<< Предыдущая

стр. 9
(из 20 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

Он видит, таким образом, что часть "если" данной генерализации лишена значимости, подставляет слова "итак", и предъявляет пациентке для подтверждения или отрицания.

(49) В.: Well, they do sometimes, but not when I want il. Да нет, иногда они делают, но не тогда, когда я этого хочу.

Прием психотерапевта сработал. Пациентка отрицает собственную генерализацию. В ее новой Поверхностной Структуре содержится:

(а) два элемента, в которых отсутствуют референтные индексы - "иногда" и "это"; (б) недостаточно конкретный глагол "делать"; (в) наводящее слово "но".

(50) В.: Do you ask them when you wani something? Просите вы их, когда хотите чего-нибудь?

Психотерапевт по-прежнему пытается создать ясную картину того, каким образом пациентка и две ее подруги сообщают друг другу о том, чего они хотят, в чем ощущают потребность. Он спрашивает ее конкретно, просит ли она у них что-нибудь, чего ей хочется. (51) B.:...Nui...kannnt.

(пауза)... (опускает руки на колени, потом опускает лицо в ладони) Я-а-а-а... н-н-н-не могу-у-у (невнятно бормочет). Пациентка выражает сильное чувство.

(52) В.: (мягко, но настойчиво) Beth, do you ask when you want somethig? Бет, просите ли вы, когда чего-нибудь хотите?

Психотерапевт продолжает свои попытки создать ясный образ процесса, посредством которого пациентка выражает свои потребности и желания. Он повторяет вопрос. (53) Б.: I can't. Я не могу.

Пациентка использует модальный оператор невозможности, не высказывая остальной части предложения. (54) В.: What prevents you? Что мешает вам?

Психотерапевт идентифицировал теперь важную часть модели пациентки. Здесь пациентка испытывает отсутствие выбора (53) и сильное страдание (51). Психотерапевт начинает ставить под сомнение ограничивающую часть модели пациентки, спрашивая ее, что именно делает эту невозможность для нее. (55) Б.: I just w can't... I JUST CAN'T. Я просто не могу... Я ПРОСТО НЕ МОГУ.

Пациентка просто повторяет, что просить - для нее невозможно. Изменение в голосе и громкость высказывания указывают на то, что с этой областью модели у нее связаны сильные чувства.

(56) В.: Belh, what would happen if you asked for something when you want in? Бет, что случилось бы, если бы вы попросили что-нибудь, когда вам этого хочется?

Психотерапевт продолжает ставить под вопрос обедняющую часть модели пациентки. Он переходит к применению других техник Метамодели, описанных в разделе, посвященном модальным операторам, и спрашивает о возможном итоге.

(57) Б.: I can't because people will feel arounq if I ask for ihings from them.

Я не могу, потому что люди чувствуют, что ими помыкают, если я прошу у них разные вещи.

Пациентка хочет указать результат, о котором ее спрашивает психотерапевт. В ее Поверхностной Структуре имеются несколько нарушений психотерапевтической правильности, которые можно поставить под вопрос: (а) модальный оператор "не могу";

(б) причинно-следственная взаимосвязь: (Х потому что Y), идентифицированная по слову "потому что"; (в) именные аргументы без референтных индексов: "люди" и "вещи";

(г) нарушение типа "кристально чистого чтения мыслей". .. "Люди будут чувствовать, что ими помыкают";

(д) опущение именного аргумента, связанного с глаголом "помыкать" - (помыкает кто?). (58) В.: Do people ask for things from you? Обращаются ли к вам люди с просьбами?

Психотерапевт собирается поставить под вопрос необходимость Причинно-Следственной взаимосвязи или генерализации в модели пациентки. Он начинает с того, что сдвигает референтные индексы. я (пациентка) люди люди я (пациентка)

Таким образом, происходит сдвиг части генерализации, на которой сосредотачивается психотерапевт Я прошу вещи у людей. Люди просят вещи у меня.

Произведя описанный сдвиг, психотерапевт предъявляет полученный результат для подтверждения или несогласия. (59) Б.: Yes. Да. Пациентка подтверждает, что у нее такой опыт имеется. (60) В.: Do you always feel pushed around? Чувствуете ли вы всегда, что вами помыкают?

Психотерапевт продолжает использовать сдвиг референтных индексов, начатый им в (58), поскольку здесь имеет место тот же сдвиг: люди я(пациент) а(пациент) люди

Таким образом, другая часть первоначальной генерализации пациентки становится люди чувствую, что ими помыкают... я чувствую, что мной помыкают...

Теперь психотерапевт предъявляет результат трансформаций первоначальной Поверхностной Структуры, ставя ее под сомнение, путем подчеркивания универсальности заявления с помощью интонационного выделения квантора общности "всегда".

(61) Б.: Not always, but sometimes I do. Нет, не всегда, но иногда я чувствую.

Пациентка отрицает, что причинно-следственная взаимосвязь является необходимой {вариант (б) в (57)). В ее

Поверхностной Структуре имеются следующие нарушения, по которым ее можно поставить под вопрос: (а) отсутствует референтный индекс для "иногда";

(б) недостаточно конкретный глагол "чувствовать", или же, если допустить, что глагол "чувствовать" отсылает к "помыкает", тогда речь идет об отсутствующем именном аргументе "помыкает кто?" и о недостаточно конкретном глаголе "помыкать"; (в) наводящее слово "но".

(62) В.: Beth, are you aware that thirty minutes ago you came to me and asked if I would work with you? You asked for something for yourself? Бет, помните ли вы, что полчаса назад вы пришли ко мне и попросили меня поработать с вами? Вы попросили при этом что-нибудь для себя?

Вместо того, чтобы заняться каким-либо из нарушений психотерапевтической правильности в последней Поверхностной Структуре пациентки, психотерапевт продолжает работать с причинно-следственной генерализацией (вариант (б) в (57)). Психотерапевт сдвигает референтные индексы исходной генерализации. вы (пациент) люди вы (пациент) меня (психотерапевт) В результате имеем:

Вы (пациентка) просили что-нибудь у людей Вы просили что-нибудь у меня (психотерапевта)

Психотерапевт релятизировал генерализацию пациентки по отношению к развивающемуся настоящему психотерапевтического сеанса. Он обращает внимание пациентки на этот опыт, противоречащий генерализации пациентки, и просит ее подтвердить этот опыт или выразить свое несогласие. (63) B.:Yessss Д-д-да Пациентка подтверждает данный опыт. (64) В.: Did I feel pushed around? Чувствовал ли я, что мною помыкают?

Психотерапевт предлагает пациентке проверить оставшуюся часть ее первоначальной причинно-следственной взаимосвязи (вариант (б) в (57)), поупражняясь в чтении мыслей пациентки, мыслей психотерапевта. (б5) Б.: I don't think so. Я так не думаю.

Пациентка уклоняется от чтения мыслей, в то же время подтверждая остальную часть своей генерализации.

(бб) В.: Then could you imaqine asking for something for yourself one of your roomates and their not feeling pushed around?

В этом случае не можете ли вы представить себе, что вы просите что-нибудь для себя у одной из своих подруг, и она при этом не чувствует, что ею помыкают.

Психотерапевт сумел подвести пациентку к отрицанию генерализации, присутствующей в ее модели, причиняющей ей неудовлетворенность и страдание:

(а) сдвинув референтный индекс так, что она вспомнила случаи из собственного опыта, когда люди что-то просили, и она не чувствовала при этом, что ею помыкают; и

(б) установив между ее генерализацией и непосредственным опытом психотерапии связь. Теперь он снова смещает референтные индексы, возвращаясь на этот раз к трудностям, которые у пациентки возникают с подругами. Вначале он спрашивает ее, может ли она представить себе какое-либо исключение из первоначальной генерализации, относящееся конкретно к ее подругам. (б7) Б.: Yes, maybe. Да, может быть. Пациентка подтверждает такую возможность. (68) В.: Woudi you like to Try? He хотели бы вы попытаться?

Психотерапевт стремится, чтобы пациентка создала для себя крепкую связь с исключением из первоначальной генерализации как в действительном опыте, так и воображении. (69) Б.: Yes, I would. Да, хотела бы.

Пациентка указывает, что она хочет предпринять действительную попытку со своими подругами. (70) В.: And how will you know if your roomates feel pushed around? А как вы узнаете, что ваши подруги чувствуют, что ими помыкают?

Получив согласие пациентки, психотерапевт стремится, возвращается к центральной части своего образа модели пациентки, которую он не до конца прояснил для самого себя - процессу, посредством которого пациентка и ее подруги дают знать друг другу о том, что именно каждая из них хочет, или в чем испытывает потребность - тот же самый процесс, который он пытался уяснить себе в (8), ; (18), (22), (3.0), (34), (3б), (40) и (42).

(71) Б.: Both of them weuld probably tell me. Обе они, вероятно, скажут мне.

Пациентка дает информацию, которая проясняет образ психотерапевта относительно ее модели в части, где ; речь идет о том, как ее подруги сообщают ей о том, что они чувствуют. (72) В.: Beth, do you tell people when you feel pushed around? Бэт, говорите ли вы людям, когда чувствуете, что вами помыкают?

Теперь терапевт переходит ко второй половине процесса коммуникации: как она сама дает знать, что она чувствует, чего она хочет.

(73) В.: Not exacHy, but I let them know. He совсем так, но я даю им знать.

В Поверхностной Структуре пациентки имеются (а) опущение именного аргумента, связанного с глаголом "знать";

(б) очень плохо конкретизированное глагольное словосочетание "давать знать"; (в) наводящее слово "но". (74) В.: How do you let them know? Каким образом вы даете им знать?

Психотерапевт, по-прежнему пытаясь составить для себя ясную картину того, как пациентка сообщает подругам о своих чувствах, ставит под вопрос недостаточно конкретное глагольное сочетание: (75) Б.: I guess just by the way I act; they should be able to tell. Я думаю, что просто тем, как я действую. Они должны суметь понять.

В новой Поверхностной Структуре имеются следующие нарушения психотерапевтической правильности: (а) отсутствует референтный индекс слова "то" ("тем"); (б) недостаточно конкретный глагол "поступать"; (в) недостаточно конкретное глагольное словосочетание "суметь понять";

(г) опущение одного из именных аргументов, связанных С ГЛАГОЛОМ "ПОНЯТЬ" (ПОНЯТЬ ЧТО?); (д) наводящее слово "должный. (75) В.: How? Are they supposed to able to read your mind again? Как именно? Или вы считаете, что они должны читать .ваши мысли?

Психотерапевт добивается конкретных деталей, характеризующих манеру общения пациентки с подругами. (77) Б.: Well, no. Да, нет.

Пациентка не соглашается с тем, что ее подруги должны уметь читать ее мысли.

(78) В.: What stops you from teriing them direclly that you don't want to do something or that you feet pushed around?

Что не дает вам сказать им прямо, что вы не хотите чего-либо делать, или чувствуете, что вами помыкают?

Психотерапевт снова решил поставить под сомнение обедненную часть модели пациентки (вариант (б) в (57)". (79) Б.: I could't hurt Iheir feelings. Я бы не смогла задеть их чувства. Пациентка выдает в ответ Поверхностную Структуру, а которой имеются: (а) модальный оператор невозможности; (б) очень неконкретный глагол "задеть";

(в) семантически неправильная причинно-следственная зависимость, отношение "я причиняю им чувства обиды /оскорбленности"; (г} отсутствует референтный индекс для слова "чувства".

(80) В.: Does telling someone no, or that you feel pushed around, always hurt their feelings? Если вы скажете "нет", дли, что вы чувствуете, что вами помыкают, то это всегда заденет их чувства?

Психотерапевт ставит под вопрос семантическую неправильность причинно-следственной взаимосвязи (вариант (б) в (79)), подчеркивая универсальность этой взаимосвязи с помощью добавленного квантора общности "всегда". (81) Б.: Yes, nobody likes 1o hear bad things. Да, никто не любит выслушивать неприятные вещи.

Пациентка подтверждает, что данная генерализация представляет собой часть модели. Кроме того, в ее Поверхностной Структуре имеются следующие нарушения: ta) отсутствует референтный индекс слова "никто"; (б) отсутствует референтный индекс слова "вещи"; (в) нарушение типа "чтение мыслей" - "никто не любит";

(г) квантор общности, указывающий на генерализацию, которую можно поставить под вопрос: "никто - все люди нет";

(д) допущение, связанное с предикатом Глубинной Структуры "плохие" - "плохие для кого?"

(82) В.: Belli, can you imagine that you would like to know if your roomates feel pushed around by you so that you could be more sensitive to them? Бэт, можете вы представить себе ситуацию, когда бы вы хотели знать, что ваши подруги чувствуют, что вы помыкаете ими, так, чтобы быть к ним более чуткой?

Психотерапевт продолжает работу с обедненной генерализацией в модели пациентки. Он просит представить себе такой опыт, который противоречит генерализации, имеющейся в ее модели, и либо подтвердить ее, либо не согласиться с ней. (83) Б.: Да. Пациентка подтверждает ее.

(84) В.: Тогда, может быть, вы можете себе представить и такое, что ваши подруги хотят знать, когда вы чувствуете, будто вами помыкают, чтобы они могли быть более чуткими по отношению к вам?

В данной реплике психотерапевт использует ту же ситуацию, которую пациентка только что подтвердила, однако, в этом случае он делает это с помощью сдвига референтных индексов подруги я (пациентка) я (пациентка) подруги

(85) Б.: ummmmmmm... I guess you're right. М-м-м (пауза), я думаю, вы правы.

Пациентка колеблется, затем подтверждает вымышленную ситуацию. В ее Поверхностной Структуре имеется опущение именного аргумента, связанного со словом "правы" (то есть правы в чем?) (88) В.: About what? В чем? Психотерапевт просит сообщить ему опущенный именной аргумент.

(87) В.: If I let them know when I feel pushed around or want something, then maybe they would be more sensitive.

Если я дам им знать, когда я чувствую, что мною помыкают, или чего-нибудь захочу, тогда они, может быть, будут более чуткими ко мне.

Пациентка сообщает недостающий материал, показывая тем самым, что она понимает, как разрушение ее генерализации может помочь ей самой и ее подругам.

Здесь психотерапевт переходит к применению одной из техник, яе связанных с Метамоделью, стремясь создать для Бэт возможность интегрировать то новое, чему она научилась, и связать новые репрезентации с собственным

опытом. Дальнейшая работа с Бэт позволила психотерапевту увидеть, имеется ля что-либо еще, что препятствует Бэт сообщить о своих желаниях и нуждах своим подругам.

В данной главе мы дали два транскрипта, по которым можно увидеть, как психотерапевты применяют в своей работе техники Метамодели, причем показано было применение только 208 этих техник. Однако и при этих искусственных ограничениях очевидны богатые возможности техник Метамодели. Метамодель представляет в распоряжение психотерапевта богатый выбор в любой момент психотерапевтического сеанса. Глобальным следствием этого является четкая и ясная стратегия психотерапевтического вмешательства: обогащение и расширение ограничительных частей модели пациента.

Метамодель не предназначена для использования в качестве самостоятельного метода: скорее, это инструмент, который следует сочетать с другими мощными как вербальными, так и невербальными техниками, разработанными в разнообразных формах психотерапии. К рассмотрению этой темы мы обратимся в следующей главе.


ПРИМЕЧАНИЯ К ГЛАВЕ 5


1. Это та же мысль, которую мы обсуждали ранее. Модели, в том числе и Метамодели, описываемые нами в данной книге, отнюдь не являются утверждениями, касающимися того, что происходит на самом деле в моделируемых индивиде, людях, процессах и т.д. Скорее, это четкие репрезентации поведения этих вещей, которые позволяют увидеть подчиняющуюся правилам природу моделируемого индивида, людей, процессов. В таких моделях представлены части процесса, обладающие системным характером, например, в Метамодели отсутствует репрезентация расстояния между пациентом и башней Тауэр, расположенной в Лондоне, для каждого момента времени: мы сомневаемся, что для поведения пациента характерна системность в этом аспекте. Назначение некоторых моделей состоит отчасти в том, чтобы репрезентировать моделируемые внутренние события, связанные с процессами вывода в индивидах, людях и процессах. Такие модели называются имитационными.

2. Слово ^они", у которого в данном предложении отсутствует референтный индекс, может фактически отсылать именно к именному аргументу "женщины", встретившемуся в предыдущей Поверхностной Структуре. Отметим, однако, что у именного аргумента "женщины" референтный индекс отсутствует.

3. Опытные психотерапевты сумеют распознать в том, как пациент отвечает, или, напротив, не дает ответа в том или ином контексте, определенные паттерны (повторяющиеся регулярно). В данном случае, пациент несколько раз подряд не сумел ответить на вопросы психотерапевта. В настоящее время мы готовим к выходу работу, посвященную четкой модели психотерапевтических техник по разрушению паттернов (см. "Структура магии II")

4. У слова "это" отсутствует референтный индекс - он может отсылать к первому предложению "Я тоже человек".

5. Глагол "do" (делать) лингвисты называют протоглаголом. По отношению к глаголам он функционирует точно так же как слово "it" (это) функционирует по отношению к именам, будучи в такой же мере лишен конкретного значения, как и местоимение "it".

6. Применение референтного сдвига особенно эффективно в случае, когда пациент увлекается чтением мыслей. Обсуждению вопросов, связанных с применением этих более подвинутых методик, основывающихся на обмене словесным" высказываниями, будет посвящена одна из частей работы "Структура магии II".


Глава 6
КАК СТАНОВЯТСЯ УЧЕНИКОМ ЧАРОДЕЯ


В той или иной мере эффективны различные формы психотерапии, хотя большинству наблюдателей они кажутся совершенно разными. В течение ряда лет то обстоятельство, что все эти разные с виду подходы психотерапевтического вмешательства оказываются в определенной степени действенными, представляло собой трудную загадку. В те годы как практики, так и теоретики много сил положили на то, чтобы доказать преимущество одной формы психотерапии по сравнению с другими. В последние годы эти споры, к счастью, начали затихать, а психотерапевты начали живо интересоваться методами других школ подходов к психотерапии. По словам Хейли, "последние десятилетия многие психиатры повернулись лицом к идее о поисках новых методов, что привело к таким нововведениям, как бихевиоральная психотерапия, кондиционирование, супружеская психотерапия и психотерапия семьи. Мы наблюдали отход от подчеркивания важности ритуалов и переход к тому, чтобы судить о психотерапевтических процедурах, основываясь на полученных результатах, а не по приверженности к той или иной конкретной школе. Хорошим тоном стало работать по-разному с разными пациентами (Хейли цитирует Эриксона):

"Что касается техники, то важно помнить одну важную вещь... важно, чтобы вы стремились усвоить ту технику, другую технику и чтобы помнили, что вы, являясь человеком, обладающим определенной индивидуальностью, совершенно отличаетесь от своих учителей, преподававших вам ту или иную конкретную технику. Из различных техник вам следует извлечь конкретные элементы, позволяющие вам выразить себя самого как личность. Вторая важная вещь, касающаяся техники - это осознание вами того факта, что каждый пациент, приходящий к вам, представляет собой ИНУЮ личность.

... ... ...

Не хватает 2 страницы, их просто не удалось отсканить- физическое повреждения.

... ... ...


ВТОРАЯ СОСТАВНАЯ ЧАСТЬ: РЕФЕРЕНТНЫЕ СТРУКТУРЫ


Одна из особенностей нашего опыта, позволившая нам разработать эксплицитную Метамодель для языка, употребляемого в психиатрии, состоит в том, что каждый из нас, будучи прирожденным носителем родного языка, располагает устойчивыми и непротиворечивыми иитуициями в том, что представляет собой полные языковые репрезентации - Глубинные Структуры - каждого предложения, или воспринимаемые нами Поверхностные Структуры. Выступая в роли психотерапевта, мы можем точно определить, что именно отсутствует в Поверхностной Структуре, для этого достаточно сравнить се с Глубинной Структурой, из которой, как нам известно, она выведена. Вот таким образом задавая вопросы о том, чего недостает, мы начинаем процесс восстановления и расширения модели пациента - процесс изменения.

Глубинную Структуру мы будем называть референтной Структурой предложения, или Поверхностной Структуры, высказанной нам пациентом. Она является референтной структурой в том смысле, что представляет собой источник, из которого выведена Поверхностная Структура. Глубинная Структура - это самая полная языковая репрезентация мира, но это не сам мир. Но Глубинная Структура сама производна от еще более полного и богатого источника. Референтной Структурой Глубинной Структуры является суммарный опыт пациента. Процессы, конкретизирующие, что именно происходит между Глубинной Структурой и опытом, - это три универсальных процесса моделирования, сами правила репрезентации. Генерализация, Опущение и Искажение. Мота-модель, которую мы создали, воспользовавшись понятиями и механизмами, подсказанными нам трансформационной грамматикой языка, эти общие процессы обозначены конкретными названиями и существуют в конкретных формах. Например, референтные индексы, трансформация опущения и условия семантической правильности. Эти же три общих процесса моделирования Определяют и то, каким образом Глубинные Структуры выводятся из своего источника - опыта пациента и его взаимодействия с миром.

Мы полагаем, что тот же комплекс конкретных понятий и механизмов окажется полезен нам и при восстановлении референтной структуры Глубинной Структуры:[1]

Метамодель психотерапии, разработанная нами и представленная в данной книге, представляет собой, как мы уже неоднократно говорили, формальную модель. Конкретно Метамодель формальна в двух смыслах этого слова:

1. Это эксплицитная модель, то есть структура процесса психотерапии описывается в ней поэтапно.

2. Это модель, в которой речь идет о форме, а не о содержании. Другими словами. Метамодель нейтральна по отношению к тому, что представляет собой тот или иной психотерапевтический сеанс в содержательном отношении.

Первый смысл, в котором наша Метамодель формальна, дает гарантию того, что она доступна любому, кто пожелает обучиться ей - то есть, представляя собой эксплицитное, то есть точное и (яркое), ясное описание определенного процесса, она поддается усвоению. Второй смысл, в котором Метамодель формальна, обеспечивает ее универсальное применение:[2] каким бы ни был конкретный предмет, или содержание того или иного конкретного психотерапевтического сеанса, взаимодействие между психотерапевтом не обойдется без Поверхностных Структур.

Эти Поверхностные Структуры представляют собой материал, подлежащий обработке посредством Метамодели.

Отметим, что, поскольку Метамодель не зависит от содержания, она не содержит в себе ничего, что могло бы позволить отличить Поверхностную Структуру, выведенную пациентом, рассказывающим о своей последней поездке в штат Аризона, от Поверхностной Структуры пациента, поделившегося своими впечатлениями о каком-либо насыщенном эмоциями радостном или болезненном опыте, связанном с близким другом. Именно в этом пункте содержания конкретного психотерапевтического взаимодействия подсказывается выбором конкретной формы психотерапии. В нашем случае, например, если кто-то приходит к ; нам за терапевтической помощью, мы чувствуем, что этот : приход связан с какой-то болью, какой-то неудовлетворенностью нынешним положением, в котором находится обратившийся человек: поэтому мы начинаем с вопроса о том, что они надеются получить, обратившись к нам, другими словами: чего они хотят. Из их ответа неважно, что 'он собой представляет (даже если это: я не знаю), который дан в форме Поверхностной Структуры, позволяет нам приступить к процессу психотерапии с применением техник Метамодели.

Исходный вопрос, заданный нами пациенту, не является, как мы показали, вопросом, постановки которого требует Метамодель. Скорее, это вопрос, который мы сформулировали в результате практического опыта, приобретенного нами в ходе занятий психотерапией. Наш опыт подсказывает нам, что наше знание о том, что именно привело нашего пациента к нам, является одним из необходимых компонентов психотерапевтического опыта.

Референтной Структурой полной языковой репрезентации Глубинной Структуры является опыт данного человека во всей его полноте. Будучи людьми, мы можем с уверенностью констатировать, что каждый испытанный нами опыт будет содержать в себе некоторые определенные элементы или составные части. Чтобы лучше понять эти составные части референтной структуры Глубинной Структуры, мы можем распределить их по двум категориям: это ощущения, источник которых находится в мире, а также некий вклад, совершаемый нашей нервной системой в эти ощущения в процессе нашего восприятия и обработки, направленного на то, чтобы организовать их в референтные структуры Глубинных Структур нашего языка. Точную природу ощущений, возникающих в мире, прямо узнать нельзя, потому что для моделирования мира мы применяем собственную нервную систему. Наши рецепторные системы, устремленные к миру, сами настроены и откалиброваны в соответствии с ожиданиями, производными от имеющейся у нас в настоящее время модели мира (см. понятие опережающей обратной связи - если моя модель слишком далеко отходит от мира, она не может служить мне в качестве адекватного средства, направляющего мое поведение в этом мире. При этом применяемые нами способы формирования модели будут отличаться от мира благодаря тем выборам (обычно неосознаваемым), которые мы совершаем, применяя три названных принципа моделирования. Это позволяет нам всем придерживаться различных моделей мира и жить, тем не менее, в одном и том же действительном мире. Подобно тому, как в Глубинной Структуре имеются некоторые необходимые элементы, имеются такие элементы также и в референтной структуре Глубинных Структур. Например, мы воспринимаем ощущение через пять (как минимум) чувств: зрение, слух, осязание, вкус, обоняние.

Таким образом, один из компонентов референтной структуры, наличие которого мы, в качестве психотерапевтов, можем проверить, - это то, что содержится в Глубинных Структурах описания ощущений, поступающих по каждому из пяти органов чувств, то есть содержатся в пол

ной языковой репрезентации описания, репрезентирующие способность пациента видеть, слышать, осязать, обонять и иметь вкусовые ощущения. Если одно из этих чувств не репрезентировано, мы можем поставить репрезентацию под вопрос и потребовать от пациента, чтобы тот восстановил связь своей Глубинной Структуры со своей референтной структурой и восстановил в итоге (пропущенные) опущенные ощущения, расширив и обогатив пациента.

Хотя эксплицитная структура для всего объема человеческого опыта у нас не разработана, мы можем высказать некоторые мысли о том, какие компоненты референтной структуры являются необходимыми. Целесообразно применять набор категорий, разработанных Вирджинией Сейтер в ее исследованиях семейных систем и коммуникации. В референтной структуре Сейтер выделяет три составные части:

1. Контекст - это то, что происходит в мире (то есть в репрезентации мира пациентом);

2. Чувства пациента относительно происходящего в мире (согласно имеющейся у пациента репрезентации мира);

3. Восприятия пациента, относящиеся к тому, что чувствуют другие люди относительно происходящего в мире (согласно репрезентации мира пациентом).

Мы признаем, что, хотя сообщения пациента о чувствах, относящихся к происходящему, будут оформлены в Поверхностные Структуры, которые можно исследовать с помощью техник Метамодели, мы не выделяли их в качестве необходимого компонента правильной Глубинной Структуры. Между тем чувства пациента относительно происходящего в мире представляют собой необходимый компонент любой референтной структуры. Другими словами, если чувства пациента не репрезентированы в референтной структуре, психотерапевт может быть уверен, что эта референтная структура неполна, или, пользуясь терминами, принятыми в данной книге, неправильна- Все это равносильно утверждению, что человеческие эмоции представляют собой необходимый компонент человеческого опыта.

Упоминая об этом совершенно очевидном факте, мы вовсе не хотим сказать, будто вы, будучи психотерапевтом, без нашей подсказки, не знали бы, что у людей есть чувства; просто мы надеемся, что теперь вы будете четко осознавать, что, когда вы спрашиваете пациента: "Какие чувства возникают у вас по отношению к этому?" (что бы собой не представляло "это"), вы фактически просите его сообщить вам более полную репрезентацию (чем даже Глубинная Структура) своего опыта взаимодействия с миром. Причем, задавая этот вопрос, вы спрашиваете о том, что, как вам известно, представляет необходимый компонент референтной структуры пациента. Этот конкретный компонент референтной структуры выделяется в большей части различных психотерапевтических подходов, ибо он представляет собой очень полезную для вас информацию, когда мы выступаем в роли психотерапевта. Чего, однако, не принимают во внимание в большинстве психотерапий и что может придавать этому вопросу дополнительный потенциал, - это то, что ответ пациента представляет собой Поверхностную Структуру, которую можно рассматривать с точки зрения ее соответствия условиям психотерапевтической правильности. Это обстоятельство дает вам возможность глубже познакомиться с моделью пациента, восстановив один из необходимых компонентов референтной структуры, одновременно подвергнув эту модель пациента сомнению и расширив ее. Если взглянуть на этот общий вопрос с точки зрения Метамодели, то возникает еще один вопрос, причем очень действенный вопрос. Это дополнительный вопрос, характерный для работы Сейтер:

"Какие чувства возникают у вас относительно чувств, относящихся к происходящему?" Взглянем на этот вопрос в свете Метамодели. По сути дела он представляет собой просьбу со стороны психотерапевта, обращенную к пациенту, высказаться о своих чувствах по отношению к собственной референтной структуре - своей модели мира, - просьба, которая сфокусирована конкретно на его чувствах относительно того образа, который он составил в своей модели о самом себе. Это следовательно, ясный и четкий способ приблизиться к тому, что в большинстве психотерапевтических направлений известно как самооценка пациента - чрезвычайно весомая область референтной структуры пациента, которая тесно связана с возможностями изменения данного человека.

В следующем отрывке из диалога между пациентом и психотерапевтом виден тот способ, посредством которого психотерапевт доходит до этого аспекта референтной структуры пациента: (1) С.: Пола совершенно не заботит уборка в доме.

В Поверхностной Структуре имеется заявление о знании ею внутреннего состояния другого человека, причем не сообщается, каким образом она приобрела это знание:

нарушение семантической терапевтической правильности типа "чтение мыслей". (2) В.: Как вы знаете, что его это не заботит?

Психотерапевт ставит это семантическое нарушение под вопрос, обращаясь к пациентке с просьбой более конкретизировать этот процесс. (3) С.: Он сказал мне.

Пациентка сообщает запрошенную информацию. В ее Поверхностной Структуре имеется, однако, опущение, связанное с предикатом "сказать что?" (4) В.: Что конкретно он сказал вам? Психотерапевт просит сообщить отсутствующий материал. (5) С.: Он сказал: "Меня не заботит, чисто в доме или нет". Пациентка сообщает запрошенный материал.

(б) В.: Какие вы испытываете чувства из-за того, что он сказал, что его не заботит, чисто в доме или нет?

Основываясь на знании, что референтная структура пациентки должна содержать в себе чувства, относящиеся к поведению Пола, в качестве необходимой составной части психотерапевтических правильностей референтной структуры психотерапевт просит пациентку сообщить ему эту составную часть.

(7) С.: Я злюсь, фактически это просто бесит меня... из-за этого у нас происходят все время сильные ссоры.

Пациентка сообщает свои чувства, относящиеся к поведению Пола. В ее новой Поверхностной Структуре имеется -квантор общности "все", указывающий на генерализации, которую психотерапевт может поставить под сомнение. (8) В.: Какое чувство вы испытываете к собственному чувству злости?

Психотерапевт игнорирует нарушение психотерапевтической правильности, касающееся генерализации; вместо этого он решает осуществить сдвиг уровней и обращается ic ней с вопросом об ее чувствах, относящихся к ее образу самой себя в ее модели мира (ее референтной структуре). (9) С.: Какое чувство я испытываю по отношению к чувству злости?

Пациентка, по-видимому, несколько растерялась сначала, услышав вопрос, требующий от нее перехода на другой уровень. Согласно нашему опыту, это обычная реакция на подобные переходы на другой уровень. Тем не менее, пациенты располагают ресурсами, необходимыми для подобного маневра.

(10) В.: Да, какое чувство вы испытываете по отношению к собственному чувству злости? Психотерапевт повторяет вопрос. (11) С.: Н-да, не очень хорошее чувство у меня к этому.

Пациентка сообщает свои чувства, относящиеся к собственным чувствам - собственную самооценку.

Психотерапевт начинает исследовать модель пациентки уже на новом уровне, обращаясь к ней с просьбой более полно конкретизировать употребленный ею глагол. Изменения на этом уровне - условие самооценки - чрезвычайно важны, потому что представление пациентки о самой себе оказывает действие на то, каким образом индивид организует весь свой опыт, или референтную структуру. Следовательно, изменения на этом уровне структуры распространяются и на всю модель пациентки.

Эти конкретные категории и методики Сейтер задают исходный пункт для определения множества минимально необходимых компонентов, обеспечивающих полноту психотерапевтически правильных референтных структур. Наблюдая работу других психотерапевтов, добивающихся в своей практике поразительно эффективных результатов, мы установили и другие типы категорий, которые предлагаем в качестве частей минимально необходимого набора, наличие которых необходимо для того, чтобы референтная структура была правильной в аспекте полноты, что представляют собой еще один способ проверки референтных структур пациента на полноту. В число этих категорий входят:

(а) Способ, которым пациент репрезентирует свой, прошлый опыт в настоящем: он описывается обычно в виде правил, направляющих его поведение;

(б) Способ, каким пациент репрезентирует свой настоящий сиюминутный опыт, то есть "здесь и сейчас" - это и есть гештальт;

(в) Способ, каким пациент репрезентирует свой возможный будущий опыт - то есть его ожидания, касающиеся возможных исходов его поведения.

Заметим, что четыре исходных компонента, представленных в работе Сейтер (чувства пациента, чувства других, контекст, чувства пациента по поводу собственных чувств) будут встречаться в качестве компонентов в каждой из трех вышеперечисленных репрезентаций - прошлого, настоящего и будущего - как они репрезентированы сейчас. Опыт показывает, что эти категории чрезвычайно полезны для организации моделей, наших моделей и поведения в ходе психотерапевтического взаимодействия, когда мы стремимся помочь нашим пациентам выработать полные референтные структуры. Как вы, должно быть, уже заметили по эксплицитным техникам Метамодели, представленным нами в главах 3, 4 и 5, Метамодель содержит в себе техники восстановления и изменения описанных здесь категорий референтной структуры. Правило, основанное на опыте в том виде, как он представлен в настоящем, - это всего лишь иное название для генерализаций, основывающихся на опыте пациента, точно также, как и его ожидания. В каждом случае материал, запрошенный психотерапевтом, когда он ставит модель пациента под сомнение и обогащает ее, предъявляется пациентом в форме Поверхностных Структур, подчиненных условиям психотерапевтической правильности, конкретизированных в Метамодели. Описывая эти категории, мы хотим предложить вам ряд четких идей относительно того, что может входить в число необходимых компонентов полной правильной референтной структуры для языковой Глубинной Структуры. Дополнительные мысли относительно того, что должно было бы входить в качестве необходимых компонент в полную референтную структуру, содержатся , в работах различных философов (любого из известных западных философов, работающих над проблемой познания;

- например, в эмпирической традиции это Локк Беркли-Юм, а в идеалистической - Кант, Гегель, Вайхнгер и .т.д.), а также семантика, логика лингвистов (например, Кожибского, Гумбольта, Карнапа, Тарского, Хомского,

Катца и т.д.). В оставшейся части данной главы мы обсудим ряд техник, разработанных в различных школах психиатрии. В наши намерения не входит обучение читателя этим техникам. Скорее, в каждом из рассматриваемых случаев мы покажем, как та или иная техника в том виде, как она в настоящее время применяется, неявно ставит под сомнение репрезентацию мира пациента, и как каждая их этих техник может быть интегрирована с Метамоделью. Мы выбрали для обсуждения именно эти техники только потому, что мы хорошо знаем их по собственному опыту и знаем, что они представляют собой мощные психотерапевтические инструменты. Мы сразу же хотели подчеркнуть, что никоим образом не утверждаем, будто бы они сколько-нибудь сильнее, чем другие, или, что их легче интегрировать с Метамоделью. Просто мы хотим представить некоторый срез различных техник, выбирая при этом те, что нам хорошо известны.

<< Предыдущая

стр. 9
(из 20 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>