<< Предыдущая

стр. 42
(из 47 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

реализуются Главным управлением федерального каз­
начейства коммерческим банкам для последующей их
реализации юридическим лицам по единой цене.




267
Глава 7 I
Бланки ценных бумаг I

По содержанию бланка возникают лишь два вопро­
са: какой налог платится при обращении простых век­
селей и почему вообще платится этот налог при совер­
шении индоссаментов? Ведь из их содержания отнюдь
не следует, что основанием индоссамента была сделка
купли-продажи векселя (именно с них и должен уплачи­
ваться налог).
"Подклейка" аллонжа к векселю "встык" к нижнему
краю оборотной стороны — практика, давно ушедшая
в прошлое. Если бы разработчики проекта вексельных
бланков знали азы гражданского права, они бы поняли,
что даже при отсутствии физической соединенности
листов бумаги аллонж все равно не будет утрачен, по­
скольку не существует лиц, заинтересованных в его
утрате. Поэтому вполне достаточно прикрепить аллонж
к векселю скрепкой или приклеить его к уголку векселя.
Надо помнить также, что аллонж может быть и не
один. При их подклейке "встык" вексель превратится в
громоздкий папирус, свиток, который перестанет соот­
ветствовать требованиям к формату бланка ценной
бумаги, а также потребует особых условий его хранения.




269
Глава 7
Бланки ценных бумаг

Оборотная сторона:

Условия выпуска и обращения сертификата

1) Основанием выдачи настоящего сертификата является получе­
ние его эмитентом поименованных в нем ценных бумаг для осу­
ществления с ними перечисленных в сертификате действий по пору­
чению, в интересах и за счет легитимированного держателя на­
стоящего сертификата.
2) Настоящий сертификат предоставляет право его легитимиро­
ванному держателю требовать от его эмитента либо:
— исполнения обусловленного поручения, либо
— в обусловленный срок потребовать возврата указанных в сер­
тификате ценных бумаг, либо
— представления документа, свидетельствующего об исполнении
обусловленного поручения, а также представления всего, получен­
ного эмитентом в связи с выполнением принятого им поручения.
3). Передача настоящего сертификата означает и передачу по­
именованных в нем ценных бумаг либо результатов выполненного
поручения.

Тип прокура-сертификата (на предъявителя, ордер­
ный или именной) должен определяться типом ценных
бумаг, составляющих его предмет.
Глава 8
Теория и практика
правового регулирования
мортификации прав из
утраченных ценных бумаг


Предложения по законодательному регулированию
данного института. Система вызывного производ­
ства — основная система восстановления прав из
бумаг на предъявителя: сущность, достоинства и не­
достатки. Система последавностного исполнения и
система временного воспрещения платежа, их сущ­
ность, применение, достоинства и недостатки. Вос­
становление прав по ордерным бумагам. Восстано­
вление прав по именным бумагам.

При выпуске и обращении ценных бумаг, а
чопросы т а к ж е П р И исполнении обязательств по ценным
бумагам неизбежно возникает ряд вопросов, традици­
онно являющихся компетенцией гражданского процес­
суального права. И если нормы права материального
присутствуют в действующем законодательстве и в
некоторой степени справляются со своими задачами, то
норм процессуального права в отношении ценных бу­
маг сегодня не имеется и не разрабатывается.
Это обстоятельство тем более странно, что основные
I Глава Н Теория и практика правового регулирования мортификации прав из
утраченных ценных бумаг

положения общей теории ценных бумаг предполагают
распространение на них особых процессуальных прин­
ципов. Так, принцип формализма ценных бумаг дикту­
ет необходимость трансформации принципа допусти­
мости доказательств в спорах из ценных бумаг; прин­
цип публичной достоверности взывает к жизни прин­
цип ускоренного разрешения споров из ценных бумаг;
об этом же свидетельствует свойство оборотоспособно­
сти ценных бумаг.
Тем не менее, особых правил нотариального или су­
дебного производства по ценным бумагам мы практи­
чески не встретим1. Это замечание относится и к про­
блеме восстановления (амортизации или мортифика­
ции) утраченных ценных бумаг и вытекающих из них
прав.
Такое же положение сложилось и в законодательст­
ве. В дореволюционной России регламентация порядка
восстановления прав из тех или иных ценных бумаг
зависела от наличия или отсутствия специального акта
о соответствующем типе ценных бумаг. Так, вопросы
восстановления утраченных векселей регламентирова­
лись Уставом о векселях, акций и облигаций — устава­
ми конкретных акционерных обществ. О чеках же, на­
пример, Российская Империя не имела специального
нормативного акта, в силу чего вопроса о возобновле­
нии утраченного чека (восстановления прав из него) не
возникало.
Законодательства Советской России о восстановле­
нии утраченных ценных бумаг практически никогда не
существовало в силу ограниченного использования
самих ценных бумаг. В 1926 году ГПК РСФСР был
дополнен главой XXVII-a "О производстве по восста- $
\
новлению прав по утраченным документам на предъя­
вителя (вызывное производство)"2. Действующий ныне
ГПК, принятый в 1964 году содержит аналогичный Щ
раздел — главу 33 "Восстановление прав по утраченным •*
документам на предъявителя (вызывное производство)". -*

1
Исключения составляют правила о протесте векселей и удосто­
верении факта неоплаты чеков.
2
СУ РСФСР. 1926. № 27. Ст. 215.
рлава А' Теория и практика правового регулирования мортификации прае, us
утраченных ценных бумаг

Интересно отметить, что в обоих случаях наимено­
вания разделов Кодексов говорят:
во-первых, не о восстановлении самих документов
(ценных бумаг), а о восстановлении прав, вытекающих
(вытекавших) из этих документов;
во-вторых, не о восстановлении прав из ценных бу­
маг, а о восстановлении прав из документов.
Понятно, что восстановление возможности осущест­
вить права, которые вытекали бы из документа, не будь
он утраченным, равносильно восстановлению самого
документа. Известно также, что на практике большин­
ство документов, выданных на предъявителя — это ни
что иное, как ценные бумаги.
Почему же законодатель постарался избежать фразы
типа "восстановление утраченных ценных бумаг"?
Еще в 1918 году профессор В.М. Гордон заметил,
что "утрата бумаг на предъявителя создает тяжелое ис­
пытание для юридической их природы"1. Правильнее
было бы сказать, что такое "испытание" создается не
самой утратой, а существованием института восста­
новления прав из утраченной ценной бумаги. Кроме
того это замечание актуально не только для ценных
бумаг на предъявителя, но и ордерных и даже именных
документов, являющихся ценными бумагами.
Общая проблема, возникающая для всех видов цен­
ных бумаг — это проблема противоречия любой кон­
цепции "восстановления прав по утраченным бумагам"
основной юридической характеристике ценных бумаг,
нашедшей отражение даже в действующем российском
законодательстве. Статья 31 Основ гражданского зако­
нодательства 1991 года говорила, а статья 142 ГК РФ
1994 г. говорит о том, что ценной бумагой является
документ, удостоверяющий имущественное право та­
ким образом, что без предъявления (передачи) подлин­
ника этого документа право, воплощенное в ценной
бумаге, не может быть ни осуществлено ни передано.
В силу этого обстоятельства выражения типа наиме­
нования цитированного выше труда почтенного про-

1
Гордон В.М. Амортизация бумаг на предъявителя. Харьков,
1918.С. 1.
( Глава Н Теория и практика правового регулирования мортификации
утраченных ценных бумаг

фессора В.М. Гордона являются юридической бессмыс­
лицей, ибо если речь идет о ценных бумагах, то не мо­
жет быть речи об их восстановлении. И наоборот, если
говорится о восстановлении утраченных документов, то
речь может идти о каких угодно документах, но только
не о ценных бумагах.
Теория восстановления не самих ценных бумаг, а
вытекавших из них прав, несколько удачнее сопрягается
и с общей теорией ценных бумаг и, вроде бы, имеет под
собою некоторую законодательную опору. Действи­
тельно, правильность одного утверждения еще не дока­
зывает правильности утверждения, обратного ему.
В нашем случае имеется в виду утверждение, обрат­
ное статьям 31 Основ и 142 ГК РФ 1994 г. Его можно
сформулировать примерно следующим образом: если
некоторое право воплощается в ценной бумаге, то оно
не может быть предоставлено и доказано никакими
иными документами.
Разумеется, это утверждение неправильно. Так, пра­
во на получение товара, находящегося на складском
хранении, может быть удостоверено и осуществлено
как при помощи варранта (ценной бумаги), так и при
помощи гражданско-правового договора хранения, за­
ключенного между складом и поклажедателем. Право
на получение денежной суммы может быть инкорпори­
ровано как в ценную бумагу (вексель, чек), так и в дого­
вор (кредита, купли-продажи, подряда).
Право на получение периодического процентного
вознаграждения за пользование заемными средствами
может воплощаться не только в ценных бумагах (обли­
гациях и банковских сертификатах), но и в договорах
(кредита, банковского счета, банковского вклада (депо­
зита)).
Приведенные примеры доказывают, что субъектив­
ные гражданские права могут находить различные
формы воплощения, инкорпорации. Нет ничего проти­
воречащего законодательству, правовой теории или
здравому смыслу в том, что права, которые были ин­
корпорированы в утраченной ценной бумаге, позднее,
после соблюдения определенной процедуры, будут
вновь предоставлены лицу, утратившему ценную бума-
Глава 8 Теория и практика правового регулирования мортификации прав из
утраченных ценных бумаг

гу, но на ином основании. Таковым может быть реше­
ние эмитента утраченной ценной бумаги, выраженное в
виде новой однородной ценной бумаги, либо в ином
документе (свидетельство, дубликат, копия), или, нако­
нец в решении компетентного органа (суда, арбитраж­
ного или третейского суда).
Вторая проблема всякой концепции "восстановле­
ния прав" из утраченных ценных бумаг состоит в необ­
ходимости оптимального сочетания двух, неизбежно
присущих им свойств.
Во-первых, сама постановка вопроса о возможности
восстановления прав по утраченным ценным бумагам
имеет направленность на защиту интересов добросо­
вестных лиц, утративших ценные бумаги.
Во-вторых, постановка этого вопроса неизбежно
создает положение неопределенности правового статуса
ценных бумаг на предъявителя и их добросовестных
держателей. Последний, приобретая ценную бумагу на
предъявителя, вместе с ней приобретает и риск подверг­
нуться в любое время требованию третьего лица об
истребовании данной бумаги как утраченной.
В настоящее время действующим законодательством
эти соображения отчасти взаимно примиряются. Часть
3 статьи 302 ГК РФ 1994 г. не допускает истребования
денег и ценных бумаг на предъявителя от их добросо­
вестных приобретателей, что, фактически означает ли­
шение истца права на иск в процессуальном смысле к
добросовестному приобретателю бумаги на предъяви­
теля.
Третья проблема рассмотрения вопроса о восста­
новлении утраченных ценных бумаг заключается в пол­
ном отсутствии правовых норм и теоретических разра­
боток по вопросам восстановления прав из ордерных и
именных бумаг. С одной стороны это может быть объ­
яснено тем, что ни ордерной, ни именной бумагой не
сможет воспользоваться никто, кроме легитимируемого
ей лица. Но с другой стороны, этот факт не может быть
объяснен ничем, ибо здесь возникает иная проблема, по
сложности вполне сравнимая с теорией восстановления
прав из бумаг на предъявителя. Эта проблема состоит в

<< Предыдущая

стр. 42
(из 47 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>