<< Предыдущая

стр. 15
(из 47 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

законного владельца ценной бумаги об исполнении удостоверенного ею
обязательства одним или несколькими лицами из числа обязавшихся до него по
ценной бумаге они приобретают право обратного требования (регресса) к
остальным лицам, обязавшимся по ценной бумаге.
(Соответствующей нормы в Основах не содержалось).
Предложенная ГК формулировка казуистична, по­
скольку прямо относится только к ордерным бумагам,
ибо только в их отношении актуально замечание о ли­
цах, ее индоссировавших. О них же говорится и при
установлении права обратного требования (регресса)
индоссантов, оплативших вексель, к индоссантам и
иным лицам, обязавшимся ранее оплативших. Все эти
положения достаточно хорошо урегулированы вексель­
ным законодательством (см. главу VII Положения о
векселях "Иск в случае неакцепта или неплатежа").
.Хотя и комментируемая норма ГК, и соответствую­
щие нормы Положения о векселях говорят о солидарной
ответственности лиц, подписавших ордерную бумагу,
мы полагаем, что это не более, чем неудачный эпитет,
попытка охарактеризовать ответственность надписате-
лей ордерной бумаги как ответственность наиболее
строгого характера1.

1
Это обстоятельство отмечалось еще в законодательных мотивах
к проекту Устава вексельного России !902 года. Солидарная ответ­
ственность — ответственность совместная, в векселе же (ордерной
бумаге) каждый отвечает только за себя "и притом независимо от
каких-либо между ответственными лицами расчетов". Гражданский
Кассационный департамент разъяснил также, что "Солидарная
ответственность вексельных должников в сущности сводится к само­
стоятельной ответственности каждого из них в полном размере век­
сельного долга, установленная в шконе только по практическим
соображениям, не имеющим никакого отношения к солидарным
Действительно, ряда норм о солидарной ответствен­
ности мы не встретим в ответственности лиц, подпи­
савших ордерную бумагу. Мы имеем в виду нормы,
согласно которым:
1) Солидарные должники могут заявлять кредитору
возражения, вытекающие из их личных отношений с
ним, стоящих вне солидарного обязательства;
2) Должник, исполнивший солидарную обязанность,
имеет право регрессного требования к остальным
должникам в равных долях за вычетом доли, падающей
на него самого;
3) Неуплаченное одним из должников должнику, ис­
полнившему солидарную обязанность, падает в равной
доле на этого должника и на остальных должников.
Применительно к ответственности надписателей ор­
дерной бумаги эти положения применимы лишь к до­
вольно редким случаям ответственности соэмитентов
этой бумаги, например, совекселедателей в простом
векселе или соакцептантов в переводном. Однако при
ответственности лиц, выдавших, индоссировавших,
акцептовавших и авалировавших ордерную бумагу,
перечисленные нормы трансформируются в следующие:
1). Ни один из должников по ордерной бумаге не
вправе выдвигать против ее кредитора (держателя)
возражения, основанные на иных фактах, нежели изло­
женные в самой бумаге;
2) Должник, исполнивший обязательство из ордер­
ной бумаги, имеет право требования всей уплаченной
им суммы с санкциями с каждого или некоторых из
должников, обязавшихся по бумаге ранее его;
3) Не имеет применения за неприменением предше­
ствующего принципа.
"Кроме того, следует отметить, что в ордерных бума­
гах всегда есть фигура конечного, "главного" должни­
ка, который, исполнив выраженное ценной бумагой
обязательство, не сможет никому заявить обратного


обязательствам, в видах облегчения вексельного обращения и укреп­
ления вексельного кредита' // См. об этом: Добровольский А. Устав
о векселях 27-го мая 1902 года с законодательными мотивами и
разъяснениями. Изд. 3-е. Пг., 1916 С. 1 0 3 — 104.
требования. Такова, например, фигура сускриптера —
векселедателя простого векселя и акцептанта (в пере­
водном векселе). Такой должник отсутствует при соли­
дарной обязанности
Наконец, необходимым условием ответственности
надписателей ордерной бумаги, является констатация
факта неисполнения обязательства из нее главным
должником, произведенная актом компетентного дол­
жностного лица — протестом. Ни в одном из солидар­
ных обязательств для обращения требования к должни­
кам протеста не требуется.
На наш взгляд, вполне правомерно говорить о суще­
ствовании ответственности особого рода — ответ­
ственности надписателей ордерной ценной бумаги.
Специальное название ей уже придумано — ответ­
ственность в порядке регресса, или регрессная ответ­
ственность. К сожалению, применение этого обозначе­
ния похоже на применение термина "солидарная ответ­
ственность", в гражданском праве также существует
понятие "регрессных обязательств", значение которого
совершенно несовпадает с явлением ответственности
надписателей ордерной бумаги.
2 Отказ от исполнения обязательства, удостоверенного ценной бумагой,
со ссылкой на отсутствие основания обязательства либо на его недействи­
тельность не допускается
(Соответствует норма абзаца 1 пункта 1 статьи 32 {"Условия исполнения
обязательства, выраженного ценной бумагой") Основ:
"Отказ от исполнения обязательства, выраженного ценной бумагой, со
ссылкой на отсутствие основания обязательства либо на его шдейатитель-
ность не допускается " )

Комментируемой нормой ГК предусматрк
вается наделение ценных бумаг свойством п>
бличной достоверности. Публичная достоверность
означает, что "добросовестный владелец бумаги может
довериться тем формальным признакам, которые леги­
тимируют его в качестве субъекта выраженного в бума­
ге права"1.

, ' Ю И Свядосц Ценные бумаги и оборотные документы // Граж­
данское и торговое право капиталистических государств Учебник
Изд З-е/Подред Е А Васильева М , 1993 С 207
Это позволяет кредитору и должнику доверяться
формальным признакам (реквизитам) ценной бумаги,
не принимая во внимание иных обстоятельств, хотя бы
и отраженных в ценной бумаге, за исключением слу­
чаев, предусмотренных законодательством. Один из
них был описан выше — доказывание третьим лицом
своего вещного права на бумагу и неопровержение ле­
гитимированным лицом представленных доказательств.
Публичная достоверность означает, во-первых, что
отказ от исполнения обязательства, воплощенного в
ценной бумаге, лицу, легитимируемому бумагой, воз­
можен лишь в случаях:
а) ее несоответствия реквизитам;
б) доказанности факта подлога или подделки;
в) доказанности недобросовестности держателя.
Отказ от исполнения обязательства по мотивам от­
сутствия или недействительности его основания либо
иных отношениях должника с любым из предыдущих
держателей не догг.т.кается. Наличие ценной бумаги в
руках кого-либо, кроме должника, создает даже не
предположение, а не подлежащее опровержению со­
стояние, при котором должник обязан чинить исполне­
ние по бумаге, даже если кредитором является первый
ее приобретатель. Должник не может, сославшись, на­
пример, на выдачу ценной бумаги в обеспечение испол­
нения договора и его неисполнение держателем бумаги,
освободить себя от исполнения. Он должен произвести
исполнение по бумаге и затем предъявить кредитору
иск из договора или, в определенных случаях иск из
неосновательного обогащения.
Так, например, если банк выдал вексель юридичес­
кому лицу в расчете на перечисление им денежных
средств банку во временное пользование, банк не может
освободить себя от платежа по векселю, сославшись на
неполучение этих средств. Безразлично также, почему
эти средства не были получены — по вике ли работни­
ков РКЦ, которые неправильно эти средства перечис­
лили, или по вине самого векселедержателя, который
вовсе не давал поручения на перечисление средств. Банк
обязан заплатить по векселю и затем, доказав наличие и
содержание соглашения о перечислении денег, а также
факт его неисполнения, может предъявить к векселе­
держателю иск из этого договора.
Публичная достоверность означает, во-вторых, что
должник освобождает себя от обязательства по ценной
бумаге, исполнив таковое легитимированному по ней
реквизитами бумаги лицу, хотя бы должник и не прове­
рял иных обстоятельств.
Заинтересованное лицо может потребовать призна­
ния такого исполнения ненадлежащим, если оно дока­
жет, что должник действовал умышленно в ущерб кре­
дитору или проявил грубую неосторожность.
Этот аспект свойства публичной достоверности
можно также сформулировать иначе: наличие у креди­
тора ценной бумаги создает предположение, что креди­
тор обязательно получит следуемое по ней исполнение,
поскольку око не может быть произведено никому дру­
гому в виду отсутствия у кого-либо еще данной ценной
бумаги и невозможности производства исполнения без
предъявления этой бумаги.
В подтверждение сказанного можно привести следующий и^;:˜
мер.
Гражданин Иванов, который приобрел вексель коммерческого
банка. Явившись через несколько дней после этого, он сделал заявле­
ние об утрате векселя. Банк принял заявление, и, по его рассмотре­
нии, принял решение об "аннулировании" векселя, возвратив Ивано­
ву вексельную сумму. Банк нарушил принцип публичной достоверно­
сти, ибо исполнил по ценной бумаге лицу, которое ее не предъявляло.
Однако, по наступлении срока платежа, в банк явился гражданин
Сидоров и, предъявив вексель, приобретенный Ивановым, потребо­
вал платежа по нему. Банковский работник, проверявший индосса­
менты, установил, что вексель был индоссирован Ивановым в пользу
Петрова, а от него перешел по индоссаменту к предъявителю —
Сидорову. Таким образом выяснилось, что Иванов обманул банк,
заявив об утрате векселя. Утраты в действительности не было, а
имело место индоссирование в пользу добросовестного приобретате­
ля Петрова. Ни Петров, ни, тем более, последующий приобретатель
Сидоров, не знали, не могли и не должны были знать, что Иванов
обманул банк.
В результате банк, единожды .нарушивший принцип публичной
достоверности, был вынужден произвести повторное исполнение
легитимированному кредитору, а затем предъявить иск к Иванову из
неосновательного обогащения.
В ГК не получил воспроизведения пункт 2 статьи 32
Основ, устанавливащий, что "Отказ от исполнения обя­
зательства, выраженного ценной бумагой, возможен
при доказанности, что бумага попала к ее держателю
неправомерным путем". На наш взгляд это досадное
упущение, хотя теоретически и вполне исправимое.
Дело в том, что поместив в ГК комментируемую здесь
норму, законодатель, тем самым наделил ценные бума­
ги свойством публичной'достоверности, которое пред­
полагает также и приведенную здесь формулировку
Основ, упущенную Кодексом. Однако, с точки зрения
формального подхода к содержанию норм положитель­
ного права, включение в ГК этого правила необходимо.
Проиллюстрируем его действенность.
Возьмем приводимый выше случай с банковским векселем, кото­
рый был снабжен его первым держателем бланковым индоссаментом,
а затем у него похищен. В результате проведенных оперативно-
следственных мероприятий вексель был обнаружен у гражданина
Попова, однако бланковый индоссамент в нем уже был заполнен на
его имя. Приговор суда установил виновность Попова в хищении
векселя; копию этого приговора первый приобретатель векселя (тот,
у которого вексель был украден), передал банку-эмитенту векселя. В
результате банк (должник) получил доказательство того, что вексель
попал к Попову неправомерным способом и, по его предъявлении
Поповым, банк сможет отказать в исполнении по векселю.
Правда, в нашем примере имеется один изъян, а именно — век­
сель может быть индоссирован Поповым далее добросовестному
приобретателю. Банк, получив вексель от такового, обязан произвес­
ти по нему исполнение и, предоставив первому приобретателю доку­
менты, подтверждающие этот факт, дать ему таким образом возмож­
ность предъявить иск к Попову о неосновательном обогащении.
Такой изъян будет отсутствовать в именных ценных бумагах, а
для его избежания в отношении бумаг на предьявителя и бумаг
ордерных необходимо требовать наложения ареста на имущество
ответчика (неправомерно завладевшего бумагой), что исключит
возможность ее дальнейшей передачи добросовестному приобретате­
лю.
Если в будущем в законодательстве появится норма,
предоставляющая возможность самостоятельного вы­
пуска документов с правовым режимом ценных бумаг,
отличающихся от предусмотренных законодатель­
ством, то нужно^будет также подчеркнуть, что свойство
публичной достоверности присуще данным докумен­
там, только когда об этом имеется прямое упоминание
в Самом тексте документа. Оно является свидетельством
воли должника подчинить данный документ не обще­
гражданскому режиму, а нормам законодательства о
ценных бумагах.
Владелец ценной бумаги, обнаруживший подлог или подделку цепной бумаги,
вправе предъявить к лицу, передавшему ему бумагу, требование о
надлежащем исполнении обязательства, удостоверенного ценной бумагой, и о
возмещении убытков.
(Соответствует норма абзаца 2 Пункта J статьи 32 Основ;
"Держатель, обнаруживший подлог или подделку ценной бумаги, вправе
предъявить к лицу, передавшему ему бумагу, требование о надлежащем ис­
полнении обязательства, выраженного ценной бумагой, и о возмещении убыт­
ков)

Под подложной ценной бумагой понимают Подл
ценную бумагу, выпущенную ее эмитентом в
оборот и содержащую несанкционированные эмитен­
том изменения в ее содержании, произведенные третьи­
ми лицами (например — в обозначении суммы бумаги,
срока и условий исполнения по ней и пр.) без внешних
признаков этих изменений. Подложная ценная бумага,
таким образом — это подлинный документ с незаконно
измененными элементами.
О поддельной же ценной бумаге говорят в
елка

<< Предыдущая

стр. 15
(из 47 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>