<< Предыдущая

стр. 11
(из 47 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

Основное требование к таким возражениям — их известность как
должнику, так и кредитору. То есть корнем таких возражений долж­
но быть имеющееся между ними правоотношение.
Поэтому следует согласиться с авторами, усматривающими раз­
личие абстрактных и каузальных (материальных) бумаг в различном
распределении бремени доказывания наличности основания приня­
тия на себя обязательства по ценной бумаге. Если кредитор желает
реализовать права, приобретенные им по договору или каузальной
бумаге, он должен доказать, что должник, принимая на себя коррес­
пондирующие его правам обязанности, имел на это соответствующее
основание'. Если же кредитор требует реализации своих прав, выте­
кающих из легитимирующей его абстрактной ценной бумаги (или
иной абстрактной сделки — например, цессии, делегации), то он не
обязан доказывать существование и действительность своих прав,
они предполагаются существующими и действительными.
Наоборот, должник по каузальной сделке может не производить
исполнения до тех пор, пока лицо-кредитор не докажет наличие и
действительность основания возникновения своих прав. Должник же
по абстрактной сделке, желающий снять с себя бремя исполнения
обязательства, должен сам доказать, что права кредитора безоснова­
тельны, а потому не подлежат осуществлению и защите.

1
В англо-американском праве существует понятие "considara-
tion" — встречное удовлетворение. Мало заключить договор (достиг­
нуть соглашения о правах и обязанностях). Необходимо, - чтобы
каждая сторона получила от другой встречное удовлетворение. В
сущности, вопрос об основании сделки лежит за пределами собствен­
но права или выводит последнее в иную область — область справед­
ливости.
Отметка о режиме публичной достоверности
De lege ferenda указание на согласие подчинить до­
кумент режиму публичной достоверности должно со­
держаться лишь в тех документах, которые не рассмат­
риваются законодательством или обычной практикой в
качестве ценных бумаг. Наличие такого указания в
документах, рассматриваемых в качестве ценных бумаг
законодательством или обычной практикой необяза­
тельно: будучи названными ценными бумагами законо­
дателем, эти документы автоматически оказались наде­
ленными режимом публичной достоверности.
Отсутствие такого указания в документах, не рас­
сматриваемых законодательством или обычной прак­
тикой в качестве ценных бумаг, означает несогласие
эмитента подчинять этот документ режиму публичной
достоверности, и, следовательно, невозможность при­
менения к такому документу норм законодательства о
ценных бумагах.
2 Отсутствие обязательных реквизитов ценной бумаги или несоответ­
ствие ценной бумаги установленной для нее форме влечет ее ничтожность
(Соответствует норма пункта 3 статьи 31 Основ:
"Ценная бумага должна содержать предусмотренные законодательством
реквизиты Отсутствие обязательных реквизитов влечет недействитель­
ность ценной бумаги" )
Комментируемая норма устанавливает юридическое
значение реквизитов ценной бумаги. Отсутствие хотя
бы одного из реквизитов, предусмотренных законода­
тельством для ценной бумаги данного вида "или несо­
ответствие ценной бумаги установленной для нее фор­
ме" (мы бы взяли формулировку из кавычек в скобки,
предварительно вычеркнув "или"), влечет ее ничтож­
ность.
В случае, если будущим законодательством будет
принята точка зрения о предоставлении участникам
гражданского оборота возможности самостоятельно
объявлять какие-либо документы ценными бумагами,
комментируемая формулировка будет означать также и
то, что:
— заявление или соглашение заинтересованных лиц
о том, что некий документ, не соответствующий пере­
численным признакам является ценной бумагой, не
имеет юридической силы;
— документ, подпадающий под перечисленные
признаки, признается ценной бумагой и подпадает под
действие норм соответствующего законодательства,
даже если в его отношении не было заявления о призна­
нии его ценной бумагой.
§ 4. Основная классификация
ценных бумаг
Основная классификация ценных бумаг. Бумаги на
предъявителя, ордерные и именные. Ректабумаги. Ле­
гитимация держателей бумаг различных типов.
Вручение бумаги. Цессия, трансферт и новация. Ин­
доссамент. Препоручительная и обеспечительная
надписи. Исполнение по ценной бумаге. "Солидарная "
ответственность надписателей. Условия отказа от
исполнения. Исполнение при подлоге и подделке бумаги.

Статья 145. Субъекты прав, удостоверенных ценной бумагой
Л Права, удостоверенные ценной бумагой, могут принадлежать:
1) предьявителю ценной бумаги (ценная бумага на предъявителя);
2) названному в ценной бумаге лицу (именная ценная бумага);
3) названному в ценной бумаге лицу, которое может само осуществить
jmu права или назначить своим распоряжением (приказом) другое управомо­
ченное лицо (ордерная ценная бумага).
(Соответствует абзац 1 пункта 2 статьи 31 Основ:
Ценные бумаги могут быть предъявительскими, Ордерными или
именными".)

Понятие легитимации
Права, воплощенные в ценной бумаге, могут быть
осуществлены лишь лицом, которое легитимируется
данной бумагой, или его уполномоченным представи­
телем (поверенным или агентом), либо комиссионером.
Легитимация — это признание определенно­
легитимация
го лица носителем некоторого субъективного права и
узаконение этого лица в качестве управомоченного
держателя ценной бумаги, воплощающей такое право.
Легитимация держателя ценной бумаги имеет значе­
ние как для самого держателя (кредитора), так и для
должника по ней — эмитента. Кредитора ценная бумага
управомочивает на заявление соответствующего притя­
зания, а должнику позволяет, исполнив легитимиро­
ванному формальными признаками держателю, осво­
бодить себя от обязательств по бумаге, в том числе — и
перед действительным субъектом права, если окажется,
что держатель таковым не являлся1.
Легитимация держателя ценной бумаги должна следо­
вать из содержания формальных признаков (реквизитов)
ценной бумаги. По способу легитимации держателя и
проводится основная классификация ценных бумаг.
Известны три способа легитимации держателей, ко­
торым соответствуют три способа обозначения креди­
тора по бумаге и три способа передачи ценных бумаг.
Комментируемая статья связывает данную классифика­
цию только со способом обозначения кредитора, считая
2
его основанием классификации , что непоследователь­
но, ибо сами способы обозначения кредитора класси­
фицируются по способу легитимации держателя бумаги
в качестве кредитора по ней3. Способом легитимации и
определяется, в частности, каким образом должно на­
звать в бумаге ее кредитора, а также каким способом
бумага должна передаваться.
Ценные бумаги на предъявителя
Первый способ легитимации держателя заключается
в наличии факта предъявления бумаги. Любое лицо,
предъявившее такую бумагу, будет являться управомо­
ченным по ней, то есть может потребовать исполнения
от должника, который, в свою очередь, освобождает
себя от обязательства исполнением всякому предъяви­
телю, если только не проявит грубой неосторожности.
Можно сказать и следующим образом: должник по
бумаге на предъявителя не обязан и не имеет права
справляться о чем-либо, если от него потребовано ис­
полнение, подкрепленное предъявлением бумаги. Такие
бумаги называются ценными бумагами на предъявителя,
или предъявительскими.

1
См. об этом: Агарков М.М. Учение о ценных бумагах. М., 1993.
С. 11.
2
Так считает множество цивилистов, в том числе, например,
A.M. Фемелиди. Репетиториум по торговому праву. Аккерман, 1900.
С. 139 — 143; Федоров А.Ф. Торговое право. Одесса, 1911. С. 570;
Г.Ф. Шершеневич. Учебник торгового права. По изданию 1914 года.
М, 1994. С. 174. В нашей ранее вышедшей работе (Ценные бумаги:
вопросы правовой регламентации. М, 1993) мы придерживались той
же позиции (с. 12).
3
См.: Агарков М.М. Указ. соч. С. 19 — 24.
Предъявительскими именуются также ценные бума­
ги, содержащие срок исполнения "по предъявлении"
(бумаги "до востребования" или с исполнением "по
первому требованию").
, Внешним признаком бумаги на предъявителя яв­
ляется поименование ее кредитора как "предъявителя"
или указание в тексте бумаги о том, что она является
"бумагой на предъявителя" или аналогичное. Иногда
(например, в векселе) прямо допускается умолчание о
кредиторе, что также делает управомоченным всякого
ее держателя (предъявителя).
Первыми русскими бумагами на предьявителя, получившими за­
конодательное закрепление, были государственные ассигнации 1769
года. В Постановлении от 29 декабря 1768 г. "Об учреждении
банков..." устанавливалось, что "если отпущенные... государствен­
ные ассигнации будут обратно приносимы частными людьми в банк
для получения за них денег, то банк тот повинен прилагать крайнее
старание, чтобы не задерживать того приносителя ни мало; но, при­
няв от него, сколько он принес ассигнаций, должен отдать немедлен­
но написанное в них число денег, не делая никаких определений и не
токмо не требуя расписки, но и не спрашивая, кто он таков, откуда
получил ассигнацию, а только надлежит записывать в книге прием
ассигнаций и выдачу денег" (Цит. по: Малышев А.И. и др. Бумажные
денежные знаки России и СССР. М., 1991. С. 18.). Это определение
ассигнаций, "переведенное" на современный юридический язык,
вполне может быть применимо ко всем бумагам на предъявителя.
Возможность осуществления прав любым предъяви­
телем бумаги и возможность их передачи путем просто­
го вручения бумаги создает для бумаг на предъявителя
повышенную, в сравнении с другими типами ценных
бумаг, оборотоспособность и является, по выражению
М.М. Агаркова, наивысшей степенью воплощения вы­
раженных в бумаге имущественных прав.
В работе, посвященной созданию, фактически, об­
щей теории ценных бумаг, почтенный автор отмечал,
что теория ценных бумаг обязана своим возникновени­
ем теории вексельного права и теории бумаг на предъ­
явителя1. При этом центральными проблемами, привле­
кавшими внимание исследователей, были:
— проблема независимости прав держателя бумаги

1
См.: Агарков М.М. Указ. соч., с. 36. Далее (с. 36 — 51) автор из­
лагает вопрос о так называемой "основной проблеме" теории ценных
бумаг.
от прав его предшественника;
— проблема определения момента возникновения
прав, выраженных в бумаге.
Не повторяя изложения проф. М.М. Агаркова в части выявления
содержания основных теоретических подходов к выяснению ответа
на эти вопросы мы коротко остановимся на их сущности и значимос­
ти в современной науке и правоприменительной практике в отноше­
нии бумаг на предъявителя.
В самом общем понимании проблема независимости прав сводит­
ся к вопросу: как объяснить тот факт, что добросовестный держатель
бумаги может довериться лишь ее формальным признакам, не рискуя
парализацией приобретенных им прав из бумаги в случае, если ока­
жется, что лицо-отчуждатель бумаги не имело права на ее отчуждение?
На практике этот вопрос может трансформироваться, например,
в такой: как быть лицу, у которого ценная бумага на предъявителя
была похищена, а затем отчуждена добросовестному приобретателю?
На чем основывает свое право добросовестный приобретатель, полу­
чивший бумагу от лица, которое, согласно известной правовой ак­
сиоме, не могло передать прав больше, чем имело само, и, следова­
тельно, не имея прав на бумагу, не могло передать их?
Проф. Агарков решает проблему независимости прав исходя из
политико-правовых соображений, а именно — из изучения цели,
достижению которой служит институт ценных бумаг. Эта цель — в
ином, специфическом, в сравнении с институтом обязательств, рас­
пределении риска между должником и кредитором. Достижение этой
цели позволяет решать важные практические задачи, в частности
способствует ускорению оборота материальных благ и капитала.
Фактически это положение означает, что институт ценных бумаг
является инструментом, находящимся в руках законодателя, позво­
ляющим, в зависимости от особенностей его представления, регули­
ровать скорость оборота материальных благ и капитала и роста
национального богатства. Нужно увеличить скорость оборота цен­
ностей — необходимо сузить применение договорного права и рас­
ширить рамки применения обязательств из ценных бумаг и наоборот.
Мы полагаем, что специфическое распределение риска между
участниками обязательства из ценной бумаги на предъявителя дости­
гается за счет специфичности понимания основания возникновения
этих обязательств и специфичности правоотношений, порождаемых
бумагами на предъявителя. Если в договорах таким основанием
является соглашение сторон и/или производство взаимосогласован­
ных действий, то обязательство из ценной бумаги возникает в силу
одностороннего обещания ее эмитента (должника). О специфике пра­
воотношений — см. далее.
Это обещание всегда носит условный характер. Условия эти, в
большинстве случаев, таковы:
-— предъявление документа определенной формы и содержания
(ценной бумаги) управомоченным лицом;
— отсутствие любых правоотношений по поводу предъявляемого
документа с его легитимированным предъявителем, которые выте­
кают из оснований, отличных от содержания документа;
— приобретатель и предьявитель документа должен исполнить
все те требования, которые установлены документом.
Если первое условие нами уже объяснялось, то два других надо
рассмотреть подробнее.
Недобросовестный приобретатель ценной бумаги на предъявите­
ля, зная о невозможности ее отчуждения, вступает, тем самым, в
противоречие с условиями данного должником обещания. Заключая
сделку по приобретению объекта, который не может быть отчужден,
он совершает ничтожную сделку (статья 168 ГК РФ).
В случае ссылки на факт совершения такой сделки заинтересо­
ванным лицом — должником по ценной бумаге — между ним и
недобросовестным приобретателем, возникнут правоотношения,

<< Предыдущая

стр. 11
(из 47 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>