<< Предыдущая

стр. 21
(из 47 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

думал осуществлять такие "приравнивания".
Ну а плач авторов по "заметно пораженным в пра­
вах" "знаменитым" "78-му и 601-му" постановлениям
Правительства, которые, как было выше показано, и
проторили дорогу проповедникам безбумажных бумаг,
вообще не поддается комментированию. "Расплывча­
тые и дурно отточенные формулировки" Кодекса заме­
няют на "сущий правовой беспредел" существовавшее
ранее худое-бедное, "но по крайней мере внятное" пра­
вовое регулирование "рынка" (какого?), чему способ­
ствуют также отсылки Кодекса к "законам для ценных
бумаг".
Авторы должны бы знать, что всякий "рынок" регу­
лируется объективными экономическими законами, а
не постановлениями Правительства и не "законами для
ценных бумаг" (может, все-таки, "о ценных бумагах"?).
Методы же деятельности на рынке, его участники и
предметы деятельности могут и должны получить спе­
циальную правовую регламентацию. Значит должно
существовать, по меньшей мере, три Закона: "О дея­
тельности на рынке ценных бумаг", "Об участниках
рынка ценных бумаг" и "О ценных бумагах".
Ну а критикуемый далее "ненарушабельный" Закон
"О рынке ценных бумаг", призванный "отвлечь огонь
на себя" (чей огонь?! каким образом??! для чего, нако­
нец??!!) — по чьей концепции он построен? На такой
основе действительно трудно вырваться за рамки имен­
ных акций — это и было показано ранее. Сама же без­
наличная форма мыслилась исключительно под имен­
ные акции! Это уже потом "передовики" российского
"цивилистико-экономического" фронта обнаружили,
что существуют еще и иные ценные бумаги, и не только
акции, и не только именные... Но это их не смутило.
Само же наше государство штампует (нет, это неверно,
ничего не штампуется — штамповать незачем), само
наше государство целенаправленно гипнотизирует
предпринимателей, предлагая им приобретать призрак
государственных краткосрочных и казначейских обяза­
тельств (ГКО и КО).
Что же следует делать в создавшейся ситуации?
Можно, конечно, продолжать настаивать на
Попытка
"ценно-бумажной" правовой природе институ­
решения
та фиксации прав из ценных бумаг в безналич­
некоторых
ной форме. Это приведет к кардинальному пре­
вопросов
образованию общей части гражданского права, а может
быть последнее оставит данный институт за рамками
своей компетенции, отдав его на откуп даже не праву, а
делопроизводству. Но есть и иной путь: не пытаться
отрицать очевидное, не объявлять ценными бумагами
то, что ими не является, а попытаться исследовать дан­
ное явление как новый правовой институт, выявить его
существенные качественные характеристики и сравнить
с характеристиками институтов уже существующих.
Возможно окажется, что институт фиксации прав из
ценных бумаг в безналичной форме действительно
представляет собой особое правовое образование; воз­
можно окажется, что он совпадает с каким-то уже из­
вестным и вполне изученным институтом.
Какова юридическая природа записи в реестре соб­
ственников ценных бумаг, записи на счете, выписки из
реестра, выписки со счета, сертификата ценных бумаг,
договора о переуступке прав собственности на ценные
бумаги?
Запись в реестре (книге обязанного по бума­
Запись в
ге лица) является необходимым, но отнюдь не
реестре
достаточным условием для легитимации держа­
теля именных ценных бумаг в качестве управомоченно­
го по ним лица. Следовательно, если у субъекта, пре­
тендующего на осуществление прав, нет самой ценной
бумаги, в которой он поименован в качестве управомо­
ченного, то даже если бы он сумел доказать свое тожде­
ство с лицом, внесенным в реестр, он не смог бы реали­
зовать права из соответствующей ценной бумаги. Это
означает, что фиксация прав из именных ценных бумаг
не может производиться одной лишь реестровой запи-
сью. В таком случае реестровая запись является услов­
ным односторонним обязательством эмитента соответ­
ствующих именных ценных бумаг: я обязуюсь испол­
нить лицу, названному в реестре, но моя обязанность не
возникает до тех пор, пока таковое не представит соот­
ветствующей ценной бумаги и не докажет своего тож­
дества с лицом, в ней поименованным.
Недоумение, вызываемое фактом хранения односто­
роннего обязательства не у кредитора, а у должника по
нему, разрешается, если вспомнить об обязанности
должника иметь прошнурованный и опечатанный ре­
естр с предварительно пронумерованными страницами.
Это означает, что контроль за деятельностью должника
в области правильного ведения реестра будет осущест­
вляться не только кредитором, но и государством в
лице его контрольных и надзорных органов.
Запись на счете безусловно должна быть
дались на счете
признана разновидностью денежного сурро­
гата, имеющего безналичную форму. Вспомним, что
приватизационный чек (ваучер) вырос из желания рос­
сийских законодателей пойти в пику союзным и не до­
пустить применения в России института именных при­
ватизационных счетов и вкладов, то есть стал следстви­
ем попытки трансформации безналичных денежных
знаков целевого использования (денежного суррогата)
в ценную бумагу. Таким образом, эмиссия ценных бу­
маг в виде записей на счетах денежных сумм представ­
ляет собой выпуск денежных суррогатов, что, согласно
Закону РФ "О денежной системе Российской Федера­
ции" (абзац 2 статьи 3), запрещено. Таким образом,
даже с позиции обеспечения общественных интересов
при проведении денежной политики, выпуск ценных
бумаг в виде записей на счетах является незаконным.
Выписка из реестра является свидетельством
Выписка из
должника о наличии у него реестровой записи реестра
соответствующего содержания, правда — по
состоянию на дату выдачи выписки. Такое свидетель­
ство не дает гарантии того, что в период, прошедший
после ее выдачи, реестровая запись не будет изменена.
Образуется ситуация, сходная с процедурой визирова­
ния чеков, ранее предусматривавшейся французским за­
конодательством: виза, проставляемая на чеке банком
по просьбе чекодателя или чекодержателя, означала
наличие в момент ее постановки суммы средств на со­
ответствующем счете, достаточной для оплаты данного
чека (покрытия). Однако, такая виза не налагала на
банк обязательства оплатить визированный чек, а на че­
кодателя — обязательства сохранить покрытие на счете.
Выписка из реестра собственников, безусловно, мо­
жет служить подтверждением права собственности по­
именованного в ней лица на указанное количество
определенных ценных бумаг. Однако лица, руковод­
ствующиеся такими подтверждениями, принимающие
их в качестве доказательства состоятельности лица,
поименованного в выписке, несут риск утраты выпи­
ской своей доказательственной силы. Чем больший
срок прошел от даты ее выдачи — тем более высок риск
того, что поименованное в выписке лицо уже не являет­
ся собственником указанных в выписке ценных бумаг.
Это тем более вероятно, что выписка может быть выда­
на в любом количестве экземпляров, а при прекраще­
нии права собственности поименованного в ней лица на
ценные бумаги выписка эмитентом не изымается. Та­
ким образом, существование выписок из реестра соб­
ственников наряду с самими ценными бумагами (обособ­
ленными документами) лишено практического смысла.
Гораздо сложнее определиться с правовой природой
выписки из реестра, которая выдана при отсутствии
ценных бумаг в наличной форме. В том виде, в каком
она урегулирована действующим законодательством,
она неотличима от выписки, выдаваемой при наличии
ценных бумаг как обособленных документов. Однако,
если в этом случае выписка имеет хотя бы относитель­
ную, но все-таки доказательственную силу, то при от­
сутствии самих ценных бумаг выписка из реестра во­
обще утрачивает всякое правовое значение. Поимено­
ванное в ней лицо не только не в состоянии подтвер­
дить свое право собственности на ценные бумаги перед
третьими лицами (см. выше), но и даже перед эми­
тентом таких "ценных бумаг". Представим себе ситуа­
цию (о ней мы упоминали в связи с появлением инсти­
тута "независимого реестродержателя"), в которой
недобросовестный эмитент, распределивший ценные
бумаги, составивший реестр и выдавший из него вы­
писки, "совершенно случайно" "теряет" реестр (он сго­
рает, его крадут и т.п.). Разумеется, встает вопрос о
восстановлении реестра. На основании чего лица-дер­
жатели выписок могут потребовать внесения их в ре­
естр в качестве управомоченных лиц?
Ответ, который дается представителями критикуе­
мой здесь концепции однозначен и прост: на основании
выписок. Нет, господа, придется здесь Вам возразить:
Вы не правы! И вот почему: Вы забыли, что в случае
перехода прав собственности на ценные бумаги выпис­
ка (выписки) у отчуждателя ценных бумаг не изымается
и не аннулируется. Следовательно, всякому лицу, по­
требовавшему его внесения в новый реестр на основа­
нии имеющейся выписки из старого, утраченного, эми­
тент может возразить: да, хотя выписка и имеется, но я
не могу быть уверен, что после того, как ты ее получил,
ты не передал права собственности на указанные в ней
ценные бумаги. Значит, доказывай, что ты не заключал
такого рода договоров ни с кем из дееспособных мира
сего.
А еще более недобросовестный эмитент мало того
что "утратит" составленный реестр — так он еще и
заведет новый, который будет заполнен только необхо­
димыми ему лицами — представителями администра­
ции, учредителей, трудового коллектива, "независимо­
го" реестродержателя и т.п. Получается, что оплатят
ценные бумаги одни лица, а право собственности на
них получат другие. "Какое изощренное мошенниче­
ство!"
Логически вытекающие из изложенного вопросы:
зачем нужны выписки из реестра при наличной форме
выпуска ценных бумаг? как избежать рассмотренных
выше ситуаций при выпуске безналичных ценных бумаг
"в виде записей в реестре"? Ответ, на первый элемента­
рен — выписки просто не нужны. На второй возможны
два ответа: либо должно отказаться от безналичной
формы выпуска ценных бумаг, либо — удивительно, но
факт — объявить ценной бумагой саму... выписку из
реестра собственников! Правда для этого необходимо
будет предусмотреть, что сама выписка является свиде­
тельством о праве собственности поименованного в ней
лица на определенное число указанных ценных бумаг, а
выдачу выписки осуществлять либо в одном индивиду­
ально определенном экземпляре, либо при выдаче
нескольких экземпляров — в каждом из них отмечать
общее их количество. В случае перехода права соб­
ственности на ценные бумаги возможно либо аннули­
рование выписок на имя отчуждателя и их замена вы­
писками на 'имя приобретателя, либо внесение измене­
ний в содержание самих выписок, например, путем со­
вершения надписи о цессии.
Все было бы прекрасно, если бы такая "выписка" не
напоминала бы... сертификата ценных бумаг.
Аналогичную правовую природу имеет и
Выписка со
выписка со счета, причем всякого счета: счета
счета
ли ценных бумаг (почему-то его обозвали
"счетом ДЕПО"), традиционного ли расчетного счета.
Кроме того, что этот документ свидетельствует о нали­
чии на том или ином счете указанной суммы средств по
состоянию на определенный день, более он никакого
значения не имеет. Такие документы могут иметь, при
определенных условиях, доказательственную силу, од­
нако далеко не всегда эта сила будет абсолютной. Под­
твердить перед моими кредиторами свою платежеспо­
собность я могу лишь ежедневными выписками со счета
либо однократной выпиской, снабженной пометкой
типа "обязуюсь расходовать названную здесь сумму
только для выплат в пользу такого-то" с печатью вы­
давшей выписку организации и подписями двух ее от­
ветственных лиц. Выписка последнего типа ничем не
отличается от аккредитива.
Другой случай доказательственной силы выписок со
счета может иметь место, например, для установления
фактов неисполнения владельцем счета приказа арбит­
ражного суда о наложении ареста на средства на этом
счете. Если у суда появятся подозрения относительно
того, что ответчик игнорирует приказ и отдает распо­
ряжения о проведении по счету операций, он имеет пра­
во потребовать у банка (иного учреждения), в котором
этот счет находится, представления выписок по счету за
интересующий суд период времени.
Как видим, изложенные ситуации достаточно далеки
от тех реальных потребностей, которые, по идее пред­
ставителей теории "бездокументарных ценных бумаг",
призван удовлетворять институт выписки со счета ДЕ­
ПО (да и, кстати заметить, выписки из реестра тоже).
Сертификат ценных бумаг (как правило, за­
Сертификаты
конодатель говорит о сертификате акций), на ценных бумаг
наш взгляд, труднее всего поддается юриди­
ческой квалификации. Дать однозначную оценку его
правовой природы исходя из данных существующего
российского законодательства, не представляется воз­
можным. Поэтому мы рассмотрим все мыслимые кон­
цепции выпуска и обращения сертификатов ценных
бумаг.
Прежде всего отметим, что нет никаких препятствий
к созданию ценной бумаги, которая воплощала бы пра­
во собственности поименованного в ней лица на опре­
деленное количество указанных ценных бумаг. Такие
ценные бумаги могут эмитироваться как эмитентами

<< Предыдущая

стр. 21
(из 47 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>