<< Предыдущая

стр. 19
(из 65 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

характеристики его девиации будут по-прежнему находиться в системной связи с
теми нормами, которым он сопротивляется. Несомненно, мы можем описать его
характер, сказав, что он так же систематически соотносится со стандартным
характером школьника, как характер туземцев племени Ятмул одного пола
систематически соотносится с характером туземцев другого пола. Его характер
ориентируется на лейтмотивы и паттерны отношений в том обществе, в котором он
живет.

Та же система координат применима к четвертому возражению, касающемуся
изменяющихся сообществ и того вида дифференциации, который возникает, когда одна
часть сообщества в темпах перемен отстает от другой части. Поскольку
направление, в котором происходят изменения, будет необходимо обусловливаться
исходным состоянием, то новые паттерны, являясь реакциями на старые, будут
систематически соотноситься со старыми. До тех пор, пока мы остаемся в пределах
условий и тематических линий этих систематических отношений, мы имеем право
ожидать от индивидуумов регулярности характера. Более того, ожидание и опыт
изменений могут в некоторых случаях быть настолько важными, что становятся общим
фактором sui generis, детерминирующим характер [3], фактором, который может
иметь позитивный эффект того же рода, что и "гетерогенность".

3 Дискуссию о роли "изменения" и "гетерогенности" в сообществах типа
"плавильного котла" см.: Mead, 1941; Alexander, 1941.


Наконец, рассмотрим случай сдвига национальных границ, возражение номер пять.
Разумеется, мы не можем ожидать, что подпись дипломата под договором мгновенно
модифицирует характер индивидуумов, чья национальная принадлежность таким
образом изменяется. Может случиться даже так (например, в тех случаях, когда
неграмотное туземное население впервые контактирует с европейцами), что в этой
ситуации в течение некоторого времени после "сдвига" две группы будут вести себя
исследовательским или почти случайным образом, сохраняя свои собственные нормы
до выработки каких-либо особых мер приспособления к ситуации контакта. В течение
этого периода мы не должны ожидать применимости каких-либо обобщений к обеим
группам. Однако мы знаем, что очень скоро каждая сторона вырабатывает особые
паттерны поведения, пригодные для контактов с другой стороной [4]. В этот момент
имеет смысл спросить, какие систематические условия взаимоотношений станут
описывать общий характер двух групп. С этого момента степень общности в
структуре характера будет возрастать до тех пор, пока две группы не станут
взаимосвязаны так же, как два класса или два пола в стабильном
дифференцированном сообществе (см. "Контакт культур и схизмогенез" в этой
книге).

4 В Южных Морях эти специальные виды поведения, принимаемые европейцами в
отношении туземцев, и другие виды, которые туземцы принимают в отношении
европейцев, совершенно очевидны. Однако, кроме анализа языков "пиджин", у нас
нет никаких психологических данных по этим паттернам. Описание аналогичных
паттернов отношений негров и белых см.: Dollard, 1937 (особенно главу XII
"Аккомодационные тенденции у негров").


Тем, кто утверждает, что человеческие сообщества выказывают слишком большую
внутреннюю дифференциацию или содержат слишком много случайных элементов для
применения какой-либо идеи общего характера, мы могли бы, суммируя, ответить,
что мы ожидаем, что такой подход будет полезным:

a) при том условии, что мы описываем общий характер в терминах тематических
линий взаимоотношений между группами и индивидуумами внутри сообщества;
b) при том условии, что мы даем сообществу достаточное время либо для достижения
некоторой степени равновесия, либо для принятия изменений или гетерогенности в
качестве характеристики своего человеческого окружения.

Вышеприведенные "слушания по делу против национального характера" очень строго
ограничили сферу приложимости этой концепции. Однако выводы из этого
исследования отнюдь не являются просто негативными. Ограничение сферы
приложимости концепции - это почти синоним ее определения.

Мы добавили к своему оснащению один очень важный инструмент - технику описания
общего характера (или "самого высокого общего фактора" характера) индивидуумов в
человеческом сообществе в биполярной терминологии. Вместо того чтобы предаваться
отчаянию перед лицом факта, что нации высоко дифференцированы, мы должны взять
размерности этой дифференциации в качестве наших ключей к национальному
характеру. Мы больше не станем удовлетворяться высказываниями "немцы покорны"
или "англичане равнодушны". Для указания на существование отношений такого рода,
мы будем использовать такие выражения, как "доминирование/подчинение".
Аналогично мы не должны ссылаться на "параноидальный элемент в немецком
характере", если не можем показать, что под "параноидаль-ностью" имеется в виду
некоторая биполярная характеристика немецко-немецких или немецко-иностранных
отношений. Мы не должны описывать разнообразие характера посредством определения
данного характера в терминах его положения в континууме между экстремальным
доминированием и экстремальным подчинением. Напротив, мы должны попытаться
использовать для своего описания некоторые континуальности наподобие "степени
интереса, либо ориентации на доминирование/подчинение".

До сих пор мы упоминали только очень короткий список биполярных характеристик:
доминирование/подчинение, оберегание/зависимость и демонстрация/рассматривание.
У читателя наверняка возникнет критическое соображение, что все три
характеристики отчетливо присутствуют во всех западных культурах. Следовательно,
прежде чем начать использовать наш метод, мы должны попытаться расширить список,
чтобы придать методу большие возможности различения, позволяющие
дифференцировать одну западную культуру от другой.

Без сомнения, по мере развития этого концептуального каркаса будет привнесено
много дальнейших расширений и уточнений. Однако в данной статье мы обсудим
только три вида таких расширений.

Альтернативы биполярности

Привлекая биполярность в качестве средства работы с дифференциацией внутри
общества и не имея каких-либо предварительных идей о структуре общего характера,
мы рассмотрели возможность только простой биполярной дифференциации. Несомненно,
этот паттерн очень часто встречается в западных культурах. Возьмите, например,
республиканцев и демократов, правых и левых в политике, половую дифференциацию,
Бога и дьявола и так далее. Предпринимаются даже попытки навязать бинарный
паттерн феноменам, не имеющим дуальной природы: молодые против старых, труд
против капитала, разум против материи. В общем, наблюдается нехватка
организационных инструментов для работы с треугольными (triangular) системами
(например, появление любой "третьей" партии всегда рассматривается как угроза
"нашей" политической организации). Это явное тяготение к дуальным системам не
должно, тем не менее, сделать нас слепыми к факту существования других паттернов
[5].

5 Балийская социальная система горных сообществ полностью лишена подобного
дуализма. Этологическая дифференциация полов довольно слаба, политические
фракции полностью отсутствуют. На равнинах существует дуализм, явившийся
результатом проникновения индуистской кастовой системы: имеющие кастовую
принадлежность отличаются от не имеющих таковой. Однако на символическом уровне
(частично в результате влияния индуизма) дуализм встречается гораздо чаще, чем в
социальной структуре (например, Северо-восток против Юго-запада, боги против
демонов, левое против правого в символическом смысле, мужское против женского в
символическом смысле и т.д.).

Например, в английских сообществах существует очень интересная тенденция к
формированию троичных (ternary) систем, таких как "родители - няня - ребенок",
"король-министры - народ", "офицеры - унтер-офицеры - рядовые" [6]. Важно
отметить, что эти "троичные" системы не являются ни "чистыми иерархиями", ни
"треугольниками". "Чистая иерархия" - это последовательная система, члены
которой не сталкиваются лицом к лицу, если они разделены некоторым промежуточным
членом. Другими словами, это такая система, в которой вся коммуникация между А и
С происходит через В. Под "треугольником" мы имеем в виду тройственную
(threefold) систему без последовательных свойств. "Троичная" система "родители -
няня - ребенок" очень сильно отличается от обеих этих форм. Она содержит
последовательные элементы, однако между первым и третьим членами контакт лицом к
лицу случается. Сущность функции среднего члена состоит в дисциплинировании и
инструктировании третьего члена относительно форм поведения, которые он должен
принять в своих контактах с первым членом. Няня учит ребенка, как ему вести себя
со своими родителями, точно так же как унтер-офицер дисциплинирует и учит
рядового, как тот должен вести себя с офицерами. В психоаналитической
терминологии процесс интроекции осуществляется косвенно, а не под прямым
воздействием личности родителя на ребенка (подробнее об этом см.: Mead, 1940;
Roheim, 1934). Тем не менее контакты лицом к лицу между первым и третьим членами
очень важны. В этой связи мы можем указать на жизненно важный ежедневный ритуал
в британской армии, когда дежурный офицер опрашивает собранных рядовых и унтер-
офицеров, нет ли у них каких-либо жалоб.

6 Четвертая инстанция этого тройственного паттерна наблюдается в некоторых
крупных закрытых средних школах для мальчиков вроде Чар-терхауза, где власть
поделена между более спокойными, лощеными, интеллектуальными лидерами
("наставниками") и более грубыми, крикливыми, атлетичными лидерами (капитаном
футбольной команды, старшим по комнате и т.д.). Обязанности последних состоят в
том, чтобы младшие "летели пулей" на зов "наставника".


Несомненно, полное обсуждение английского характера должно включать наряду с
биполярными и троичные паттерны.

Симметричные лейтмотивы

До сих пор мы рассматривали только то, что назвали "комплементарными" паттернами
отношений, т.е. ситуациями, когда паттерн поведения на одном полюсе отношений
отличается, но находится в соответствии с паттерном на другом полюсе (например,
доминирование/подчинение). Однако существует категория человеческого
межличностного поведения, не укладывающаяся в это описание. В дополнение к
контрастирующим комплементарным паттернам нам следует распознавать существование
последовательностей симметричных паттернов, при которых люди отвечают на то, что
делают другие, тем, что сами делают нечто подобное. В особенности мы должны
рассмотреть те соревновательные [7] паттерны, при которых индивидуум или фуппа А
стимулируется к усилению любого вида поведения фактом восприятия усиления того
же поведения (или большего успеха в этом виде поведения) у индивидуума или
группы В.

7 Термин "сотрудничество", иногда используемый как противоположность
"соревнованию", покрывает очень широкое разнообразие паттернов, одни из которых
симметричны, а другие комплементарны, некоторые биполярны, а другие таковы, что
в них сотрудничающие индивидуумы в основном ориентированы на некоторую личную
или безличную цель. Можно ожидать, что тщательный анализ этих паттернов даст нам
словарь для описания других видов национальных характеристик. В данной статье
попытки такого анализа не предпринимаются.


Контраст между соревновательными системами поведения и системами
комплементарного доминирования/подчинения чрезвычайно важен для любого
обсуждения национального характера. В комплементарной борьбе стимулом,
подталкивающим А к увеличению усилий, является относительная слабость В. Если мы
хотим заставить А стушеваться или сдаться, мы должны показать ему, что В
сильнее. Фактически структура комплементарного характера может быть суммирована
выражением "задира-трус", предполагающим комбинацию этих характеристик в
личности. Симметричные соревновательные системы - почти точная функциональная
противоположность комплементарных. Здесь стимулом, вызывающим большие усилия А,
является демонстрация большей силы или больших усилий В; и наоборот, если мы
демонстрируем А, что В в действительности слаб, А ослабляет свои усилия.

Вероятно, что эти два контрастирующих паттерна в равной степени потенциально
присутствуют у всех человеческих существ. Однако ясно, что индивидуум, который
ведет себя двумя способами одновременно, рискует впасть во внутреннее
замешательство и конфликт. Следовательно, у различных национальных групп
разработаны различные методы разрешения этого противоречия. В Англии и в
Америке, где дети и взрослые подвергаются почти беспрерывному напору
неодобрения, когда бы они ни выказывали комплементарные паттерны, они неизбежно
приходят к принятию этики "честной игры". Отвечая на вызов, они не могут, не
испытав вины, дать пинка побитой собаке [8]. Для "британской морали" Дюнкерк был
стимулом, а не депрессантом.

8 Тем не менее возможно, что в отдельных частях этих наций комплементарные
паттерны встречаются достаточно часто, особенно среди групп, пострадавших от
длительной неуверенности и утраты безопасности (например, среди расовых
меньшинств, в "депрессивных" районах, на бирже, в политических кругах).


В Германии подобные клише отсутствуют и общество главным образом организовано на
базе комплементарной иерархии в терминах доминирования/подчинения. Доминирующее
поведение резко и четко обозначено, однако картина в целом не вполне ясна и
нуждается в дальнейшем исследовании. Сомнительно, может ли вообще существовать
чистая иерархия доминирования/подчинения в качестве стабильной системы. Кажется,
что в случае с Германией подчиняющийся полюс паттерна замаскирован и открытое
подчиняющееся поведение почти так же строго табуируется, как в Америке или
Англии. На месте подчинения мы обнаруживаем бесчувственность плац-парада.

Материалы недавно начатого нами исследования биографий немцев дают некоторый
намек на тот процесс, посредством которого подчиняющаяся роль модифицируется до
состояния выносимости. Один немец из Южной Германии описывал, как по-разному
обращались взрослые с ним (как с мальчиком) и с его сестрой. От него требовали
гораздо больше, а его сестре разрешали уклоняться от дисциплины. Там, где от
него всегда ожидалось, что он щелкнет каблуками и точно выполнит приказание, его
сестре предоставлялось гораздо больше свободы. Интервьюер сразу начал искать
родственную межполовую ревность, однако респондент заявил, что для мальчика
подчинение - большая честь. "От девочек нельзя ждать многого, - сказал он, - а
то, что они (мальчики) должны выполнять и делать, - очень важно. Они должны быть
подготовлены к жизни". Интересная инверсия принципа noblesse oblige*.

* noblesse oblige (франц.) - положение обязывает (прим. ред.).


Из комплементарных лейтмотивов мы упомянули только доминирование/подчинение,
демонстрация/рассматривание и оберегание/зависимость, однако и этих трех
достаточно для иллюстрации того вида поддающихся проверке гипотез, к которым мы
можем прийти посредством описания национального характера в этой двузначной
терминологии [9].

9 В дальнейшем нам следует рассмотреть еще и такие лейтмотивы, как
агрессивность/пассивность, искуситель/одержимый, агент/инструмент и т.д. Все эти
лейтмотивы потребуют более критичного определения, чем это возможно в данной
статье.


Поскольку все эти лейтмотивы очевидно встречаются во всех западных культурах,
интернациональные различия могут выражаться в пропорциях и способах комбинации
этих лейтмотивов. Пропорции, вероятно, очень трудно выявить, кроме тех случаев,
когда различия очень велики. Мы сами можем быть уверены, что немцы более
ориентированы на доминирование/подчинение, нежели американцы, однако
аргументировать эту уверенность, вероятно, нелегко. Оценить разницу в степени
распространения у различных наций демонстрации/рассматривания или
оберегания/зависимости также невозможно.

Если, однако, мы рассмотрим возможные способы комбинирования этих лейтмотивов,
то обнаружим резкие качественные различия, поддающиеся простой проверке. Давайте
предположим, что все три лейтмотива проявляются во всех отношениях во всех
западных культурах, и от этого предположения перейдем к рассмотрению того, какой
индивидуум играет какую роль.

Логически возможно, что в одной культурной среде А будет доминирующим
демонстрантом, а В - подчиняющимся зрителем, тогда как в другой культуре X будет
доминирующим зрителем, a Y - подчиняющимся демонстрантом.

Примеры контрастов этого рода легко приходят на ум: в Германии доминирующие
нацисты прихорашиваются перед публикой, в России царь держал свой личный балет,
а Сталин выползает из своей норы, только чтобы обозреть войска.

Существование различий такого рода можно показать на этнографическом материале.
В Европе, где оберегающее поведение традиционно ассоциируется с социальным
превосходством, соответствующим образом конструируются и родительские символы:

<< Предыдущая

стр. 19
(из 65 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>