<< Предыдущая

стр. 7
(из 29 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

юридическим термином объединены разные по экономической сути объекты, а именно:
наличные деньги;
средства в рублях на счетах в ЦБ РФ;
средства в рублях на счетах в банках, кроме ЦБ РФ, и иных кредитных учреждениях.
Наличные деньги, то есть банкноты (банковские билеты) и монета Банка России, в соответствии
с Законом о банках и банковской деятельности являются единственным законным средством платежа на
территории Российской Федерации. Они обязательны к приему по нарицательной стоимости при всех
видах платежей, для зачисления на счета, во вклады и для перевода на всей территории Российской
Федерации.
Средства в рублях на счетах в ЦБ РФ по своим платежным свойствам близки к наличным
деньгам. Большая часть остатков по этим счетам приходится на Правительство РФ и кредитные
организации-резиденты. Если у владельца такого счета, например коммерческого банка, возникает
потребность в наличных деньгах, то он подает заявку на их получение в соответствующее
территориальное подразделение Центрального банка и оно эту заявку удовлетворяет, списав
соответствующую сумму со счета. При этом в пассиве баланса Центрального банка на сумму
выполненной заявки увеличивается статья "Наличные деньги в обращении" и уменьшается статья
"Средства на счетах в Банке России". Обратная проводка делается в случае, если владелец счета
инкассирует наличность в Центральном банке. Описанный порядок не действует лишь для счетов
обязательных резервов кредитных организаций. Величины остатков на этих счетах и порядок их
использования регламентируются соответствующими инструкциями Центрального банка. Таким
образом, владелец счета в Центральном банке (кроме счетов, использование которых ограничено)
может использовать средства на этом счете при всех видах платежей, так как он имеет неограниченную
возможность получить их банкнотами и монетами.
Для удобства дальнейшего изложения мы будем называть наличные деньги и средства на счетах
в Центральном банке (кроме средств на счетах, использование которых ограничено) ликвидностью,
предоставляемой Центральным банком, или, короче, ликвидностью ЦБ.
Аналогично средства на счетах в банках и иных кредитных организациях будем называть
ликвидностью банков. Прежде всего отметим, что ликвидность банков обладает существенным
отличием от ликвидности Центрального банка. Владелец счета в кредитной организации может
использовать его при всех видах платежей лишь при условиях, что кредитная организация обладает
достаточной суммой ликвидности ЦБ или в кратчайшее время способна ее приобрести и намерена
безупречно выполнять свои обязательства перед всеми клиентами.
Оговорка "при всех" (видах платежей) существенна, так как отдельные платежи кредитная
организация может проводить, не используя ликвидность ЦБ. Например, если счета плательщика и
получателя платежа находятся в одной кредитной организации, причем остаток на счете плательщика
превышает сумму платежа. В этом случае делается внутренняя проводка по пассивным счетам
кредитной организации. Аналогичная ситуация имеет место в том случае, если у получателя платежа
есть счет в банке, в котором банк плательщика имеет корреспондентский счет (счет НОСТРО). Даже
если оба банка не имеют доступа к ликвидности ЦБ, но на счете НОСТРО достаточный остаток, платеж
будет проведен. Но если платеж предназначен клиенту другого банка, а у банка плательщика нет счетов
НОСТРО, то использование ликвидности ЦБ необходимо.
Оговорка "в кратчайшее время" существенна потому, что если банк проводит платежи клиента с
запозданием, то это значительно ограничивает возможности плательщика по использованию своих
средств на счете.
Оговорка "перед всеми клиентами" вызвана тем, что нередки случаи, когда банк в первую
очередь выполняет свои обязательства перед наиболее важными для себя клиентами, пренебрегая
интересами прочих. К первым обычно относятся акционеры и связанные с ними лица, крупнейшие
предприятия, сохранение клиентских отношений с которыми стратегически важно для банка. Ко вторым -
предприятия среднего и мелкого бизнеса, уход которых из банка незначительно отразится на его
состоянии. Поэтому банк может удовлетворить кредитную заявку важного клиента, даже если известно,
что это повлечет нехватку ликвидности для обслуживания текущих платежей.
Из сказанного следует, что ликвидность банков является деньгами - то есть средствами,
способными использоваться при всех видах платежей - лишь условно, с существенными оговорками.
Теперь мы можем ответить на вопрос: куда же деваются деньги в ситуации с уплатой налогов
через проблемные банки? Они никуда не деваются, сохраняясь на счетах в банке, пусть и проблемном.
Просто в силу своих свойств, при определенных обстоятельствах, описанных выше, они перестают быть
способными выполнять свое основное свойство - служить средством платежа, то есть становятся
"неденежными" деньгами, "мертвыми" деньгами! Термин "живые" деньги широко распространился в
России именно тогда, когда в обороте появилось много денег "мертвых". Поэтому важно рассмотреть
другой вопрос: откуда берутся "мертвые" деньги? Мы обратимся к нему при дальнейшем изложении.
А теперь вернемся к рассмотрению различия между ликвидностью ЦБ и ликвидностью банков. В
теории денег оно известно давно. Так, С. Фишер и другие авторы*(30) вводят, по отношению к США,
определение денег повышенной эффективности, которые представляют собой обязательства
Федеральной резервной системы США (ФРС). А деньги они определяют именно как "общепризнанное
средство платежа, которое без каких-либо ограничений может использоваться для проведения расчетов.
Это означает, что с помощью денег мы можем в любое время уплатить любую сумму кому угодно"*(31).
Кроме наличных денег и депозитов банков в ФРС, в денежную массу (М1) в США включаются средства
на чековых депозитах в кредитных организациях и дорожные чеки.
Повышенная эффективность ликвидности центрального банка (Федеральной резервной системы
в США, Национального банка Италии, и т.д.) определяется именно тем, что она способна служить
средством платежа безусловно, в отличие от ликвидности банков.
В денежной статистике соотношение между ликвидностью центрального банка и ликвидностью
банков является объектом пристального внимания органов денежно-кредитного регулирования и
находит отражение в показателях денежной базы и денежной массы. В разных странах имеются свои
особенности расчета этих показателей. Так, в России в качестве показателя денежной массы
принимается денежный агрегат М2, а в США, как уже было сказано, - агрегат М1.
Так почему же в развитых странах подавляющее большинство физических и юридических лиц
охотно избавляются от наличных денег, помещая их на банковские депозиты? Ответ прост: банковская
система этих стран работает настолько надежно, что риск потерять свои деньги вследствие банкротства
банка значительно перекрывается дополнительными возможностями и удобствами безналичного
денежного обращения. Этот риск также существенно снижается системой страхования депозитов.
Отличие денежного обращения в России от денежного обращения в странах с развитой
банковской системой как раз и состоит в том, что банковские депозиты являются носителями
значительно более высоких рисков. Говоря проще, вероятность того, что банк не вернет долг своему
клиенту или не выполнит его платежного поручения, в России значительно выше, чем в США, Германии
или Японии.
Приведем цитату: "...Серьезной проблемой для всего делового сообщества остается наличие
большого количества нежизнеспособных банков, лишенных лицензии, но сохраняющих статус
юридического лица. На начало марта 2002 года из 2114 зарегистрированных Банком России кредитных
организаций право на осуществление банковских операций имели 1319 банков. Таким образом, "банки-
призраки" составляют около 40% всей банковской системы. По данным Центра экономического анализа
"Интерфакс", от момента отзыва лицензии до ликвидации банка проходит в среднем более года.
Учитывая тот факт, что, даже находясь в состоянии "клинической смерти", многие банки умудряются с
завидной энергией "откачивать" активы, проводить довольно сомнительные с точки зрения закона
операции, подобное промедление наносит серьезный ущерб как кредиторам самого банка, так и
авторитету всего банковского сообщества"*(32).
Яркий пример такой "предсмертной" деятельности дает банк СБС-Агро. По данным
Министерства по налогам и сборам РФ, в 2000 году этот банк, находящийся под управлением Агентства
по реструктуризации кредитных организаций, увеличил задолженность перед государством на 200 млн.
руб.*(33).
Мы можем констатировать, что банковская система России, организационно и законодательно
созданная по образцам банковских систем развитых стран, в значительной степени оказалась
неспособной выполнять свои обязательства перед клиентами и государством.
В развитых странах банки привлекают средства своих клиентов на депозиты, пользуясь
доверием, заслуженным долгими годами безупречной работы. В России же банки получают в свое
распоряжение денежные средства юридических лиц в соответствии с законодательно установленным
порядком, сохранившимся с советских времен.
Процитируем Положение Банка России от 05.01.98 "О правилах организации наличного
денежного обращения на территории Российской Федерации". В соответствии с Законом о Центральном
банке РФ это Положение обязательно для всех предприятий.
"2.1. Организации, предприятия, учреждения независимо от организационно-правовой формы
(далее именуются - предприятия) хранят свободные денежные средства в учреждениях банков на
соответствующих счетах на договорных условиях.
2.2. Наличные денежные средства, поступающие в кассы предприятий, подлежат сдаче в
учреждения банков для последующего зачисления на счета этих предприятий".
Тем самым законодатель обязал предприятия обменивать ликвидность ЦБ на ликвидность
банков. И, следовательно, обязал принимать на себя риски неустойчивой банковской системы. Ссылка
на то, что предприятия самостоятельно выбирают себе банки для обслуживания и тем самым полностью
несут ответственность за свой выбор, несостоятельна в макроэкономическом аспекте. У предприятий
реального сектора нет иного выбора, кроме как предоставлять свои свободные денежные средства
банковской системе, подверженной системным кризисам.
Итак, мы выяснили, что, во-первых, средства предприятий на счетах банков законодательно
признаются деньгами и, во-вторых, предприятия обязаны хранить свои свободные денежные средства
именно в такой форме. С учетом этого не вызывает никаких возражений уже цитированное
Постановление Конституционного Суда РФ о том, что обязанность юридического лица по уплате налога
прекращается со дня списания кредитным учреждением платежа с расчетного счета плательщика
независимо от времени зачисления сумм на соответствующий бюджетный или внебюджетный счет. В
самом деле, если средства на расчетном счете - это деньги, то владелец счета вправе ими расплатиться
по своим обязательствам. Если же он этого сделать не вправе, то тогда средства на счете - это уже не
деньги! Поэтому требования налоговых органов о признании недействительным факта уплаты налогов
со счетов в проблемных банках выглядят несостоятельными.
Но как же тогда быть с бюджетом, который не получает требуемых денег?
Чтобы разобраться в этом, вернемся к вопросу о том, откуда же берутся "мертвые" деньги?
Здесь возможны два варианта. Первый состоит в том, что деньги становятся "мертвыми" из "живых" в
процессе постепенного "умирания". Представим себе, что в банк, не испытывающий проблем с
ликвидностью, предприятию перечисляется на расчетный счет определенная сумма за поставленную
продукцию. Эти деньги - "живые", так как банк в состоянии совершать все расчеты с этими деньгами,
переводя соответствующие суммы на счета получателей платежей. Предположим далее, что один из
клиентов не возвратил банку крупный кредит, и в дальнейшем этот кредит был признан банком
утраченным. По существующим правилам этот актив относится на убытки и в дальнейшем уменьшает
капитал банка. Чем меньше доля капитала банка в его пассивах, тем труднее банку обеспечить
безупречное выполнение своих обязательств. Но даже если существуют основания предполагать, что
просроченные кредиты через некоторое время будут возвращены, все равно у банка сразу возникают
трудности, так как банк лишается на это время ликвидности ЦБ, необходимой для обслуживания
текущих платежей. Если же потери активов приводят к тому, что капитал банка становится нулевым или
даже отрицательным, то банкротство банка становится очень вероятным. И в этом случае
"омертвляются", "умирают" деньги на счетах всех его клиентов, в том числе и самых добросовестных. На
практике это проявляется в том, что банк начинает задерживать клиентские платежи, все более
увеличивая срок задержки, и наконец совсем прекращает их проводить.
Второй вариант возникновения "мертвых" денег состоит в том, что они изначально эмитируются
как "мертвые" уже обанкротившимся (то есть потерявшим платежеспособность), но еще не лишившимся
лицензии банком. Один из таких способов описан в начале раздела. В общем виде его суть состоит в
том, что банк намеренно приобретает активы по цене, многократно превышающей его рыночную
стоимость, с тем чтобы увеличить на эту сумму, как говорят, "надуть", открытый в том же банке
расчетный счет продавца этого актива. Как при этом соблюдаются интересы банка, можно только
догадываться. Самым распространенным товаром такого рода являются векселя, за которые в ином
случае никто не заплатил бы ни рубля.
Как уже отмечалось, по закону, до тех пор пока банк установленным порядком не лишился права
проводить операции по своим счетам, эти деньги признаются деньгами, и владельцы счетов могут ими
погашать свои обязательства, передавая в банк платежные поручения.
Желая разорвать сложившийся порочный круг, представители налоговых органов пытаются
законодательно изменить сложившуюся практику. Как заявил в уже упоминавшемся интервью
заместитель министра по налогам и сборам Павлов, суть предлагаемых поправок к законодательству
состоит в том, что "налогоплательщик должен знать: у такого-то конкретного банка денег нет, а посему и
не следует с ним связываться. Если ваша газета, к примеру, открывает расчетный счет в таком-то банке,
то у вас должны быть способы получения достоверной информации об этом заведении. Мы предлагаем
зачитывать обязанности налогоплательщика как исполненные, если средства списаны с расчетного
счета; произошло движение денег с корреспондентского счета банка; деньги непосредственно
направлены в бюджет, не остались на картотеке и банк не остался вам должен. Короче говоря, закон
должен перекрыть пути для сговора недобросовестного налогоплательщика с банком, а
добросовестного обяжет работать с банком надежным и, доверяя, проверять".
На мой взгляд, принятие таких поправок просто переложит ущерб, наносимый бюджету
недобросовестными налогоплательщиками и вступающими с ними в сговор банками, на плечи всех
налогоплательщиков, случайно оказавшихся клиентами таких банков. Как может знать руководитель
небольшой фирмы по производству садового инвентаря, что президент банка, в котором у него счет, уже
полгода "скачивает" активы, например, в форме выдачи кредитов без надежды на их возврат? Или что
за балансом банка учитываются форвардные контракты, содержащие в себе огромные риски?
Во всем мире ситуация обратная - банки ведут кредитные истории клиентов. Они прибегают к
услугам специализированных организаций для получения информации о финансовом состоянии и
перспективах бизнеса своих заемщиков. Банки дорожат любой информацией, способной снизить
неопределенность будущего поведения клиента и тем самым поддержать собственную устойчивость.
Почему же в России зачастую банки ведут себя прямо противоположным образом, принимая на
себя неоправданно высокие риски и вступая в конфликт с государством в лице налоговых органов?
Здесь, видимо, причины коренятся в процессе создания и развития российской банковской системы в
ходе реформ постсоветского времени. А кризис 1998 года открыл проблемным банкам перспективы
нового бизнеса - увод налоговых платежей.
Сказанное позволяет сделать вывод о том, что органы государственного управления должны
предпринять активные действия по укреплению банковской системы. В частности, необходимо, на мой
взгляд, сделать следующее:
1. Лишить проблемные банки возможности проводить эмиссию "мертвых" денег с целью
проведения налоговых платежей. Для этого следует создать правовую основу, позволяющую
идентифицировать факты приобретения (соответственно передачи) актива банком по цене, существенно
завышенной (соответственно заниженной) по сравнению с его рыночной стоимостью, как нарушение,
влекущее установленные санкции.
2. Установить набор признаков, по которым действия банка и налогоплательщика, подобные
описанным выше, могут быть квалифицированы как сговор с целью уклонения от уплаты налогов.
3. Установить персональную ответственность учредителей и руководителей банка за
неоправданные действия, повлекшие утрату им активов или принятие недопустимых рисков.
4. Установить персональную ответственность руководителей всех экономических субъектов
финансового и нефинансового секторов экономики за невыполнение взятых на себя обязательств, если
это явилось следствием неоправданных действий этих руководителей.
5. Проводить в средствах массовой информации целенаправленную работу по распространению
экономико-правовых знаний, особенно в области денежно-кредитных отношений.
6. Усилить надзор за деятельностью банков с целью сделать ее максимально прозрачной.
Осуществление этих мер, на наш взгляд, будет способствовать укреплению банковской системы
и увеличению доходной части бюджета.
2.5. Регулирование банковских рисков в США

За последние несколько десятилетий регулирование банковских рисков в США претерпело
глубокие преобразования. Вначале рассмотрим ситуацию, существовавшую в банковском секторе до
начала 60-х годов прошлого столетия. Тогда банки использовали в качестве источников средств в
основном депозиты клиентов, долгосрочную дебиторскую задолженность и собственный капитал.
Условия содержания депозитных счетов были жестко регламентированы Правилом Q, устанавливавшим
ограничения процентных ставок. И как результат - возможности банков по управлению процессом
привлечения средств были минимальны.
Например, финансовые институты не имели возможности привлекать депозиты из-за пределов
своих географических регионов, предлагая для этого более высокие ставки. В таких условиях
требовалось немного знаний и изобретательности для управления пассивами, основной упор делался
на управлении активами. Финансовый отдел банка использовал средства вкладчиков для
структурирования портфеля активов, который необходимо было привести в соответствие с портфелем
пассивов. Часть активов банка инвестировалась в кредиты и ценные бумаги, а остаток помещался в
беспроцентные резервные фонды (депозиты в федеральных учреждениях).
В течение многих лет среднегодовая процентная ставка по сберегательным счетам составляла
3%. Процентная ставка по стандартным ссудам под залог жилья составляла в США 6%. Разница на
операционные издержки и прибыли была всего 3%. Ссудо-сберегательные ассоциации привлекали
значительные объемы заемного капитала для максимизации своих доходов. Как правило, собственные
средства ссудо-сберегательных ассоциаций составляли меньше 10% от общих активов. Тогда говорили,
что банкир "принимает под три, выдает под шесть и после двенадцати играет в гольф".
Индустрия депозитных учреждений в то время отличалась высокой степенью регулирования.
Конкуренция была слабой, а процентные ставки - относительно стабильными по сравнению нынешними.
В таких условиях управление портфелем активов носило крайне рутинный характер, в основном
сводящийся к оценке кредитоспособности клиентов. Но это положение дел стало меняться в начале 60-х
годов, когда потребность в финансах со стороны корпоративных клиентов ведущих банков Нью-Йорка
стала превосходить возможности банков извлекать средства из традиционных источников
финансирования. Чтобы решить эту проблему, "Ситибэнк" ввел свободно обращаемый депозитный
сертификат. На этот инструмент не распространялось действие Правила Q (при условии, что размер
депозита составлял не менее 100 000 долларов на срок не менее 14 дней). Эксперимент банка
"Ситибэнк" оказался очень успешным, и его примеру последовали другие депозитные учреждения.
Новый инструмент, позволяющий обойти Правило Q, стал удобным средством размещения для крупных
инвесторов, желающих получить наивысшие проценты.
С появлением депозитных сертификатов банки получили инструмент, позволяющий управлять
обязательствами, которые финансировали портфели их активов. Вскоре стало очевидным, что в игру
вступает важный элемент управления пассивами в дополнение к управлению только активами банков.
Первые стратегии управления активами и пассивами были связаны с управлением процентной маржей.
Со временем управление активами и пассивами усложнялось и стало все более активно входить в
обиход банковского дела. Этому способствовали:
все более увеличивающаяся изменчивость процентных ставок;
появление совместных фондов денежного рынка;
развитие заокеанских рынков как источников финансирования и кредитования;
обострение конкуренции на рынках США как со стороны внутренних, так и иностранных
кредитных учреждений;
разработка новых концепций в теории управления рисками;
появление новых возможностей реализации активов;
постепенное ослабление эффективности устаревших способов регулирования и отказ от них.
Начиная с 1973 года цены на нефть резко пошли вверх, что было вызвано действиями стран
ОПЕК. Страны Запада были ввергнуты в период крайне высоких процентных ставок, что сопровождалось
мрачными перспективами экономической стабилизации. Бюджет Соединенных Штатов возрос.
Соединенные Штаты отказались от фиксированных валютных ставок, привязанных к золоту, которые
служили стержнем Бреттон-Вудских соглашений. Это означало, что валютные курсы становились
плавающими относительно рыночных курсов. В результате цены на товары стали гораздо более
изменчивыми.
Внезапно деловые люди и банкиры обнаружили воздействие рисков, с которыми они никогда
ранее не имели дела. Производители не имели уверенности в ценах на сырье, необходимое для
производства. В перспективе они могли потерять конкурентоспособность относительно иностранных
производителей по причине изменчивости валютных курсов. Процентные ставки росли. Эти факторы
снижали возможности производителей инвестировать в новые и более эффективные производственные
средства. Занятость сокращалась по мере того, как компании выходили из конкретной сферы
производства или проходили реорганизацию, повышающую их конкурентоспособность. Появилась
потребность в кадрах иной квалификации.
Начиная с середины 70-х годов процентные ставки заметно росли и становились более

<< Предыдущая

стр. 7
(из 29 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>