<< Предыдущая

стр. 2
(из 3 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

а) транзитный валютный счет для зачисления в полном объеме поступлений
в иностранной валюте, в том числе и не подлежащих обязательной продаже;
б) текущий валютный счет для учета средств, остающихся в распоряжении
юридического лица после обязательной продажи экспортной выручки, и совершения
иных операций по счету в соответствии с валютным законодательством.
После обязательной продажи валютных средств с транзитных валютных счетов
оставшаяся часть валютной выручки перечисляется по поручению юридических лиц
на их текущие валютные счета и может использоваться на любые цели в соответствии
с действующим законодательством. (При непредставлении юридическим лицом поручения
о продаже части валютной выручки в течение 7 рабочих дней от даты зачисления
поступлений в иностранной валюте на транзитный валютный счет уполномоченный
банк вправе самостоятельно осуществить данную операцию.)
Таким образом, под неперечислением иностранной валюты на счета в уполномоченных
банках следует понимать неперечисление ее на транзитные валютные счета при
проведении экспортных операций и на текущие валютные счета при проведении
импортных операций. (Зачисление валюты сразу на текущий счет либо на счет
уполномоченного банка, не оформившего операцию, не образует состава преступления.)
Предусмотренное ст. 193 УК РФ деяние объективно выражается в следующем:
а) сокрытии валютной выручки, поступившей от экспорта товаров, работ,
услуг;
б) невозвращении в установленных законодательством случаях средств в
иностранной валюте, переведенных на счета контрагентов в зарубежных банках
при импорте товаров, работ, услуг;
в) неисполнении обязанности по перечислению валюты со счетов организации,
открытых с разрешения ЦБ РФ в зарубежных банках, на счета в уполномоченном
банке;
г) неисполнение обязанности по перечислению иных поступлений в иностранной
валюте, в том числе финансовых кредитов, на счета в уполномоченном банке.
Сокрытая валютная выручка, как правило, не отражается в бухгалтерских
документах организации и поэтому является сокрытым доходом, что позволяет
квалифицировать действия виновных лиц по совокупности ст. 193 и 199 (Уклонение
от уплаты налогов с организаций) УК РФ. Однако если даже резидент уплатил
все налоги с валютной выручки, которая не была зачислена на счет в уполномоченном
банке, состав преступления, предусмотренный ст. 193 УК РФ, все равно имеется.
Другим важным вопросом, требующим специального рассмотрения, является
установление момента, когда преступление, предусмотренное ст.193 УК РФ, считается
оконченным. В специальной литературе устоялось мнение о том, что иностранная
валюта является невозвращенной в уголовно-правовом смысле, если истекли установленные
для конкретных валютных операций сроки, которые различаются в зависимости
от характера операции.
В настоящее время для перевода в Российскую Федерацию и из Российской
Федерации иностранной валюты для осуществления расчетов без отсрочки платежа
по экспорту и импорту товаров, работ и услуг, а также для осуществления расчетов,
связанных с кредитованием экспортно-импортных операций, установлен срок 90
дней. При его превышении требуется разрешение ЦБ РФ, в котором указывается
дата завершения операции.
При осуществлении экспортных поставок за рубеж срок начинает исчисляться
с момента таможенного оформления товаров и должен быть завершен в день поступления
последнего платежа по контракту.
При осуществлении импортных операций срок исчисляется с момента оплаты
импортируемого товара и заканчивается в день принятия грузовой таможенной
декларации (ГТД) таможенным органом, осуществляющим таможенное оформление
данного товара.
При экспорте и импорте работ (услуг) отсчет 90 дней начинается от даты
их фактического предоставления.
Что касается получения и предоставления финансовых кредитов, то для их
осуществления без наличия разрешения ЦБ РФ установлен 180-дневный срок (п.
9, 10 закона "О валютном регулировании и валютном контроле" с изменениями
от 16 декабря 1998 г.).
Таким образом, наличие или отсутствие разрешения ЦБ РФ на проведение
операций, связанных с движением капитала (если полученные средства в иностранной
валюте зачислены на счет в уполномоченном банке), само по себе не является
признаком состава преступления, хотя и является нарушением валютного законодательства.
Наличие такого разрешения в уголовно-правовом смысле влияет только на установление
момента окончания преступления в случае незачисления валюты на счет в уполномоченном
банке.
Вместе с тем в течение установленных сроков средства в иностранной валюте
могут поступать на иные счета резидентов, либо по их поручению использоваться
в других целях, минуя уполномоченный банк. На наш взгляд, в этом случае можно
говорить о наличии в действиях руководителя (при доказанности его умысла)
признаков состава преступления, предусмотренного ст. 193 УК РФ. Правовым основанием
для такого вывода является норма п.7 раздела II Основных положений, которая
гласит: "Перевод иностранной валюты на счета уполномоченных банков должен
быть осуществлен в течение 30 дней с даты осуществления платежа в любой форме
в пользу резидента банком плательщика (нерезидента) или банком, уполномоченным
последним на осуществление платежа по сделке".
Справедливость такого подхода к трактовке момента окончания рассматриваемого
преступления подтверждает п. 17 Положения о порядке проведения расчетов в
иностранной валюте, основанных на зачете взаимных требований между российскими
судовладельцами, осуществляющими рыбный промысел, и нерезидентами, осуществляющими
их агентское обслуживание (утверждено ЦБ РФ 24 декабря 1997 г., N 64). В данной
норме отмечается, что если средства, подлежащие переводу в погашение положительного
сальдо судовладельца, не переведены на валютный счет в его банке в течение
30 дней, начиная с 1 числа месяца, следующего за отчетным кварталом, при отсутствии
документов, подтверждающих обоснованность неперевода, а также в случае использования
судовладельцем валютной выручки, поступившей в его собственность либо распоряжение
за границей для оплаты расходов, не предусмотренных данным Положением, судовладелец
несет ответственность в соответствии с п.8 Указа Президента РФ от 14 июня
1992 г. N 629. При этом под сокрытой выручкой понимаются средства, подлежащие
переводу, но не переведенные в банк судовладельца в указанный срок, и (или)
сумма выручки в иностранной валюте, использованная без разрешения Банка России
для оплаты расходов судовладельца, не предусмотренных Положением, до ее зачисления
на счет в банке судовладельца вне зависимости от отражения указанных средств
в бухгалтерском учете судовладельца. (Данный нормативный акт регулирует лишь
весьма специфические отношения в связи с осуществлением валютных операций.
Однако упоминание названного Положения призвано показать общие подходы к решению
возникшей проблемы. Общей же нормой для рассматриваемого случая является п.
7 раздела II Основных положений.)
Таким образом, указанный 90-дневный срок либо срок, обозначенный в разрешении
ЦБ РФ, учитываются для определения момента окончания преступления только в
том случае, если никаких платежей в пользу резидента за этот период не производилось.
Если же в указанный период в адрес резидента приходили платежи, то преступление
является оконченным по истечении 30 дней с момента их осуществления (в случае
непоступления иностранной валюты на счет в уполномоченном банке).
Аналогичный подход должен применяться и при квалификации деяний, связанных
с привлечением финансовых кредитов от нерезидентов. При этом следует иметь
в виду, что предусмотренный законодательством 180-дневный срок либо срок,
указанный в разрешении ЦБ РФ, регулирует главным образом сроки его погашения
и является основанием обоснованности перечисления валютных средств за границу.
Состав же преступления имеет место по истечении 30-дневного срока с момента
фактического предоставления кредита (если средства в иностранной валюте не
поступили на счет в уполномоченном банке).
Если отсутствует факт непосредственного получения резидентом кредита
(он был напрямую перечислен другим нерезидентам минуя уполномоченный банк),
для привлечения виновных лиц к ответственности необходимо установить, что
данная операция осуществлялась по указанию либо с ведома резидента. Такими
доказательствами могут быть как документы (условия кредитного договора и дополнения
к нему, письменные указания нерезиденту), так и показания проходящих по делу
лиц и иные сведения. В данной ситуации также можно говорить о невозвращении
средств в иностранной валюте из-за границы по истечении указанного 30-дневного
срока с момента осуществления платежа.
Перевод иностранной валюты в отделения уполномоченных банков за границей
не может рассматриваться как выполнение обязательств по переводу.
Поскольку диспозиция ст. 193 УК РФ не предусматривает необходимости наступления
каких-либо последствий совершенного деяния, постольку преступление признается
оконченным с момента незачисления валютных средств на счет организации в уполномоченном
банке РФ, т.е. уже на следующий день после истечения установленных сроков.
Поэтому меры, направленные на возврат средств в иностранной валюте, предпринятые
лицом после истечения установленного срока (например, после обнаружения правонарушения
и возбуждения уголовного дела), не исключают возможности квалификации деяния
по ст. 193 УК РФ. В данной ситуации нет оснований и для освобождения лица
от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием, поскольку рассматриваемое
преступление не относится к числу преступлений небольшой тяжести. Возвращение
же средств в иностранной валюте в этом случае может быть в последующем учтено
судом в качестве обстоятельства, смягчающего ответственность.
Уголовная ответственность за совершение предусмотренных ст. 193 УК РФ
деяний наступает только в том случае, если размер невозвращенных средств в
иностранной валюте является крупным, т.е. превышает 10000 минимальных размеров
оплаты труда (МРОТ).
Вместе с тем возможны ситуации, когда по каждой конкретной совершенной
организацией сделке размер невозвращенных средств в иностранной валюте меньше
предусмотренной законом суммы, однако общий размер превышает 10000 МРОТ. Такие
деяния вполне можно квалифицировать как продолжаемое преступление (естественно,
при доказанности единства умысла виновного лица на их совершение).
Поскольку рассматриваемая норма является сравнительно новой, могут возникнуть
вопросы о возможности привлечения к ответственности лиц, не возвративших из-за
границы средства в иностранной валюте еще до ее принятия. В связи с этим следует
отметить, что данное преступление является длящимся. Факт невозврата валюты,
допустим, в 1993 г., не освобождает организацию и ее руководителя от обязанности
вернуть ее сейчас. Согласно п. 14 раздела II Основных положений, организации,
открывшие счета за границей без разрешения ЦБ РФ до вступления в силу Закона
СССР "О валютном регулировании", должны были в течении 30 дней со дня опубликования
Основных положений закрыть указанные счета и перечислить валютные средства
на свои счета в уполномоченных банках.
По общему правилу, в этом случае применяется уголовный закон, действующий
на момент обнаружения преступления.
Субъективная сторона преступления. В отличие от ответственности по валютному
законодательству уголовная ответственность за невозвращение из-за границы
средств в иностранной валюте наступает только при наличии прямого умысла лица.
При этом не имеет значения, когда такой умысел возник - до заключения внешнеторговой
сделки или уже в процессе ее осуществления. Мотивы совершения преступления
также не влияют на квалификацию, но в последующем могут учитываться судом
при назначении наказания.
Однако сам факт неперечисления в установленный срок средств в иностранной
валюте на счета в уполномоченном банке еще не свидетельствует однозначно о
наличии в действиях руководителя организации-резидента состава преступления.
Это может явиться следствием недобросовестности зарубежного партнера, изменения
конъюнктуры рынка или котировок валют, наличием форс-мажорных обстоятельств.
Доказывание вины руководителя является обязанностью следственных органов и
представляет собой непростую задачу. Достоверно установить наличие умысла
на невозвращение средств в иностранной валюте возможно, как правило, только
при глубоком анализе всей совокупности фактических обстоятельств деяния. Так,
нарушение установленных правил при осуществлении валютных операций косвенно
свидетельствует о желании лица совершить преступление.
Например, при оценке деяний руководителей организации-заемщика следует
принимать во внимание условия конкретного кредитного договора. Действующее
законодательство, вне зависимости от объема привлекаемого кредита и сроков
его погашения, требует обязательно получить разрешения Банка России в случаях:
а) если процентная ставка по привлекаемому заемщиком кредиту не превышает
уровень шестимесячного долларового ЛИБОРа плюс 5 %;
б) если общая сумма расходов по привлечению кредита (за исключением платежей
по процентам) не превышает 3 % объема предоставленного кредита;
в) если кредитным договором предусмотрено обеспечение этого кредита в
виде залога или переуступки прав на материальные или финансовые активы заемщика
или третьих лиц - резидентов РФ.*(1)
Нарушения названных требований дают повод задуматься о причинах, заставивших
пойти на подобный шаг.
В связи со сказанным большое значение имеет правильная оценка выдвигаемых
руководителями защитительных версий, подтверждающих обоснованность незачисления
средств в иностранной валюте на счета в уполномоченном банке. Нередко при
этом ссылаются на форс-мажорные обстоятельства.
В российском законодательстве отсутствует понятие "форс-мажорные обстоятельства".
В Гражданском кодексе РФ используется термин "непреодолимая сила", под которым
подразумеваются чрезвычайные и непреодотвратимые при данных условиях обстоятельства.
К их числу можно отнести пожар, наводнение, землетрясение, ураган, эпидемию,
забастовку, военные действия, запрещение экспорта и импорта товаров и др.*(2)
Аналогичным образом форс-мажор определяется и в международном праве, например,
в ст. 79 Конвенции ООН о договорах международной купли-продажи товаров (Вена,
11 апреля 1980 г.), ст. 7.1.7 Принципов международных коммерческих договоров
(Принципов УНИДРУА).
Сложившаяся в настоящее время в России сложная ситуация предоставляет
некоторым недобросовестным руководителям заманчивую возможность объяснить
допущенные нарушения валютного законодательства, например, экономической нестабильностью
уполномоченного банка, в который должна была перечисляться валюта, или блокировкой
своих счетов инкассовыми поручениями, что повлекло бы немедленное изъятие
перечисленных средств, или необходимостью срочного осуществления валютной
операции, что затруднительно при соблюдении всех установленных правил и т.д.
Следует отметить, что все перечисленные случаи нельзя отнести к обстоятельствам
форс-мажора, а в п.3 ст. 401 ГК РФ прямо указано, что отсутствие у должника
необходимых денежных средств не относится к обстоятельствам непреодолимой
силы. Отсутствие денежных средств может быть вызвано в том числе и арестом
счетов должника.
Субъект рассматриваемого преступления. Таковым могут быть только руководители
организации-резидента любой формы собственности (юридическое лицо либо индивидуальный
предприниматель без образования юридического лица), обязанные перечислять
(контролировать перечисление) средств в иностранной валюте в уполномоченные
банки.
Закон "О валютном регулировании и валютном контроле" в п. 5 ст. 1 устанавливает,
что резидентами являются:
а) физические лица, имеющие постоянное место жительства в Российской
Федерации, в том числе временно находящиеся за пределами Российской Федерации;
б) юридические лица, созданные в соответствии с законодательством Российской
Федерации, с местонахождением в Российской Федерации;
в) предприятия и организации, не являющиеся юридическими лицами, созданные
в соответствии с законодательством Российской Федерации, с местонахождением
в Российской Федерации;
г) дипломатические и иные официальные представительства Российской Федерации,
находящиеся за пределами Российской Федерации;
д) находящиеся за пределами Российской Федерации филиалы и представительства
резидентов, указанных в подп. "б" и "в".
Согласно Федеральному закону "О бухгалтерском учете" от 21 ноября 1996
г., под руководителем организации понимается руководитель исполнительного
органа организации либо лицо, ответственное за ведение дел организации, т.е.
лицо, обладающее правом первой подписи. Директор либо генеральный директор
вправе своим приказом возложить исполнение организационно-распорядительных
функций на заместителей, которые в этом случае также будут являться субъектами
данного преступления. Главный бухгалтер и финансовый директор организации
правом первой подписи не обладают, и поэтому не могут рассматриваться как
субъекты данного преступления. Названные лица, как и лица, действующие по
доверенности, причастные к объективной стороне преступления, могут быть привлечены
к уголовной ответственности как соучастники при доказанности вины руководителя
организации.
Таким образом, действующее законодательство относит к субъектам данного
преступления руководителя организации. Однако ни для кого не секрет, что значительные
валютные средства оседают на счетах частных лиц в зарубежных банках. Вместе
с тем действующее законодательство допускает открытие физическими лицами -
резидентами счетов в зарубежных банках только на период пребывания их за границей.
В иных случаях открытие счетов физическими лицами за границей допускается
по лицензии ЦБ России.
После окончания сроков пребывания за границей физическое лицо - резидент
обязано закрыть указанные счета и перевести остатки в уполномоченные банки
России либо ввезти валютные средства в наличном виде с соблюдением таможенных
правил.
Однако перечисленные для физических лиц ограничения не подкреплены какими-либо
мерами правового воздействия в случае их нарушения. В этой связи выглядит
логичным распространение уголовно-правового запрета, предусмотренного ст.
193 УК РФ и на иных лиц, имеющих постоянное место жительства в России (резидентов).
С такой инициативой в 1999 г. уже выступало Правительство РФ, но его предложение
не получило поддержки. Другой вопрос, что практическая реализация данного
запрета сопряжена со значительными трудностями, в том числе по установлению
таких счетов. Но это уже тема самостоятельного исследования.

В.Г. Баяхчев

-------------------------------------------------------------------------
*(1) См.: Положение о порядке привлечения и погашения резидентами Российской
Федерации финансовых кредитов и займов в иностранной валюте от нерезидентов
на срок свыше 180 дней, утвержденное ЦБ РФ 6 октября 1997 г. N 527 (в редакции
указания ЦБ РФ от 1 марта 1999 г. N 504-У. П. 1.4.2, 1.4.4.
*(2) См.: Положение о порядке свидетельствования Торгово-промышленной

<< Предыдущая

стр. 2
(из 3 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>