<< Предыдущая

стр. 5
(из 21 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>




21
боги меня призвали, и поэтому я – пастырь-миротворец, скипетр
которого прям. Моя благая сень распростерта над моим городом,
(и) я держу на своем лоне людей страны Шумера и Аккада. С
помощью моей богини-покровительницы (и) ее братьев (?) я при-
вел их к благополучию (и) укрыл их своей мудростью.
Чтобы сильный не притеснял слабого, чтобы оказать справед-
ливость сироте и вдове, чтобы в Вавилоне – городе, главу которо-
го вознесли Анум и Энлиль, (и) в Эсагиле – храме, фундамент
которого прочно установлен, точно небеса и земля, – судить суд
страны, выносить решения страны (и) направить притесненного, я
начертал свои драгоценные слова на своем памятнике и устано-
вил перед своим, царя справедливости, изображением.
Я – царь, который велик среди царей, мои слова отменны,
моя мудрость не имеет (себе) равных. По велению Шамаша,
великого судьи небес и земли, да воссияет в стране мое право:
по слову Мардука, моего владыки, пусть мои указы не имеют
отвергающего (их). В Эсагиле, который я люблю, пусть мое имя
вечно произносится в благе!
Угнетенный человек, который обретет судебное дело, пусть
подойдет к моему, царя справедливости, изображению, пусть зас-
тавит прочитать мой написанный памятник, пусть он услышит мои
драгоценные слова, а мой памятник пусть покажет ему (его) дело,
пусть он увидит свое решение, п[у]сть [ус]покоит свое се[рд]це и
пусть сильно скажет: «[Ха]ммурапи-де владыка, который является
для людей как бы родным отцом, он склонился перед велением
Мардука, его владыки, и одержал победы Мардука вверху и внизу,
сердце Мардука, его владыки, он удовлетворил и определил лю-
дям хорошее положение навеки, а также справедливо управлял
страной!», и пусть он от полного сердца благословит меня перед
Мардуком, моим владыкой, и Сарпанитой, моей владычицей.
Бог-хранитель, богиня-хранительница, боги, вступающие в Эса-
гилу, (и) кирпич Эсагилы пусть ежедневно одобряют (мои) помыс-
лы перед Мардуком, моим владыкой, и Сарпанитой, моей влады-
чицей.
На будущие времена, навсегда: царь, который будет в стране,
пусть хранит справедливые слова, которые я начертал на своем
памятнике; пусть не изменит закон страны, который я установил,
решения страны, которые я решил; пусть не отвергнет моих ука-
зов.
Если этот человек будет иметь разум и сможет справедливо
управлять своей страной, (то) пусть относится с почтением к
постановлениям, которые я начертал на своем памятнике, и пусть


22
этот памятник укажет ему стезю (и) направление, закон страны,
который я установил, решения страны, которые я решил, и пусть
он справедливо управляет своими черноголовыми, пусть разбира-
ет их тяжбы, пусть решает их решения, пусть истребит в стране
преступников и злых, пусть улучшит положение своих людей.
Я – Хаммурапи, царь справедливости, которому Шамаш даро-
вал правду! Мои слова отменны, мои деяния не имеют равных!
(Только) для неразумного (они) – пустое, для мудрого (они) – путь
славы.
Если этот человек будет относиться с почтением к моим
постановлениям, которые я начертал на своем памятнике, не
отвергнет моих законов, не исказит моих слов, не изменит моих
указов, этот человек, – пусть Шамаш сделает долгим его скипетр,
как мне62, пусть он руководит своими людьми в справедливости.
Если (же) этот человек не будет чтить мои постановления,
которые я начертал на своем памятнике, будет презирать мои
проклятия, не побоится проклятия богов и ликвидирует законы,
которые я установил, исказит мои слова, изменит мои указы,
сотрет мое начертанное имя и напишет свое имя (или же) из-за
этих проклятий подучит другого (сделать это), (то) – будь то царь,
будь то властитель, будь то правитель, и будь то кто-либо из
людей, названный именем, – пусть великий Анум, отец богов,
призвавший меня к власти, отвратит от него царский блеск, пусть
он сломает его скипетр, пусть он проклянет его судьбу.
Пусть Энлиль – владыка, определяющий судьбы, веления ко-
торого неотменяемы, возвеличивший мое царство, раздует ему в
его жилище неподавимое восстание, губительную (для) него смуту;
пусть определит ему в качестве судьбы тяжкое правление, малые
дни, голодные годы, беспросветную тьму, немедленную смерть,
пусть он повелит своими почтенными устами погибель его города,
рассеяние его людей, порабощение его царства, уничтожение в
стране его имени и его названия.
Пусть Нинлиль – великая матерь, повеления которой имеют
вес в Экуре, владычица, обратившая мои помыслы к добру, –
сделает его дело скверным перед Энлилем в месте суда и реше-
ний; пусть она вложит в уста Энлиля-царя опустошение его стра-
ны, уничтожение его народа, излияния его души, подобно воде.
Пусть Эа – великий князь, чьи определения идут впереди,
мудрейший (среди) богов, всеведущий, продлевающий дни моей
жизни, – отнимет у него ум, разум и введет его в забывчивость;

В оригинале: «как меня».
62




23
пусть он заткнет его реки у (их) истоков, пусть не даст вырасти на
его земле хлебу – жизни людей.
Пусть Шамаш – великий судья небес и земли, направляющий
(на верный путь) всех живых существ, моя опора, - сокрушит его
царство, не разберет его тяжбы, запутает его дорогу, сотря[се]т
(до) основания его войско; пусть определит ему при гаданиях
плохое предзнаменование63 (об) уничтожении его страны; пусть
его быстро настигнет злое слово Шамаша, пусть он его вырвет
наверху из живых (и) заставит его дух жаждать воды внизу, в
преисподней.
Пусть Син – владыка небес, бог, создавший меня, блеск (?)
которого сияет среди богов, – отнимет у него корону (и) царский
трон; пусть наложит на него тяжкое наказание (за) его великий
грех, который неистребим на его теле, и пусть он заставит (его)
кончить дни, месяцы и годы своего правления во вздохах и
стенаниях, пусть даст ему увидеть супостата (его) царства, пусть
определит ему в качестве судьбы жизнь, которая постоянно бо-
рется64 со смертью.
Пусть Адад – владыка изобилия, правитель небес и земли,
мой помощник – лишит его дождей из небес (и) половодья из
источников; пусть погубит его страну голодом и нуждой; пусть он
яростно гремит над его городом и превратит его страну в (нанос-
ный) холм потопа.
Пусть Забаба – великий витязь, первородный сын Экура,
шествующий (у) меня справа, – разобьет его оружие на месте
битвы, пусть он ему обратит день в ночь и пусть над ним поставит
его врага.
Пусть Иштар – владычица войны и сражения, обнажающая
мое оружие, моя благая богиня-хранительница, любящая мое прав-
ление, – проклянет его царство в своем гневном сердце, в своей
великой ярости; пусть превратит его благо (деяния) в зло (дея-
ния), пусть разобьет его оружие на месте боя и сражения, пусть
определит ему восстание и мятеж; пусть она поразит его воинов
(и) напоит землю их кровью; пусть она набросает в степи груды
трупов его бойцов (и) пусть не проявит [жал]ость (к) его людям;
его самого пусть предаст в руки его врага и приведет его связан-
ным в страну его супостата.
Пусть Нергал – могучий среди богов, несравненный боец,
давший мне добиться триумфа, – своей великой силой сожжет его


Буквально: «скверное мясо». Гадали на внутренностях животных.
63

Буквально: «чередуется», «становится второй»
64




24
людей, точно страшный огонь тростника, пусть он рассечет его
своим могучим оружием, пусть раздробит его тело, точно глиня-
ную статую.
Пусть Нинту – высокая княгиня стран, матерь, создавшая
меня, – лишит его наследника, не даст ему иметь имени (в
потомстве), не создаст человеческого семени среди его людей.
Пусть Нинкаррак65 – дочерь Анума, говорящая о моих благо-
деяниях в Экуре, – даст выступить из его членов тяжкой болезни,
злой хвори, болезненной ране, которую не исцелить, в которой
лекарь несведущ, которую (даже) перевязкой нельзя успокоить,
которую, подобно смертельному укусу, не искоренить, и пусть он
оплакивает свою (прежнюю) мужскую силу, пока его жизнь не
угаснет.
Пусть великие боги небес и земли, ануннаки в их совокупно-
сти, бог-хранитель храма и кирпич Эбарры проклянут злым про-
клятием его самого, его семя, его страну, его бойцов (?), его
людей и его войско.
Пусть Энлиль своим неотменяемым речением проклянет его
громкими проклятиями, и пусть они настигнут его.

Хрестоматия по истории Древнего Востока /
Под ред. М.А.Коростовцева и др. М., 1980. Ч.1


Раздел II
ДРЕВНЯЯ ИНДИЯ
Индия – один из древнейших очагов мировой цивилизации, в том чис-
ле философской и социально-политической мысли. Начальным периодом
развития философской и социально-политической мысли считается Ведийс-
кий. Веды (середина II – середина I тысячелетия до н.э.) – древнейший лите-
ратурный памятник Индии, в котором отразились многообразные тенден-
ции развития социально-экономической и политической жизни страны, ха-
рактер и особенности ее народа. Веды были написаны на древнеиндийском
языке; само слово «веды» буквально означает «знание», «ведение». Структу-
ра Вед включает четыре группы: Самхиты, Брахманы, Араньяки, Упаниша-
ды. Каждая из них в свою очередь не является единым целым. Во второй
половине II тысячелетия до н. э. в Индии – в долине реки Ганг и в областях,


Нинкаррак (Гула) – богиня врачевания в древнем Двуречье, жена бога войны Нинурты,
65

изображалась в виде собаки.


25
примыкающих к ней, – складывалось классовое общество. Эпоха, в которую
создавалась ведическая литература, отличалась существенными изменения-
ми в устройстве общественной жизни Древней Индии. Различные ступени
этого развития выражены в Ведах. Легендарные составители Вед (риши)
выступают то как авторы священных гимнов (Самхиты), то как их персона-
жи.
Ведическая литература по своему содержанию исключительно богата
и разностороння. Она имеет огромное значение для исследования различ-
ных областей знаний, относящихся к истории восточных цивилизаций, к
человеку и его месту в этом мире, среди других людей, природы и богов. В
Европе глубокое и систематическое изучение ведических текстов началось
лишь на рубеже ХVII и ХIХ вв. Немало проблем, касающихся как философ-
ского, так и социально-политического содержания этого удивительного па-
мятника человеческой культуры, еще не получило научного освещения. Мно-
гое остается спорным и требует дальнейшего исследования, в особенности
философский смысл ведических учений, их социальная и политическая про-
блематика (фрагменты Вед приведены в тексте 1).
Текст 2 второго раздела включает отрывки из «Артхашастры или науки
политики». Этот трактат содержит ценнейшие сведения по государственно-
му, политическому и хозяйственному устройству древнего индийского об-
щества. «Артхашастра», согласно индийской традиции, приписывается муд-
рому брахману Каутилье (известному также под именем Чанакья), однако,
по данным современной исторической науки, она оформлялась на протяже-
нии длительного времени, между первыми веками до н.э. и первыми веками
н.э., суммируя и критически воспринимая все то, что было создано до нее
древними мыслителями страны. По своему содержанию и значению это про-
изведение не только представляет собой руководство к управлению государ-
ством, но и является выдающимся памятником политической, экономичес-
кой, дипломатической, юридической, философской и военной мысли в Древ-
ней Индии; это настоящая энциклопедия жизни той эпохи. Современной на-
уке текст «Артхашастры» стал впервые известен в 1905 г., когда выдающий-
ся индийский ученый Р.Шамашастри начал публиковать на английском язы-
ке переводы отдельных фрагментов этого литературного памятника. В на-
стоящее время трактат выдержал уже ряд изданий (текста и переводов) и
вызвал большую критическую литературу в странах Востока и Запада.
Текст 3 содержит подборки законов Ману. «Законами Ману» именуют
сборник древнеиндийских нравственных и правовых предписаний. Время
составления «Законов Ману» считают I в. до н. э.
Традиция приписывает его составление мифическому прародителю
людей Ману. «Законы Ману» были составлены в долине Ганга, когда там
стали возникать новые рабовладельческие государства, начавшие приспосаб-
ливать к новым условиям родоплеменные институты. Обычное право и уст-


26
ные традиции уже не могли удовлетворять потребности государства. Воз-
никли дхармасутры – основанные на «священном откровении» (по Веде)
сборники фиксированных письменных правовых норм. Составлялись дхар-
масутры не органами государственного управления, а богословскими шко-
лами. Это были поучения и рекомендации к применению обычных правовых
норм. Условия материальной, духовной жизни и общественные отношения
Древней Индии отличались большим своеобразием, поэтому и обществен-
но-политическая терминология того времени весьма сложна. Во многих слу-
чаях термины не могут быть точно переведены на русский язык, поэтому
употребление в русских изданиях таких терминов, как дхарма, гуру, снатака,
млеччха, дасью, риши, щастра, мантра и др., представляется закономерным
и оправданным. Так, слово «дхарма» не однозначно слову «закон». Оно озна-
чает совокупность правовых, моральных, этических и других норм, опреде-
ляющих добродетельность человека и правила жизни в зависимости от его
общественного положения. Дхармащастры, чем, собственно, и являются «За-
коны Ману», были только основой законодательства, но не кодексами дей-
ствующих законов. Это сборник таких предписаний члену общества, испол-
нение которых считается, в соответствии с господствующей системой взгля-
дов и религией, добродетелью.

Вопросы и задания к тексту 1
1. Почему помыслы и желания людей расходятся?
2. Чем определяется положение, в том числе правовое, различных варн?
3. Ссылками на текст приведите аргументы в пользу щедрости.
4. Что составляет основу мира?
5. Покажите на схеме иерархию варн согласно Ведам.
6. Составьте таблицу прав и обязанностей членов варн по следующей фор-
ме:
Варна Права членов Обязанности


<< Предыдущая

стр. 5
(из 21 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>