стр. 1
(из 2 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>


Вексельное обращение и судебно-арбитражная практика

О.А. Беляева - руководитель департамента юридического обеспечения ЗАО "Генинжконсалт", преподаватель кафедры гражданского права РГУ нефти и газа им. И.М. Губкина

"Гражданин и право", 2001, N 3


Вексельное обращение и судебно-арбитражная практика

Возрождение векселей в российском торговом обороте и банковской практике
в начале 90-х годов ХХ в. сделало эти ценные бумаги неотъемлемой частью отечественной
экономики. Когда-то вексель был для российских промышленников в буквальном
смысле "лекарством" от неплатежей, своего рода денежным суррогатом. Но сейчас
вексельное обращение приобретает все более цивилизованный вид. Некоторые спорные
вопросы правовой регламентации вексельных правоотношений решены на уровне
законодательства*(1), в отношении других постепенно складывается единообразная
судебно-арбитражная практика.
Современное вексельное законодательство обусловлено в первую очередь
тем, что Россия (как правопреемница СССР) является участницей Женевских вексельных
конвенций 1930 г.*(2) Однако Положение о переводном и простом векселе, утвержденное
постановлением ЦИК и СНК СССР N 104/1341 от 7 августа 1937 г., после присоединения
СССР к Женевским конвенциям (далее - Положение 1937 г.), в целом не учитывает
национальный опыт развития вексельного права. Вероятно, именно это и является
причиной возникновения столь многочисленных неясных ситуаций, связанных с
применением векселей в торговом обороте.
Основными актами судебной практики в этой сфере долгое время были Информационное
письмо Президиума ВАС РФ "Обзор практики разрешения споров, связанных с использованием
векселя в хозяйственном обороте" от 25 июля 1997 г. N 18*(3) и постановление
Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ "О некоторых вопросах применения Федерального
закона "О переводном и простом векселе"" от 5 февраля 1998 г. N 3/1*(4).
В конце прошлого года появились новые руководящие разъяснения высших
судебных инстанций, изложенные в постановлении Пленума ВС РФ и Пленума ВАС
РФ "О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с обращением
векселей" от 4 декабря 2000 г. N 33/14*(5) (далее -Постановление 2000 г.).
Попробуем проанализировать сложившуюся судебно-арбитражную практику по
рассмотрению вексельных споров.
Вексельные сделки регулируются нормами специального вексельного законодательства.
Общие нормы гражданского права применяются к ним в случае отсутствия специальных
указаний в вексельном законодательстве (п.1 Постановления 2000 г.).
Это положение, по сути, разъясняет порядок применения ст.815 Гражданского
кодекса РФ (далее - ГК), которая определяет вексель как документ, удостоверяющий
заемное обязательство*(6).
Здесь можно говорить о теоретическом понятии вексельной силы, выделяющем
вексель среди прочих ценных бумаг. Вексельная сила, в частности, заключается
в существовании ряда норм материального права, неприменяемых для регулирования
других правоотношений. Среди таких норм можно назвать положения о протесте
векселей и правила о вексельном поручительстве (авале), поскольку они отличны
и от правил об общегражданском поручительстве (ст.361-367 ГК), и от правил
о банковской гарантии (ст.368-379 ГК).
Особенность вексельных сделок определенным образом проявляется также
и в вопросе об основаниях прекращения вексельного обязательства. Пункт 26
Постановления 2000 г. говорит о том, что вексельное обязательство прекращается
уплатой обязанным лицом суммы вексельного долга. Вместе с тем оно может быть
прекращено по иным основаниям, предусмотренным главой 26 ГК, в частности предоставлением
отступного по соглашению между вексельным кредитором и должником (ст.409 ГК),
зачетом встречного денежного требования (ст.410-412 ГК).
Учитывая денежный характер вексельного обязательства, оно может быть
прекращено путем зачета встречных требований, например, по кредитному договору*(7).
На практике инициатором такого зачета, как правило, чаще всего выступают коммерческие
банки, которые являются кредиторами по договорам банковского кредита и, соответственно,
должниками по вексельным обязательствам. Однако не все основания для прекращения
обязательств, предусмотренные в гл.26 ГК, применимы к вексельным сделкам.
Так, вексельное обязательство не всегда прекращается совпадением должника
и кредитора в одном лице (ст.413 ГК), поскольку, согласно ст.11 Положения
1937 г., индоссамент может быть совершен даже в пользу плательщика, независимо
от того, акцептовал ли он вексель или нет, либо в пользу векселедателя, либо
в пользу всякого другого обязанного по векселю лица, а эти лица могут, в свою
очередь, индоссировать вексель. Следовательно, вексель может быть приобретен
лицом, обязанным по нему, и не подлежит при этом погашению, а может продолжать
участвовать в гражданском обороте*(8).
Как известно, вексель представляет собой строго формальный документ,
и отсутствие в нем какого-либо из обозначений, указанных в ст.1 и 75 Положения
1937 г., лишает документ вексельной силы, за некоторыми исключениями, предусмотренными
Положением 1937 г.*(9)
Требование векселедержателя, основанное на документе, не отвечающем требованиям
к форме и наличию реквизитов, подлежит отклонению судом, что не препятствует
предъявлению самостоятельного иска, основанного на общих нормах гражданского
законодательства об обязательствах (п.3 Постановления 2000 г.).
Это правило отражает сложившуюся судебную практику по таким спорам.
Аналогичная норма содержалась и в п.6 письма Президиума ВАС РФ от 25
июля 1997 г. N 18, где говорилось, что невозможность признания документа векселем
в силу дефекта его формы не препятствует предъявлению самостоятельного требования
из такого документа на основании норм гражданского права об обыкновенном долговом
документе*(10) Исходя из этого, требование истца, основанное на документе,
не являющемся векселем в силу дефекта формы, должно быть отклонено, а впоследствии
истец вправе заявить требование о взыскании долга, скажем, по договору займа.
Векселя, подписанные или индоссированные от имени юридического лица,
но без подписи главного бухгалтера, не должны рассматриваться как составленные
с нарушением требований к их форме либо к форме индоссамента (п.4 Постановления
2000 г.)*(11)
По-видимому, такая сделка должна считаться заключенной от имени и в интересах
совершившего ее лица, и естественным образом она не влечет недействительности
самого векселя*(12) Кроме того, в соответствии со ст.8 Положения 1937 г. каждый,
кто подписал вексель в качестве представителя лица, от имени которого он не
был уполномочен действовать, сам обязан по векселю. Но, учитывая тот факт,
что векселя выписываются, как правило, на суммы, исчисляемые миллионами рублей,
обращение взыскания на имущество физического лица, подписавшего вексель, вряд
ли является целесообразным.
В подобных случаях арбитражные суды, как правило, отказывают кредитору
в удовлетворении требований о взыскании вексельного долга*(13), но вопрос
о том, что делать дальше и каким образом получить деньги по такому векселю,
остается открытым.
Осуществление права, удостоверенного векселем, возможно только при предъявлении
документа. Поэтому истец обязан представить суду подлинный документ, на котором
он основывает свое требование (п.6 Постановления 2000 г.).
Тем не менее приходится признать, что судебная практика по этим вопросам
не всегда является последовательной. Так, арбитражный суд г. Москвы решением
от 12 мая 1997 г. отказал в иске, основываясь на изучении ксерокопий векселей,
в которых истец не значился держателем ценных бумаг и его требования не вытекали
из договора цессии. Заместителем Председателя ВАС РФ на данное решение, а
также на постановление апелляционной инстанции был принесен протест. Одним
из оснований для принесения протеста было изучение по материалам дела повторно
представленных истцом светокопий векселей (не подлинников!). Президиум ВАС
РФ данный протест удовлетворил и вместе с тем отметил, что суд обязан принимать
во внимание и другие документы, на которых истец основывает свое право требования,
в частности расписки векселедателя о приеме векселей к оплате*(14). В п.6
Постановления 2000 г. также разъясняется, что истец вправе представлять суду
доказательства того, что вексель был передан ответчику для оплаты.
В других случаях суды придерживались единой позиции относительно необходимости
предъявления именно подлинного документа для взыскания вексельного долга.
Так, например, Федеральный арбитражный суд Западно-Сибирского округа постановлением
от 16 июля 1997 г. отменил решение суда первой инстанции по мотиву непредставления
истцом доказательств предъявления подлинного векселя*(15).
В качестве еще одного примера можно привести решение Арбитражного суда
г. Москвы от 5 июня 1998 г. об отказе в удовлетворении иска о взыскании долга
по простому векселю в связи с непредставлением истцом подлинного документа.
Федеральный арбитражный суд Московского округа постановлением от 27 августа
1998 г. это решение отменил и направил дело на новое рассмотрение, в ходе
которого суд признал доказанным факт предъявления векселя к оплате векселедателю
и вынес решение на основании светокопии векселя. Впоследствии было установлено,
что векселедержатель действительно предъявлял подлинный вексель к платежу
векселедателю, который принял его по акту, но не оплатил, а затем уничтожил*(16)
Что касается правил об индоссаменте, то, во-первых, векселедержатель
вправе доказывать факт того, что вексель перешел к нему на законных основаниях
даже при отсутствии соответствующего индоссамента (п.10 Постановления 2000
г.), а во-вторых, держатель векселя с бланковым индоссаментом признается законным
держателем ценной бумаги. В настоящее время значительная часть векселей, находящихся
в торговом обороте, имеет бланковый индоссамент. Как правило, первый векселедержатель
простого векселя оформляет бланковый индоссамент, и последующие держатели
не заполняют этот бланк, передавая вексель новому владельцу посредством простого
вручения.
Вексель с бланковым индоссаментом обращается как ценная бумага на предъявителя*(17)
Если же в векселе имеется оговорка "по приказу" (или иная равнозначная оговорка),
он обращается как именная ценная бумага, т. е. может передаваться новому держателю
в порядке, установленном для уступки прав требования (цессии).
К таким же последствиям приводит и включение в индоссамент оговорки "без
оборота на меня" (ст.15 Положения 1937 г.; п.16 Постановления 2000 г.).
По своей юридической природе безоборотная надпись выражает не индоссамент,
а цессию. В этом случае индоссант несет ответственность только за действительность
переданного требования, но не отвечает за платеж. Аналогичные последствия
наступают и в том случае, когда индоссамент совершен после протеста векселя
в неплатеже или после истечения срока, установленного для совершения протеста
(ст.20 Положения 1937 г.; п.17 Постановления 2000 г.). Такой индоссамент имеет
последствия лишь обыкновенной цессии, а лица, индоссировавшие вексель после
наступления указанных выше обстоятельств, отвечают только за действительность
переданного требования.
Особым признаком, определяющим специфику вексельного обязательства, является
его исключительно денежный характер, следовательно, надлежащим способом его
исполнения могут выступать только денежные средства. При этом следует помнить,
что сам вексель, будучи денежным обязательством, не может отождествляться
с денежными средствами. Точно так же и принятие покупателем на себя денежного
обязательства по векселю не может отождествляться с передачей денежных средств,
на что неоднократно указывал в своих постановлениях Президиум ВАС РФ*(18).
Вексель, как и любое денежное обязательство (заем, банковский кредит
и пр.), может быть процентным, если векселедатель обусловил, что на вексельную
сумму должны начисляться проценты. Процентная оговорка имеет вексельную силу
только в векселях со сроком по предъявлении или во столько-то времени от предъявления
(ст.5 Положения 1937 г.; п.19 Постановления 2000 г.). В любых других векселях
эта оговорка считается ненаписанной.
Проценты начисляются со дня составления векселя, если не указана другая
дата (ст.5 Положения 1937 г.). Согласно ст.34, абз.2, Положения 1937 г., векселедатель
может установить, что переводной вексель сроком "по предъявлении" не может
быть предъявлен к платежу ранее определенного срока (на основании ст.77 Положения
1937 г. это правило применяется и к простому векселю). На векселе это обычно
выражается словами "настоящий вексель подлежит оплате по предъявлении, но
не ранее...". Именно подобная оговорка в соответствии с п.19 Постановления
2000 г. является указанием "другой даты" для исчисления вексельных процентов*(19)
Так, В.А. Белов отмечает, что статья 5 Положения 1937 г. запрещает начисление
процентов на вексельную сумму за сроки, в которые вексельный должник не обязан
оплачивать вексельной суммы. Среди таких сроков, в частности, он называет
период времени, который должен пройти от первого предъявления до срока платежа,
обозначенного как "во столько-то времени от предъявления", а также период
времени, который должен пройти от даты составления векселя до даты первого
возможного предъявления, если в векселе со сроком платежа "по предъявлении"
обусловлено, что его предъявление не может состояться ранее определенного
срока*(20).
Как уже говорилось, вексельное обязательство носит исключительно денежный
характер. В этой связи возникает вопрос о возможности применения к нему положений
ст.395 ГК РФ о процентах за пользование чужими денежными средствами.
С одной стороны, статья 395 ГК РФ применяется для исчисления процентов
и пени, предусмотренных ст.48 и 49 Положения 1937 г., в силу прямого указания
ст.3 Федерального закона "О переводном и простом векселе"*(21) При этом пеня
рассматривается как разновидность неустойки в смысле ст.330 ГК РФ, и она может
быть уменьшена судом на основании ст.333 ГК РФ как несоразмерная последствиям
нарушения обязательства (п.27 Постановления 2000 г.)*(22).
С другой стороны, положения ст.395 ГК РФ не применяются к отношениям
сторон, если они не связаны с использованием денег в качестве средства платежа*(23)
Так, Президиум ВАС РФ, рассмотрев протест по делу о взыскании стоимости
непоставленной продукции и процентов за пользование чужими денежными средствами,
отменил решение суда первой инстанции, установив следующее. Согласно условиям
договора поставки, заключенного сторонами, в оплату поставленной продукции
принимались простые векселя. Таким образом, в качестве средства платежа стороны
использовали не деньги, а ценные бумаги, что исключает возможность реального
пользования денежными средствами. Поэтому применение ст.395 ГК РФ являлось
в данном случае неправильным*(24).
В последние годы в банковской практике широко распространены такие операции,
как кредитование под залог векселей. Возможность использования "залогового
индоссамента" в сфере вексельного обращения предусмотрена в ст.19 Положения
1937 г., где говорится о всякой оговорке, имеющей в виду залог. В юридической
литературе высказываются различные мнения относительно порядка оформления
залога векселей, а также о соотношении залогового индоссамента с договором
залога.
С точки зрения В.А. Белова, А.А. Вишневского и некоторых других авторов,
для оформления залога векселей необходимо и достаточно проставления на векселе
залогового индоссамента*(25) Тем не менее не следует разграничивать в столь
жесткой форме вексельные и общегражданские сделки. Как уже было сказано, при
отсутствии специальных норм в вексельном законодательстве следует применять
общие нормы ГК. Так, А.А. Маковская справедливо отмечает, что залоговый индоссамент
сам по себе не является ни договором залога векселя, ни его формой и, согласно
своему точному смыслу, залоговый индоссамент не регулирует залоговые отношения,
а лишь отсылает к соответствующим нормам гражданского законодательства и условиям
договора залога*(26).
Интересно отметить, насколько изменилось отношение высших судебных инстанций
в отношении оформления залога векселей. Так, в п.8 письма Президиума ВАС РФ
от 25 июля 1997 г. N 18 говорилось, что "лицо, получившее вексель в залог
без совершения залогового индоссамента, не вправе предъявлять требование о
платеже по векселю в общем порядке".
Теперь же в п.32 Постановления 2000 г. речь идет о том, что "если сам
вексель передан в залог (заклад) по правилам, предусмотренным гражданским
законодательством, без оформления индоссамента на имя залогодержателя, то
последний вправе реализовать свои права в общем порядке".
Вместе с тем Постановление 2000 г. указывает, что наличие права залога
презюмируется, если в векселе проставлен залоговый индоссамент. При этом должник
по векселю не вправе требовать представления договора залога и иных документов
для подтверждения прав векселедержателя на получение вексельной суммы.
Таким образом, складывается ситуация, когда высшие судебные инстанции
признают правомерным оформление залога векселя одним из трех возможных способов:
1) только залоговым индоссаментом;
2) только договором залога;
3) и залоговым индоссаментом, и договором залога одновременно.
Хотелось бы отметить возможность использования четвертого варианта такого
оформления, предложенного Е.А. Павлодским, который полагает, что необходимые
сведения о заложенном векселе могут быть указаны в основном обязательстве,
обеспеченном залогом векселя (например, в кредитном договоре)*(27).
Вексельные сделки порождают две категории вексельных обязательств -обязательства
прямых должников (акцептанта в переводном векселе и векселедателя в простом
векселе, а также их авалистов) и обязательства должников в порядке регресса
(п.21 Постановления 2000 г.). Регресс по векселю выражается в праве векселедержателя,
не получившего платеж от основного должника, обратиться с требованием о взыскании
вексельного долга к другим обязанным по векселю лицам (индоссантам), не соблюдая
последовательности, в которой они обязались по данному векселю.
Право требования вексельного кредитора в отношении прямых должников не
зависит от того, был ли совершен протест и своевременно ли он был совершен.
Следовательно, протест необходим только для сохранения права регресса. Протест
представляет собой действие нотариуса, в ходе которого он убеждается в неплатеже
(или неакцепте) векселя. Совершение протеста векселя не преследует досудебного
урегулирования спора, поскольку протестом наличие спора только констатируется,
но не разрешается. В этой связи в п.37 Постановления 2000 г. разъясняется,
что вексельное законодательство не предусматривает обязательного претензионного
порядка рассмотрения вексельных споров.
Протест совершается только в отношении прямых вексельных должников и
представляет собой необходимое условие для сохранения векселедержателем права
на иск против индоссантов (должников в порядке регресса)*(28)
Вместе с тем в случае несовершения протеста, а также в случае непредъявления
векселя к платежу в установленный срок векселедержатель сохраняет в течение
установленного срока давности (согласно ст.70 Положения 1937 г., этот срок
составляет три года) право требования против векселедателя простого векселя

стр. 1
(из 2 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>