<< Предыдущая

стр. 7
(из 47 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

сберегательной книжки на предъявителя;
— закрепление в ГК (Федеральном Законе) статуса
ценной бумаги за депозитным сертификатом;
— констатация факта возможности использования
ценных бумаг при распределении государственного
имущества в процессе приватизации (приватизацией-
ных ценных бумаг);
— изменение порядка отнесения документов к кате­
гории ценных бумаг.
Из отмеченных отличий наиболее существенными
являются придание статуса ценной бумаги сберегатель­
ной книжке на предъявителя и изменение порядка отне­
сения документов к категории ценных бумаг. Все иные
отличия к моменту принятия ГК РФ уже нашли свое
отражение в практике и подзаконных нормативных
актах. И многочисленные государственные обязатель­
ства, и депозитный сертификат были объявлены цен­
ными бумагами в нормативных актах, регулирующих
их выпуск и обращение. Практике также стал известен
уже отошедший в прошлое первый вид российской при­
ватизационной ценной бумаги — приватизационный
чек (ваучер), который, хотя и был объявлен Президен­
том России ценной бумагой, по нашему мнению более
напоминал денежный суррогат, нежели ценную бумагу.
Определения отдельных ценных бумаг
Вопросы о том, в каком нормативном акте следует
''сконцентрировать" определения понятий всех ценных
бумаг, и о том, нужен ли такой акт в принципе, до сих
пор остаются открытыми и не могут получить одно­
значного ответа. Как мы помним, ранее действовавшие
Основы гражданского законодательства в статьях 33 —
38 содержали определения таких ценных бумаг, как
облигация, чек, вексель, акция, коносамент и сберега­
тельный сертификат, то есть тех документов, которые
были прямо названы в качестве ценных бумаг самими
Основами. Часть первая нового ГК РФ аналогичных
статей не содержит, оставляя их, по всей видимости,
для Законов о ценных бумагах. Определения некоторых
отдельных ценных бумаг имеются также в проектечасти
второй ГК (о них далее по тексту).
Какой из предложенных подходов является правильным или це­
лесообразным в современных условиях в России?
В пользу подхода, предлагаемого ГК РФ, можно выдвинуть сле­
дующие аргументы:
1) Закрепление определений понятий отдельных ценных бумаг в
федеральном общегражданском законе (Основах или Гражданском
кодексе) не соответствует структуре этих Законов. Так, Глава 6 ГК
РФ, предусматривающая статус объектов гражданских прав за ве­
щами, дает только их классификацию (движимость — недвижимость,
делимые и неделимые, простые и сложные и пр.). Выделение ряда
вещей, для которых даются и определения (предприятия, животные,
деньги) носит достаточно случайный характер и основывается (по
крайней мере, отчасти) лишь на конъюнктурном подходе к оценке
чначимости этих объектов в современных условиях России.
По нашему мнению этот аргумент имеет чисто формалистский
характер, не неся никакой практической нагрузки. Включению в
текст ГК норм, устанавливающих определения отдельных ценных
бумаг, это соображение никак не препятствует.
2) Закрепление определений понятий отдельных ценных бумаг в
федеральном общегражданском законе (Основах или Гражданском
кодексе) не соответствует целям и задачам этих Законов. Задачами
Основ законодательства и Кодексов является определение общих и
особенных положений, касающихся тех или иных правовых институ­
тов. Частное же (единичное) всегда составляет предмет регламента­
ции специальных законов или иных нормативных актов.
Аргумент основан на подмене понятий. Ведется речь не о регла­
ментации отдельных видов ценных бумаг Гражданским кодексом, а о
выработке и помещении в него определений понятий ценных бумаг.
Наличие же законодательного определения какого-либо правового
института еще не означает его всесторонней правовой регламента­
ции, которая, бесспорно, составляет задачу отдельных законов.
3) Закрепление определений понятий отдельных ценных бумаг в
федеральном общегражданском законе (Основах или Гражданском
кодексе) будет препятствовать дальнейшему развитию практики
выпуска и обращения новых видов ценных бумаг, определения поня­
тий которых будут вырабатываться позднее в ходе практической
деятельности. Это "препятствование" будет выражаться в необходи­
мости внесения изменений в закон, а данная процедура, как известно,
отнимает много сил, средств и времени.
Действительно, законодательный механизм России достаточно
сложен, инертен, а эффективность его функционирования опреде­
ляется в основном не столько насущными потребностями российской
экономики и хозяйственной жизни, сколько заинтересованностью
групп и отдельных лиц. Поэтому ни о каких частых изменениях и
дополнениях федеральных законов (тем более таких, как ГК), не
может вестись и речи.
Однако, ничто не мешает дать определения ценных бумаг таким
образом, чтобы возникающие в практике новые документы автома­
тически (то есть вне зависимости от формального наименования)
подпадали под действие уже имеющихся норм, до тех пор, пока
законодателем не будут выработаны нормы специального порядка.
Для этого необходимо законодательно закрепить разделение ценных
бумаг по цели их выпуска — на инвестиционные, торговые и товаро­
распорядительные, дать определение каждого отдела классификации
и определения тех ценных бумаг, которые подпадают в каждый из
отделов.
Таким образом, аргументы "против" включения определений от­
дельных ценных бумаг в Гражданский кодекс вполне опровержимы.
Какое же положение с аргументами "за"?
1) Включение определений отдельных ценных бумаг в федераль­
ный закон уровня Гражданского кодекса будет содействовать едино­
образному пониманию отдельных видов ценных бумаг на всех уров­
нях — законодательном, подзаконном и правоприменительном. Это
создаст предпосылки для дальнейшей систематизации законодатель­
ства о ценных бумагах, стеснит "свободу" подзаконного и ведом­
ственного нормотворчества, а также будет способствовать скорей­
шей наработке судебной и арбитражной практики применения пра­
вовых норм, регламентирующих ценные бумаги.
Аргумент, на наш взгляд, достаточно серьезный. Гораздо проще
и эффективнее один раз заложить в законодательство некое система­
тизирующее начало, чтобы впоследствии руководствоваться тако­
вым при разработке иных актов, документов, вынесении судебных
решений, применении правовых норм. Учитывая также чрезвычай­
ную "плодоносность" нормотворчества российских министерств и
ведомств, свобода которого часто оборачивается произволом, такие
нормы надели бы кангу на извечное чиновничье стремление все
отрегулировать и проконтролировать.
2) Закрепление определений понятий отдельных ценных бумаг в
федеральном общегражданском законе (Основах или Гражданском
кодексе) позволит создать более эффективную защиту интересов
непрофессиональных участников рынка ценных бумаг, поможет им
сориентироваться в ситуации, не прибегая к дорогостоящей профес­
сиональной помощи.
Это действительно так, поскольку мало кто из инвесторов-
непрофессионалов знаком с многочисленными ведомственными
нормативными актами, которые, якобы устанавливая специальные
правоположения (например, по вопросам налогообложения, реги­
страции сделок, ведения реестра акционеров, деятельности депозита­
риев и пр.), по существу искажают само понятие ценной бумаги.
Постановка задачи ознакомления с понятием ценных бумаг через
Гражданский кодекс должна также преследовать и иную цель — дать
потенциальным инвесторам разъяснения по существу содержания и
последствий норм, устанавливающих определения ценных бумаг.
3) Закрепление определений понятий отдельных ценных бумаг в
федеральном общегражданском законе (Основах или Гражданском
кодексе) делает соответствующие нормы правилами прямого дей­
ствия, обладающими высшей юридической силой. Несомненно, это
обстоятельство налагает на законодателя обязанность более ответ­
ственного отношения к разработке таких норм, позволяет участво­
вать в ней самому широкому кругу специалистов как представителей
науки, так и практиков, что увеличивает вероятность создания гра­
мотных формулировок. Излишне говорить об увеличении авторитета
этих норм относительно правил специальных и ведомственных зако­
нов.
Аргумент вполне самодостаточен и в комментировании, на наш
взгляд, не нуждается. При всей своей важности в современной эко­
номической жизни России ценные бумаги действительно пока не
имеют столь же адекватно авторитетного правового регулирования.
В случае, если Ьудет признано целесообразным по­
мещение определений отдельных ценных бумаг в Граж­
данский кодекс или Закон о ценных бумагах, законода­
телю нелишне помнить о задачах такой категории, как
определение. Определение всегда имеет целью лишь
отграничить то или иное понятие от иных, смежных и
сходных с ним понятий и категорий. Определение не
преследует целью дать исчерпывающую характеристику
или описание категории — эта задача встает при наме­
рении ответить на вопрос о понятии того или иного
предмета или явления.
Определение, таким образом, — это всего лишь ма­
лая часть описания, предназначенная исключительно
для обозначения минимума таких характеристик и
признаков предмета или явления, которые отличают
его от всех иных субстанций, своего рода набор рекви­
зитов того или иного понятия. При их наличии мы мо­
жем заключить, о чем идет речь, даже не имея инфор­
мации ни о каких иных обстоятельствах. При от­
сутствии же (хотя бы одного из них) мы никогда не
сможем с уверенностью правильно судить о предмете,
хотя бы у нас имелись сведения об иных его характери­
стиках.
Вторая задача определения — символизация той или
иной реальности, обозначение понятия неким набором
буквенных или цифровых символов, знаков. Следова­
тельно, наличие определения предполагает установле­
ние единообразия в его понимании и толковании.
Мы упомянули о том, что Основы содержали опре­
деления ряда отдельных ценных бумаг. Приведем их
здесь и кратко прокомментируем.
Определение облигации
Статья 33. Облигация
Облигацией признается ценная бумага, удостоверяющая права ее держа'
пге
ля на получение от лица, выпустившего облигацию, * предусмотренный eta
срок номинальной стоимости облигации или иного имущественного эквиваяен-
т
" Облигация предоставляет ее держателю также право на получение фик­
сированного в Ней процента от номинальной стоимости обшгащп* Либо иные
имущественные права.
Облигации могут быть предъявительскими либо именными, свободно обра-
И&ющимися либо е ограниченным кругом обращения."
Определение достаточно удачно подчерки­
вает два традиционных права держателей обли­
гаций (облигационеров) — право на получение
суммы основного долга (обычно — номинальной стои­
мости (иного имущественного эквивалента)) и право на
получение вознаграждения за использование эмитентом
облигации этой суммы (в виде процентов или дисконта
(разницы между номиналом и ценой приобретения)).
Подчеркивается также срочность облигации — обязан­
ность (право требования) исполнения в обусловленный
срок, выделяются типы облигаций1.
Недостатком определения, на наш взгляд, является
"привязка" его к сугубо формальному признаку —
наименованию документа "облигация". Это находит
свое отражение в ряде подзаконных нормативных ак­
тов, в частности — Положении об акционерных об­
ществах от 25 декабря 1990 г.2 (пункты 60 и 61) и При­
ложении № 5 к Положению Министерства финансов РФ
от 17 сентября 1992 г. № 5-1-043. Между тем практика
знакома с выпуском ряда ценных бумаг, по существу
являющихся облигациями, но формально представляю­
щих собой векселя (так называемые "банковские вексе­
ля"). Это приводит к распространению на них льгот,
непредусмотренных законодателем для облигаций. В
частности, эти льготы выражаются в упрощенной про­
цедуре оформления и размещения выпуска ценных бу­
маг, а также необоснованном уклонении от соблюдения
ряда экономических нормативов, необходимых для
выпуска облигаций.
В связи с этим рассмотренное определение можно
было бы уточнить следующим образом:
"Облигация — всякая (вне зависимости от наимено­
вания) именная или предъявительская ценная бумага,
удостоверяющая право ее держателя (облигационера),
принадлежащего к кругу установленных эмитентом
субъектов, на получение от лица, выпустившего обли-
1
Определение облигации см. также в статье 815 Проекта части
второй ГК.
2
См.: СП РСФСР. 1991. № 6. Ст. 92.
3
См.: Бюллетень нормативных актов министерств и ведомств
РФ. 1993. № 1.
гацию, в предусмотренный ею срок номинальной стои­
мости облигации или иного имущественного эквива­
лента, а также право на получение фиксированного в
ней процента от номинальной стоимости облигации
либо иные имущественные права.
Облигации "до востребования" или с возможностью
их досрочного погашения ничтожны".
0 соотношении определений облигации, инскрип-
ции и банковского сертификата — см. далее.
Кроме того, в законодательстве необходимо привес­
ти исчерпывающий перечень субъектов, имеющих пра­
во на выпуск облигационных займов. На наш взгляд,
таковыми должны быть юридические лица, являющиеся
коммерческими организациями, а также государствен­
ные и муниципальные органы власти и управления.
Об облигации упоминается также в части 2 статьи
102 ГК, которая устанавливает условия выпуска обли­
гаций акционерным обществом. Ранее действовавшее
законодательство содержало подобные условия только
для облигаций коммерческих банков1. Согласно же
нормам ГК всякое акционерное общество может выпус­
кать облигации только при условии полной оплаты
уставного капитала:
— на сумму, не превышающую размера уставного
капитала (вероятно — на момент выпуска);
— либо на сумму обеспечения, предоставленного для
этих целей третьими лицами.
При отсутствии обеспечения облигации могут быть
выпущены не ранее третьего года существования ак­
ционерного общества и при условии надлежащего
утверждения к этому времени двух годовых балансов
общества.



<< Предыдущая

стр. 7
(из 47 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>