<< Предыдущая

стр. 32
(из 47 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

пондирующую ему обязанность векселедателя уже с
момента его выдачи, так и с Положением — перевод­
ный вексель не содержит обязательства платежа со сто­
роны векселедателя (правда, он не содержит и обяза­
тельства производить какие-либо иные действия).
Подход второй (законоведческий) базируется на со­
поставлении определений переводного векселя различ­
ными нормативными актами и установлении юридиче­
ского верховенства одного из них. Основы являются
актом законодательного уровня, Положение же
утверждено Президиумом Верховного Совета РСФСР,
то есть носит подзаконный характер. Однако Положе­
ние базируется на нормах Единообразного Вексельного
Закона, являющегося международным договором. Ста­
тья 170 Основ гражданского законодательства устана­
вливает юридическое верховенство норм международ­
ного договора над нормами национального граждан­
ского законодательства.
Следовательно, должны применяться правила По­
ложения, которыми, как уже отмечалось, переводный
вексель определен как "простое и ничем не обусловлен­
ное предложение (а не обязательство! — курсив наш,
В.Б.) уплатить определенную сумму".
Интересно, что статья 35 Основ гражданского зако­
нодательства, определяя переводный вексель как цен-

199
I Глава 5
Торговые ценные бумаги

ную бумагу, говорила о нем как об "обязательстве...
иного (отличного от векселедателя — В.Б.), указанного
в векселе плательщика, выплатить... определенную
сумму". Обязательством же, как мы сказали выше, пере­
водный вексель становится с момента его передачи ак­
цептантом держателю с надписью об акцепте. Следова­
тельно, согласно Основам, неакцептованный перевод­
ный вексель вообще не признавался ценной бумагой1.
Подход третий (юридический) состоит в анализе со­
держания переводного векселя и его правовой природы.
На этом подходе мы акцентируем наше особое внимание.
Русская юридическая литература выработала два
основных подхода к рассмотрению юридической при­
роды неакцептованного переводного векселя.
Согласно первому взгляду, обязательство трассанта
произвести платеж по векселю является условным и
наступает в зависимости от выполнения отлагательного
условия. Иначе говоря, содержание обязательства трас­
санта формулируется словами типа "возникновение
моей обязанности платить по векселю откладывается до
факта принятия/непринятия векселя третьим лицом
(трассатом): с принятием (акцептом) векселя таковая не
возникает, а, напротив, при неакцепте — я обязан пла­
тить по требованию ремитента".
Сущность второго подхода — в признании обяза­
тельства векселедателя переводного векселя осложнен­
ным отменительным условием. Е.А. Крашенинников
формулирует это обязательство следующим образом: "я
(трассант — В.Б.) сам обязуюсь к платежу по этому
векселю, но моя обязанность прекращается, если вексе­
ледержатель получит удовлетворение от плательщи­
ка" 2 .
Итак, принципиальная разница подходов — в мо­
менте возникновения обязательства трассанта и, следо­
вательно, в характере (содержании) условия. В первом
1
К сожалению именно такой подход к пониманию переводного
векселя предлагает Проект части второй ГК (статья 814). Если эта
норма станет нормой закона, в ГК окажется еще одно внутреннее
противоречие.
2
Крашенинников Е.А. Составление векселя. Ярославль, 1992.
С. 5.

200
Глава 5
Торговые ценные бумаги

случае обязательство возникает после отказа трассата
от акцепта (из этого следует необходимость предвари­
тельного предъявления векселя трассату), во втором
случае — возникает в момент выдачи векселя и может
быть прекращено (а может и не прекратиться) только с
момента акцепта векселя и его передачи на руки реми­
тенту.
На наш взгляд, ни одна из позиций не может быть
признана правильной.
Первая позиция совершенно правильно раскритико­
вана Е.А. Крашенинниковым в упомянутой работе.
Нам остается только напомнить сущность аргумента­
ции: отказ от акцепта (или неплатеж акцептанта) дей­
ствительно влечет обязанность трассанта уплатить век­
сельную сумму, но основанием возникновения такой
обязанности служит возникновение права ремитента на
регрессное требование по векселю в порядке пункта 1
статьи 47 Положения. Регрессное требование отличает­
ся от требования вексельной суммы, во-первых, своим
объемом — вексельная сумма составляет лишь часть
регрессного требования наряду с суммами, перечислен­
ными в статье 48 Положения, а во-вторых — порядком
заявления. Как известно, регрессные требования могут
быть заявлены лишь после протеста векселя, чего, разу­
меется, не нужно при требовании платежа вексельной
суммы.
Вторая позиция, напротив, защищается Е.А.Краше­
нинниковым в его упомянутом исследовании, однако
при этом имеет равноуязвимый характер.
В подтверждение наличия обязанности векселедате­
ля платить по переводному векселю уже в момент его
выдачи автор сначала ссылается на пункт 1 статьи 47
Положения, затем на мнение Б.Б.Черепахина, пункт 1
статьи 31 Основ, и, наконец, пункт 1 статьи 11 Положе­
ния1. Оставив в стороне мнение известнейшего циви­
листа Б.Б.Черепахина, базировавшееся, как и мнение
господина Крашенинникова, на нормах Положения о
векселях, рассмотрим содержание иных ссылок.

1
См.: Крашенинников Е.А. Указ. соч. С. 5 — 6, 18, 38, 39, снос­
ка 42.
I Глава S
Торговые ценные бумаги

Пункт 1 статьи 47 говорит о солидарной обязан­
ности перед векселедержателем (в том числе держателем
переводного векселя) лиц, в частности, выдавших этот
вексель. Автор почему-то совершенно упускает из виду,
что данный пункт касается заявления регрессных тре­
бований (он и находится-то в главе "иск в случае неак­
цепта или неплатежа"). Да и в самом пункте, уже во
второй его части говорится о предъявлении векселе­
держателем иска, а не требования о платеже. Будь бы
иначе, данный пункт фигурировал бы в главах 3 и 6
(соответственно "Об акцепте" и "О платеже"). Следова­
тельно, уважаемый Е.А.Крашенинников пользуется в
данном случае критикуемой им самим аргументацией,
основанной на смешении понятий "требования платежа
вексельной суммы" и "регрессное требование по вексе­
лю".
Очевидно, чувствуя шаткость такой аргументации,
автор пытается подкрепить свою позицию ссылкой на
Основы и пункт 11 Положения, которые говорят о су­
ществовании прав по переводному векселю вообще с
момента его выдачи и, в частности, в момент соверше­
ния всякого индоссамента. Индоссамент же может быть
совершен и на неакцептованном переводном векселе.
Следовательно, заключает автор, "право требования по
векселю существует у ремитента до того, как вексель
будет акцептован плательщиком".
При использовании формально-логического подхо­
да мы пришли к выводу, что праву векселедержателя
необязательно должна соответствовать именно обязан­
ность уплатить. Этого нет ни в Основах, ни в Положе­
нии. Действительно, если признать, что наряду с пред­
ложением уплатить переводный вексель содержит также
и обязательство уплатить, возникающее с момента вы­
дачи векселя, не останется ничего другого, как признать
право векселедержателя на выбор лица-плательщика из
числа трассанта и трассата. В таком случае переводный
вексель ничем не будет отличаться от простого векселя,
векселедатель которого назначил посредника на случай
неплатежа. Но тогда теряется и сам смысл переводного
векселя — зачем вообще нужна такая категория, если ее
с успехом можно заменить иной?
Глава 5
Торговые ценные бумаги

Кроме того, само наименование векселедержателя
переводного векселя — ремитент произошло от англий­
ского глагола remit, одно из значений которого пере­
дается русскими глаголами "пересылать", "переводить"
(деньги). Следовательно, переводный вексель изначаль­
но рассчитан на получение платежа от третьего лица,
трассата, а потому не может иметь своим содержанием
также обязательство уплаты со стороны трассанта.
Законодательство и торговая практика не допуска­
ют возможности предъявления переводного векселя
трассанту для получения платежа, минуя плательщика,
трассата. И это правильно, ибо сам смысл переводного
векселя в переводе долга, точнее — в предложении пе­
ревода обязанности уплаты. Основание же, по которо­
му возникает эта обязанность у векселедателя, остается
вне вексельных правоотношений, то есть в векселе не
отражается и не имеет значения для его обращения.
Итак, переводный вексель не содержит в себе обя­
занности трассанта платить вексельную сумму, иначе
как в порядке регрессного требования. Но какое же
право имеет векселедержатель (ремитент) до акцепта
переводного векселя? Кто субъект корреспондирующей
этому праву обязанности? В чем состоит эта обязан­
ность? Наконец, что является основанием возникнове­
ния такой обязанности?
Не подлежит сомнению факт наличия обязательства
трассанта уже с момента выдачи переводного векселя
(иначе нужно отказаться от рассмотрения переводного
векселя в качестве ценной бумаги, что в современных
условиях недопустимо).
Совершенно справедливо также, что упомянутый
Е.А.Крашенинниковым' Устав о векселях 1902 года
приурочивал возникновение обязанности трассанта к
моменту выдачи векселя. Но утверждение автора о том,
что эта обязанность — обязанность уплатить, совер­
шенно необосновано.
Правительствующий Сенат Российской империи спе­
циально указал, что вексельное обязательство по Уста­
ву 1902 года — это "обязательство векселедателя о до-

1
См.: Крашенинников Е.А. Указ. соч. С. 5, сноска 4.

203
I Глава 5
Торговые ценные бумаги
1
ставлении денег векселедержателю" (выделено мной,
В.Б.).
Итак, обязательство о доставлении, а не об уплате
денег! "Доставление" же денег вовсе необязательно
должно производиться лично векселедателем. Послед­
ний, разумеется, может произвести это и лично, но ни­
что не мешает ему попытаться привлечь для "доставле­
ния" денег третье лицо. Каким образом? Для ответа на
этот вопрос не нужно никакой логической и юриди­
ческой акробатики — достаточно лишь перевести на
юридический язык термин "предложение" (векселедате­
ля третьему лицу).
В современном гражданском законодательстве пред­
ложение имеет юридическое значение в случае, если оно
представляет собой предложение вступить в договор (то
есть, оферту), предложение делать оферты или публич­
ную оферту. Две последние версии должны быть немед­
ленно отвергнуты, ибо в них предложение обращается к
неопределенному заранее кругу лиц, в то время как
трассат переводного векселя — всегда конкретное,
определенное лицо.
Итак, переводный вексель — это ни что иное, как
оферта трассанта, адресуемая трассату, о заключении с
ним договора об уплате в пользу третьего лица — век­
селедержателя (ремитента).
В пользу нашей конструкции свидетельствует и тот
факт, что как общегражданская, так и вексельная офер­
та должны быть подвергнуты принятию (акцепту) со
стороны адресата (трассата). С момента акцепта дого­
вор считается заключенным и третье лицо (ремитент), в
пользу которого и был заключен данный договор об
уплате, имеет право требовать исполнения по нему в
соответствии с его условиями.
За что же несет ответственность трассант (оферент) в
случае неакцепта его векселя (оферты)? Ответ, на наш
взгляд, очевиден — за свою недобросовестность, кото­
рая, однако, может иметь различный характер.
Одно дело, если акцепт не был получен потому, что

1
Цит. по: Нефедьев Е.А. Вексельное право. Банковые сделки.
Морское право. М., 1907. С. 15.


204
Глина 5
Торговые ценные бумаги

он и не мог быть получен в силу того, что лицо, указан­
ное в векселе в качестве плательщика, было намеренно
вымышлено трассантом. Здесь налицо действие, подпа­
дающее под признаки преступления (мошенничества).
Та же ситуация имеет место, когда плательщиком наз­
начается лицо, в отношении которого у трассанта нет
никаких требований и никаких иных оснований, могу­
щих побудить лицо к уплате, либо это лицо не имеет

<< Предыдущая

стр. 32
(из 47 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>