стр. 1
(из 7 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

Русский Гуманитарный Интернет Университет


БИБЛИОТЕКА

УЧЕБНОЙ И НАУЧНОЙ ЛИТЕРАТУРЫ



WWW.I-U.RU





































Б 43
Авторы:
Л. П. БЕЛКОВЕЦ, д-р истор. наук, профессор В. В. БЕЛКОВЕЦ, канд. истор. наук, доцент
Рецензент:
В. Ф. ВОЛОВИЧ, д-р юр. наук, профессор, заслуж. деятель науки,
зав. кафедрой теории и истории государства и права,
административного права Юридического института
Томского государственного университета
Курс лекций «История государства и права России» одобрен ученым советом НОУ НИЭПП
Ректор Д. О. ГУСЕВ


Белковец Л. П., Белковец В. В.
Б 43 История государства и права России. Курс лекций. — Новосибирск: Новосибирское книжное издательство, 2000. – 216с.
ISBN 5-7620-0874-6
Курс лекций по истории государства и права России обобщил омы г преподавания этой общепрофессиональной дисциплины на юридических факультетах вузов города Новосибирска. В книге дается систематическое изложение истории отечественного права за более чем 10 веков (IX - XX) существования российской государственности. Проводится мысль о формировании в России национальной правовой культуры, которая развивалась в русле западной традиции права. Авторы не разделяю! мнения некоторых ученых о неразвитости правосознания и правовом нигилизме как важнейшей черте российской правовой культуры. Анализируя источники права по отраслям (государственное, гражданское, уголовное, процессуальное), авторы не только знакомят студента-правоведа с историко-правовыми фактами, с юридической терминологией и традицией, но и формируют у них уважительное отношение к истории отечества и истории российской юриспруденции, уровень которой па рубеже XIX XX вв. вполне соответствовал уровню и достижениям мировой пауки.
Книга рассчитана па студентов-юристов и историков, аспирантов юридических и исторических вузов. Она будет полезна всем, интересующимся историей российского государства и нрава.

1203021300 – 25
Б -——————-————без обьнвл. — 2000 М 143(03) —2000
© Белковец Л. П., Белковец В. В.. 2000 ;, НКИ. 2000.

Содержание

ВВЕДЕНИЕ 4
Предмет истории государства и права России. Задачи изучения истории права 4
Периодизация курса истории государства и права 4
Методы изучения истории государства и права России 5
Историография истории государства и права России 6
ТЕМА 1. ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ ДРЕВНЕЙ РУСИ (IX – XII вв.) 8
Государственное устройство Киевской Руси 10
Князь и княжеский совет 10
Феодальный съезд 11
Местное управление и военная организация 11
Социальная структура и правовое положение населения 12
ТЕМА 2. ПРАВО ДРЕВНЕЙ РУСИ (X–XII вв.) 14
Основные черты гражданского права 15
Вещное право 15
Обязательственное право 16
Наследственное право 17
Семейно-брачное право 17
Уголовное право 18
Суд и процесс в древнерусском государстве 20
ТЕМА 3. ГОСУДАРСТВЕННЫЙ СТРОЙ И ПРАВО РУСИ В ПЕРИОД ПОЛИТИЧЕСКОЙ РАЗДРОБЛЕННОСТИ (УДЕЛЬНЫЙ ПЕРИОД) — XII – XIV вв. 22
Основные черты республиканского строя Великого Новгорода 25
Право Новгорода и Пскова 26
Уголовное право 27
Суд и процесс 28
ТЕМА 4. ГОСУДАРСТВЕННЫЙ СТРОЙ МОСКОВСКОЙ РУСИ (XIV–XVII вв.) 29
Памятники нрава Московской Руси 30
Судебник великокняжеский 1497 г. 31
Судебник Ивана IV (царский) 1550 г. 31
Соборное Уложение 1649 г. 31
Государственное устройство Московской Руси 32
Сословно-представительная монархия в России 33
Реформы местного управления 35
Финансовое устройство Московской Руси 36
Военное управление и организация войска 37
Государство и церковь 37
ТЕМА 5. ПРАВОВОЕ ПОЛОЖЕНИЕ НАСЕЛЕНИЯ МОСКОВСКОЙ РУСИ (XIV–XVII вв.) 38
Купечество и посадское население 39
Категории крестьянства 40
Введение крепостного права 41
Правовое положение холопов 41
ТЕМА 6. ПРАВО МОСКОВСКОГО ГОСУДАРСТВА (XIV–XVII вв.) 43
Право собственности 43
Судебник 1550 г. о вотчинах 43
Поземельная собственность в форме поместья 43
Поместье и вотчина в Соборном Уложении 44
Обязательственное право 45
Семейно-наследственное право 46
Уголовное право Московской Руси 46
Преступления и наказания в судебниках 1497 и 1550 гг. 47
Уголовное право в Соборном Уложении 48
Виды преступлений 48
Система наказаний 50
ТЕМА 7. СУДОУСТРОЙСТВО И СУДОПРОИЗВОДСТВО (ПРОЦЕССУАЛЬНОЕ ПРАВО) МОСКОВСКОЙ РУСИ (XIV–XVII вв.) 52
Судебные органы 52
Судебный процесс по гражданским делам 52
Инквизиционный уголовный процесс 55
Процесс по политическим делам 55
ТЕМА 8. ГОСУДАРСТВЕННЫЕ ПРЕОБРАЗОВАНИЯ И ОФОРМЛЕНИЕ СОСЛОВНОГО СТРОЯ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ В XVIII в. 57
Государственные реформы Петра I 58
Реформа центрального управления 59
Реформа местного управления 60
Реформы Екатерины II 61
ТЕМА 9. ПРАВО И СУД РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ В XVIII в. 65
Русское законодательство в XVIII в. 65
Основные моменты в развитии гражданского права 66
Развитие уголовного права 70
Суд и процесс 72
ТЕМА 10. РАЗВИТИЕ ГОСУДАРСТВЕННЫХ И ПРАВОВЫХ ИНСТИТУТОВ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ В ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XIX в. 74
Кодификация права 76
Гражданское право по Своду законов Российской империи 77
Право собственности 77
Наследственное право 78
Уголовное право по Уложению о наказаниях уголовных и исправительных 79
Система преступлений в Уложении о наказаниях уголовных и исправительных 80
Система наказаний 81
ТЕМА 11. БУРЖУАЗНЫЕ РЕФОРМЫ В РОССИИ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XIX в. 84
Правовое положение освобожденных крестьян 84
Поземельное устройство крестьян 85
Земская и городская реформы 86
Военная реформа 87
ТЕМА 12. СУДЕБНАЯ РЕФОРМА 1864 ГОДА 88
Судоустройство 88
Институт присяжных поверенных (адвокатура) 90
Реорганизация прокуратуры 91
Суд присяжных 91
ТЕМА 13. РАЗВИТИЕ ПРАВА И ПРОЦЕССА В УСЛОВИЯХ НЕОАБСОЛЮТИЗМА (ВТОРАЯ ПОЛОВИНА XIX в.) 93
Новеллы в уголовном праве 94
Судопроизводство 95
Гражданский процесс 96
Стадии уголовного процесса 96
ТЕМА 14. РОССИЙСКОЕ ГОСУДАРСТВО И ПРАВО В НАЧАЛЕ XX в. 99
Законодательство о Государственной думе 100
Основные законы Российской империи 102
Думская монархия. Реформы П. А. Столыпина 104
Упразднение монархии. Новая государственная система между февралем и октябрем 1917 г. 106
ТЕМА 15. СОВЕТСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ И ПРАВОВАЯ СИСТЕМА В 1917–1920 ГОДЫ 111
Советское право в условиях «военного коммунизма» 112
Создание новых судебных органов. Борьба с контрреволюцией 114
Формирование основ социалистического гражданского нрава 116
ТЕМА 16. СОВЕТСКОЕ ПРАВО В 1920-е ГОДЫ 119
Гражданское право 119
Изменения в уголовном праве 121
Процессуальное право 122
ТЕМА 17. ГОСУДАРСТВО И ПРАВО В ПЕРИОД ГОСУДАРСТВЕННО-ПАРТИЙНОГО СОЦИАЛИЗМА (1930—1950-е ГОДЫ) 124
Реорганизация репрессивных органов 125
«Большой террор» 1930-х годов 126
Судебная реформа 1938 года 127
Особенности развития системы и отдельных отраслей права 127
ЛИТЕРАТУРА 131

ВВЕДЕНИЕ
Предмет истории государства и права России.
Задачи изучения истории права
История государства и права России – одна из фундаментальных юридических дисциплин общепрофессионального цикла. Как научная дисциплина она изучает эволюцию структур, институтов и механизмов государственной власти, и также эволюцию отдельных отраслей и всей системы права российского государства.
Государство и право – два взаимосвязанных общественных явления, они возникли одновременно и прошли вместе долгий путь в своем развитии. Государство как организация публичной власти, и право как система общеобязательных норм, выражающих возведенную в закон государственную волю. В курсе лекций освещается этот путь от возникновения древнерусской государственности и права в IX–X вв. до середины XX в., времени, когда после революционных потрясений и десятилетий тоталитарного режима началось их возвращение в рамки демократического правового поля.
Знание истории становления государственных и правовых институтов России позволяет понять сущность государственно-правовых явлений, происходящих в наше время, в условиях формирования правового государства и гражданского общества, когда мы во многом возвращаемся к нашим истокам.
В курсе истории государства и права выделяются 5 крупных блоков. Во-первых, нас интересует история государственного права, начиная от характеристики формы государства, институтов государственной власти, и заканчивая органами центрального и местного управления. В рамках этого блока рассматривается и процесс возникновения и развития административного права.
Во-вторых, объектом изучения является эволюция российского общества, его социальной структуры, процесс формирования и правовой статус категорий населения.
Третий блок составляет история гражданского права и его основных отраслей. Необходимо рассмотреть процесс развития права собственности, обязательственного, семейно-брачного и наследственного права, который шёл на протяжении столетий, а также историю становления некоторых новых отраслей, возникших в XX веке.
Уголовное право (в общей и особенной части) составляет 4 блок нашего курса. Мы рассмотрим возникновение и эволюцию понятия «преступление», формирование представлений о его объекте и субъекте, о его объективной и субъективной стороне, о составе преступления, о видах преступлений и наказаний.
Наконец, истории суда (судебных, карательных и исправительных органов, теорий судопроизводства) и процессуального права составляют последний блок проблем, изучаемых в курсе истории государства и права России.
Правовые нормы, как государственного, так и частного права, зафиксированы в источниках права. К традиционным источникам нрава относят правовой обычай, прецедент и законодательный акт. Последний источник – законодательный (нормативно-правовой) акт или закон писанный является основным источником, раскрывающим историю права. И хотя в курсе истории отечественного права возможно знакомство с двумя другими видами источников, ибо право рождается из обычая и из юридического быта, главным элементом которого начнется судебная практика, именно работа с текстом закона (на историческом материале) помогает вырабатывать профессиональные навыки юриста. Закон же в любой его форме отличает от обычая или практики то, что он принимается компетентным государственным органом.
Главное внимание в курсе уделяется процессу создания правовых систем, кодификаций и отдельных правовых актов (правд, грамот, указов, манифестов, постановлений, кодексов и т.п.), анализу их содержания и выявлению структуры наиболее значимых юридических норм.
Периодизация курса истории государства и права
В более чем тысячелетней истории российского государства и права выделяется несколько периодов. Главный критерий периодизации – форма государства. Она менялась на протяжении столетий. Но трансформация формы государства обусловливалась рядом других важных факторов: социально-экономическим и техническим развитием, ростом экстерриториальных пределов, развитием форм собственности и др. Исходя из этих критериев в рамках отдельных периодов можно выделять подпериоды или этапы развития государственных и правовых институтов.
Первый период – раннефеодальная монархия (IX – середина XVI вв.). Общественные отношения строились па принципе вассалитета – сюзеренитета, при относительной свободе основной массы населения. В этом периоде можно выделить подпериоды: Киевская Русь или «держава Рюриковичей» (IX – первая четверть XII вв.). В современной литературе употребляется также термин «Норманнская Русь». Второй этап в истории раннефеодальной монархии – «удельная» Русь – время самостоятельных феодальных государств Древней Руси (XII–XIV вв.). На этом этапе с раннефеодальной монархией соседствовала республиканская форма правления — в Великом Новгороде и Пскове. Далее нужно назвать государственность Московской Руси на раннем этапе ее развития (XIV–XVI вв.).
Второй период – сословно-представительная монархия (XVI — XVII не.) с ее главными атрибутами – Боярской думой и Земским собором. В этом периоде происходит закрепощение основной массы населения: крестьян и посадских людей, оформляется феодальная собственность на землю и система феодального права.
Следующий период – абсолютная монархия (XVIII – середина XIX вв.) с подпериодом «просвещенного абсолютизма» Екатерины II.
Четвертый период – неоабсолютизм, монархия с элементами буржуазного права (демократический суд, элементы общественного самоуправления, равенство прав перед законом с середины XIX в. до 1906 г.).
Пятый период – конституционная монархия (1906–1917 гг.).
Шестой, короткий период – буржуазно-демократическая республика (февраль – октябрь 1917 г.).
Седьмой период – советское государство (1917–1991 гг.), в котором выделяются подпериоды: социалистической революции и создания основ советского строя с политикой «военного коммунизма» (октябрь 1917–1920 гг.); новой экономической политики (1921–1928 гг.); государственно-партийного социализма (с тоталитарным режимом И.В. Сталина) (конец 1920-х – начало 1960-х гг.); кризиса социализма (1960–1990-е гг.).
В рамках этой условной периодизации возможно выявление основных тенденций и изменений в развитии государственных и правовых институтов России.
Методы изучения истории государства и права России
При исследовании юридических фактов, в которых представлена история права, используются разнообразные методы. В числе самых важных учёные называют метод соблюдения исторической преемственности в развитии институтов государства и права. Необходимо иметь в виду, что все государственные и правовые явления вырастают из предшествующих и трансформируются в будущие формы. Существует тесная «связь времён», ничто не возникает на голом месте. Это позволяет рассматривать все явления в единой исторической перспективе. Даже революционные потрясения, нередко прерывавшие эту связь и свергавшие ранее существовавшие системы политических, правовых, экономических, религиозных и других общественных институтов и ценностей в пользу неких новых, нередко надуманных, систем, не смогли уничтожить эту преемственность.
Не удались и все попытки отменить старые законы и ввести новую прочную систему революционного права. В конце концов, все революции, в том числе и в России, смирялись с дореволюционным правом и восстанавливали многие его элементы путем их включения в новую систему. Правда, в России этот возврат к прежним правовым нормам осложнён необходимостью коренных изменений формы собственности, поскольку русская революция установила единственную её форму – «социалистическую» собственность.
Необходимо иметь в виду, что государственность и право в нашей стране возникли, развивались и развиваются на основе общих закономерностей, присущих всему человеческому обществу. Наличие национальных, географических, религиозных и иных особенностей вовсе не означает необходимости и возможности идти своим особым путем, на поиски которого потрачено почти целое столетие.
Учитывать национальные особенности развития правовых институтов позволяет сравнительно-исторический метод исследования юридических фактов. Многообразные события и явления, которыми представлена история разных народов, должны быть осмыслены в сравнении и во взаимосвязи. При этом, применяя принцип аналогии, можно выявить неизвестное (в силу разных причин) у одних народов на основе известного у других. Этот метод помогает обнаружить общие закономерности в развитии государственных и правовых институтов у разных народов, на разных территориях и в разные исторические периоды.
Весьма продуктивен также метод ретроспекции. С его помощью при изучении прошлого можно идти от явлений и фактов, хорошо известных по сохранившимся источникам, к тем, которые им предшествовали, но остались неизвестными в силу скудости древних памятников. Историк права, изучая более поздние законодательные памятники и обычаи, нормы семейного, наследственного или вещного права, восстанавливает обычное право народов в древние времена. Наглядный пример дает нам «поле» – судебный поединок, одна из форм судебного процесса, которая впервые упоминается только и законодательных памятниках XIV–XV вв., но которая, восходя к нормам обычного права, явно существовала и в более ранние времена.
Нельзя не назвать также метод научной абстракции, с помощью которого историк права как бы дорисовывает в своём сознании некоторые затенённые стороны прежней жизни парода, слабо освещённые в дошедших до нас источниках. В истории права, как и в любой другой науке, возможно построение на основе воображения гипотез и предположений. Хрестоматийный пример применения этого метода – интерпретация В.Б. Кобриным краткого известия Ипатьевской летописи о приёме в апреле 1147 г. в Москве князем Юрием Владимировичем (Долгоруким) своего союзника по междоусобной борьбе, чернигово-северского князя Святослава Ольговича. В честь гостя был устроен «обед силён». Поскольку середина апреля – это ещё довольно холодное время года, то можно предположить, что обед проходил не в палатках (шатрах), а в деревянных палатах, где можно было разместить себя и гостей (с дружинами). Очевидно, достаточными были съестные припасы для обеда, в том числе виноградные вина, доставлявшиеся из Крыма и Византии, фрукты с юга, собственное мясо, птица, рыба, молоко и овощи. Стало быть, Москва в этом году её первого летописного упоминания являлась уже крупным населённым пунктом, с налаженным княжеским хозяйством, где было немало скота и птицы, существовали многочисленные кладовые с припасами и т.д.
Историография истории государства и права России
До XVIII в. в России науки истории права не существовало, и российская юриспруденция в целом носила чисто прикладной характер. Имела место правоприменительная практика, и законоведение было поэтому исключительным достоянием органов власти и суда: великих князей, бояр, дьяков, подьячих, других приказных людей. В государственных органах происходило и обучение праву, ибо университетов, в которых на Западе уже с XIII в. изучали право, в России не было. Но и в России были свои выдающиеся теоретики-самоучки, знавшие римское и европейское право, право Византии и Литовского государства, участвовавшие в правотворческой деятельности и создавшие уникальные кодексы законов. Известно, что создателем Судебника 1497 г. был некто Владимир Гусев, комиссию по выработке проекта Соборного Уложения 1649 г. возглавлял князь Никита Иванович Одоевский. Плодом творческого труда этой комиссии историки не перестают восхищаться до сего времени.
Первые учёные-правоведы появились в России в Петербургской Академии наук, открытой в 1725 г. по велению Петра I. В Академии по предложению её первого президента, бывшего лейб-медика Лаврентия Блументроста, было открыто гуманитарное отделение («класс гуманиоры»), в котором трудились приглашённые из европейских стран учёные. Правом, в том числе и историей русского права, занимались академики Иоганн Симон Бекенштейн и Ф. Г. Штрубе де Пирмонт. Бекенштейн уже в следующем году начал читать на латинском языке студентам академического университета лекции по государственному (публичному) праву и институциям Юстиниана. Штрубе написал ряд работ по истории российских законов, которые были опубликованы на латинском же языке в академическом журнале «Комментарии Петербургской Академии наук».
Новый импульс в своём развитии юридическая наука и образование получили с открытия Московского университета в 1755 г. Право в нём преподавали, главным образом, профессора-немцы, которые толковали германское законодательство. Но здесь же создал свою первую научную школу и русский профессор, доктор гражданского и церковного права, изучавший юриспруденцию в университете Глазго, Семен Ефимович Десницкий, из трудов которого наибольшую известность имеет работа «Представление об учреждении законодательной, судительной и наказательной власти в Российской империи». В ней он ещё в 1768 г. проводил мысль о необходимости разделения властей, которая нашла отражение в знаменитом «Наказе» Екатерины II.
Огромный вклад в изучение истории русского права внесли отечественные историки: В.Н. Татищев, Г.Ф. Миллер, Н.М. Карамзин, М.П. Погодин, Б.Н. Чичерин и др. Ими были открыты и изданы многие тексты российских законов, начато изучение проблем становления российской государственности, формирования сословий, феодального землевладения, обычного права народов, населявших империю. В XIX в. к их грудам прибавились сочинения известных историков государства и права России: В.Н. Сергеевича, А.Д. Градовского, М.Ф. Владимирского-Буданова. С некоторыми из них студенты-юристы получили возможность познакомиться благодаря переизданиям последних лет. Замечательными памятниками истории русского права являются сейчас и учебные пособия выдающихся русских юристов XIX в.: Н.С. Таганцева по уголовному праву, Г.Ф. Шершеневича по гражданскому праву, Н.М. Коркунова по истории философии права и др.
Нельзя не отметить также и того факта, что настоящий прорыв в юридической сфере вообще и в юридической пауке в частности был связан с судебной реформой 1864 г., которая ввела образовательный ценз (высшее юридическое образование) для судей, адвокатов, прокуроров, судебных следователей и др. судейских чинов. Стране понадобилось огромное количество юристов с новым мышлением, которых стали готовить в университетах и училищах правоведения. Россия пережила тогда колоссальный взлёт интереса к юридической науке и праву, во многом сравнимый с тем, который переживает в настоящее время. В 1880 г. число студентов юридических факультетов составляло 22,3 % от общего числа студентов университетов, в 1885 г. оно достигло 40 %.
Выпускники российских университетов доказали свой высокий профессионализм во всех сферах юридической службы. Особой известностью пользуется русская адвокатура второй половины XIX – начала XX вв., представленная блестящими специалистами-ораторами. С лучшими речами выдающихся русских судебных ораторов студенты могут теперь познакомиться по изданиям: «Судебные речи знаменитых русских адвокатов» и «Русские судебные ораторы в известных уголовных процессах XIX в.», опубликованным в 1997 г. в Москве и Туле.
После прихода к власти в октябре 1917 г. большевиков началось забвение права, ибо основанная на насилии диктатура пролетариата в праве не особенно нуждалась. Юридическая профессура разделила судьбу эмигрировавшей из России интеллигенции, оставшиеся в стране учёные старой школы были репрессированы.
Но и в советское время в России, несмотря на шедший процесс вытеснения истории идеологией и, возможно, в противовес ему, трудились учёные, многое сделавшие в исследовании истории отечественного государства и права. Их труды не потеряли своего значения и в наши дни. Это первый советский курс «Истории государства и права СССР» С.В. Юшкова. Это труды по истории средневековой России Л.В. Черепнина, Б.Д. Грекова, А.А. Зимина, С.О. Шмидта, Б.В. Веселовского и др. Это груды по истории государственного управления, суда и права Н.М. Дружинина, С.И. Штамм, П.А. Зайончковского, И.Д. Мартысевича, В.А. Рогова и др.
В 1990-е гг. изучение истории государства и права продолжается, но не столь успешно, как изучение других общепрофессиональных дисциплин. Во многом здесь сохраняются прежние советские концепции и предубеждения (о классовой борьбе как единственной движущей силе и развитии права, о государстве как орудии подавления одного класса другим, о роли масс и личности в истории и др.), которые проводятся в учебных пособиях для студентов-юристов. Главным достижением последнего времени следует признать подготовку и издание сборников нормативно-правовых документов, среди которых заслуживают быть отмеченными «Российское законодательство X – XX вв.» в 9 томах под общей редакцией О.И. Чистякова (М., 1985–1993), «Законодательство Петра I» (М., 1997) хрестоматии по истории государства и права.
ТЕМА 1.
ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ ДРЕВНЕЙ РУСИ (IX – XII вв.)
Вопросы:
1. Возникновение древнерусского государства. Роль скандинавов-норманнов в формировании его институтов.
2. Государственное устройство Киевской Руси. Органы власти и управления.
3. Социальные отношения и правовое положение населения.

С начала I тысячелетия н.э. на территории Восточно-Европейской равнины, уже осваивавшейся различными земледельческими племенами, расселились славянские племена. В середине тысячелетия (V–VI вв.), в условиях распада родовых отношений и формирования социальной неоднородности в обществе, они создали полтора десятка племенных союзов или княжений. Это были ещё догосударственные образования, своеобразная политическая форма объединений эпохи «военной демократии». Как правило, из таких объединений возникает затем либо рабовладельческое государство, либо государство раннефеодальное. Русская летопись «Повесть временных лет» называет эти княжения: полян (вокруг Киева), родимичей (на реке Сож), вятичей (на реке Оке), северян (соседей полян с центром в Чернигове), дреговичей (Минск, Витебск), древлян (Мозырь, Пинск – Полесье), кривичей (Псков, Тверь, Смоленск), ильменских словен (Новгород). Кроме славян здесь жили предки угров – финские племена (меря, мурома, черемиса, чудь и др.) и протобалты – предки современных эстонцев, латышей и литовцев.
К VII в. славянские племена перешли к более устойчивым политическим образованиям. Начальная русская летопись, арабские авторы, германская хроника упоминают Куявию (княжение Кия), Славию (объединение северо-западных племен) и Артанию (возможно Тмутаракань – Крым). Тогда же стали складываться и центры – старшие города в каждой земле: Киев, Новгород, Чернигов, Полоцк, Изборск, Смоленск, Туров и др. Но государство в виде монархии раннефеодального типа возникает в Древней Руси позднее, в конце IX – начале X вв., когда вокруг Киева объединяются основные массивы восточнославянских земель, возникают и укрепляются государственные институты, государственные порядки превращаются в доминирующие, а княжеская власть становится наследственной.
Стабилизация верховной власти у восточных славян связана с летописным рассказом о призвании варягов и основании династии Рюриковичей. Приглашённый на княжение новгородцами князь Рюрик укрепился па новгородском княжении в 862 г. – так утверждает летопись. В 882 г. в результате военного похода новгородской дружины на Киев происходит объединение двух главных центров Северной и Южной Руси, возникает государство, вошедшее в историю под названием «Киевская Русь». О нём мы имеем уже более чёткие представления, ибо история его описана в русских летописях, в арабских и византийских хрониках, воспета и былинах и скандинавских сагах, лучше, чем предыстория, представлена археологическими памятниками. Окраины этого государства, сильно разросшегося уже к XI в., упирались на юге в степные просторы, где ему приходилось контактировать с многочисленными кочевыми народами Средней и Центральной Азии, волнами накатывавшимися в приволжские и причерноморские степи. На севере Киевская Русь граничила с Балтикой и таёжным Заволжьем, и здесь восточнославянское в своей основе государство испытывало мощное влияние Скандинавии, которое вполне может быть сравнимо с влиянием южного соседа Руси – Византии.
Вопрос о роли скандинавов-норманнов в становлении и развитии древнерусского государства дебатируется в отечественной исторической науке уже в течение двух с половиной столетий, хотя для мировой науки эта роль всегда оставалась бесспорной. В ходе дискуссий сформировалось две позиции, два лагеря, так называемых норманистов – сторонников скандинавского происхождения Рюрика, и антинорманистов, выводивших Рюрика откуда угодно, но только не из Скандинавии. Особняком стоит позиция советских историков, которые с конца 1940-х годов вообще пришли к отрицанию Рюрика как такового и понятия «династия Рюриковичей», «держава Рюриковичей», на которых стояла вся российская историография, вообще перестали употреблять. Причём, надо заметить, что эта позиция не была марксистской, ибо сам К. Маркс признавал не только наличие Рюрика-скандинава, но и «норманнский период» в истории Руси. Поскольку авторы вузовских учебников по истории отечественного государства и права и в новейших изданиях проводят старую советскую точку зрения на эту проблему, есть смысл остановиться на ней несколько подробнее.
Первым норманистом был автор «Повести временных лет», монах Киево-Печерского монастыря Нестор, поместивший в летописи в 1113 г. известие о призвании Рюрика новгородцами. Суть его такова. Новгородцы, – рассказывает Нестор, – долгое время платили дань приплывавшим из-за моря варягам, воинственному народу. Однако в лето 6370 от С. М. (862 от Р. X.) они «изгнаша варяги за море и не даша им дани. И почаша сами в собе володети». Но свобода не принесла им покоя, начались раздоры и распри: «И не бе в них правды, и вста род на род, и быша в них усобице, и воевати почаша сами на ся». Чтобы прекратить распри, решили: «Поищем собе князя, иже бы володел нами и судил по праву. И идоша за море, к варягам, к руси. Реша русь, чудь, словене и кривичи, и веси: «Земля паша велика и обилна, а наряда в ней нет. Да пойдите княжить и володети нами. И избрашася 3 братья с роды своими, пояша по собе всю русь, и придоша; старейший Рюрик седe Новегороде, а другий, Синеус, на Беле-озере, а третий, Трувор, в Изборсте. И от тех варяг прозвася Русская Земля».
Это известие русской летописи, соединив его с данными скандинавских источников, ввели в историческую науку служившие в Российской Академии наук в XVIII в. историки немецкого происхождения: Т.З. Байер, Г.Ф. Миллер, А.Л. Шлецер, ставшие родоначальниками норманнской теории происхождения русского государства в IX в. Их положения развили далее русские учёные: Н.М. Карамзин, С.М. Соловьёв и другие, которых можно смело называть норманистами. Антинорманизм, в свою очередь, родился в трудах М.В. Ломоносова, который счёл антипатриотичным начинать русскую историю от скандинавов.
Всё дело заключалось в том, что научному спору было придано тогда, в XVIII в., политическое звучание, политика вмешалась в науку. Ко времени, когда Ломоносов по заданию руководства Академии наук выступил против диссертации Миллера «О происхождении народа и имени российского» (1749 г.). Россия дважды при жизни одного поколения вступала в открытое противоборство со шведами и дважды выходила из войны победительницей (в 1700–1721 гг. и 1741–1743 гг.). Значение великой европейской державы, потерянное Швецией, переходило к повой империи, созданной Петром I. Швеция жаждала реванша, и это нашло отражение в трудах шведских историков, поставивших идею Рюрика в обоснование концепции о вечной зависимости Руси от Швеции. Пытаясь опровергнуть эту идею, Ломоносов вывел Рюрика, против существования которого отнюдь не возражал, из южнобалтийского славянского племени роксолан. В качестве доказательства использовалась своеобразная игра с этнонимами («роксоланы» произошли от «росов», соединившихся с «аланами», роксоланы ушли с Рюриком в Новгород, а на их месте образовалась По-Руссия (Пруссия) или то, что осталось «после русов» и т.д.). Российские историки позицию Ломоносова всерьёз не принимали, относя её к так называемому панегирическому, патриотическому течению в отечественной историографии, целью которого было создание из истории русского государства «панорамы геройской доблести русского народа» (К.Н. Бестужев-Рюмин).
С утверждением «марксистско-ленинской» концепции образования государства как орудия подавления одного общественного класса другим Рюрику, как и многим другим личностям, места в нашей истории не осталось. В 12-томной «Истории СССР» (1960-е гг.) династию русских князей начинали со славянина Олега Старого, хотя уже само имя «Олег», как и имена последовавших за ним «Ольги» и «Игоря», – скандинавского происхождения.
Итак, как же отвечает на вопрос о роли норманнов в образовании древнерусского государства современная наука, освободившаяся от идеологического давления?
1. Рюрик – вполне реальная личность, и известие летописи о нём не легенда, оно имеет достоверные основания, подтверждённые другими источниками. Присутствие скандинавов на русской земле доказано археологами, проводившими раскопки в Ладоге, Изборске, Новгороде и обнаружившими относительно IX– X вв. огромный «варяжский» культурный пласт (оружие, предметы быта, культа и пр.). Найден и прототип Рюрика – датский конунг, предводитель викингов, Рерик Ютландский. Найти его помогли литературные памятники Древней Скандинавии, саги, географические и исторические сочинения северных авторов. Таким образом, скандинавы дали Руси княжескую династию.
2. Предполагается, что скандинавы (викинги и их дружины), обосновавшись уже в VIII в. в указанных опорных пунктах северо-западной Руси (Ладоге), в землях словен, установили тесные контакты с местной родоплеменной знатью. Отсюда они проложили путь на юг, в Византию («из варяг в греки») и в страны арабского Востока, совершая походы, бывшие своеобразным смешением разбойничьих набегов с торговыми предприятиями.
3. Скандинавы осуществляли в этих землях ещё один вид деятельности – наёмную военную службу у знати и местных князей. Рюрик тоже пришел в Новгородскую землю с дружиной и родом своим («пояша по собе всю русь»). О том же свидетельствует известие скандинавской саги о «Sine hus» и «Tru vaering» («дом свой» и «верное воинство»), превратившихся в пересказе летописца в легендарных братьев Рюрика. Как увидим далее, «призвание» князя соответствует позднейшей новгородской традиции – приглашать на княжение князей из других земель, передавая в их руки военные функции и оставляя всю остальную власть в руках вечевой администрации.
4. С приходом Рюрика приток скандинавских дружин на Русь усилился, потомки Рюрика широко использовали их военную силу, силу нейтральную, для борьбы с родоплеменной знатью, объединяя под своей властью разноэтнические территории. Скандинавские дружины использовались русскими князьями в походах на Византию.
5. Скандинавы привлекались на дипломатическую службу. В качестве русских послов они появлялись не только в Константинополе, но и в столице императора франков (как о том свидетельствуют «Бертинские анналы»).
6. Из них формировался аппарат государственного управления, в том числе в системе взимания податей. Они дали начало поместному землевладению, получая за свою службу земельные пожалования князей. Миллер на этот счёт так писал в «Известии о дворянах российских»: «Ещё Владимир, как о том пишет Нестор, овладев с помощью варяг киевским престолом, «избра из них мужей добрых и смысленых, и храбрых, и раздая им грады». Сие было начало русского дворянства, или паче сказать, российских поместий».
Одновременно шёл и процесс ославянивания норманнов. Дружинная верхушка постепенно сливалась с древними кланами новгородской знати, скандинавский язык растворялся в славянском языке. Ибо именно славяне составляли большинство народонаселения страны, богослужение со времени принятия христианства велось на славянском языке, поэтому он «при всём смешении народов сохранился в чистоте» (Г.Ф. Миллер).
И последнее. О термине «Русь». Существуют две трактовки его происхождения. Советские историки настаивали, а некоторые продолжают и сейчас настаивать на автохтонном (среднеднепровском, полянском) его происхождении, не приводя, однако, в подтверждение своей версии никаких убедительных доводов, кроме общих рассуждений о том, что где же ему ещё появиться, как не в центре Древней Руси. Подавляющее же большинство учёных, и прежде всего лингвисты, придерживаются скандинавской этимологии. Вспомним и то, что писал Нестор: «Пошли к варягам, к руси...» Термин «Русь» возник в северо-западных новгородских землях, где сохранилась богатейшая древняя топонимика, с ним связанная, которая совершенно отсутствует на юге (Порусье, Русса, Старая Русса, Новая Русса, Русино-русская дорога, Околорусье, Русские Новики, Русаноно, Русуево, Русовшина и т.д. и т.п.).
Источник этого термина – древнескандинавский глагол «roa» – грести. Рутси, руси – гребец. Так называли появившихся на восточно-балтийском побережье уже в V в. скандинавов местные народы: финны, карелы, саамы. В их понимании этот термин ассоциировался с этнонимом «швед», поскольку шведы были ближе датчан или норвежцев и чаще приплывали из-за моря. Финны до сих пор зовут шведов «рутси».
В Новгородской земле этот термин использовался поначалу в значении войска, дружины, рати, т.е. того рыцарского слоя, защитника земли, о котором уже шла речь. Не зря в «Повести временных лет» читаем о дружине князя: «И беша у него варязи и словене и прочи, прозвашася русью». To же у византийского писателя Константина Багрянородного: «Князья отправились осенью на полюдье со всею русью». И только затем из этнонима этот термин превратился в хороним – название территории, государства (с 911 г., договора Олега с Византией). Таким образом, термин «Русь» можно считать продуктом, взращенным на славяно-финско-скандинавской языковой почве.
Подведем итоги. В формировании древнерусской, славянской в своей основе, государственности приняли участие разные этносы. Само это формирование представляется нам в виде двустороннего процесса. Главную роль играли внутренние обстоятельства (образование социальной неоднородности, складывание института частной собственности, необходимость подавлять межплеменные раздоры, осуществлять военно-организаторские функции и пр.) Но немаловажен и внешний компонент: завоевания, призвание, договор. В X в. древнерусское государство, не являясь ещё совершенно оформившимся конгломератом, уже имело налицо все необходимые признаки: единую территорию, государственный язык, аппарат власти, устойчивую военную и финансовую организацию. Государство функционировало на внешней арене, воевало или торговало с соседями, вступало с ними в договорные отношения.
Государственное устройство Киевской Руси

Князь и княжеский совет
В IX–X вв. сформировался важнейший формально-юридический признак раннефеодальной монархии – наследственная передача стола. Даже при наличии регентства Олега при малолетнем Игоре и Ольги при малолетнем Святославе передача власти по сыновней линии является фактом совершившимся. В X в. и местные племенные князья заменяются младшими членами рода Рюриковичей – наместниками великого киевского князя. Уже сыновья Владимира Святославовича, а затем и внуки расселись на местных княжеских столах. Правда, связь между отдельными землями, которые стали называться «уделами», была ещё чисто механической, ибо единого народа русского в государстве этом не сложилось, не было выработано ещё надёжных связок не только экономического характера, но даже психологического, нравственного. Христианство, принятое в 988 г., распространялось медленно, отвоёвывая позиции у язычества, даже в начале XII в. не все славянские племена были крещёны (вятичи, к примеру). Связь осуществляли князья и их дружины, периодически наводившие порядок там, где в этом возникала необходимость, а также представители княжеской администрации, периодически отчитывавшиеся перед своим государем.
Уже в X в. киевские князья, заимствуя у могущественных соседей – Византии и Хазарского каганата – идею величия монаршей власти, стали величать себя каганами («хакан-рус»). С принятием христианства и церковь, возглавлявшаяся митрополитами-греками, стала переносить на русского князя византийские понятия о государе, поставленном от Бога.
Функции киевских князей заключались, во-первых, в организации дружины (или её найма) и военных ополчений для борьбы с внешними врагами, с внутренними усобицами, для сбора дани и внешней торговли, распространения власти на новые племена. С принятием христианства церковь стала формировать у русских князей представление о том, что они поставлены не только для внешней защиты страны, но и для установления и поддержания внутреннего общественного порядка. Функция регулятивная, направленная на достижение социальной стабильности в обществе, становится постепенно одной из важнейших. Князья не только применяют военную силу во время восстаний, но и пытаются гасить конфликты мирными средствами: раздачей денежных средств нуждающимся, организацией бесплатных «столов», помощью сиротам и вдовам, законодательным ограничением своеволия ростовщиков и пр.
Со времени Владимира I источники особенно подчеркивают важность судебной функции князя. Князь был высшей судебной инстанцией, доступной населению, высшей справедливостью в обществе. Но он же являлся организатором всей системы судопроизводства, которая функционировала на основе княжеского законодательства («уставов» и «уроков»). Князья назначали штрафы за проступки и преступления, сообразуясь с обычным правом, устанавливали размеры вознаграждения должностным лицам, создавали местную администрацию.
Издревле князья выполняли ещё одну функцию – сбор налогов с подвластного населения. Древним способом сбора налогов на Руси было полюдье, своего рода военные экспедиции, проводившиеся князьями, как правило, два раза в год – весной и осенью. Однако строгого порядка в этом деле поначалу не существовало, и князья наведывались за данью чаще двух раз в год, всё зависело от их доброй воли. После смерти Игоря, поплатившегося за жадность, Ольга упорядочила сбор дани, установив погосты – особые места – и учредила особых чиновников сборщиков налогов. Единицей обложения становится двор (дым), «становища и ловища».
При великом князе действовал Совет, состоявший из наиболее влиятельных дружинников и представителей родоплеменной знати (старцы градские). К окружению князя принадлежали тысяцкие, сотские и десятские. Эти названия военного происхождения, они ведут своё начало от принятой у славян, как, собственно, и у других народов, десятичной системы деления племенного войска – ополчения. Эти названия закрепились затем за начальниками гарнизонов и командирами частей, поставленных великим князем в отдельных городах – центрах княжений. Позднее они трансформировались в городское и вообще местное начальство; тысяцкий – в воеводу, сотские и десятские – в финансово-административные органы.
С конца X в. в организации власти великого князя происходят серьёзные изменения. Между ним и князьями-наместниками, которые приобретают всё больше веса и самостоятельности, устанавливаются отношения вассалитета. Во главе управленческой лестницы – великий киевский князь – сюзерен, но он лишь первый среди равных, он – старейший обладатель самого богатого стола. Остальные князья – молодшие – его вассалы, их отношения с ним строятся на основе договора ряда или так называемых «крестных грамот» (от «целовать крест», приносить присягу). Вассалы обязаны оказывать старейшему особый почёт, военную помощь, экономическую поддержку, особенно во время войны, что определялось формулой: «быти в воле», «быти в послушании». В свою очередь сюзерен брал на себя обязанность защищать вассала от обид и притеснений какой-либо третьей стороной, оделять его землёй (лёном или феодом).

Феодальный съезд
Особой структурой в государственном управлении были феодальные съезды, на которых князья согласовывали политику, обсуждали законы, изгоняли со столов нерадивых, провинившихся, нарушивших «крестную грамоту», принимали решения о войне и мире, заключали союзы. Так, первый съезд состоялся после смерти Ярослава Мудрого в 1054 г., последний – накануне битвы при Калке в 1223 г. Особо известен съезд 1097 г. в Любече, фактически узаконивший политическую раздробленность своим решением, что каждый князь «держит отчину свою».
Вече у славян, как и у германцев, возникло в глубокой древности. Правда, данные о нём так скудны, что вряд ли возможно достаточно определённо говорить о его функциях и организационных формах. Были ли вечевые собрания продолжением племенных сходок или они сразу зарождались как городские собрания – на этот вопрос вряд ли можно ответить. Известно новгородское вече более позднего времени, о котором речь впереди. Можно думать, что вечевые собрания созывались князем крайне редко в виду процедурной сложности, ведь надо было собрать в одном месте дружину, родоплеменную знать, свободных жителей города, а затем принять на этом сборище какие-то важные решения. Скорее всего делалось это методом вопросов и ответов: «да» или «нет».

Местное управление и военная организация
Можно выделить 2 управленческие системы: городская администрация, выросшая из прежней «численной» системы, представители которой делили власть с княжескими посадниками (от слова «посадить»). Посадник и тысяцкий считались высшими должностями. Вторая система, более поздняя, – дворцово-вотчинная. Она формировалась в ходе роста княжеского хозяйства, которым управляли придворные чины («огнищанин» – дворецкий, старый конюх, «тиуны», другие «княжьи мужи», – их называет Русская Правда). По аналогии с княжеским хозяйством строилось управление в вотчинах феодалов, которые постепенно приобретали права носителей государственной власти в пределах вотчин (судебный иммунитет).
Однако окончательно эта система складывается позднее, в XIII–XIV вв., и мы вернемся к ней в своё время.
Военные силы состояли из дружины, ополчения, собиравшегося в случае войны, и наёмных отрядов иноземных войск. Дружина жила на княжеском дворе (в гриднице) и представляла собой тоже наёмную, но весьма привилегированную силу. Она кормилась войной («воююще ины страны» – Новгородская I летопись), а, кроме того, князья из своих доходов давали дружине «на оружье». Дружина не была однородной, выделяя из своей среды ряд прослоек. Верхняя, наиболее привилегированная часть – старшая дружина, или «дружина отня», состояла из тех, кто служил ещё отцу князя. Из её рядов выходили тысяцкие, сотские и др. представители княжеской администрации. Верхушка старшей дружины, скорей всего, и породила бояр, т.е. крупных феодалов-землевладельцев, строивших своё хозяйство по примеру княжеского, содержавших свой двор и свою дружину. За ними следовали «мужи» – основной костяк княжеской дружины, из которых рекрутировались дворцовые чины. Младшие дружинники (отроки, пасынки, детские) находились постоянно при князе, сливаясь с его несвободной челядью.
Финансы. Княжеские доходы складывались из военной добычи, дани с подвластного населения, судебных пошлин, внутренней и внешней торговли. Меха, воск, мёд, рабы выменивались на серебро, служившее в качестве денежного эквивалента («кун»). К этим доходам присоединялись оброчные платежи населения, жившего на принадлежащих князьям землях.

стр. 1
(из 7 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>