<< Предыдущая

стр. 6
(из 6 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

и

Славься, Медведь!
Славься, Пух!
Славься, славься, Мишка!

Когда они уже давно угостились, Кристофер Робин постучал ложкой по столу, и все перестали разговаривать и стали очень внимательными, кроме Ру, который с трудом боролся с икотой, пытаясь походить на одного из родственников Кролика.
- Этот Торжественный Вечер - сказал Кристофер Робин, - был устроен в честь того, кто совершил Славное Дело, и мы все знаем, кого я имею ввиду. Этот Вечер по праву принадлежит ему, и у меня есть для него подарок - он у меня здесь...
Он немного пошарил кругом и прошептал:
- Где же он?
Пока он искал, Иа значительно кашлянул и начал говорить:
- Друзья, - сказал он, - мне очень приятно, точнее, пока приятно видеть вас на моем Вечере. То, что я совершил, - это сущие пустяки. Любой из вас, за исключением Кролика, Совы и Кенги, сделал бы то же самое. Ах да, и Пуха. Мое замечание, разумеется, не относится к Пятачку и Ру, поскольку они слишком маленькие. Любой из вас сделал бы то же самое. Просто так случилось, что это был Я. И, должен сказать, вовсе не из-за того, что Кристофер Робин ищет сейчас...
Тут он поднес свою переднюю ногу ко рту и громко прошептал: "Поищи под столом".
- ... сделал я то, что я сделал, а потому что все мы должны делать все возможное, чтобы помочь. Я чувствую, что мы все должны...

Да, да, да. Ну, во всяком случае...

- Вот он! - воскликнул Кристофер Робин. - Передайте его старому глупому Пуху. Это для Пуха.
- Для Пуха? - спросил Иа.

Конечно, для Пуха. Потому что такой уж он Замечательный Медведь.

- И что, интересно, делает Пуха таким особенным? - спросил Иа с возмущением.
- Послушай, Иа, если ты прочитаешь следующую главу, то, может быть, поймешь, - сказал я.
- Ну, если это так необходимо, - сказал Иа.

НИГДЕ И НИЧТО
- Куда мы идем? - спросил Пух, стараясь поспеть за ним и одновременно понять, что им предстоит - Экспедиция или еще какое-нибудь Я не знаю что.
- Никуда, - сказал Кристофер Робин.
Что ж, они пошли туда, и, после того, как они прошли порядочный кусок, Кристофер Робин спросил:
- Пух, что ты любишь делать больше всего на свете?

(И конечно же, что Винни Пух любил делать больше всего на свете - это идти к Кристоферу Робину и угощаться, но поскольку мы об этом уже говорили, нет нужды говорить об этом снова.)

- Это все я тоже люблю, - сказал Кристофер Робин, - но что больше всего я люблю делать - это...
- Ну, ну?
- Ничего.
- А как ты это делаешь? - спросил Пух после очень продолжительного размышления.
- Ну вот, спросят, например, тебя, как раз когда ты собираешься это делать: "Что ты собираешься делать, Кристофер Робин?", а ты говоришь: "Да, ничего", а потом идешь и делаешь.
- А-а, понятно, - сказал Пух.
- Вот, например, сейчас мы тоже делаем такое ничего.
- А-а, понятно, - повторил Пух.
- Например, когда просто гуляешь, слушаешь то, чего никто не слышит, и ни о чем не заботишься.

Чжуан-цзы описывает это так:>

Сознание отправилось на Север, к земле Темных Вод, и взобралось на Неприметный Склон, где встретило Безмолвного Не-деятеля. "У меня к тебе три вопроса", - сказало Сознание. "Первый: Какие мысли и усилия приведут нас к постижению Дао? Второй: Куда мы должны идти и что мы должны делать, чтобы обрести покой в Дао? Третий: Откуда должны мы начать и каким путем следовать, чтобы обрести Дао?" Безмолвный Не-деятель хранил молчание.
Сознание отправилось на Юг, к земле Светлого Океана, и взобралось на Гору Уверенности, где увидело Импульсивного Оратора. Оно задало ему те же вопросы. "Вот ответы на твои вопросы", - ответил Импульсивный Оратор. Но как только он начал говорить, он запутался и забыл, о чем говорит.
Тогда Сознание вернулось во дворец и спросило Желтого Императора, который сказал: "Не иметь мыслей и не прилагать усилий - первый шаг к постижению Дао. Не идти никуда и не делать ничего - первый шаг к обретению покоя в Дао. Не иметь точки отсчета и не следовать никаким путем - первый шаг к обретению Дао".

То, о чем говорит Чжуан-цзы, Кристофер Робин и Винни Пух - это Великая Тайна, ключ, который открывает двери знания, счастья и истины. Что же это за магическое, таинственное нечто? Ничто. Для даоса Ничто - это что-то, а Что-то, по крайней мере то, что многие считают таким важным, - это действительно ничто.
Сейчас мы попытаемся дать вам некоторое представление о том, что даосы называют Тай Сюй, "Великое Ничто".
Для начала давайте снова обратимся к работам Чжуан-цзы:

Возвращаясь с гор Кун-лун, Желтый Император потерял темную жемчужину Дао. Он послал Знание на поиски, но Знание было неспособно понять ее. Он послал Дальновидение, но Дальновидение было неспособно увидеть ее. Он послал Красноречие, но Красноречие было неспособно описать ее.
В конце концов, он послал Пустой Ум, и Пустой Ум вернулся с жемчужиной.

Когда Иа потерял свой хвост, кто нашел его? Умный Кролик? Нет. Он был занят совершением Умных Дел. Ученая Сова? Нет. Она даже не узнала его, когда увидела. Всезнайка Иа? Нет. Он даже не осознавал, что потерял хвост, пока Пух не сказал ему. И даже тогда его пришлось некоторое время убеждать, что хвоста действительно Там Нет.
Потом Пух отправился на поиски. Сначала он зашел к Сове, и Сова ужасно долго и нудно говорила какие-то ужасно длинные слова о том, что в подобном случае надо Пообещать Награду, для чего сначала надо написать ... (зевок) ... объявление, затем распространить его ... (зевок) ... по всему ... (мм). Ах, да - на чем мы остановились? По всему Лесу. И затем они вышли наружу...

И Пух посмотрел на звонок и на объявление под ним и взглянул на колокольчик и шнурок, который шел от него, и чем больше он смотрел на шнурок колокольчика, тем больше он чувствовал, что он где-то видел что-то очень похожее... Где-то, совсем в другом месте, когда-то раньше...
- Красивый шнурок, правда? - сказала Сова.
Пух кивнул.
- Он мне что-то напоминает, - сказал он, - но я не могу вспомнить что. Где ты его взяла?
- Я как-то шла по лесу, а он висел на кустике, и я сперва подумала, что там кто-то живет, и позвонила, и ничего не случилось, а потом я позвонила очень громко, и он оторвался, и, так как он, по-моему был никому не нужен, я взяла его домой и...

Ага. Итак, Пух отнес хвост Иа, и после того, как хвост вернулся на место, Иа почувствовал себя гораздо лучше.
По крайней мере, хотя бы на некоторое время.

Пустой ум незаменим в поиске жемчужин, хвостов и других вещей, потому что он видит, что находится перед ним. Перегруженный ум на это не способен. Когда Чистый ум прислушивается к пению птиц, Наполненный-Знанием-и-Мудростью ум пытается выяснить, к какому виду принадлежат эти птицы. Чем больше он Набит Знаниями, тем меньше он может услышать своими ушами и увидеть своими глазами. Знание и Мудрость имеют привычку вовлекаться в какие-то бестолковые дела, а ум, запутавшись в Знании, Мудрости и Абстрактных Идеях, постоянно гоняется за тем, что совершенно неважно или, даже, не существует, вместо того, чтобы видеть, ценить и использовать то, что находится прямо перед ним.
Давайте на секунду представим себе, что такое Пустота в целом. За счет чего даосская пейзажная живопись так освежающе действует на многих людей? За счет Пустоты, незаполненного пространства. Что особенного в свежем снеге, чистом воздухе, прозрачной воде? Или в хорошей музыке? Как говорил Клод Дебюсси, "Музыка - это промежуток между нотами".
- У-у-у! Люби-и-имая! О-о-о-у-у-а-а-а!!! Лю-ю-юби-и-имая-я-я! (Пам-парам-пам-пам.) Люби-и-имая, не уходи-и-и! (Пам-парам-бух-бах!) Люби-и-имая, не у-у-ухо-о-оди-и-и!...
(Щелк.)
Как тишина после шума, как прохладная чистая вода в жаркий, знойный день, Пустота очищает беспорядочный ум и заряжает батареи духовной энергии.
Многие люди, однако, боятся Пустоты, потому что она напоминает им об Одиночестве. Все должно быть заполнено - ежедневники, склоны холмов, свободные места на стоянках - но когда все пробелы заполнены, начинается настоящее Одиночество. Тогда присоединяются к Группам, записываются на Курсы и покупают себе Утешительные Подарки. Когда Одиночество скребется у дверей, включают Телефон, чтобы его прогнать. Но оно не уходит. Вместо него уходят некоторые из нас. И после того, как сброшена пустота этого Громадного Скученного Бардака, мы обнаруживаем полноту Ничто.
Одним из самых замечательных примеров, отражающих значение Ничто, является случай из жизни японского императора Хирохито. Быть императором в одной из самых конфуцианизированных стран мира не так уж и просто. С раннего утра до позднего вечера практически каждая минута императорского времени заполнена приемами, аудиенциями, поездками, инспекциями и еще бог знает чем. И при таком плотном расписании, по сравнению с которым каменная стена кажется пористой, император должен плыть по жизни как величественный корабль при ровном бризе.
И вот, в один особенно загруженный день император прибыл в зал собраний на какой-то прием. Но когда он вошел, в зале никого не было. Император прошел в центр огромного зала, некоторое время стоял молча, а затем поклонился пустому пространству. Он повернулся к своим подчиненным с широкой улыбкой на лице. "Нам надо почаще проводить подобные приемы", - сказал он им. - "Я давно уже не чувствовал себя так хорошо".
В сорок восьмой главе "Дао дэ цзина" Лао-цзы писал: "Кто следует наставлениям ученых мужей, что ни день, обретает. Кто внимает голосу Дао, что ни день, лишь теряет". А вот забавная история, описанная Чжуан-цзы:

- Я кое-чему научился, - сказал Янь Хой.
- Чему? - спросил Мастер.
- Я забыл правила добродетели и ступени человеколюбия, - ответил ученик.
- Хорошо, но могло бы быть и лучше - сказал Мастер.
Спустя несколько дней Янь Хой заметил:
- Я делаю успехи.
- Какие? - спросил Мастер.
- Я забыл Ритуалы и Музыку, - ответил он.
- Уже лучше, но это еще не совершенство, - сказал Мастер.
Через некоторое время Янь Хой сказал Мастеру:
- Теперь я просто сажусь и все забываю.
Мастер взглянул на него с удивлением.
- Что значит, ты все забываешь? - спросил он быстро.
- Я забываю тело и все ощущения и оставляю позади все чувства и знания, - ответил Янь Хой. - И в сердце Пустоты я сливаюсь с Источником Всех Вещей.
Мастер поклонился ему.
- Ты преодолел границы времени и познания и далеко меня обогнал. Ты нашел Путь!*
Собирать, анализировать, сортировать и хранить информацию - это и многое другое разум может делать настолько автоматически, искусно и легко, что самый крутой компьютер будет выглядеть по сравнению с ним пластиковой игрушкой. Но он способен на бесконечно более сложные вещи. Использовать ум для того, для чего он обычно используется в большинстве случаев, почти так же неэффективно и неуместно, как использовать магический меч для открывания консервов. Сила чистого ума неописуема, но ею может обладать любой, кто сумеет оценить и применить на практике сущность Пустоты.
Скажем, у вас возникла какая-то идея. Откуда она взялась? Из чего-то, что, в свою очередь, пришло из чего-то еще? Если вы сможете проследить весь ее путь до самого источника, то обнаружите, что она возникла из Ничего. И, по всей вероятности, чем замечательнее идея, тем короче был ее путь оттуда. "Гениально! Ничего подобного раньше не было! Совершенно новый подход!" Практически каждому когда-либо приходила в голову подобная идея, чаще всего после здорового крепкого сна, когда все так ясно и наполнено Пустотой, что идея просто вдруг возникает из ничего. Но совершенно необязательно для этого каждый раз ложиться спать на пару часов. Вместо этого можно всегда бодрствовать - быть полностью пробужденным. Этот процесс абсолютно естественен.
Он начинается в детстве, когда мы беспомощны, но все осознаем, наслаждаясь тем, что нас окружает. Затем приходит юность, когда мы все так же беспомощны, но пытаемся казаться независимыми. Когда мы перерастаем эту стадию, мы становимся взрослыми - самостоятельными личностями, достаточно зрелыми и способными помогать другим так же, как мы научились помогать себе.
Но взрослый - это еще не самая высокая ступень в развитии. Конец цикла - это независимый, все видящий Ребенок с кристально чистым умом. Этот уровень называется Дао. Когда "Дао дэ цзин" и другие подобные книги говорят: "Вернись к истоку; стань подобным ребенку", они имеют ввиду именно это. Почему просветленные кажутся наполненными светом и счастьем, как дети? Потому что они и есть дети. Просветленные - это Дети, Которые Знают. Их ум очистился от ненужных сиюминутных знаний и наполнился пониманием Великого Ничто, Пути Вселенной.

Они шли, думая о Том и о Сем, и постепенно они добрались до Зачарованного Места, которое называлось Капитанский Мостик, потому что оно было на самой вершине холма. Там росло шестьдесят с чем-то деревьев, и Кристофер Робин знал, что это место зачаровано, потому что никто не мог сосчитать, сколько тут деревьев - шестьдесят три или шестьдесят четыре, даже если он привязывал к каждому сосчитанному дереву кусочек бечевки.
Как полагается в Зачарованном Месте, и земля тут была другая, не такая, как в Лесу, где росли всякие колючки и папоротник и лежали иголки; здесь она вся заросла ровной-ровной зеленой травкой, гладкой и шелковистой... Сидя там, они могли видеть весь мир - во всяком случае, до того самого места, где небо сходится с землей, и весь этот мир был вместе с ними здесь, в Зачарованном Месте.

Там и заканчивается книга про Винни Пуха, в Зачарованном Месте, на самой вершине холма. Мы можем попасть туда в любое время. Оно недалеко, и найти его не трудно. Просто встаньте на тропу, ведущую в Ничто, и идите по ней в Никуда, пока не окажетесь на месте. Потому что Зачарованное место находится прямо рядом с вами, и если вы Дружелюбны К Медведям, вы легко его найдете.

ДАО ПУХА
И в утреннем сиянии, и в сумерках, странствует по Лесу маленький Мишка. Почему мы следовали за ним, когда были еще совсем юными? В конце концов, он всего лишь Глупенький Медвежонок. Но разве Ум так уж важен? Разве Ум приводит нас туда, куда нам нужно идти? Или, как происходит гораздо чаще, именно Ум и уводит нас с правильного пути, и мы пытаемся догнать эхо ветра в вершинах деревьев, думая, что оно реально, вместо того, чтобы прислушаться к голосу внутри нас, указывающему нам путь?
Ум может делать многое, но то, что он может делать, - далеко не самое важное. Абстрактные умствования только отдаляют мыслителя от реального мира, и этот мир, Лес Истинной Жизни, находится сейчас в отчаянном состоянии, потому что развелось слишком много умников, которые слишком много думают и проявляют слишком мало заботы.
Мастера жизни знают Путь, потому что они прислушиваются к голосу в себе, к голосу знания и простоты, к голосу, который разумен без Умствования и знает без Размышления. Этот голос - не привилегия избранных, он был дан каждому. Те, кто обращают на него внимание, часто считаются исключением из правила, хотя на самом деле они - практическое подтверждение этого правила, приложимого ко всем, кто им пользуется.
В каждом из нас есть и Сова, и Кролик, и Иа, и Пух. Слишком долго мы следовали путем Совы и Кролика. Теперь, как Иа, мы жалуемся на последствия. Но это не помогает. Если мы не дураки, мы выберем путь Пуха. Как бы из далека, он зовет нас чистым голосом ума ребенка. Может быть, иногда его трудно услышать, но от этого он не становится менее важным, потому что без него мы никогда не найдем свой путь через Лес.

ПОСЛЕСЛОВИЕ
- Ну, и что ты думаешь, Пух? - сказал я.
- Думаю о чем? - спросил Винни Пух.
- О Дао Пуха, разумеется.
- Да Пуха? - спросил Пух.
- Как, опять все с начала? - сказал я.
- Что все с начала? - спросил Пух.
- Дао Пуха, - сказал я.
- А что это - Дао Пуха?
- Ну как же - Неотесанное бревно, Принцип Именинного Пирога, Путь Пуха, Ай Да Медведь и так далее.
- А-а, - сказал Пух.
- Это и есть Дао Пуха, - сказал я.
- А-а, - сказал Пух.
- А не мог бы ты что-нибудь сказать об этом? - попросил я.
- Ну-у... вот, тут кое-что пришло мне в голову, - сказал он. - Я лучше спою.
- Ладно, давай.
- Ну, значит, так...

Чтобы постичь Дао,
Следуй Дао;
Следуй Дао,
Просто делая то,
Что ты делаешь.
Оно - здесь, прямо перед тобой,
Но слишком напрягаясь, чтобы его разглядеть,
Запутаешься и потеряешься.

Я - это я,
А ты - это ты,
Как видишь;
Но если будешь делать то,
Что в твоих силах,
Ты обретешь Дао,
И Дао последует за тобой.

- Вот что это такое, как мне кажется, - сказал он.
- Превосходно, - сказал я. - Но ведь ты знаешь, правда?
- Знаю что? - сказал Пух.
- Что это то же самое.
- Конечно, - сказал Пух. - Никакой разницы.

* * *

Об авторе "Дао Пуха"
Бенджамин Хофф - американский (штат Орегон) писатель, фотограф, музыкант, и композитор, преисполненный великой нежности к Лесам и Медведям.
Бакалавр Искусств (он полагает, что его учёная степень относится куда-нибудь к Искусству Дальнего Востока, но так вышло, что некоторое время он не вспоминал об этом, и, возможно, это уже не так), сравнительно недавно прошедший подготовку в Японии в качестве замечательного специалиста по художественной обрезке деревьев и кустарников. Теперь он пишет круглосуточно. Ну, во всяком случае - большую часть суток. Всё остальное время посвящает дaoсской йоге, тайцзицюань, трюковому запуску воздушных змеев, выстругиванию и (ай!) метанию бумерангов, а также даосскому теннису, чем бы это не оказалось на самом деле. Кроме этого любит поспать и поваляться на полу.
Он автор книг "Дао Пуха", "Дэ Пятачка", а ещё - The Singing Creek Where the Willows Grow: The Mystical Nature Diary of Opal Whiteley (все вышли в издательстве Penguin).

Оригинальная вёрстка, корректура: Yu Kan


www.e-puzzle.ru

* * Разработчик пространственных стальных конструкций из прямых стержней. (Прим. переводчика.)
* А самое забавное здесь, что Мастера у Чжуан-цзы зовут... Конфуцием. %) (Прим. корректора.)
---------------

------------------------------------------------------------

---------------

------------------------------------------------------------


<< Предыдущая

стр. 6
(из 6 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ