стр. 1
(из 47 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

Белов Вадим Анатольевич — автор
книги "Ценные бумаги. Вопросы право­
вой регламентации", М. 1993, а также
многих публикаций по вопросам право­
вого регулирования ценных бумаг как
института гражданско-правовых отно­
шений в периодических изданиях эконо­
мической и правовой проблематики, ру­
ководитель программы "Ценные бумаги
в современном российском гражданском
праве" в рамках постоянно действующе­
го в течение более трех лет семинара для
юристов банков "Гражданско-правовое
регулирование банковской деятельно­
сти", проводимого Институтом Акту­
ального образования "ЮрИнфоР-МГУ".
ББК 67.99(2)2


В.А. Белов
Ценные бумаги в российском гражданском праве. Под ред.
проф. Е.А. Суханова. Вступительная статья проф. Е.А. Су­
ханова. — М.: Учебно-консультационный центр
"ЮрИнфоР", 1996. —448 с.
ISBN 5-89158-001-2

Работа представляет собой высокопрофессиональный
юридический анализ института ценных бумаг — одного из)
сложнейших институтов современного гражданского права'
России. Книга содержит подробный комментарий норм о]
ценных бумагах нового российского Гражданского Кодекса щ
котором автор раскрывает основные положения общей теон
рии ценных бумаг и указывает на вытекающие из них важ-j
нейшие практические выводы. Все актуальные вопросы иллю-1
стрируются примерами решений практических задач — казу-1
сов, основой которых стали конкретные жизненные ситуации, j
Впервые читателю предлагается юридическое изложение]
основных проблем правового регулирования отдельных цен­
ных бумаг — акций, облигаций, инскрипций, банковских
сертификатов, купонов, аккредитивов, векселей, чеков, вект
сельных копий, складских свидетельств, варрантов, заклад­
ных, железнодорожных накладных, коносаментов. Специаль-1
ное внимание уделяется вопросам исторического развития
института построения концепции "бездокументарных" цен­
ных бумаг и проблеме восстановления прав из утраченных
ценных бумаг.
Удачно сочетая высоко научный и полемический стили из­
ложения работа будет интересна не только для юристов-
профессионалов — работников фондового рынка, коммерче-*
ских банков, инвестиционных институтов, преподавателей и
учащихся юридических вузов и факультетов, но и для пред­
ставителей иных профессий — бухгалтеров, экономистов,
журналистов, менеджеров, которым она поможет сориенти-'
роваться в сравнительно небольшой части бескрайнего
океана правовых институтов и конструкций. '

ISBN 5-89158-001-2 © Вступительная статья. Е.А. Суханов, 1996. j
©В.А.Белов, 1996.
© Учебно-консультационный центр ,
"ЮрИнфоР", 1996. |
Вступительная статья



Ценные бумаги — необходимый атрибут развития
рыночного оборота. С их помощью могут оформляться
как кредитные, так и расчетные отношения, передача
прав на товар и залог недвижимости, создание компа­
ний и многие другие необходимые в рыночной эконо­
мике операции. Этот правовой инструмент позволяет
ускорять расчеты между участниками имущественных
отношений, вовлекать в кредитно-денежные и товарные
обязательства широкий круг лиц, содействуя эффек­
тивному удовлетворению их имущественных интересов
и вместе с тем — охраняя их от возможных злоупотреб­
лений недобросовестных партнеров. Однако для нор­
мального функционирования этот институт рынка,
пожалуй, как никакой другой нуждается в тщательно
продуманной и оформленной правовой регламентации.
Сделки по отчуждению или иной передаче ценных
бумаг от одних лиц к другим составляют понятие оборо­
та ценных бумаг, в свою очередь являющегося юридиче­
ским выражением экономической категории "рынок".
Следовательно, рынок ценных бумаг как важнейшая (и
сложнейшая) составная часть рыночного хозяйства есть
не что иное, как совокупность сделок, совершаемых
участниками имущественного оборота по поводу ценных
бумаг. Он предполагает не только четкое регулирование
и оформление взаимосвязей участников (субъектов), но и
прежде всего ясное понимание и закрепление самого
понятия ценных бумаг и их разновидностей.
Данные отношения по своей природе составляют
предмет гражданского права. Ценные бумаги всегда
являлись и являются разновидностью объектов граж­
данских прав (движимыми вещами), а действия по их
отчуждению или иной передаче — гражданско-право­
выми сделками. Таким образом, "рынок" (оборот) цен­
ных бумаг, как и его предпосылки и результаты, регла­
ментируется главным образом гражданским законода­
тельством: как его общими правилами, так и нормами,
специально посвященными ценным бумагам. Необхо­
димость определенного государственного (публичного)
контроля за действиями участников рынка ценных бу­
маг и их правильным оформлением вызывает к жизни
некоторые правила организационно-технического ха­
рактера, по своей юридической природе являющиеся
административно-правовыми. Однако эти последние
должны базироваться на общих положениях граждан­
ского законодательства о ценных бумагах, устанавли­
вая известные рамки поведения участников, но не опре­
деляя его основное содержание.
К сожалению, формирование и современное функ­
ционирование отечественного рынка ценных бумаг
было и остается достаточно далеким от элементарных
требований сколько-нибудь грамотного законодатель­
ства. Публичная власть и здесь допустила создание
"дикого рынка", а попытки его правового регулирова­
ния осуществлялись с помощью подзаконных норма­
тивных актов, которые в подавляющем большинстве
отличались удручающе низким юридическим уровнем,
свидетельствовавшим о полном правовом невежестве их
создателей. Достаточно упомянуть об абсурдных по
существу определениях ценной бумаги и акции, содер­
жащихся в известных правительственных положениях о
выпуске и обращении ценных бумаг и фондовых бир­
жах от 28 декабря 1978 г. № 78 и об акционерных об­
ществах от 25 декабря 1990 г. № 601.
Еще хуже обстоит дело с ведомственными норма­
тивными актами. Так, согласно п.2.3. Положения об
обслуживании и обращении выпусков государственных
краткосрочных бескупонных облигаций, утвержденных
приказом Центробанка РФ от 6 мая 1993 г., указанные
облигации (ГКО), "не изготавливаемые в виде специ-
альных бумажных сертификатов" (то есть существую­
щие лишь в форме записей в памяти ЭВМ), тем не менее
могут быть приобретены на праве собственности или
полного хозяйственного ведения "любым юридическим
или физическим лицом, не являющимся дилером", ко­
торое может владеть, пользоваться и распоряжаться
ими. В новой редакции этого положения, утвержденной
ЦБ РФ 15 июня 1995 г., данное положение воспроизво­
дится в п.2.4. в "расширенном виде": теперь названные
лица могут приобрести на ГКО любое вещное право.
Следуя тексту этого документа, в настоящее время
можно стать не только "собственником записи" в ком­
пьютере, но даже и получить на нее сервитутное право.
В действительности, разумеется, на такой своеоб­
разный "объект", как "бездокументарная ценная бума­
га" (включая и ГКО), вообще невозможно приобрести
каких-либо вещных прав. Их правовой режим может
устанавливаться лишь с помощью категории обязатель­
ных прав. Поэтому, в частности, ГКО не может быть
объектом сделки купли-продажи — на нее можно лишь
уступить право, совершив акт цессии. Конечно, о раз­
личиях вещных и обязательных прав финансисты могут
и не знать (тем более, что такого деления не знает ан­
гло-американское право, модели которого по сложив­
шейся у нас в последние годы традиции являются не­
пререкаемым образцом для всех экономистов). Но это
не должно освобождать их от обязанности организации
квалифицированной юридической экспертизы таких
документов, которыми должны впоследствии руковод­
ствоваться не только они, но и участники имуществен­
ного оборота.
Примеры различных огрехов современных отече­
ственных нормотворцев можно умножать и далее. Важ­
но отметить, что недоработки и ошибки в законода­
тельстве для сферы оборота ценных бумаг имеют неиз­
бежным следствием многочисленные мошенничества и
аферы, а также порождают конфликты и споры, нераз­
решимые по правилам формальной логики, что нередко
ставит в тупик и правоприменительную практику. Не­
разбериха в этой сфере позволила не только выпускать
"вексельные книжки" вместо чековых, "антиинфляци­
онные" и "процентные векселя" вместо облигаций, но и
"билеты МММ" (а чем они хуже банковских "билетов",
мало кто знает), заключать на фондовой бирже "дого­
воры поставки ценных бумаг" и иным образом исполь­
зовать в своих целях неисчерпаемые богатства русского
языка. В результате такая неудовлетворительная ситуа­
ция сама стала тормозом на пути всякого нормального
экономического развития.
Причины ее возникновения очевидны. В прежней
огосударствленной экономике имущественный оборот
был чрезвычайно обеднен и строился во многом на
искусственных конструкциях (типа неведомых ранее
никому и нигде прав "оперативного управления" и
"хозяйственного ведения", позволявших участвовать в
нем в качестве самостоятельного субъекта государ­
ственным и иным юридическим лицам-несобственни­
кам). Не остался в стороне и институт ценных бумаг,
представлявшийся в основном немногочисленными ви­
дами государственных ценных бумаг (облигациями, а
затем еще и выигрышными лотерейными билетами и
сберкнижками на предъявителя), а также расчетными
чеками и мало кому известными коносаментами. Кос­
венным, но ярким показателем стало практически пол­
ное отсутствие в отечественной правовой и экономи­
ческой литературе не только монографических, но даже
и журнальных публикаций, специально посвященных
ценным бумагам (если не считать чрезвычайно редких
работ, анализировавших практику внешнеторговых
отношений). Это повлекло и почти полное отсутствие
специалистов по ценным бумагам.
Примечательно, что уже первые робкие шаги по ре­
формированию огосударствленной экономики привели
к попыткам формирования новых видов ценных бумаг
в форме "акций трудового коллектива" (или "акций
госпредприятий") и "акций кооперативов". Само слово
"акция", забытое со времен нэпа, начало становиться
показателем преобразований. Однако сделано это было
крайне неуклюже и непрофессионально, ибо всякому
сколько-нибудь грамотному юристу было ясно, что
такие документы ничего общего не имеют не только с
акцией, но даже и с нормальным, классическим поня­
тием ценной бумаги. Произошло это в значительной
мере потому, что уже тогда, со второй половины 80-х
годов, заглавную роль в разраоотке законодательства
для сферы экономики взяли на себя непрофессионалы, к
тому же не имевшие хотя бы минимальной теорети­
ческой базы для этой деятельности.
Конфуз с "акциями трудового коллектива" не на­
сторожил отечественного законодателя. Напротив, с
началом кардинальных экономических реформ в сфере
оборота ценных бумаг неожиданно обнаружилось
большое количество "специалистов", не имеющих эле­
ментарных представлений о правовом регулировании и
в "лучшем" случае поверхностно знакомых с перевод­
ными зарубежными (как, правило, американскими)
работами. Их-то "взгляды" на формирование и разви­
тие "рынка ценных бумаг" и возобладали в подзакон­
ных нормативных актах. Законы же в собственном
смысле слова, обычно проходящие хотя бы минималь­
ную юридическую экспертизу, практически не затраги­
вали этого сложнейшего сектора развивающегося рын­
ка, по сути отдав решение почти всех возникающих
здесь вопросов на усмотрение ведомственных нор-
мотворцев. (Одним из очевидных "парадоксов" нашего
"рыночного" законодательства стал тот факт, что до
принятия нового Гражданского кодекса оно почти не
затрагивало сферу обязательственного права, т.е. пра­
вовое оформление собственно рыночных отношений,
ограничиваясь регламентацией статуса субъектов —
"предприятий" и других предпринимателей — и при­
надлежности им имущества — прав собственности и
других вещных прав. ) Действовавшие в России с 3 ав­
густа 1992 г. Основы гражданского законодательства
парализовались правилами новых российских законов
и президентскими указами по вопросам экономической
реформы, имевшими силу закона, а потому не смогли
сыграть значительной роли в упорядочении правовой
регламентации рынка.
Новый Гражданский кодекс России вводит необхо­
димые ориентиры и вехи для всей сферы имуществен­
ных отношений, включая и рынок ценных бумаг. В
соответствии с ним должно теперь строиться и законо­
дательство о ценных бумагах, в том числе предусмот­
ренные ст. 143 ГК законы о ценных бумагах. В случае
несоответствия гражданско-правовых норм, содержа-
щихся в новых законах, в силу прямого указания п.2
ст.-З ГК применяться будут правила Гражданского ко­
декса, а не этих законов. Такое положение дает воз­
можность построить гражданское законодательство как
систему законов и иных правовых актов, формирую­
щихся на базе общих предписаний кодекса и не проти­
воречащих ему.
К сожалению, сложившаяся в последние годы прак­
тика неквалифицированного подзаконного правотвор­

стр. 1
(из 47 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>