<< Предыдущая

стр. 2
(из 5 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

оформившие сделки перепродажи в нотариальном порядке.
Кстати, нотариальное удостоверение сделок, предметом которых является
автомобиль, не является обязательным. Это означает, что, по крайней мере,
вопрос о том, платить государственную пошлину за нотариальное удостоверение
сделок с автомобилями или нет, решен в пользу носителей частных интересов
- контрагентов этих сделок, а отнюдь не в пользу "вездесущего" российского
государства.
Во-вторых, несмотря на все усилия российского Правительства, направленные
на поддержку отечественных производителей автомобилей, российские граждане
предпочитают приобретать автомобили импортные. Это обстоятельство делает весьма
удобным объектом манипулирования нормы таможенного законодательства, в частности
- нормы о понятии таможенных режимов и ставках таможенных пошлин (см. об этом
далее).
Наконец, в-третьих, процедуры технической регистрации и технического
осмотра автомобилей пытаются приспособить для облегчения работы компетентных
государственных органов по выявлению и раскрытию преступлений, предметами
которых являются автомобили. Конечно, раскрытие преступлений работа весьма
и весьма важная, но ее нельзя осуществлять за счет частных лиц, не имеющих
никакого отношения к этим преступлениям.

Вопросы применения отдельных публично-правовых норм "автомобильного"
законодательства

а) Нормы о регистрации (учете) автомобилей в органах ГАИ

Обязательность государственной регистрации в органах ГАИ10 автомототранспортных
средств вообще и автомобилей в частности закреплена постановлением Правительства
РФ от 12 августа 1994 г. N 938 "О государственной регистрации автомототранспортных
средств и других видов самоходной техники на территории Российской Федерации"11.
Как указывалось, случаи регистрации прав на движимое имущество могут быть
предусмотрены только федеральным законом. Но какая регистрация - регистрация
ли субъективных гражданских прав на автомобили - имеется в виду в данном постановлении?
В п. 3 Постановления сказано, что "собственники автомототранспортных
средств, тракторов, самоходных дорожно-строительных и иных машин, а также
прицепов к ним либо лица, от имени собственников владеющие, пользующиеся или
распоряжающиеся на законных основаниях указанными транспортными средствами
(далее - владельцы транспортных средств12), обязаны в установленном порядке
зарегистрировать их или изменить регистрационные данные в Госавтоинспекции
или органах гостехнадзора в течение срока действия регистрационного знака
"Транзит" или в течение 5 суток после приобретения, таможенного оформления,
снятия с учета транспортных средств, замены номерных агрегатов или возникновения
иных обстоятельств, потребовавших изменения регистрационных данных. Предприятия
- изготовители транспортных средств, торговые предприятия или граждане-предприниматели,
осуществляющие торговлю ими на основании лицензий, не регистрируют транспортные
средства, предназначенные для продажи" (выделено автором. В.Б.). Следовательно,
постановление не связывает момент возникновения или прекращения права собственности
на автомобиль с регистрацией в ГАИ факта его принадлежности. Регистрации подлежит
не потенциальный, а уже существующий собственник автомобиля. Автомобили же,
предназначенные для продажи, вообще не регистрируются продавцом на свое имя.
Если считать, что регистрация в ГАИ, предусмотренная постановлением, есть
регистрация прав на движимость в смысле п. 2 ст. 130 ГК, то получится, что
постановление предоставляет право распоряжаться автомобилями лицам, не являющимся
их собственниками. И хотя ничего невозможного в этом нет, все-таки нужно помнить,
что подобные ситуации исчерпывающе оговорены в законе. Случай, описанный в
постановлении, не подпадает ни под одну из них, и это свидетельствует о неправильности
нашего предположения о гражданско-правовом значении регистрации принадлежности
автомобиля в органах ГАИ. На самом деле никакого гражданско-правового значения
такая регистрация не имеет.
Еще более категоричен п. 4 данного постановления: "Регистрация транспортных
средств за юридическим или физическим лицом производится на основании справок-счетов,
выдаваемых предприятиями-изготовителями, торговыми предприятиями, гражданами-предпринимателями,
имеющими лицензии на право торговли транспортными средствами, или иных документов,
удостоверяющих право собственности владельца транспортных средств и подтверждающих
возможность допуска их к эксплуатации на территории Российской Федерации"
(выделено автором. В.Б.).
Итак, право собственности на автомобили возникает и прекращается независимо
от наличия или отсутствия регистрации данного обстоятельства в органах ГАИ.
Однако изданный в развитие данного постановления подзаконный акт - Правила
регистрации автомототранспортных средств и прицепов к ним в Государственной
автомобильной инспекции, утвержденные приказом МВД РФ от 26 ноября 1996 г.
N 62413, - составлен далеко не в полном соответствии с этим принципом. Между
административно-правовой регистрацией факта принадлежности автомобиля в органах
ГАИ и документами, удостоверяющими право на автомобиль, может появиться своеобразный
"документ-посредник" "паспорт транспортного средства" (в обиходе он именуется
ПТС).
Введена система ПТС постановлением Совета Министров Российской Федерации
от 18 мая 1993 г. N 47714, ч. 2 п. 1 которого устанавливала: "... наличие
указанных паспортов является обязательным условием для регистрации транспортных
средств и допуска их к участию в дорожном движении" (выделено автором. В.Б.).
Идентичное предписание содержится и в п. 1.8 Положения о паспортах транспортных
средств и шасси транспортных средств, утвержденного приказом МВД РФ, ГТК РФ,
Госстандарта РФ от 30 июня 1997 г. N 399/388/19515.
Получается, что для прохождения одной административной процедуры (регистрации)
необходимо предварительно пройти другую административную процедуру (получение
ПТС), причем без прохождения этой второй процедуры собственнику автомобиля
не дадут возможности пройти регистрацию и не разрешат пользоваться автомобилем.
Для ответа на вопрос о законности введения системы ПТС попытаемся понять,
в чем смысл ее введения. В преамбуле изучаемого постановления N477 сказано,
что система ПТС вводится "в целях упорядочения допуска транспортных средств
к эксплуатации на территории Российской Федерации, усиления борьбы с их хищениями
и другими правонарушениями на автомобильном транспорте" (выделено автором.
В.Б.). Вот оно, третье, самое неприятное проявление злоупотребления государства
своими властными полномочиями: с хищениями автомобилей оно, конечно, обязано
бороться и борется, но делает это за счет ущемления прав автомобилистов.
Такой подход нельзя признать правовым. Ведь исполнение обязанностей -
как частных, так и публично-правовых - всегда составляет бремя того, на кого
эти обязанности возложены. Если обязанность бороться с преступлениями общество
возложило на государство, то государство и должно эту обязанность исполнять.
Привлекать к ее исполнению членов общества государство может только при желании
и с согласия последних. Обязывать членов общества содействовать в борьбе с
преступностью государство может только тогда, когда это поручение подкреплено
эффективной системой государственных поощрений и гарантий таким членам общества.
И, во всяком случае, нельзя наказывать за нарушение публично-правовой обязанности
ущемлением частных прав, в том числе и такого из них, как права собственности
- права неприкосновенного и священного.
Кроме того, совершенно неправильно была истолкована на практике формулировка
п. 1.3 Правил регистрации ("Транспортные средства регистрируются только за
юридическими или физическими лицами, указанными в паспорте транспортного средства...").
Сотрудники органов ГАИ восприняли ее как руководство на все случаи жизни,
хотя из последующего текста п. 1.3 ясно, что данное правило применяется только
в случаях, когда иными документами, удостоверяющими право собственности на
автомобиль16, не установлено иное. Если установлено иное или ПТС просто отсутствует,
то транспортное средство должно регистрироваться за лицом, указанным в документах
о праве собственности. Запись в имеющемся ПТС должна исправляться.
Получение ПТС, регистрационного свидетельства и регистрационных знаков
подлежит оплате. Тариф определяется самостоятельно органами исполнительной
власти республик в составе Российской Федерации, краев, областей, автономных
образований, городов Москвы и Санкт-Петербурга. В стоимость выданных документов
и знаков включаются свободная отпускная цена изготовителя продукции (с учетом
НДС), затраты по ее транспортировке и хранению, а также специальный сбор,
связанный с осуществлением этой деятельности органами внутренних дел, величина
которого не должна превышать одного процента минимального годового размера
оплаты труда. Доходы от оплаты за выдачу и замену специальной продукции, прием
экзаменов и проведение технических осмотров автомототранспорта зачисляются
в соответствующие бюджеты и используются по целевому назначению на осуществление
указанной деятельности органов внутренних дел, а также на совершенствование
деятельности местных подразделений государственной автомобильной инспекции
и приобретение ими технических средств и оборудования17.
Таким образом, перед нами еще один случай установления налогоподобного
платежа, причем введенного в обход закона. Несомненно, взимание подобных "плат"
и "сборов" должно быть прекращено. За вещи должен платить тот, кого эти вещи
интересуют. Думается, что немногие владельцы автомобилей согласились бы оплачивать
выдаваемые им документы и знаки, если бы имелась возможность пользоваться
автомобилем без таковых. Но если собственников автомобилей предлагаемые им
документы и знаки не интересуют, то какие существуют основания для того, чтобы
заставлять их оплачивать ненужные предметы?
Почему же никто из владельцев автомобилей не пытается отказаться от прохождения
экзекуционной процедуры регистрации? Все дело в том, что незарегистрированные
в органах ГАИ автотранспортные средства не допускаются к дорожному движению
(подп. "з" п. 12 Положения о Государственной инспекции безопасности дорожного
движения Министерства внутренних дел Российской Федерации, утвержденного Указом
Президента РФ от 15 июня 1998 г. N 71118 регистрации хотя и не влияет на моменты
возникновения и прекращения права собственности на автомобиль, но, тем не
менее, может оказать существенное влияние на состав правомочий собственника
автомобиля. Законно или незаконно такое влияние?
На наш взгляд, незаконно, и вот почему. Установив, что без ПТС и (или)
без государственной регистрации принадлежности автомобиля собственник не может
пользоваться своим автомобилем, названные акты затронули сферу юридических
отношений, регламентированную п. 3 ст. 212 ГК. Согласно этой норме, особенности
владения, пользования и распоряжения имуществом в зависимости от того, в чьей
собственности оно находится, могут устанавливаться лишь законом. Ни постановление
Правительства, ни Указ Президента Российской Федерации законами не являются,
а потому установленные ими особенности пользования и распоряжения автомобилями
(включая ПТС и регистрацию), принадлежащими гражданам и организациям, не могут
быть признаны законными.
Нам неизвестны случаи, когда автовладельцы пытались бы доказать право
владения, пользования и распоряжения своими автомобилями независимо от факта
их государственной регистрации в ГАИ. Однако стремление избежать регистрационных
сложностей и налогообложения сформировало весьма странную практику обхода
норм законодательства о передаче права собственности на автомобиль по договору
купли-продажи.

б) Нормы о доверенности "на право управления" автомобилем

В современной российской юридической практике существует целый ряд феноменов,
наименования которых не имеют ничего общего с их сущностью. К числу таких
феноменов, несомненно, относится "доверенность на право управления автомобилем".
Следует сказать, что до недавнего времени возможность существования этого
института и его законность не подвергались сомнениям. Да и сейчас юристы,
пытающиеся критиковать эту категорию, оказываются бессильными перед широчайшей
практикой распространения феномена, обозначаемого ею. Именно такой вывод можно
сделать, в частности, прочитав статью по данному вопросу, опубликованную в
журнале "Законодательство"19.
Авторы же большинства публикаций даже не допускают мысли о том, что авторитет
института "доверенности на право управления автомобилем", которым в настоящее
время пользуются более половины российских автолюбителей, может быть поколеблен.
Как же они понимают суть данного института? Типичным является следующий текст:
"Если вы водите чужую машину по доверенности, то это доверительное управление.
Если вы можете и продать ее по доверенности, то это почти траст20. Если доверенность
делает вас собственником машины, это уже траст" оценить каждое из этих трех
"если", напечатанных в 30 тысячах экземпляров.
Между тем, поводов усомниться в законности и правомерности подобной конструкции
имеется немало. Самый главный повод - это конструкция доверенности, что подчеркнуто
в упомянутой статье А.Г. Барсегяна. Действительно, если доверенность, как
устанавливает ст. 185 ГК, это полномочие представительства, а целью представительства
является совершение сделки представителем от имени представляемого (ст. 182
ГК)21, то доверенности на право управления существовать просто не может, ибо
управление автомобилем не является сделкой.
А.Г. Барсегян называет доверенность на право управления "односторонним
предоставлением права пользования" (автомобилем), соглашаясь при этом с тем,
что к доверенности на право управления автомобилем применяются все нормы ГК,
относящиеся к доверенности. Против такой квалификации нельзя было бы возразить,
ибо ГК известны принципы свободы как договоров, так и односторонних сделок,
если бы не ее внутренняя противоречивость и не противоречие ее потребностям
реальной жизни. А.Г. Барсегян считает, что выдача такой доверенности имеет
целью оформление отношений по предоставлению автомобиля в платное либо бесплатное
пользование, но это не соответствует действительности! На практике выдача
доверенностей только на право управления почти не встречается, как правило,
одновременно предоставляются правомочия распоряжения автомобилем. Да и невозможно
заменить доверенностью документ о правоотношениях по аренде транспортного
средства в порядке разд. 2 3 гл. 34 ГК хотя бы потому, например, что доверенность
можно отозвать во всякое время (п. 2 ст. 188 ГК), а одностороннее изменение
арендодателем правоотношений по аренде транспортного средства не допускается.
Нельзя оформить доверенностью и правоотношения из договора ссуды хотя бы потому,
что для расторжения последнего по инициативе ссудодателя имеются строго определенные
основания (ст. 698 и 699 ГК), в то время как доверенность на право управления
может быть отозвана доверителем-ссудодателем во всякое время.
Доверенность на право управления ценна только в отношениях между "липовым"
поверенным и третьими лицами (например, инспекторами ГАИ). Для последних такая
доверенность доказывает наличие у лица, управляющего автомобилем, разрешения
собственника на такое управление. А на основании чего выдано такое разрешение
- неважно. Доверенность на право управления - не более чем документ, легитимирующий
указанное в нем лицо в качестве управомоченного заместителя собственника в
части осуществления правомочий фактического владения и пользования автомобилем,
иными словами, это своего рода "охранная грамота", необходимая, чтобы убедить
ГАИ в том, что сидящему за рулем хозяин машины добровольно предоставил это
право.
Заметим, что юридической необходимости в такой доверенности нет, ибо
собственником движимого имущества предполагается всякий его фактический владелец.
Поэтому действия сотрудников ГАИ по "задержанию" автомобилей, водители которых
не могут подтвердить свое право на автомобиль, являются незаконными. Сотрудники
милиции имеют столько же прав снимать одежду с граждан, которые не смогли
доказать, что они собственники одежды или что они носят ее с разрешения собственника.
Носишь одежду - предполагается, что она твоя; держишь в кармане кошелек с
деньгами - предполагается, что деньги твои; сидишь в автомобиле - предполагается,
что автомобиль твой. А те, кто думает иначе, пусть доказывают это "иначе"
и надлежащим образом совершают процессуальные действия, приводящие к изъятию
автомобилей у лиц, не являющихся их собственниками. Порядок совершения этих
действий подробно описан в уголовно-процессуальном законодательстве и законодательстве
об исполнительном производстве.
Но, может быть, можно квалифицировать как доверенность документ, содержащий
уполномочие не только на право управления, но и на право распоряжения автомобилем?
Тоже нет, поскольку целью выдачи таких доверенностей является прикрытие сделки
возмездного отчуждения автомобиля по договору купли-продажи или мены. Нужно
выбирать: либо данный документ - это документ о возмездном одностороннем отказе
от права собственности в пользу определенного лица (но такая его квалификация
невозможна, ибо в самой доверенности никогда не упоминается об эквиваленте,
полученном "доверителем" от "поверенного" за выдачу такой "доверенности"),
либо это действительно доверенность, уполномочивающая только на отчуждение
автомобиля по сделке, совершенной поверенным от имени и за счет доверителя
(в части же полномочия на управление документ просто является ничтожным, ибо
нельзя доверить совершение действий, не являющихся сделками). Но в этом случае
нужно признать, что данный документ может быть во всякое время отозван доверителем,
а поверенный вправе отказаться от полученных им полномочий во всякое время.
Что же получается? А получается все очень просто и понятно: нельзя документом
о лично-доверительных, фидуциарных отношениях прикрывать сделки, в основе
которых лежит чистая коммерция. Нужно руководствоваться не формальными признаками
документа, а его существом. Доверенность так названа потому, что это документ,
выданный одним лицом (доверителем), безусловно доверяющим другому лицу (поверенному),
этому последнему с тем, чтобы поверенный изменил правовое положение доверителя.
Сторонами отношений классического представительства по доверенности являются
обычно родственники, знакомые либо лица, состоящие в трудовых отношениях,
но не первые встречные, один из которых желает купить, а второй продать автомобиль.
Полномочие по доверенности вообще не может быть куплено; нельзя получить доверенность,
уплатив за это деньги. "Доверенности" же на право управления и распоряжения
выдаются продавцами автомобилей всякому, кто пожелает приобрести автомобиль
в собственность, и именно в обмен на деньги или иное имущество.
Право распоряжения нужно в этой доверенности не для того, чтобы в последующем
"представитель" совершил сделку по отчуждению автомобиля за счет и в интересах
представляемого (доверителя). Практика показывает, что понятие "продажи автомобиля
по доверенности" означает совершение сделки купли-продажи поверенным с третьим
лицом в отношении себя лично, в собственных интересах и за свой счет. Деньги,
которые "представитель" получает от совершения такой сделки, он не передает
"представляемому"; права и обязанности, возникшие у "представителя" от совершения
такой сделки, на "представляемого" не переходят, а остаются на "представителе".
Где же представительство? Нет его. Где доверенность? Ее тоже нет.
Почему же нормальному заключению нормальной сделки купли-продажи граждане
предпочитают возмездную выдачу-получение доверенности "на право управления
и распоряжения", которая по сути доверенностью не является? Только потому,
что заключение договора купли-продажи автомобиля потребует уплаты налога или

<< Предыдущая

стр. 2
(из 5 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>