<< Предыдущая

стр. 6
(из 12 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>


tie, имеют абсолютное значение как в пространствен-iiiK и в ценностном смысле. Поэтому движение |рх, путь восхождения, или обратный путь нисхож-
мм, падения играли в системе мировоззрения ис-и тельную роль. Такую же роль они играли и в itH'irMc образов искусства и литературы, проникнутых it им мировоззрением. <...> Та конкретная и зримая мнить мира, которая лежала в основе средневекового nfipu того мышления, была существенно вертикальной» (пмм же, с. 444).
И рамках же нашей концепции, ориентированной ни соотнесение текстовых символов с мироощущением и к гора, возможна иная трактовка. Допуская возмож-HIм-и. сходства в описании падения с психологичес-i им описанием ощущения равновесия, свойственного I- • м людям, мы полагаем, что появление в «темных» • i сгах лексики с общей семой 'низ' (внизу, дно, дыра, ktwxleu, нора, подвал, подземелье, яма и др.) обусловлено существованием в клинической картине эпилепсии «припадков головокружения, связанных с ощущениями поднимания и опускания, как это наблюдается в пифте» (Сараджишвили, Геладзе, 1977, с. 155).
Падение в воду
Достаточно часто компонент 'падение' имеет вид 'падение в воду'. Функцию воды при этом может вы-Нолнять озеро, река, море, лужа и др. Вода в любом виде Просто преследует персонажа.
— Поди-ка сюда, вождек <говорят высокому индей'
цу черные санитары. — В.Б.>. Суют мне тряпку, показы
вают, где сегодня мыть, и я иду. Один огрел меня сзади пО
ногам щеткой: шевелись!»
(Кен Кизи «Над кукушкиным гнездом»)1
— Час от часу не легче! — подумала бедная Алиса. ^
Такой крошкой я еще не была ни разу! Плохо мое дел"
Хуже некуда <...>.
Тут она поскользнулась и бух! — шлепнулась в воД (Л. Кэрролл «Приключения..''
по

Белянин В. Психологическое литературоведение

Вдруг выдра пронзительно взвизгнула, перекувырк-^ нулась и шлепнулась прямо в воду.
(С. Лагерлеф «Чудесное путешествие Нильса
с дикими гусями»)
«Нам бы только до взморья добраться, Дорогая моя!» — «Молчи...» И по лестнице стали спускаться, Задыхаясь, искали ключи.
(А. Ахматова «Побег»)
Вода
Очевидно, что вода имеет несколько функций в культурных текстах. Так, Ф. Ленд трактует падение волка в колодец в «Волке и семеро козлят» братьев Гримм следующим образом: «Вода колодца, образ оживляющего созидательного начала, не может утолить его жажду <ча-стый мотив в «темных» текстах. — В.Б.>, она несет ему смерть» (Ленц, 1995, с. 63). 3. Фрейд толкует падение в воду во сне как символ рождения (Фрейд, 1990).
В «темных» текстах достаточно часто идет дождь (кинофильм «Shine»), герои оказываются на море, под водой, падают в лужи, пьют алкоголь. Иногда 'вода' встречается и в названиях текстов (кинофильм «Rain Man»). He заметить устойчивости этого образа нельзя.
В рамках нашего подхода близость этих двух компонентов ('падение' и 'вода') не случайна, что подтверждается наличием в психиатрической литературе сведений о возможности возникновения эпилептического припадка при погружении тела в воду (Справочник..., 1985), поскольку «судорожная предрасположенность возрастает прямо пропорционально количеству жидкости в мозгу» (Жариков и др., 1989, с. 481). Есть данные и о том, что при эпилепсии имеется нарушение водно-солевого» обмена, и о том, что после припадка возможно мочеиспускание (Портнов, Федотов, 1971; Карлов, 1990 и др.).
Зрительные ощущения
Важным признаком «темного» текста является наличие в нем описания зрительных ощущений с се-
Глава 2. Отражение черт личности в текстах

111
мантическим компонентом 'сумрак'. Относя этот компонент формально к зрительным ощущениям, отметим его близость как к органическим ощущениям, так и к эмоциональным состояниям в силу ярко выраженного эмоционального тона, который ему сопутствует.
Среди лексики, связанной со зрительными ощущениями, выделяются две подгруппы слов. Первая из них отражает резкое изменение световых ощущений (блеск, блики, вспышка, мерцание, пятно), вторая — постепенное, связанное также и с изменением цвета (позеленеть о/и злости, покраснеть, побледнеть, измениться в лице).
Сумерки
Дым, мрак, сумрак, туман, тучи, тьма нередко встречаются при описании обстановки, которая представляется положительному персонажу «темного» («простого») текста угрожающей
На наш взгляд, внешнее (сюжетное) обоснование появления того или иного семантического компонента является вторичным. Так, в рассказе Конан Доила «Собака Баскервилей» Шерлока Холмса постоянно окружают туман и сумерки. Нарративно это обусловлено пребыванием героя на болотной местности, однако можно утверждать, что в модели порождения (психологически) первична именно модальность мироощущения, а описываемые в тексте реалии вторичны.
В целом, сталкиваясь с угрожающей его жизни си-гуацией, герой «темного» текста оказывается в ее эпицентре, как бы стремясь к собственной смерти, к ауто-деструкции (саморазрушению). Мир для героя «темно-ю» текста враждебен, он словно физически ощущает, что вокруг него сжимается пространство, замыкается или сжимается кольцо врагов либо вокруг него становится темно. Сюжетно это, как уже отмечалось, связано с тем, что он спускается вниз (в подземелье, в нору, в пещеру, в шахту и т.п.). Но факт остается фактом — сумрак и ограниченное пространство наиболее часто встречаются именно в «темном» тексте.
112

Белянин В. Психологическое литературоведение

Огонь
Появление этих лексических элементов в «темных» текстах объясняется наличием при эпилепсии галлюцинаторной ауры, во время которой видятся пожары, зрительных аур со всевозможными зрительными припадками — фотопсиями, фотогениями и паропсиями в виде фосфенов, а также с возможностью припадка «под влиянием световых мельканий» (Портнов, Федотов, 1971; Са-раджишвшш, Геладзе, 1977; Карлов, 1990; Справочник..., 1985).
Кроме того, в «темном» тексте возможно появление слов, связанных с семой 'огонь' (пожар, гореть, поджигать, загореться, вспыхнуть), причем 'огонь' может играть и ключевую роль в тексте, и быть фоном.
Луна
Любопытно, что наравне с видением предметов во время сумерек, в сумраке, во тьме, иногда описывается, что герой видит предметы при лунном свете, что похоже на описания сомнабулизма, снохождений или лунатизма при эпилепсии. Встречается слово Луна и в названии «темных» текстов (Н Носов «Незнайка на Луне»; С. Павлов «Лунная радуга»; К. Циолковский «На Луне»).
Появление Луны нередко связано с возбуждением злых, низменных начал:
Трещит заискренным забором
Сухой рождественский мороз;
И где-то ветер вертким вором
Гремит заржавленным запором;
И сад сугробами зарос.
Нет, лучше не кричать, не трогать
То бездыханное жерло:
Оно черно, — как кокс, как деготь...
И по нему, как мертвый ноготь,
Луна переползает зло.
А. Белый
Слуховые ощущения
В «темных» текстах много лексических элементов со значением 'неприятный звук': треск, шорох, шурша-
Глава 2. Отражение черт личности в текстах
нив; грохнуть; затрещать, зашелестеть, зашуршать, хрипеть и др.
Так, в повести Ч. Айтматова «Плаха» многократно пстречается описание воя, который может быть длительный, тягостный, заунывный; горестный, яростный и злобный; гула, который может быть мощный, странный; гро-\orna выстрелов и поездов, стона; который может принадлежать зверю, быть печальным и тяжким, все может t-удеть — голова, поезд, земля и громыхать— гроза, поезда.
Психологическим коррелятом этого явления пред-иавляются «ложные слуховые ощущения (паракузии), которые выражаются в ощущении различных звуков, шумов, звона, беспрерывного или прерывистого» (Са-раджишвили, Геладзе, 1974, с. 154).
Обонятельные ощущения
Достаточно часто в «темных» текстах встречается описание того, как герой почувствовал запах горелой резины, резкий запах, ему пахнуло, ударило в нос.
Вот пример из повести В. Катаева о «прирожденном разведчике» — «Сын полка»:
Непрерывный звенящий гул стоял как стена вокруг орудий. Едкий, душный запах пороховых газов заставлял слезиться глаза, как горчица. Даже во рту Ваня чувствовал его кислый запах.
А вот фрагмент стихотворения И. Бродского:
Тлеет кизляк, ноги окоченели; пахнет тряпьем, позабытой баней.
Коррелятом этих семантических компонентов может быть обонятельная аура, при которой ощущается неприятный, зловонный запах гнили, дыма, паленого, горелого.
Другие психосемантические компоненты «темного» текста
Не приводя дополнительных развернутых примеров (число которых может очень быть велико), отме-
К Литературоведение
114

Белянин В. Психологическое литературоведение

тим наличие в «темных» текстах и ряда других семантических компонентов.
Гады
Достаточно регулярно в «темных» текстах встречаются мыши (Э.Т.А. Гофман «Щелкунчик и Мышиный Король»; Дж. Стейнбек «О людях и мышах»), гусеницы (Л. Кэрролл «Алиса...»), змеи, муравьи. Похож на паука Крошка Цахес (Э.Т.А. Гофман). Есть тараканы у Булгакова и в «Роковых яйцах», и в «Белой гвардии». Особую роль играет таракан, как известно, у Чуковского в стихотворении «Тараканище»:
— Принесите ко мне, звери, ваших детушек, Я сегодня их за ужином скушаю.
Можно, конечно, свести образ насекомого, в которого превращается Грегор Замза Ф. Кафки («Превращение»), к таракану (Елистратов, 1996), но факт остается фактом — это насекомое.
Наиболее частотны крысы. Так, эпидемия чумы (мрак чумы) в Оранге началось с того, что «.доктор Бернар Риз, выйдя из квартиры, споткнулся на лестничной площадке о дохлую крысу» (А. Камю «Чума»).
В кульминационной сцене главному герою романа Дж. Оруэлла «1984» Уилсону Смиту угрожают тем, что на его лицо наденут маску и приблизят к нему клетку! с крысами: «Гнусный затхлый запах зверей ударил в нос. \ Рвотная спазма подступила к горлу, и он почти потерял} сознание. Все исчезло в черноте. <...> Черная паника <...> накатила на него. Он был слеп, беспомощен, ничего не соображал».
Увечье
Иногда в «темных» текстах описывается герой, обладающий каким-либо физическим уродством, из которых наиболее часто встречается хромота (к примеру, хромает Адыгеи из «Буранного полустанка» Ч. Айтматова или напарник главного героя в к/ф «Полуночный ковбой») или умственная отсталость (Д. Стей-
Глава 2 Отражение черт личности в текстах

115

пбек «О людях и мышах», Кен Кизи «Над кукушкиным гнездом», У. Фолкнер «Шум и ярость», к/ф «Rain Man»).
Дно общества
Достаточно часто описывается так называемое 'дно общества': трущобы, пивнушки, проститутки, бандиты и пр. При этом описание злодеяний превалирует над описанием борьбы с ними.
В этом легко увидеть корреляции с неупорядоченностью жизни как личностной особенностью или с бродяжничеством, возможном при эпилепсии.
Физиология
В целом для «темных» текстов характерен интерес к уровню физиологии человека. Приведем достаточно показательный пример из финала повести «Сорок пер-ный» Б. Лавренева:
Поручик упал головой в воду <sic! — Б.Б.>. В маслянистом стекле расходились красные струйки из раздробленного черепа. <...>. Марютка шагнула вперед, нагнулась. С воплем рванула гимнастерку на груди, выронив винтовку.
В воде на розовой нити нерва колыхался выбитый из орбиты глаз. Синий, как море, шарик смотрел на нее не-удоменно-жалостно.
А вот пример более мягкого описания физиологической стороны жизни человека в сцене тушения пожара Гулливером, находившимся в Лилипутии:
«Накануне вечером я выпил много превосходнейшего вина <...>, которое отличается сильным мочегонным действием. По счастливой случайности я еще ни разу не облегчался от выпитого. Между тем пожар от пламени и усиленной работы по его тушению подействовали на меня и быстро обратили вино в мочу. Я выпустил ее в таком изобилии и так метко, что в какие-нибудь три минуты огонь был совершенно потушен».
116

Белянин В. Психологическое литературоведение

В «темных» текстах уделяется особое внимание сексуальной жизни человека. Так, ходит в публичный дом получивший бессмертие от дьявола Дориан Грей (О. Уайлд «Портрет...»). Бунтующий против порядков в больнице Макмерфи, любящий карты, сигареты и вино, приводит в клинику девушку и спит с ней, а сам роман начинается со следующих фраз: «Они там. Черные в белых костюмах встали раньше меня, справили половую нужду в коридоре и подотрут, пока я их не накрыл» (Кен Кизи «Над кукушкиным гнездом»).
Не останавливаясь на этой проблеме подробно, отметим возможность «возбужденности сексуального чувства» в связи с эпилептическим припадком (Клиническая..., 1967).
Труп
В «темном» тексте большую роль может играть семантический компонент 'труп' и тесно связанный с ним 'смерть'. Иногда эквивалентом смерти может выступать 'сон' как временная смерть.
Как известно, в философии экзистенциализма центральное место занимает проблема смерти. Тексты большинства экзистенциалистов мы относим к «темным».
В этой связи интересно отметить, что один из переводов сказки Л. Кэрролла звучит как «Соня в царстве дива».
В целом анализ показал, что частотность слов, относящихся к этой лексико-семантической группе, в «темных» текстах значительно превышает частотность этих слов в текстах других типов. Более того, очень велика вероятность того, что при появлении слова одной из групп ('тоска', 'запах' и т.п.) встретятся и слова другой группы.
Стилистические особенности «темных» текстов
Говоря о типе текста, мы имеем в виду не столько его сюжет или композицию, сколько эмоциональный замысел, который лежит «за текстом» и проявляется в каждом элементе текста, в том числе в его стиле.
Глава 2. Отражение черт личности в текстах 117
Стиль «темного» текста существенно отличается от С1иля других типов текстов. Собственно говоря, назы-инн этот тип текста в свое время «простым» (Белянин, 1988), мы в первую очередь имели в виду характеристики его стиля. Ощущение «сумеречности» и «вязкости» создается в таком тексте не только одним описанием обстановки или упоминанием о том, что вдруг все потемнело, этому способствует и весь его стиль. Говоря об «освобождении литературного слова <...> от ига выраженной упорядоченности», Р. Барт вводит понятие «белое письмо» (Барт, 1983, с. 343). Он пишет: «...Письмо, приведенное к нулевой степени, есть в сущности <...> нисмодальное письмо; его можно было бы даже на-зпать журналистским письмом <...> нейтральное письмо располагается посреди <...> эмоциональных выкриков и суждений, но сохраняет от них полную независимость; его суть как раз состоит в их отсутствии... '•)тот прозрачный язык, впервые использованный Камю и "Постороннем", создает стиль, основанный на идее отсутствия, которое оборачивается едва ли не полным отсутствием самого стиля» (там же).
Это ценное для нас наблюдение необходимо проиллюстрировать цитатой из упоминаемого Р. Бартом произведения А. Камю, философа экзистенциализма:
Вечером за мной зашла Мари, Она спросила, думаю ли я жениться на ней. Я ответил, что мне все равно, но если ей хочется, то можно и жениться. Тогда она осведомилась, люблю ли я ее. Я ответил точно так же, как уже сказал ей один раз, что это никакого значения не имеет, но вероятно, я не люблю ее.
— Тогда зачем же тебе жениться на мне? — спросила она.
Я сказал, что это значения не имеет, если она хочет, мы можем пожениться и т.д. и т.п.
(А. Камю «Посторонний»)
Такой стиль, основанный, по словам Р. Барта, на «идее отсутствия», создает впечатление иллюзорности (дереализации) всего происходящего и адекватно опи-
118

Белянин В. Психологическое литературоведение

сывает мироощущение, возникающее при сумеречном состоянии сознания во время эпилепсии.
Подтверждением гипотезы о том, что экзистенциализм связан с той же эмоционально-смысловой доминантой, что и «темные» тексты, может служить факт, отмеченный переводчицей «Алисы в стране чудес», отнесенной нами к «темным» текстам, Н.М. Демуровой. Она приводит фрагмент текста и дает к нему следующий комментарий: «Дайте-ка вспомнить: сегодня утром, когда я встала, я это была или не я? Кажется, уже не совсем я... кто же я в таком случае? Это так сложно...» «М. Хит, — пишет в комментариях Н.М. Демурова, — усматривает здесь первый из ряда кризисов, переживаемых личностью Алисы («кризисы идентичности»), которым мог бы позавидовать любой экзистенциалист».
Интересно, что даже при описании внешне динамичных событий возможно использование «белого стиля»:
Он прыгнул, покатился вниз, и ему не сразу удалось остановиться и подняться обратно. Он казался неутомимым, словно был не из плоти и крови, будто Игрок, который как пешку, передвигал его по доске, одновременно вдыхал в него жизнь.
(У. Фолкнер «Перси Гримм»)
Схожими в этом плане представляются по стилю и такие тексты, как «Взгляни на дом свой, ангел» Т. Вульфа и «Привычное дело» В. Белова.
Среди других особенностей построения «темных» текстов важно отметить чередование в номинации, в назывании героев: не всегда понятно, кто из них говорит, читателю трудно уловить, кто сейчас действует.
В целом по ходу развития сюжета «темного» текста герои часто терпят коммуникативные провалы и сами вводят в заблуждение тех, кто претендует на то, что все знает. В «темных» текстах герой часто не понимает окружающих.
Важной характеристикой стиля «темного» текста] является, как мы уже отмечали, его сниженность и ис- i пользование просторечных и разговорных форм.
Глава 2. Отражение черт личности в текстах

119
Так, лирический герой Вл. Высоцкого — человек с упрощенным взглядом на мир, его речь полна отклонений от литературной нормы:
Мне бы выпить портвейна бадью, А принцессы мне и даром не надо. Чуду-юду я и так победю.
(«Про дикого вепря»)
Пестрит инвективной лексикой «Москва—Петушки» Вен. Ерофеева.
Вот пример, взятый тоже из поэзии:
В мире подобного нет безобразия!
Темная масса!
— Татарщина!..
— Азия!..
Хамы!..
Мерзавцы!..
— Скоты!..
— Подлецы!..
(Д. Бедный «Главная улица»)
Характерно, что в предисловии к текстам «одного из зачинателей поэзии социалистического реализма» отмечается: «Стремление приспособиться к вкусам самых широких слоев читателей иногда приводило Демьяна Бедного к упрощению мысли, снижению художественного уровня его произведений».
Приведем пример из повести Б. Лавренева «Сорок первый»:
Молчали. Лежала у костра Марютка, облокотившись на руки, смотрела в огонь пустыми, немигающими кошачьими зрачками. Смутно стало Евсюкову.
Встал, отряхнул с куртки снежок.
— Кончь! Мой приказ — на заре в путь. Може не все
дойдем, — шатнулся вспуганной птицей комиссарский
голос, — а идти нужно... потому, товарищи... революция
вить... За трудящих всего мира!
120

Белянин В Психологическое литературоведение

Мы не склонны расценивать это только как отражение «романтики революции, ее героических характеров» (Советский..., 1984, с. 680). За такого рода стилизацией мы видим сверхзадачу автора «темного» текста —' показать жизнь простого, обычного человека.
Стилизация под бескультурного человека, характерная, в частности, для Вл. Высоцкого и М. Зощенко, представляется нам проявлением личностного, а не только жанрового стиля автора.
Кроме того, очевидно, что бранные слова оказываются по преимуществу связанными с физиологией человека (Желъвис, 1992), характерной именно для «темных» текстов.
Было бы неоправданным упрощением трактовать сниженность стиля только как проявление личности автора. Возможности культурологического подхода показаны, в частности, М.М. Бахтиным в работе по народной культуре Средневековья и Ренессанса, вторая глава которой носит название «Площадное слово в романе Рабле» (Бахтин, 1990). И тем не менее сниженность стиля в рамках психиатрического литературоведения мы связываем преимущественно с тем психологическим содержанием, которое обусловлено эмоционально-смысловой доминантой «темных» текстов.
Психологический синтаксис «темных» текстов
Как мы отметили выше, при описании состояний человека в «темных» текстах обращается внимание на смену психического состояния героя, на импульсивность его поведения. Герой сталкивается с массой препятствий, и описание их преодолений делает текст не столько динамичным, сколько резким и отрывистым.
Эта отрывистость проявляется в пропусках глаголов, местоимений и союзов. Кроме того, в «темных» текстах заметно обилие таких пунктуационных знаков, как тире, двоеточий, кавычек, многоточий в начале и в конце абзацев. Есть и сочетания восклицательного знака с
Глава 2. Отражение черт личности в текстах

121

многоточием, и вопросительного с многоточием, и вопросительного с восклицательным. Такая «морзянка» подчеркивает резкость и отрывистость.
Так, детектив В. Богомолова «Момент истины» носит подзаголовок «В августе сорок четвертого...», в который включено многоточие. В самом тексте, изобилующем документами, «текстуально идентичными подлинным документам», есть целые страницы, где каждая фраза прерывается многоточием. Приведем небольшой фрагмент из этого произведения с сохранением авторской пунктуации:
sj. Выжженная солнцем трава... Зной... Пыль... Духота...
ц Чтобы заставить его отойти и захватить колодец, немцы
Э подожгли степь... огонь, клубы густо-едкого дыма на-
Ј двигались на боевые позиции роты с трех сторон. И за
1 1 этой завесой наступали немцы: пехотный батальон — пол-
I ного состава! А в роте было девятнадцать человек, два
станкача и пэтээр....
Именно такой синтаксис может быть одним из проявлений эпилептоидной акцентуации.
2.3. ПРОЯВЛЕНИЕ ГИПОМАНИАКАЛЬНОЙ АКЦЕНТУАЦИИ В «ВЕСЕЛЫХ» ТЕКСТАХ
Психологический и психолингвистический анализ по методу эмоционально-смысловой доминанты позволяет выделить из числа других типов «веселые» тексты. Определим их как тексты, описывающие поведение человека, который сталкивается с препятствиями или опасностями, но успешно преодолевает их и достигает высшей степени успеха.
Типичный «веселый» текст
В качестве типичного «веселого» текста рассмотрим детектив Иоанны Хмелевской «Что сказал покойник».
122

Белянин В. Психологическое литературоведение

Героиня романа, выиграв на ипподроме четыре тысячи шестнадцать крон, отправляется в нелегальный игорный дом. Там, находясь в восторженном состоянии, она не зная сама почему, выиграла. При этом ее сумка до отказа забита деньгами, но она продолжает упорно выигрывать. Внезапно в казино начинается перестрелка. Героине удается услышать последние слова одного из убитых гангстеров, и она узнает о кладе, который зарыт где-то в горах на каком-то острове. Ее похищает международная шайка гангстеров и самолетом вывозит в Южную Америку. «Тема и напряженность действия, -пишет в послесловии к детективу В. Хорев, - возрастает с каждой главой, с героиней происходят совершенно невероятные приключения. Неистощимая фантазия автора, кажется, не знает границ. Побеги и пытки, перестрелки и убийства, переодевания, предательства и измены любовные истории, дворцы и сырые подземелья, яхты лимузины, игра в прятки с вертолетом и даже морской бой который героиня успешно ведет в одиночку на похищенной у гангстеров чудо-яхте. <...> Хмелевская мастерски создает сцены и ситуации <...> взять хотя бы эпизод когда героиня, располагая одним лишь вязальным крючком, делает подкоп из подземелья средневекового замка во Франций, куда ее заточили гангстеры» (Хорев, 1988, с. 588). Конечно, в конце концов она становится обладательницей несметных сокровищ.
Мы не будем рассматривать вопрос об эстетических и художественных достоинствах, поскольку он выходит за пределы нашей работы, а лишь отметим, что у этих текстов есть свои читатели.
Поскольку, как мы покажем далее, многие «веселые» тексты существуют и в виде песен, приведем три примера, где с удовлетворением отметим наличие самого прилагательного «веселый»:
Если бы парни всей Земли Вместе собраться однажды могли, Вот было 6 весело в компании такой И до грядущего подать рукой.
(Ј. Долматовский «Если бы парни всей Земли»)
Глава 2. Отражение черт личности в текстах

123
В буднях великих строек, В веселом грохоте, в огнях и звонах, Здравствуй, страна героев, Стран мечтателей, страна ученых!
(А. Д'Актиль «Марш энтузиастов»)
Путь далек у нас с тобою, Веселей, солдат, гляди! Вьется, вьется знамя полковое: Командиры впереди.
(М. Дудин «В путь!»)
Гипоманиакальная ацентуация
Рассматривая типы психопатий, П.Б. Ганнушкин отмечает среди психопатов людей, которые характеризуются богатством мыслей, предприимчивостью, ловкостью и изворотливостью (Ганнушкин, 1984). Он относит их к конституционально-возбужденному типу психопатов.
Описывая такие состояния личности, когда наблюдается «постоянно повышенное настроение и безудержный оптимизм», психиатры дают им разные наименование — гипомания, мания, маниакальные состояния, маниакальный синдром, циклотимная мания. Личность, у которой преобладает повышенное настроение, называется гипертимной, а само состояние — гиперти-мичностью (Справочник..., 1985, с. 241; Леонгард, 1981, с. 117-120).
Близка этим состояниям и маниакальная фаза маниакально-депрессивного психоза — МДП, которая имеет две формы — легкую (циклотимия) и выраженную (циклофрения) (Справочник..., 1985, с. 100).
По имеющимся у психиатров данным, около 7% населения подвержены МДП, причем заболевание может начаться в любом возрасте, хотя чаще оно встречается в зрелом и позднем. В его возникновении высока роль наследственности и конституционального фактора — преобладают пикники, у 60% которых встречается МДП.
124

Белянин В. Психологическое литературоведение

Эта патология характеризуется рядом симптомов.
Повышенное настроение, при котором люди пре
бывают в радостном состоянии, в их воспоминаниях
только прекрасное, будущее в розовых красках, они пол
ны планов (Гуревич, Серейский, 1946, с. 360). Их повышен
ная продуктивность бывает, однако, беспорядочной и
хаотичной. Нередко они начинают писать стихи или
рисовать даже в том случае, если раньше не проявляли
никаких признаков подобного творчества. Появляется
наклонность к рисованию или интерес к таким облас
тям знания, которые раньше оставались вне поля их
зрения (Гиляровский, 1945, с. 287).
Интеллектуальное возбуждение, проявляющееся
в быстрой смене идей и представлений, объясняется
тем, что в мышлении нет должного контроля со сторо
ны «руководящих представлений». Сочетание ассоциа
ций происходит больше по внешним признакам. На
каждый вопрос они отвечают фонтаном слов, каждое
из которых влечет за собой новую цепь образов. Отсю
да поверхностность мышления, симптом скачки идей
(fuga idearum), приводящей даже к спутанности. Иногда
создается впечатление бессвязности речи, что объяс
няется выпадением многих промежуточных звеньев
(Гуревич, Серейский, 1946, с. 360).
Внимание у таких людей обострено — они очень наблюдательны, все замечают, даже мелкие детали. Они быстро делают соответствующие выводы, поражая своей догадливостью и сообразительностью. Правда, выводы их нередко слишком поспешны, недостаточно продуманы и не верны, так как основываются не на всех подлежащих рассмотрению данных. При этом их внимание непрочно, неустойчиво, они легко отвлекаются.
3. Психомоторное возбуждение. Очень высоко стрем
ление к деятельности. При легкой степени расстрой
ства можно наблюдать некоторое повышение работос
пособности. С усилением психомоторного возбуждения
человек переходит от одного дела к другому, ничего не
заканчивает (так называемая полипрагмазия) (там же).
В структуру маниакальной фазы МДП не входят галлюцинации. Однако иллюзия узнавания — симптом,
Глава 2. Отражение черт личности в текстах 125
чрезвычайно характерный для маниакальной фазы (Портнов, Федотов, 1971, с. 159). Человек в таком состоянии видит большое количество знакомых лиц. Он со всеми знакомится, во все вмешивается. К проявлениям психомоторного возбуждения следует отнести и некоторое неистовство (Гуревич, Серейский, 1946, с. 361), при котором, однако, в отличие от шизофрении и эпилепсии сохранена некоторая грациозность движений.
При маниакальности бывает повышена сексуальность. В легких случаях дело ограничивается особенной кокетливостью, наклонностью одеваться в яркое платье, украшая его всем, чем можно, в склонности к разговорам на легкомысленные и эротические ^темы. При большей степени возбуждения повышенный эротизм ведет к легкому завязыванию связей часто с малознакомыми или совершенно незнакомыми людьми. Порой возникает стремление обнажаться, не стесняясь присутствия других людей. Выражением эротизма психиатры считают и цинизм (Гиляровский, 1954, с. 386).
Нередко наблюдается и повышенная возбудимость: иногда уже оклик, замечание вызывают резкое раздражение. Это обстоятельство ведет нередко к конфликтам с окружающими, к сутяжничеству. Стремление к деятельности выражается и в речевом возбуждении: люди в таком состоянии могут говорить без умолку, кричать до хрипоты, могут начать петь. Характерно отсутствие чувства усталости и потребности во сне. Больные иногда находятся месяцы в беспрерывном возбуждении.
4. Маниакальные личности отличаются переоценкой собственной личности, гармонирующей с общим настроением и доходящей до бредовых идей величия, правда, не стойких. Наблюдается отсутствие всяких жизненных тревог. Присутствует довольно туманная житейская бодрость, доведенная самопереоценкой, слабостью критики и расторможенностью импульсов до карикатуры. При мании чувство собственной ценности приобретает эйфорическую окраску. Возникает желание заключить в свои объятия весь мир: «Обнимитесь, миллионы!» (Ганнушкин, 1984, с. 153).
126

Белянин В Психологическое литературоведение

Таким людям свойственна самоуверенность, бесцеремонность, что при обычно повышенной самооценке делает их несносными спорщиками; нередко они лживы, завистливы, склонны к рискованным приключениям при полном отсутствии критического отношения к своим недостаткам. У них отмечается постоянная потребность в увеселениях, «предприимчивость ведет к построению воздушных замков и грандиозных планов, кладущих начало широковещательным, но редко доводимым до конца начинаниям» (там же, с. 154). «Предприимчивые и находчивые, такие субъекты обыкновенно выпутываются из самых затруднительных положений, проявляя при этом поистине изумительную ловкость и изворотливость. <...> Многие из них знают чрезвычайно большие достижения и удачи: остроумные изобретатели, удачливые политики, ловкие аферисты...» (там же, с. 254—255). Иногда при столкновении с препятствием появляются идеи преследования или ущерба.
В целом же маниакальные психопаты — это «одаренные субъекты, которые изумляют окружающих гибкостью и многосторонностью своей психики, богатством мыслей, часто художественной одаренностью, душевной добротой и отзывчивостью, а главное, всегда веселым настроением» (Крепелин, цит. по Ганнушкин, 1984, с. 254). Их интересы поверхностны и неустойчивы, общительность переходит в чрезмерную болтливость.
Психолингвистические особенности «веселых» текстов
Опишем в общих чертах особенности «веселого» текста. Тематически «веселые» тексты посвящены людям так называемых отважных профессий. Это романы о парашютистах, влюбленных в свою профессию и совершающих подвиги, или об отважных ребятах-шоферах, которые пробиваются с важным грузом сквозь снежные заносы. Героями могут стать и жулики, шулеры, воры, музыканты, военные, путешественники, полицей-
Глава 2 Отражение черт личности в текстах.

127
ские. Главный персонаж — удачливый, остроумный, оптимистичный, находчивый и эрудированный. В таком тексте обилие событий и их участников, происходит частая смена места действия.
Нередко принадлежность текста к тому или иному типу проявляется в самом его начале. Так, «веселый» текст начинается обычно с того, что главный герой случайно оказывается в такой ситуации, когда ему надо действовать смело и энергично, а за это он имеет шанс получить большое вознаграждение. Далее с героем происходят совершенно невероятные приключения, в результате которых он становится сказочно богатым человеком. В финале герой побеждает всех противников и устремляется к новым приключениям Девиз героев «веселых» текстов: «Вся жизнь — игра».
Атрибуция произведения как авантюрного или плутовского романа в большинстве случаев также свидетельствует о том, что текст создан в соответствии с этой эмоционально-смысловой доминантой. Немало кинокомедий об удачливых гангстерах и охотниках за ними созданы той же основе
Стиль «веселых» текстов легкий и свободный. • Как правило, основу «веселого» текста составляют похождения положительного персонажа.
Физическая сила
В литературных произведениях человек нередко страдает, мучается, болеет. В литературе экзистенциализма он находится в критической ситуации. В «веселых» же текстах у героя всегда хорошее самочувствие, он весел, бодр, деловит, физически вынослив и очень силен, знает разные приемы борьбы. Так, Мюнхгаузен с легкостью переносит карету, когда он оказывается на узкой дороге с другой каретой:

<< Предыдущая

стр. 6
(из 12 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>