<< Предыдущая

стр. 6
(из 29 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

организациях.
Важный признак "электронных денег" - их признание в качества средства платежа третьими
лицами (не эмитентом). Такое признание осуществляется не в силу закона, как в случае с законными
средствами платежа в виде купюр и монет, а в силу договора с эмитентом.
На наш взгляд, последняя оговорка позволяет отнести "электронные деньги" не к деньгам, а к
инструментам проведения расчетов. А возможность проведения расчетов, минуя банковскую систему,
роднит их не только с наличными деньгами, но и с векселем, о котором тоже упомянем.
Имеющие широкое распространение векселя не являются деньгами, так как они не могут в
полной мере обеспечить расчеты. Окончательный расчет по векселю производится деньгами, то есть
либо наличными, либо через банковские счета.
Функция сохранения стоимости присуща векселю в незначительной степени, так как возможности
выполнять функции обмена и расчетов у него значительно меньшие, чем у описанных видов денег.
Вексель необязателен для приема в качестве оплаты за товары или услуги. Кроме того, даже если
вексель принят и передан по индоссаменту, обязательства по нему нельзя считать прекращенными, так
как они могут быть предъявлены в порядке регресса после протеста векселя. Поэтому вексель
правильнее считать не средством платежа, а инструментом платежа.
Тем не менее известны случаи, когда векселя в значительной степени замещали деньги в
хозяйственном обороте. Это может быть вызвано искусственным, экономически не оправданным
сжатием денежной массы, несовершенным законодательством, излишним доверием хозяйствующих
субъектов к эмитентам векселей. В России даже сложилась практика так называемого вексельного
кредитования, при котором банки выдают свои векселя под проценты. При этом формально предприятие
получает у банка кредит и на полученные деньги приобретает вексель того же банка. Две операции
проводятся одновременно, и движения денежных средств не происходит.
Устойчивая банковская система характеризуется тем, что риски потери денег распределены в
ней равномерно. Кроме того, существует практика, при которой банки, испытывающие трудности,
поглощаются своими благополучными конкурентами. Поглощающий банк получает клиентуру своего
неудачливого конкурента вместе с его убытками. Поэтому клиенты банков почти ничего не теряют.
В неустойчивой банковской системе деньги на счетах в разных банках в различной степени
подвержены риску их утраты. Не учитывать этот фактор при изучении денежной системы нельзя. В 1998
году деньги в Сбербанке РФ и СБС-Агро внезапно оказались "разными" деньгами. В 2000 году разницу
между деньгами на счетах в проблемных и благополучных банках остро ощутило налоговое ведомство
страны. Поэтому, по аналогии с деньгами Центрального банка, мы будем говорить о деньгах конкретного
коммерческого банка. Если банк "А" вследствие каких-то действий субъектов денежных отношений
принимает на себя дополнительные обязательства по счетам до востребования к своему клиенту "Б", то
мы будем говорить, что эмитируются или выдаются деньги банка "А". Будем также говорить, что клиент
"Б" получил деньги банка "А".
Например, по кредитному договору организация "Б" получает деньги банка "А" в обмен на
обязательство вернуть их к определенному сроку и регулярно выплачивать проценты.
Если, наоборот, обязательства погашаются, то будем говорить, что банк получает свои деньги
обратно.
Деньги повышенной силы также могут быть утрачены по вине их эмитента. Это происходит в том
случае, если Центральный банк не справляется с поддержанием покупательной способности
национальной валюты или по каким-то причинам не проводит платежи по счетам своих клиентов. Тогда
может начаться "бегство от денег". Реально это проявится в том, что распространятся бартерный обмен
и расчеты с помощью иностранной валюты.
Остаток на счете в коммерческом банке увеличивается в одном из трех случаев:
владелец счета инкассирует, то есть сдает в банк наличные деньги;
деньги поступают на счет получателя с целью погашения обязательства, возникшего перед
владельцем счета его контрагентом (плательщиком), например в качестве оплаты товара или услуги;
банк выдает владельцу счета кредит.
Во втором случае равная сумма денег списывается со счета плательщика. Здесь возможно
несколько вариантов. Если плательщик и получатель имеют счета в одном банке, то банк делает
проводку по своим пассивным счетам, дебетуя счет плательщика и кредитуя счет получателя. Если банк
плательщика имеет корреспондентский счет в банке получателя, то после проведения платежа остаток
этого корреспондентского счета уменьшится на сумму платежа. Если банки не имеют корреспондентских
отношений, то для проведения платежа необходимо прибегнуть к помощи платежной системы. Эта
система может быть создана группой коммерческих банков или Центральным банком. В последнем
случае банк плательщика должен иметь достаточные средства на корреспондентском счете в
Центральном банке, то есть обладать деньгами повышенной силы.
В случае, когда выдается банковский кредит, дебетуется ссудный счет получателя кредита и
одновременно кредитуется его расчетный счет. Тем самым на сумму кредита коммерческий банк
осуществляет денежную эмиссию.
Объемы выдаваемых кредитов ограничены возможностью банка обслуживать расчетные счета
заемщиков. А для этого им необходимо обладать достаточным количеством денег повышенной силы.
Если же их недостаточно, то банк оказывается не в состоянии выполнять требования клиентов,
предусмотренные договором банковского счета. Отметим, что если банк имеет в составе своих клиентов
деловых партнеров, регулярно проводящих между собой платежи, то денег повышенной силы требуется
банку значительно меньше. Как уже было сказано, при платеже одного клиента банка другому его
клиенту средства просто переводятся со счета на счет, не изменяя актив баланса. По закону банк обязан
выполнять экономические нормативы, один из которых устанавливает предельное соотношение между
объемом кредитов и капиталом банка.
Средства на счетах коммерческих банков выполняют функцию средства расчетов. Относительно
функции сохранения стоимости следует сделать существенную оговорку. В отличие от средств в ЦБ РФ
средства в коммерческих банках подвержены риску утраты в случае банкротства банка. Кроме того, они
также подвержены влиянию инфляции, как и все перечисленные виды денег.
Подробно рассмотрим, что происходит с деньгами в ходе выполнения операций с деньгами.
Здесь мы выделим три "группы участников" - это Центральный банк, коммерческие банки и все прочие
участники хозяйственной жизни, в том числе предприятия и физические лица.
1. Предприятие помещает наличные деньги на счет в банк "А", при этом происходит следующий
обмен:




"Рисунок 2.1."

2. Предприятие "А" осуществляет платеж предприятию "Б", оба - клиенты банка "А":




"Рисунок 2.2."

Передавая в банк соответствующее платежное поручение, предприятие "А" как бы предлагает
банку: "Считайте ваш долг передо мною уменьшенным на N руб. В счет этого на равную сумму
увеличьте свой долг перед предприятием "Б". Осуществив платеж, то есть сделав бухгалтерскую
проводку, банк уведомляет предприятие "Б": "Мой долг перед вами увеличился на N руб. за счет
предприятия "А".
3. Предприятие "А", клиент банка "А", осуществляет платеж предприятию "Б", клиенту банка "Б",
через корсчет банка "А" в банке "Б":




"Рисунок 2.3."

В этом случае предприятие "А" предлагает банку "А" следующее: "Считайте ваш долг передо
мною уменьшенным на N руб. В счет этого обеспечьте увеличение на равную сумму долг банка "Б"
перед предприятием "Б".
Для осуществления этого банк "А" предлагает банку "Б" следующее: "Считайте ваш долг передо
мною уменьшенным на N руб. В счет этого обеспечьте увеличение на эти N руб. ваш долг перед
предприятием "Б". Осуществив платеж, то есть сделав бухгалтерскую проводку, банк "Б" уведомляет
предприятие "Б": "Мой долг перед вами увеличился на N руб. за счет предприятия "А".
В этом случае банк "А" получает от предприятия "А" деньги банка "А" и отдает банку "Б" равную
сумму денег банка "Б". Итог его баланса уменьшился, так как на одинаковую сумму уменьшился пассив -
деньги банка "А", обязательства и актив - денежные требования к банку "Б".
Банк "Б" получает от банка "А" деньги банка "Б" и отдает предприятию "Б" равную сумму денег
банка "Б". Итог баланса сохранился, так как актив не был затронут, а по пассиву уменьшение
обязательств перед банком "А" компенсировалось их увеличением перед предприятием "Б".
4. Предприятие "А", клиент банка "А", осуществляет платеж предприятию "Б", клиенту банка "Б",
через корсчет банка "А" в Центральном банке:




"Рисунок 2.4."
В этом случае предприятие "А" предлагает банку "А" следующее: "Считайте ваш долг передо
мною уменьшенным на N руб. В счет этого обеспечьте увеличение на равную сумму долг банка "Б"
перед предприятием "Б", имеющем расчетный счет в банке "Б".
Для осуществления этого банк "А" предлагает учреждению Центрального банка следующее:
"Считайте ваш долг передо мною уменьшенным на N руб. В счет этого обеспечьте увеличение на
равную сумму ваш долг перед банком "Б" для проведения расчета предприятия "А" с предприятием "Б".
Осуществив платеж, то есть сделав бухгалтерскую проводку, учреждение Центрального банка как бы
уведомляет банк "Б": "Мой долг перед вами увеличился на N руб. за счет банка "А". Равная сумма,
полученная по расчетам с предприятием "А", подлежит зачислению на счет предприятия "Б". Наконец,
банк "Б", сделав соответствующую проводку, уведомляет предприятие "Б": "Мой долг перед вами
увеличился на N руб. за счет предприятия "А".
По сравнению с предыдущим примером в расчетах участвуют деньги ЦБ. В этом примере роль
центрального банка может выполнять коммерческий банк, осуществляющий роль клирингового центра.
В цепочке расчетов могут участвовать несколько банков.
В примере 4 банк "А" получает "свои" деньги, а отдает "чужие". Банк "Б", наоборот, получает
"чужие", а "свои" отдает.
Ясно, что положение банка "Б" предпочтительнее, так как, получив деньги ЦБ, он может
эмитировать равную сумму "своих" денег, не ухудшая свою ликвидность. А банк "А" для того, чтобы
получить "свои" деньги, то есть уменьшить остаток расчетного счета предприятия "А", должен иметь
достаточное количество денег ЦБ. Остаток на корсчете банка "А" в учреждении ЦБ должен превышать
сумму платежа. Иначе цепочка расчетов прерывается, и деньги, как говорят, "зависают" в банке "А".
Если банковская система устойчива, то описанный механизм обмена действует бесперебойно,
не вызывая никаких вопросов у его участников. Рассмотрение схем, подобным приведенным выше,
воспринимается как ненужное теоретизирование. Деньги различных коммерческих банков и деньги
Центрального банка рассматриваются участниками обмена как равноценные.
При потере банковской системой устойчивости между участниками обмена возникает недоверие.
Банки неохотно принимают деньги других банков, предпочитая держать все свободные деньги на счетах
в Центральном банке. Возрастает трансакционный риск, то есть риск потери денег в ходе
осуществления платежей. Лимиты межбанковских кредитов уменьшаются, жестко ограничивается круг
потенциальных получателей таких кредитов. Ликвидность банковской системы падает. Предприятия
открывают несколько счетов в различных банках. Деньги переводятся с одного счета на другой в
зависимости от поступающей информации о надежности банков. То же самое делают физические лица
со своими вкладами. Широкое распространение получают расчеты наличными или бартерный обмен.
По мнению Маневича, "первоначально основой кредитно-денежной системы являлся
коммерческий кредит. Денежная система формировалась как своего рода надстройка над коммерческим
кредитом, в частности над кредитом вексельным. В случае возникновения кризиса и утраты доверия
между участниками хозяйственного процесса и расстройства кредита, писал Маркс, "кредитная
денежная система внезапно превращается в монетарную"*(24).
Из сказанного следует, что при потере банковской системой устойчивости, при нарастании в ней
кризисных явлений:
ухудшается качество денег, то есть их способность выполнять свои функции;
становится существенным различие между деньгами разных эмитентов.

2.4. Уплата налогов через проблемные банки: теоретический аспект

Отмеченная в предыдущем параграфе неравноценность денег разных банков имела
практическое проявление в ситуации, получившей распространение в России после финансового
кризиса августа 1998 года. Как известно, в результате резкого падения курса рубля многие банки
оказались неплатежеспособными.
Но нет худа без добра. Критическое состояние банковской системы позволило значительному
числу экономических субъектов рассчитаться по налоговым обязательствам, почти ничего реально не
заплатив. Это делалось с помощью следующей простой схемы, изображенной на рис. 2.5:
"Рисунок 2.5."
Дадим ее краткое описание. Будем рассматривать успешно работающее предприятие, имеющее
обязательства по уплате налогов в сумме, например, 95 тыс. руб. и способное уплатить эту сумму с
одного из своих счетов в устойчивом банке. Желая сэкономить, предприятие поступает следующим
образом. Оно договаривается с неким посредником, который может быть другим предприятием,
финансовой компанией, частным предпринимателем без образования юридического лица или кем-то
еще, о приобретении векселей на сумму 100 тыс. руб. по цене 5% от номинала. Их эмитентом может
быть разорившееся предприятие или банк, фирма-однодневка. Столь низкая цена объясняется тем, что
обеим сторонам с самого начала известно, что по этим векселям никто никогда не заплатит. Уплаченная
посреднику сумма на самом деле является комиссией за поставку этих векселей.
Далее предприятие предлагает эти векселя для учета в банк, который уже утратил
платежеспособность, но еще сохраняет банковскую лицензию, что позволяет ему проводить все
банковские операции. Разумеется, кроме тех, которые имеют своим последствием отток денежных
средств, так как касса банка пуста, а на его корреспондентском счете в Центральном банке нулевой
остаток. Банк учитывает долговые бумаги по цене, например, в 95% от номинала и зачисляет сумму в 95
тыс. руб. на расчетный счет предприятия. Разумеется, такое возможно лишь по предварительной
договоренности с руководством банка, которому тоже известна истинная ценность векселей,
принимаемых к учету. Теперь у предприятия на расчетном счете в проблемном банке имеется сумма,
достаточная для уплаты налогов. Оно подает в банк платежное поручение о переводе этой суммы на
счет бюджета. Банк списывает ее с расчетного счета налогоплательщика и зачисляет на пассивный счет
"Средства, списанные со счетов клиентов, но не проведенные по корреспондентскому счету кредитной
организации из-за недостаточности средств".
Если средств на корреспондентском счете у банка не будет, то и деньги в бюджет не поступят.
При этом по действующему законодательству считается, что предприятие рассчиталось с бюджетом, так
как "обязанность юридического лица по уплате налога прекращается уплатой им налога... со дня
списания кредитным учреждением платежа с расчетного счета плательщика независимо от времени
зачисления сумм на соответствующий бюджетный или внебюджетный счет"*(25). Доказать же сговор
банкиров и предпринимателей по этой схеме практически невозможно.
В результате описанных действий в выигрыше оказываются:
посредник, получивший свои комиссионные;
предприятие, погасившее свои налоговые обязательства;
руководство банка, осуществившее его участие в сделке и каким-то образом мотивированное к
этому предприятием.
Банк как экономический субъект практически ничего не потерял, так как терять ему на самом
деле было уже нечего.
В проигрыше оказался бюджет, полностью лишившийся налоговых поступлений от предприятия.
Отметим масштаб таких операций. Заместитель министра по налогам и сборам В. Павлов
сообщает, что задолженность банков по налоговым платежам в 2000 году составила 31 млрд. руб., в то
время как в 1999 году банки не смогли перевести в бюджет около 23 млрд. руб.*(26). Приведем отрывок
из его интервью: "В подобных схемах были задействованы сотни организаций из различных регионов.
Обратите внимание на интенсивность "работы": всего две или четыре фирмы-однодневки могли
обслужить штук сто структур - через определенные банки, нередко также созданные с целью легкой
наживы. Характерные черты фиктивных схем следующие. Во-первых, проведение средств через
заведомо неплатежеспособные кредитные учреждения. Во-вторых, открытие расчетного счета для
проведения одной-единственной операции - с целью списания налогового платежа. В-третьих,
отсутствие денежных средств на корсчете банка в момент появления записей на расчетных счетах
налогоплательщиков. К этому можно добавить и такой признак: остатки средств на расчетных счетах
налогоплательщиков "обеспечены" ценными (точнее, обесцененными) бумагами неплатежеспособных
банков. Во многом это проблемы правоохранительных органов, но ни одно дело, подчеркну, ни одно, до
суда не было доведено"*(27).
По данным налоговой полиции Санкт-Петербурга, в 2000 году схемами ухода от налогов
воспользовались 68 питерских организаций, бюджет недополучил 420 тыс. руб.*(28).
В прессе об этой ситуации часто говорится, что деньги "зависли" в банке. Тем самым проводится
аналогия с ситуацией, когда некий полезный груз, сброшенный, например, геологам с вертолета,
зависает на дереве. В этом случае бывает достаточно небольших, по крайней мере реально
осуществимых усилий, позволяющих достать груз. При этом зависший груз не воспринимается как
утраченный. В случае же с "зависшими" деньгами дело обстоит иначе. Они, как правило, бывают
потеряны навсегда. В лучшем случае удается вернуть лишь малую их долю.
В связи с изложенным зададимся вопросом: почему деньги, возникшие "из воздуха", в полном
соответствии с законодательством признаются реально уплаченными? Этот вопрос можно даже
усилить, переформулировав его следующим образом: почему законодатель обязывает воспринимать
деньги на расчетном счете, возникшие в результате описанной операции с векселями, не имеющими
реальной ценности, как настоящие деньги? Можно спросить проще: куда деваются деньги?
Как следует из имеющейся прессы, эти вопросы интересуют специалистов налоговой службы,
Центрального банка, Министерства финансов, законодательных, правоохранительных и судебных
органов. На мой взгляд, в обсуждении этих вопросов просто необходимо участие научной
общественности. К сожалению, мне не известны научные публикации на рассматриваемую тему. Автор
надеется, что настоящий параграф будет воспринят в качестве такой публикации.
Вначале давайте выясним: а что такое деньги с точки зрения российского законодательства? По
мнению В.А. Белова: "...Деньги в российском праве - это разновидность вещей, выпускаемых в виде
банкнот и монет Банком России, достоинство которых выражено определенным числом законодательно
закрепленных денежных единиц, и выполняющих в системе российской экономики функции денег
благодаря установленному и поддерживаемому государством принудительному курсу (обязательности
приема во всякие платежи по номинальной стоимости)"*(29). Он также утверждает, что с точки зрения
российского права ничто другое деньгами не является. В частности, "ни о "безналичных деньгах", ни о
"безналичных (денежных) средствах" законодательство не упоминает".
На наш взгляд, это не совсем верно. Статья 140 Гражданского кодекса РФ называется "Деньги
(валюта)", что говорит о синонимичности для законодателя этих двух терминов. А в ст. 1 Закона о
валютном регулировании и валютном контроле дается следующее определение: "Валюта (то есть
деньги - авт.) Российской Федерации:
а) находящиеся в обращении, а также изъятые или изымаемые из обращения, но подлежащие
обмену рубли в виде банковских билетов (банкнот) ЦБ РФ и монеты;
б) средства в рублях на счетах в банках и иных кредитных учреждениях в Российской
Федерации;
в) средства в рублях на счетах в банках и иных кредитных учреждениях за пределами
Российской Федерации на основании соглашения, заключаемого Правительством РФ и ЦБ РФ с
соответствующими органами иностранного государства, об использовании на территории данного
государства валюты РФ в качестве законного платежного средства".
Таким образом, национальными российскими деньгами законодателем признаются, по крайней
мере для целей валютного регулирования и валютного контроля, как наличные деньги, так и "средства в
рублях на счетах в банках и иных кредитных учреждениях".
Сложность правильного понимания этого определения заключается в том, что одним

<< Предыдущая

стр. 6
(из 29 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>