ОГЛАВЛЕНИЕ


Добросовестность, разумность, справедливость
как принципы гражданского права

Действующее в России законодательство содержит правила о пределах реализации и защиты гражданских прав1. Данная конструкция базируется на нескольких принципах, основное место среди которых занимает требование о том, что субъективные гражданские права должны приобретаться, осуществляться, защищаться и прекращаться с соблюдением принципов добросовестности, разумности и справедливости. Юридические обязанности также должны возлагаться, исполняться, защищаться и прекращаться только с учетом этих требований.
Нарушение данного правила может повлечь определенные последствия:
1) в отношении субъективных прав:
а) субъективное право, приобретенное недобросовестно, не подлежит судебной защите, более того, сделка по приобретению такого права обычно подпадает под признаки одного из составов недействительных сделок;
б) субъективное право, осуществляемое или защищаемое недобросовестно, по крайней мере должно (согласно ст. 10 ГК РФ, может по усмотрению суда) потерять правомочие на судебную защиту либо вообще не должно считаться субъективным правом;
в) наконец, попытка недобросовестного прекращения субъективного права не ведет к его прекращению, если такая попытка влияет на права или обязанности третьих лиц;
2) в отношении юридических обязанностей:
а) юридическая обязанность, недобросовестно (неразумно) возложенная субъектом на себя, не считается существующей, если такое возложение обязанности привело к нарушению правоспособности этого субъекта либо негативно повлияло на права или обязанности третьих лиц;
б) юридическая обязанность, недобросовестно исполненная или иным образом прекращенная, не считается исполненной (прекращенной), а субъект ее продолжает оставаться обязанным;
в) юридическая обязанность, недобросовестно защищаемая, не подлежит судебной защите.
В российской цивилистической литературе наиболее подробной научной разработке подвергался, главным образом, принцип добросовестности. Наиболее полную научную разработку он получил в работах В.П. Грибанова2. Другие цивилисты, хотя и затрагивали данную проблему, ограничивались формулировкой концепции, не пытаясь преломить ее к конкретным субъективным правам различных типов3. Ни один из российских ученых не пытался рассмотреть принцип добросовестности как более общее понятие по отношению к двум другим принципам - разумности и справедливости.
Добросовестное приобретение, осуществление, защита и прекращение субъективного гражданского права означает совершение данных действий в отношении субъективного права таким образом, чтобы при этом никому не причинялось вреда, не создавалось угрозы его причинения, а если динамика права невозможна без содействия третьих лиц - таким образом, чтобы необходимость в помощи, затраты и усилия, необходимые для ее оказания, были бы минимизированы. Обращаем внимание на то, что частным случаем причинения вреда при приобретении, осуществлении, защите и прекращении гражданского права является выполнение этих действий таким образом, что субъект корреспондирующей данному праву юридической обязанности получает либо не тот результат, которого он ожидал (эквивалент), либо остается вовсе без него. Иначе говоря, носитель юридической обязанности оказывается в ситуации отсутствия или исчезновения основания для принятия на себя данной обязанности. Знай он в момент принятия обязанности, что ожидаемого эквивалента за ее исполнение получить не удастся, он не стал бы возлагать ее на себя. Таким образом, предоставление эквивалента за принятую обязанность является одним из обязательных требований к добросовестности в динамике субъективных гражданских прав.
В качестве примера рассмотрим ситуацию, когда покупатель выдал поставщику простые векселя для оформления своего обязательства уплатить деньги за поставку определенной продукции, а поставщик, не выполнивший обязательств по ее поставке или выполнивший их ненадлежащим образом, тем не менее, по наступлении срока предъявил векселя к платежу. Может ли векселедатель (покупатель) противопоставить поставщику возражение об отсутствии эквивалента, ожидавшегося в обмен на эти векселя? Несомненно, поскольку, предполагая при заключении договора поставки, что таковой не будет исполнен, покупатель никогда бы не связал себя вексельными обязательствами. Поставщик, предъявляя безосновательные векселя к платежу, поступает недобросовестно, ибо знает об отсутствии эквивалента, а потому субъективное вексельное право требования уплаты денег, принадлежащее поставщику, не должно получать судебной защиты4.
Частным случаем недобросовестной динамики прав является и оперирование субъективным правом с такими затратами, которые не могут быть признаны экономически оправданными, а значит, должны считаться причиняющими вред третьим лицам при попытке возложить эти затраты на них. Вернемся к примеру с теми же простыми векселями, выданными покупателем поставщику и не бывшими в обращении. В этих отношениях участвуют всего два субъекта - покупатель (векселедатель) и поставщик (векселедержатель). Для того чтобы предъявить иск в случае неплатежа, векселедержателю не нужно протестовать вексель, ибо протест является условием охраны прав векселедержателя только против регрессных должников, каковые в нашем примере отсутствуют. На кого лягут издержки по совершенному в таком случае вексельному протесту? Исходя из принципа добросовестности осуществления и защиты гражданских прав, можно заключить, что совершение всяких действий и несение любых расходов по осуществлению и защите прав, которые не являются по законодательству необходимыми условиями осуществления и защиты субъективных прав, являются бременем того, кто эти действия совершает и несет расходы, они не могут быть переложены на субъектов корреспондирующих обязанностей5.
Другой пример. Некое лицо пытается нечто "отсудить", но не доказывает своих требований, т.е. недобросовестно (неразумно) защищает свое право, чем напрасно (сверх необходимости) тратит время и силы арбитражного суда и противной стороны. Последствия будут однозначными - отказ в иске и невозможность приносить новые доказательства в вышестоящую инстанцию, т. е. фактически утрата права на судебную защиту права (права на иск) в материальном смысле.
В качестве примеров могут быть названы: попытка осуществления субъективного права при неисполнении кредиторских обязанностей, попытка осуществления права за пределами сроков пресечения или попытка его защиты при пропуске сроков давности, попытка прекратить субъективное право таким образом, чтобы не исполнить правомерные требования носителя обязанности или третьих лиц.
Данный аспект проявления принципа добросовестности иногда именуют принципом целесообразности, здравомыслия, разумности, экономичности; в ряде случаев - принципом сотрудничества и взаимопомощи6.
Аналогичные рассуждения можно применить и к принципу добросовестности в возложении, исполнении, защите и прекращении юридических обязанностей. Сделки по возложению на себя юридических обязанностей без условия получения эквивалента (сделки дарения) обычно ограничены законодателем жесткими требованиями, а даритель наделяется комплексом правомочий, позволяющих отказаться от несения данных обязанностей практически в любое время. Российское законодательство не допускает дарения в отношениях между коммерческими организациями и в ряде других случаев, когда просто есть основания опасаться нарушения имущественных прав дарителей или норм законодательства (ст. 575 ГК РФ).
Исполнение юридических обязанностей, произведенное неразумно, должно относиться на счет исполнителя и не может возлагаться на кредитора. Примеры таких случаев - превышение подрядчиком стоимости или сметы работ, не согласованное с заказчиком; доставка груза перевозчиком не по кратчайшему, а по более длительному маршруту; разовое производство такого исполнения, которое должно производиться периодически; поставка по договору без условия о качестве такого товара, который не пригоден для обычного использования и др. Разница между сметой и действительной стоимостью работ будет отнесена на счет подрядчика; разница между стоимостью перевозки по кратчайшему пути и действительной стоимостью - на счет перевозчика; ценность исполнения, утраченная из-за его однократного, а не периодического производства, - на счет произведшего такое исполнение; стоимость непригодного товара, его перевозки и возврата - на счет поставщика.
Обращаем внимание читателей на то, что критериями для определения добросовестности (разумности) исполнения обязанностей могут выступать различные обстоятельства.
Так, в случае с превышением подрядчиком установленной сметы критерием является наличие или отсутствие согласования этого действия с заказчиком. При отсутствии согласия заказчика на превышение сметы таковое предполагается недобросовестным (неразумным), если только подрядчик не докажет обратное7.
В случае с перевозкой по определенному маршруту критерием добросовестности поведения перевозчика является соответствие маршрута, по которому осуществлена перевозка, маршруту, по которому аналогичные перевозки осуществляются обычно. Явно неразумной будет доставка груза, например, из Москвы в Санкт-Петербург через Казань или Воронеж.
Чтобы определить, необходимо только периодическое исполнение или оно может быть разовым, следует, как правило, обращаться к анализу свойств предмета исполнения. Совершенно очевидно, что, обязавшись поставлять по 1000л молока каждые три дня в течение месяца, должник не имеет права привезти одномоментно все 10 т молока, рассчитывая на то, что такое исполнение будет признано надлежащим (заказчик не успеет реализовать такое количество молока сразу, и оно прокиснет). Или, обязавшись отгружать по пять вагонов угля каждые пять дней в течение месяца, поставщик не может отгрузить все тридцать предусмотренных договором вагонов за один раз (уголь требует разгрузки и складирования, а получатель может справиться не более чем с пятью вагонами одновременно).
Наконец, в случае поставки товара, непригодного для обычного использования, недобросовестность определяется исходя из характера деятельности кредитора. Если предметом поставки был, например, сахар-сырец, а кредитором (получателем) - завод, вырабатывающий пищевой сахар, то совершенно очевидно, что сырец должен соответствовать таким требованиям к качеству, которые позволяли бы кредитору использовать его для выпуска своей продукции. Если же получателем является завод, выпускающий морские мины, качество сырца должно быть таким, чтобы оно позволяло прессовать из него специальные "сахарные таблетки", растворение которых в воде приводит к освобождению детонатора и возможности его срабатывания от звука проходящего над миной корабля. Наконец, если получателем является кондитерская фабрика, сырец должен быть пригоден для производства соответствующей продукции - карамели, патоки, джемов и пр.
Следует отметить, что современное российское гражданское законодательство не придает должного значения принципу добросовестности, разумности и справедливости. Пункт 3 ст. 10 ГК РФ гласит, что "в случаях, когда закон ставит защиту гражданских прав в зависимость от того, осуществлялись ли эти права разумно и добросовестно, разумность действий и добросовестность участников гражданских правоотношений предполагаются", т.е. устанавливается презумпция разумности и добросовестности8. Недостаток этой нормы очевиден. Она создает иллюзию того, что случаи зависимости защиты гражданских прав от добросовестности их осуществления должны быть прямо перечислены в законе. На самом деле все наоборот - гражданское законодательство пишется и "работает" только в отношении добросовестных субъектов, если исключение не будет сделано в самом законодательстве. Кроме того, названная статья не полна, ибо там не говорится о необходимости добросовестности и на других стадиях динамики прав, а также о добросовестности в динамике юридических обязанностей.
Так, права должника по ценной бумаге в споре об основании выдачи этой бумаги согласно нашему законодательству вообще не могут быть защищены, ибо в нем нет нормы, которая ставила бы права кредитора вообще и кредитора по ценной бумаге в частности в зависимость от разумности его действий при приобретении и осуществлении прав из ценных бумаг. Права бывшего собственника в случае недобросовестного приобретения вещи (например, у заведомо неуправомоченного отчуждателя) не могут быть защищены в соответствии со ст. 10 ГК РФ, ибо недобросовестность имела место не при осуществлении, а при приобретении права. Для защиты в такой ситуации нужно искать специальную статью ГК РФ. Права кредитора, получившего заведомо ненадлежащее исполнение обязательства, не могут защищаться со ссылкой на ст.10 ГК РФ, в этом случае также необходимо найти специальную норму. Законодатель не учел, что все подобного рода специальные нормы (в нашем случае ст.301, 302, 396 ГК РФ) основаны именно на принципе добросовестности в приобретении прав и исполнении обязанностей. Даже нормы ГК об ответственности за вину (ст.15, 393 и 1064) - это нормы о высшей степени недобросовестности, проявленной при исполнении гражданско-правовых обязанностей, и не более того.
Наконец, ст. 10 ГК неудачна в том смысле, что лишь управомочивает, но не обязывает суд отказывать в защите прав, осуществляемых недобросовестно. Между тем всякие попытки недобросовестного оперирования правами и обязанностями должны (не могут, а именно должны), причем жесточайшим образом, пресекаться правоохранительными органами, судами и арбитражными судами. Добросовестность - принцип гражданского права. Поступая недобросовестно, лицо ставит себя вне гражданского права, а значит, не вправе рассчитывать на гражданско-правовую и законодательную защиту.
Эта азбучная истина должна действовать в гражданском законодательстве. С сожалением мы вынуждены констатировать, что в современном российском гражданском законодательстве она игнорируется9.

Кандидит юридических наук Белов В.А.

————————————————————————
1. См., напр., ст. 10 ГК РФ
2. См. Грибанов В.П. Основные проблемы осуществления и защиты гражданских прав. Дисс. ... д.ю.н. В 2 т. М., 1970; Он же. Пределы осуществления и защиты гражданских прав. М., 1972; То же. М., 1992; Он же. Пределы самозащиты гражданских прав//Вестник МГУ. Сер. 11, Право.
1966. N 3. С. 10-23
3. См.: Свердлык Г.А. Принципы советского гражданского права. Красноярск, 1985. С. 115. На с. 187 (прим. 267 и 268) см. список литературы по данному вопросу. Сам Г.А. Свердлык рассматривал сущность принципа добросовестности применительно к жилищному, авторскому и патентному праву (там же. с. 115-117).
4. В этом же смысле и исходя из того же принципа высказался и Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ. См.: Обзор практики разрешения споров, связанных с использованием векселя в хозяйственном обороте", утвержденный информационным письмом от 25 июля 1997 г. N 18. П. 9// Ведомостное приложение к "Российской газете". 1997. 6 сентября.
5. См. там же. П. 15.
6. См. Свердлык Г.А. Указ. соч. С. 108-114.
7. См. об этом: ГК РФ. П. 5 и 6 ст. 709, п. 3 и 4 ст. 743, п. 3 и 4 ст. 744 и др.
8.Ранее приводился пример ситуации (превышение сметы без согласия заказчика), когда действие этой презумпции не только исключается, но и заменяеися на действие презумпции противоположной
9. В части требования справедливости заслуживает особого внимания английское договорное право, которым предусматривается в качестве обязательного элемента всякого договора не только соглашение (наличие волеизъявления), но и наличие так называемого" "consideration" - встречного удовлетворения или эквивалента. Позитивную оценку этого положения английского права давали еще русские дореволюционные юристы. См., напр.: Катков В.Д. Общее учение о векселе. Харьков, 1904. С. 217 и след.; Нечаев А.М. Теория договора//Юридический вестник. 1888. Октябрь.



ОГЛАВЛЕНИЕ