<< Предыдущая

стр. 15
(из 65 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

законам подобные призывы к свободной воле не могут иметь места.


(4) Можно согласиться с тем, что вопросы администрирования требуют неотложных
ответов, равно как и с тем, что изучение контактов культур способно дать такие
ответы. Однако научная формулировка проблем контакта почти наверняка не будет
следовать этим линиям. Это похоже на то, как если бы при конструировании
категорий криминологии мы начали с разделения индивидуумов на преступников и не-
преступников. Несомненно, эта интересная наука долгое время тормозилась самой
этой попыткой определения "преступного типа".

(5) В основе Меморандума лежит заблуждение, что якобы можно классифицировать
черты культур по такими рубрикам, как экономика, религия и т.д. Например, нас
просят разделить черты культуры на три класса, соответственно представляющие:

a) экономическую выгоду или политическое доминирование;

b) желательность приведения к согласию с ценностями группы-донора;

c) этнические и религиозные соображения.

Идея, что каждая культурная черта имеет либо единственную функцию, либо, как
минимум, какую-то функцию, которая важнее всех остальных, далее ведет к идее,
что культура может быть подразделена на "институты", каждый из которых вбирает
культурные черты, подобные в своих главных функциях. Слабость такого метода
подразделения культуры последовательно продемонстрировали Малиновский
(Malinowski) и его ученики, показав, что почти всю культуру можно попеременно
рассматривать либо как механизм для модифицирования и удовлетворения сексуальных
потребностей индивидуумов, либо как механизм внедрения норм поведения, либо как
механизм снабжения индивидуумов пищей [2]. После этой исчерпывающей демонстрации
мы должны ожидать, что при исследовании всякая отдельная черта культуры окажется
не просто экономической, религиозной или структурной, но будет иметь каждое из
этих качеств, в соответствии с той точкой зрения, с которой мы ее рассматриваем.
Если это верно для культуры, видимой в синхронном разрезе, это должно также быть
применимо и к диахронным процессам культурных контактов и изменений. Мы должны
ожидать, что причины предложения, принятия или отказа от принятия каждой
культурной черты имеют одновременно экономическую, структурную, сексуальную и
религиозную природу.

2 См.: Malinowski, 1926; 1929. Вопрос подразделения культуры на "институты" не
настолько прост, как я указал. Я полагаю, что, несмотря на собственные работы,
Лондонская школа по-прежнему придерживается теории, что некоторое такое
разделение практически полезно. Похоже, что эта путаница проистекает из того
факта, что некоторые туземцы-возможно все, но в любом случае те, что из Западной
Европы, - в действительности думают, что их собственная культура подразделяется
подобным образом. Различные культурные феномены также делают вклад в подобное
подразделение, например:
a) разделение труда и дифференциация норм поведения между различными группами
индивидуумов одного сообщества;
b) акцент, который определенные культуры делают на подразделении места и
времени, в которых предписывается поведение.
В таких культурах эти феномены приводят к возможности, что все поведение,
которое, например, имеет место в церкви между 11:30 и 12:30 по воскресеньям,
возводится в ранг "религиозного". Однако даже при изучении таких культур
антрополог должен с некоторым подозрением относиться к своей классификации
культурных черт по институтам и должен ожидать, что обнаружится значительное
"перекрывание" различных институтов.
Аналогичное заблуждение встречается в психологии. Оно состоит в представлении,
что поведение поддается классификации по импульсам, которые его инспирируют
(например по таким категориям, как самозащита, самоутверждение, сексуальность,
приобретательство и т.д.). Здесь также путаница проистекает из того факта, что
не только психолог, но также и изучаемый индивидуум склонны мыслить в этих
категориях. Психологи хорошо сделают, если согласятся с вероятностью того, что
любая частичка поведения - по крайней мере у нормально интегрированных
индивидуумов - имеет отношение одновременно ко всем этим абстракциям.


(6) Из этого следует, что наши категории "религиозного", "экономического" и т.д.
являются не реальным подразделением, присутствующим в изучаемых нами культурах,
а просто абстракциями, которые мы создаем для своего удобства, когда нам
приходится описывать культуру словами. Это не феномены, присутствующие в
культуре, а ярлыки для различных точек зрения, которые мы принимаем в своих
исследованиях. При работе с такими абстракциями нам следует быть осторожными,
чтобы избежать уайтхедовского "заблуждения доверия к обманчивой конкретности" -
того заблуждения, в которое впадают, например, марксистские историки, когда
утверждают "первичность" экономических "феноменов".

После этой преамбулы мы можем рассмотреть альтернативную схему изучения феномена
контакта.

(7) Область исследования. Я полагаю, что под заголовком "контакт культур" мы
должны рассматривать не только те случаи, когда происходит контакт между двумя
сообществами с различными культурами, приводящий к глубоким нарушениям в
культуре одной или обеих групп, но также случаи контакта внутри одного
сообщества. В этих случаях контакт происходит между двумя дифференцированными
группами индивидуумов, например: между полами, между старыми и молодыми, между
аристократией и плебсом, между кланами и т.д., т.е. между группами, которые
живут совместно в приблизительном равновесии. Я бы даже расширил идею "контакта"
до степени включения процессов, посредством которых ребенок формируется и
обучается для вхождения в ту культуру, в которой он был рожден [3]. Однако для
нынешних задач мы можем ограничиться контактами между группами индивидуумов с
различными культурными нормами поведения.

3 Настоящая схема ориентирована на изучение скорее социальных, чем
психологических процессов, однако очень похожую схему можно сконструировать для
изучения психопатологии. Здесь идея "контакта" рассматривалась бы главным
образом в контекстах формирования индивидуума. Важная роль процессов
схизмогенеза усматривалась бы не только в акцентуации дезадаптации девианта, но
также и в ассимиляции нормального индивидуума в его группу.


(8) Если мы рассмотрим возможные исходы резких нарушений, следующих за
контактами между глубоко различными сообществами, мы увидим, что теоретически
изменения должны вылиться в один из следующих паттернов:

a) полное слияние исходно различных групп;
b) ликвидация одной или обеих групп;
c) выживание обеих групп в динамическом равновесии внутри одного большего
сообщества.

(9) Я расширяю идею контакта до степени включения условий дифференциации внутри
одной культуры с целью использовать наше знание этих пассивных состояний для
прояснения тех факторов, которые действуют в неравновесных состояниях. Можно
легко получить сведения об отдельных факторах в ходе их спокойной работы, но их
невозможно изолировать, когда они неистовствуют. Очень неудобно изучать законы
гравитации, наблюдая дома, рушащиеся во время землетрясения.

(10) Полное слияние. Поскольку таков один из возможных исходов процесса, мы
должны знать о факторах, присутствующих в группе индивидуумов с последовательно
гомогенными паттернами поведения. Приближение к таким условиям можно найти в
любом сообществе, находящемся в состоянии приблизительного равновесия, однако, к
сожалению, наши собственные сообщества в Европе находятся в состоянии такой
текучести, что эти условия едва ли возникают. Более того, даже в примитивных
сообществах условия обычно осложнены дифференциацией, поэтому нам следует
довольствоваться изучением таких гомогенных групп, которые могут наблюдаться
внутри основных дифференцированных сообществ.

Прежде всего надо выяснить, какие виды единства имеются в таких группах. Или, не
забывая, что мы занимаемся аспектами, а не классами феноменов, - какие аспекты
единства совокупности культурных черт мы должны описать, чтобы получить
целостную картину ситуации. Я полагаю, что для полного понимания материал должен
быть изучен по меньшей мере в следующих пяти аспектах:

а) Структурный аспект единства. Поведение любого данного индивидуума в любом
данном контексте в некотором смысле когнитивно согласовано с поведением всех
прочих индивидуумов во всех прочих контекстах. Здесь мы должны быть готовы
обнаружить, что врожденная логика одной культуры глубоко отличается от логики
другой. С этой точки зрения нам следует видеть, что когда, например, индивидуум
А предлагает выпивку индивидууму В, то это поведение согласуется с другими
нормами поведения, существующими в группе, включающей А и В.

Этот аспект единства совокупности паттернов поведения может быть
переформулирован в терминах стандартизации когнитивных аспектов индивидуальных
личностей. Мы можем сказать, что паттерны мышления индивидуумов стандартизованы
таким образом, что их поведение кажется им логичным.

Аффективный аспект единства. При изучении культуры с этой точки зрения мы
стараемся показать эмоциональный фон всех деталей поведения. Мы должны видеть
всю совокупность поведения как договорной механизм, ориентированный на
аффективное удовлетворение или неудовлетворение индивидуумов.

Этот аспект культуры также может быть описан в терминах стандартизации
аффективных аспектов индивидуальных личностей, которые так модифицируются своей
культурой, что их поведение представляется им эмоционально последовательным.

c) Экономическое единство. Здесь мы должны видеть всю совокупность поведения как
механизм, ориентированный на производство и распределение материальных объектов.

d) Хронологическое и пространственное единство. Здесь мы должны видеть паттерны
поведения как схематически предопределенные в соответствии с местом и временем.
Мы должны видеть, что А предлагает выпивку В, поскольку они "в субботу вечером в
"Синем Кабане"".

e) Социологическое единство. Здесь мы должны видеть поведение индивидуумов как
ориентированное на интеграцию или дезинтеграцию глазной единицы - группы как
целого. Мы должны видеть в предложении выпивки фактор, способствующий
солидаризации группы.

(11) В дополнение к изучению поведения членов гомогенной группы со всех этих
точек зрения мы должны исследовать несколько таких групп, чтобы обнаружить
влияние стандартизации этих различных точек зрения на изучаемых нами людей. Выше
мы предположили, что каждый бит поведения следует рассматривать как относящийся
ко всем этим точкам зрения, однако остается фактом, что некоторые люди более
других склонны видеть и формулировать свое собственное поведение как "логичное"
или "направленное на благо страны".

(12) С этим знанием условий, существующих в гомогенных группах, мы будем в
состоянии исследовать процессы слияния двух разных групп в одну. Мы даже можем
предписать меры, которые будут либо способствовать, либо тормозить такое
слияние, и предсказать, что культурная черта, согласующаяся с пятью аспектами
единства, может быть добавлена к культуре без изменений. Если она не
встраивается, мы можем поискать подходящие модификации либо для культуры, либо
для этой черты.

(13) Ликвидация одной или обеих групп. Этот исход, возможно, не заслуживает
изучения, но мы должны по крайней мере исследовать доступные материалы, чтобы
определить, какое влияние подобная враждебная активность оказывает на культуру
выживших. Возможно, паттерны поведения, ассоциирующиеся с ликвидацией других
групп, ассимилируются культурой, и это побуждает к дальнейшим ликвидациям.

(14) Выживание обеих групп в динамическом равновесии. Это наиболее поучительный
из исходов контакта, поскольку факторы, активные в динамическом равновесии,
весьма вероятно идентичны или аналогичны тем, которые активны в неравновесном
состоянии культурного изменения. Изучив отношения между группами индивидуумов с
дифференцированными паттернами поведения, мы позднее рассмотрим, какую ясность
эти отношения вносят в то, что обычно называется "контактами". Каждый
антрополог, проводивший полевые исследования, имел возможность изучать такие
дифференцированные группы.

(15) Возможности дифференциации групп отнюдь не бесконечны, но отчетливо
распадаются на два вида случаев: а) когда отношения главным образом симметричны
(например при дифференциации юридических долей, кланов, деревень и наций в
Европе);

b) когда отношения являются комплементарными (например, при дифференциации
социальных страт, классов, каст, возрастных категорий и иногда при культурной
дифференциации полов) [4].

4 См.: Mead, 1935. Из сообществ, описанных в этой книге, арапеши (Arapesh) и
мундугуморы (Mundugumor) имеют преимущественно симметричные отношения между
полами, тогда как чамбули (Chambuli) имеют комплементарные отношения. Среди
ятмулов (latmul) отношения между полами комплементарны, однако несколько
отличаются от отношений у чамбули. Я надеюсь в скором времени опубликовать книгу
о ятму-лах, где описывается их культура с точек зрения a, b и с, обозначенных в
пункте (10).


Оба вида дифференциации содержат динамические элементы такого рода, что при
удалении определенных ограничивающих факторов дифференциация (или раскол) между
группами прогрессивно нарастает в направлении либо крушения, либо нового
равновесия.

(16) Симметричная дифференциация. К этой категории могут быть отнесены все те
случаи, когда индивидуумы в двух группах A и В имеют одни и те же устремления и
одни и те же паттерны поведения, но дифференцированы в отношении ориентации этих
паттернов. Члены группы А в отношениях друг c другом выказывают паттерны
поведения А, В, С, но применяют паттерны X, У, Z в своих делах с членами группы
Б. Аналогично, группа В использует паттерны А, В, С внутри себя, но использует
X, У, Z в делах с группой А. Таким образом устанавливается положение, при
котором поведение X, У, Z является стандартным ответом на X, Y, Z. Это положение
содержит элементы, которые могут вести к прогрессирующей дифференциации или
схизмогенезу (schismogenesis) вдоль одних и тех же линий. Если, например,
паттерны X, У, Z включают хвастовство, т.е. если ответом на хвастовство является
хвастовство, то существует вероятность, что каждая группа будет толкать другую
на крайнее усиление паттерна. Если этот процесс не ограничивается, он может
вести только ко все более и более острому соперничеству и в конечном счете к
враждебности и крушению всей системы.

(17) Комплементарная дифференциация. К этой категории могут быть отнесены все те
случаи, в которых поведение и устремления членов двух групп фундаментально
различаются. Члены группы А используют друг с другом паттерны L, М, N и
проявляют паттерны О, Р, О в делах с группой Б. В ответ на О, Р, Q члены группы
Б выказывают паттерны U, V, W, но внутри группы применяют паттерны R, S, Т.
Получается, что О, Р, Q являются ответом на U,V,W и наоборот. Эта дифференциация
может стать прогрессирующей. Если, например, последовательности на О, Р, О
включают паттерны, трактуемые культурой как паттерны самоутверждения, а паттерны
U, V, W включают культурную покорность, очень вероятно, что покорность будет
способствовать дальнейшему самоутверждению, которое в свою очередь будет
способствовать дальнейшей покорности. Этот схизмогенез, не будучи ограниченным,
ведет к прогрессирующему одностороннему искажению личностей членов обеих групп,
что приводит к взаимной враждебности и должно закончиться крушением системы.

(18) Обоюдность (reciprocity). Хотя отношения между группами в широком смысле
могут быть классифицированы по двум категориям (симметричной и комплементарной),
это подразделение до некоторой степени затуманивается другим типом
дифференциации, который можно описать как обоюдный. В этом случае паттерны
поведения X и Y применяются членами обеих групп для дел с другой группой, но
вместо симметричной системы, когда X является ответом на Х, а У-отве-

том на У, здесь X является ответом на Y. Таким образом, в каждый данный момент
поведение асимметрично, однако симметрия восстанавливается для большого числа
случаев, поскольку иногда группа А проявляет X, на что группа В отвечает У, а
иногда группа Л проявляет У, на что группа Б отвечает X. Если группа А иногда
продает саго группе B, а группа В иногда продает тот же товар группе А, то эти
случаи можно рассматривать как обоюдные. Однако если группа А обычно продает
группе B саго, а группа Б обычно продает группе А рыбу, то этот паттерн, я
полагаю, следует рассматривать как комплементарный. Заметим, что обоюдный
паттерн скомпенсирован и сбалансирован внутри себя и, следовательно, не имеет
тенденции к схизмогенезу. (19) Пункты для исследования:

<< Предыдущая

стр. 15
(из 65 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>