей состав конфиденциальной информации.
Для защиты информации в месте ее возникновения (хранения), а не на государственной границе, используются как организационные меры, так и программно-технические средства. Очевидно, что участники международного сотрудничества в данной сфере
обязаны соблюдать действующее законодательство и повторять общие нормы в специальном законе не целесообразно.
Ограничения на "вывоз информации" связаны не столько с международным информационным обменом в смысле движения собственности между субъектами, а с нормативно установленными правилами, определяющими степень открытости, порядок документирования, доступа, хранения, распространения и защиты информации, определяемые в юридической практике ПРАВОВЫМ РЕЖИМОМ информации. Информация может быть "вывезена" гражданином России за пределы страны и ввезена обратно, в том числе конфиденциальная информация, требуемая ему, например, для осушествления сделки, а "международный информационный обмен" при этом не состоится.
Представляется неоправданным установление для информации таможенного режима, что сделано в нашем законодательстве.
Вообще термин "международный информационный обмен" определен законом как "передача и получение информационных продуктов, а также оказание информационных услуг через государственную границу Российской Федерации". Данное определение не уточняет, каковы должны быть условия обмена. чтобы считать его "международным"? Как соотносятся понятия "экспорт" и "импорт" с "обменом"? Если условием считать только пересечение государственной границы, то как установить факт международного обмена при работе в Интернет, когда пользователь может и не знать с какого сервера он получает запрашиваемую информацию: с другого материка или с соседней улицы? Реальное пространство сжимается в виртуальной реальности и совершенно бессмысленно выстраивать в нем государственные границы.
* *



ОГЛАВЛЕНИЕ