стр. 1
(из 8 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

Доверительное управление имуществом в сфере предпринимательства

Введение

Доверительное управление имуществом - правовой институт в системе российского гражданского права, имеющий особенности правового регулирования в сфере предпринимательской деятельности. Доверительное управление имуществом введено в законодательство Российской Федерации ч. 4 ст. 209 ГК РФ, гл. 53 ГК РФ в качестве самостоятельной правовой формы управления чужим имуществом, осуществления всех правомочий собственника в едином процессе предпринимательской деятельности по управлению чужим имуществом.
Правовая модель доверительного управления возникла как конкурентная по отношению к праву хозяйственного ведения и оперативного управления, памятникам "единой фабрики" социалистического народного хозяйства.
Право оперативного управления введено в российское законодательство Основами гражданского законодательства Союза ССР и республик 1961 г., чему предшествовала разработка модели права оперативного управления академиком А.В. Венедиктовым, в частности в его труде "Государственная социалистическая собственность" (М., 1948). В Гражданский кодекс РСФСР 1964 г. правовая модель оперативного управления была внесена в 1987 г. и определялась следующим образом: "Имущество, закрепленное за государственными, межколхозными, государственно-колхозными и иными государственно-кооперативными организациями, состоит в оперативном управлении этих организаций, осуществляющих в пределах, установленных законом, в соответствии с целями их деятельности, плановыми заданиями и назначением имущества права владения, пользования и распоряжения имуществом" (Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1987. N 9. Ст. 250).
Право хозяйственного ведения под наименованием "право полного хозяйственного ведения" было законодательно внедрено как самостоятельная правовая модель Законом СССР "О собственности в СССР" (Ведомости Верховного Совета СССР. 1990. N 11. Ст. 164). Согласно ст. 294, 295 ГК РФ, "государственное или муниципальное унитарное предприятие, которому имущество принадлежит на праве хозяйственного ведения, владеет, пользуется и распоряжается этим имуществом в пределах, определяемых в соответствии с настоящим Кодексом. Собственник имущества, находящегося в хозяйственном ведении, в соответствии с законом решает вопросы создания предприятия, определения предмета и целей его деятельности, его реорганизации и ликвидации, назначает директора (руководителя) предприятия, осуществляет контроль за использованием по назначению и сохранностью принадлежащего предприятию имущества.
Собственник имеет право на получение части прибыли от использования имущества, находящегося в хозяйственном ведении предприятия... Предприятие не вправе продавать принадлежащее ему на праве хозяйственного ведения недвижимое имущество, сдавать его в аренду, отдавать в залог, вносить в качестве вклада в уставный (складочный) капитал хозяйственных обществ и товариществ или иным способом распоряжаться этим имуществом без согласия собственника. Остальным имуществом, принадлежащим предприятию, оно распоряжается самостоятельно, за исключением случаев, установленных законом или иными правовыми актами".
Право хозяйственного ведения и право оперативного управления удовлетворяли потребности плановой экономики, но в рыночной экономике в отдельных случаях оказываются неэффективными*(1). Например, в случаях ликвидации, несостоятельности (банкротства) унитарных государственных или муниципальных предприятий возможна передача имущества государством-собственником в доверительное управление предпринимателям-управляющим, специалистам в области финансового менеджмента. Ликвидация госпредприятий по мотивам неэффективности деятельности (входящая в понятие реструктуризации*(2)) также влечет за собой внедрение доверительного управления государственным имуществом, передачу его в руки предпринимателей - доверительных управляющих*(3).
В частном обороте применение права доверительного управления весьма актуально, оно касается управления имуществом коммерческих организаций, внешнего и конкурсного управления имуществом несостоятельных лиц, управления имуществом паевых инвестиционных фондов, ценными бумагами приватизированных предприятий (акционерных обществ и других коммерческих организаций), денежными средствами коммерческого банка (трастовые операции), накопительной частью трудовых пенсий граждан и иными активами частного оборота.
Словом, доверительное управление применимо в публичных целях (управление государственным имуществом) и в частных интересах (управление имуществом частных (физических и юридических) лиц).
Роль доверительного управления актуальна в том отношении, что оно призвано сформировать новый слой управляющих - предпринимателей, специалистов в сфере рыночной экономики. Доверительное управление имуществом - это правовая форма опосредования долгосрочного инвестирования в реальный сектор экономики, включая военную и сырьевую промышленность, науку, образование, агропромышленный комплекс. В России существует потенциал коммерческой элиты нового типа, владеющей знаниями в области финансового менеджмента, способных извлечь прибыль независимо от конкретной природы капитала.
Следует подчеркнуть, что доверительное управление имеет признак доверительности, который указывает на постепенность и преемственность смены управленческих элит, смены директоров управляющими на основе сотрудничества и взаимного доверия хозяйственной и коммерческой элит.
В доверительном управлении профессионализм управляющего, самостоятельный характер его деятельности в конкурентной рыночной среде имеет безусловный приоритет перед контролем учредителя управления над процессом управления имуществом (капиталом).
В монографии сформулирован ряд предложений по совершенствованию действующего законодательства о доверительном управлении имуществом, которые можно было бы включить в закон о доверительном управлении имуществом. Такие предложения затрагивают проблему определения управления имуществом в частном (гражданском, коммерческом) праве, соотношения признаков доверительности и предпринимательской самостоятельности доверительного управляющего, приоритета профессиональной тайны доверительного управляющего перед контролем учредителя управления над процессом управления, распределения между управляющим и учредителем "бремени содержания имущества", прав и обязанностей сторон в ходе управления имуществом, в частности вопрос о законодательном закреплении права доверительного управляющего на доступ к документации, в которой зафиксированы состав, содержание и правовой статус передаваемого имущества.
Особую проблему представляет соотношение доверительного управления, права хозяйственного ведения (оперативного управления) как правовых форм реформирования управления стратегически значимым для государства имуществом. Можно согласиться с В.Ф. Яковлевой в том, что "...проведение экономической реформы с неизбежностью потребовало решения ряда задач коренной ломки существующей административно-командной системы, демонополизации народного хозяйства, создания слоя частных собственников, развития конкурентной среды, постепенного преобразования большей части государственной собственности в частную"*(4).
Приватизация государственного имущества - исторический гуманитарный акт. Это подтверждается тем, что сегодня мы имеем частную собственность и свободную предпринимательскую инициативу в тех сферах, которые обслуживают человека: производство потребительских товаров и бытовых услуг, оптовая и розничная торговля потребительскими товарами и т.д. Еще до 1997 г. приватизировано 65% государственных предприятий, существовавших в России при Советской власти. Тогда и был подведен определенный итог приватизации принятием Закона от 21 июля 1997 г. N 123-ФЗ "О приватизации государственного имущества и об основах приватизации муниципального имущества в Российской Федерации"*(5).
Оставшиеся в государственной собственности по состоянию на 1997 г. 35% государственных предприятий, составлявших государственную экономику России, можно было назвать стратегической экономикой России (оборонно-промышленный комплекс, НИИ, КБ, железные дороги, связь, контроль государства за использованием капитала в частных стратегически значимых корпорациях).
Концепции реструктуризации, предложенные в 1997-2001 гг., подкрепленные кредитами МВФ и направленные на реформирование стратегической экономики, практически не дали результата, потому что не имели идейно-политической основы, отличались фрагментарностью и отсутствием целостного и масштабного подхода к проблемам кадровой реформы и технической модернизации стратегической экономики.
В ноябре 1998 г. правительством Е.М. Примакова предлагался, на наш взгляд, совершенно разумный подход к проблеме: передача стратегически значимого имущества в доверительное управление специально подготовленным менеджерам. В Заявлении Правительства РФ и Центрального банка РФ (ноябрь 1998 г.) содержались такие, например, предложения: "...соответствующие органы исполнительной власти должны принимать решение о банкротстве, санации или передаче контрольного пакета акций организаций в государственную собственность с последующей передачей в доверительное управление..."*(6).
В качестве мер повышения эффективности процесса приватизации и управления государственным имуществом Министерству государственного имущества Российской Федерации, Российскому фонду федерального имущества и Министерству экономики Российской Федерации было "поручено:
- провести проверку эффективности управления всеми государственными унитарными предприятиями, пакетами акций, находящимися в федеральной собственности, федеральной недвижимостью, включая объекты, не завершенные строительством, а также собственностью, находящейся за рубежом;
- разработать систему контроля и стимулирования работы руководителей государственных унитарных предприятий, представителей государства в акционерных обществах...;
- создать систему доверительного управления акциями, находящимися в государственной собственности, и иным имуществом... Осуществлять передачу в доверительное управление акций и иного имущества в случае неэффективности управления ими с обязательным закреплением параметров эффективности использования;
- установить ответственность и стимулы для доверительного управляющего, предусматривающие изъятие переданных в доверительное управление акций и имущества при невыполнении параметров их эффективного использования, и возможность в случае выполнения указанных параметров реализации доверительному управляющему акций и иного имущества, находящегося в его доверительном управлении..."*(7).
Таким образом, уже в 1998 г. Правительством РФ была совершенно четко осознана необходимость передачи в доверительное управление не только акций стратегически значимых АО, но и "иного имущества"; обоснованно был также сделан акцент на том, что доверительный управляющий - лицо, способное обеспечить эффективное управление государственным имуществом и для которого юридически возможно "установить ответственность и стимулы...".
Постановлением Правительства РФ от 9 сентября 1999 г. (с последующими изменениями) была одобрена Концепция управления государственным имуществом*(8), в которой были совершенно корректно расставлены акценты в плане соотношения хозяйственного ведения и оперативного управления. В Концепции, в частности, говорилось: "Юридическая конструкция права хозяйственного ведения предоставляет субъекту такого права широкий круг полномочий по владению, пользованию, распоряжению имуществом собственника. Реально эти полномочия осуществляются единолично руководителем унитарного предприятия, взаимоотношения которого с собственником регулируются законодательством о труде. ...Руководители унитарных предприятий бесконтрольно управляют финансовыми потоками этих предприятий, в том числе самостоятельно принимают решения о направлениях использования прибыли... Трудовое законодательство, эффективно защищая права руководителей, создает значительные трудности для применения к ним мер ответственности за результаты деятельности предприятия..."
Однако, подвергнув справедливой критике правовую модель хозяйственного ведения, российская власть не приняла центристскую, по сути, модель передачи имущества в доверительное управление и в 2001 г. пошла по пути приватизации стратегической экономики.
Любопытно отметить, что впервые этот путь был предложен накануне "обвала" российской экономики в 1998 г. В Постановлении Правительства РФ от 20 июля 1998 г. N 851 "Об утверждении Заявления Правительства Российской Федерации и Центрального банка Российской Федерации о политике экономической и финансовой стабилизации", утвержденном премьер-министром С. Кириенко, говорилось: "В программе приватизации на 1998 и 1999 годы будут значительно расширены масштабы и ускорен процесс проведения приватизации российских предприятий на гласной и конкурентной основе. Это будет сделано ...за счет значительного сокращения числа компаний, имеющих в настоящее время статус "стратегических", и их приватизации".
Активное противодействие приватизации стратегической экономики патриотически настроенных сил не позволило развернуть этот процесс в 1997-2001 гг.
Распоряжение Правительства РФ от 10 июля 2001 г. N 910-р "О программе социально-экономического развития Российской Федерации на среднесрочную перспективу (2002-2004 годы)" признало необходимым "продолжение работы по сокращению количества унитарных предприятий путем реорганизации и приватизации. Учитывая, что в настоящее время правовой статус более чем 11 тыс. государственных унитарных предприятий, основанных на праве хозяйственного ведения, не позволяет им быть полноценными и эффективными субъектами рыночной экономики, (необходимы:
- отказ от использования права хозяйственного ведения и постепенная оптимизация количества унитарных предприятий;
- продолжение работы по продаже пакетов акций акционерных обществ, деятельность которых не связана со стратегическими интересами государства по обеспечению национальной безопасности;
- повышение эффективности управления государственным имуществом, в том числе унитарными предприятиями и акциями, находящимися в государственной собственности и составляющими государственный сектор экономики".
Но Правительство посчитало, что "решение указанных задач должно осуществляться в рамках нового закона о приватизации...", а "для повышения эффективности деятельности государственных унитарных предприятий и государственных учреждений требуется совершенствование системы взаимоотношений с руководителями государственных унитарных предприятий, а также усиление контроля над их деятельностью"*(9).
В 2001 г. приватизация стратегической экономики получила законодательную основу*(10).
Тем не менее российская власть все еще пребывает в поиске оптимальной модели эффективного управления принадлежащими государству предприятиями. Об этом говорит вышеупомянутое Распоряжение Правительства РФ от 10 июля 2001 г. N 910-р, в котором, в частности, говорится: "Основными задачами реформирования ОПК являются:
- оптимизация состава и структуры ОПК путем концентрации военного производства на ограниченном числе научно-производственных комплексов (объединений), контролируемых государством;
- обеспечение устойчивости и развития системы научно-производственной кооперации;
- осуществление мер по стабилизации социально-экономического и финансового положения предприятий и организаций ОПК и формирование необходимой нормативной правовой базы по его реформированию;
- создание условий для расширения объемов инвестиций, технического перевооружения производственно-технологической базы, обновления и формирования нового состава и структуры активной части основных производственных фондов;
- реализация... мероприятий по подготовке высококвалифицированных молодых специалистов для предприятий и организаций ОПК...
Государственное участие в реформировании и развитии ОПК будет осуществляться не только в форме бюджетного финансирования определенной части расходов, но и путем решения вопросов по передаче в доверительное управление головным компаниям интегрированных структур закрепленных в федеральной собственности пакетов акций предприятий и организаций, входящих в состав этих структур.
Управление государственной собственностью в ОПК должно быть подчинено решению трех основных задач:
- трансформации сложившейся отраслевой организационно-технической структуры ОПК в современную продуктово-видовую структуру путем государственного содействия в формировании ограниченного числа крупных межотраслевых и межвидовых научно-производственных комплексов;
- созданию вертикали управления ходом реализации заданий государственной программы вооружения и крупных экспортных контрактов;
- привлечению внебюджетных инвестиций для финансирования проектов реструктуризации, реформирования и развития производственно-технологических комплексов и их кооперационного окружения путем разрешения головным компаниям снижать долю государства в их капиталах путем проведения дополнительных эмиссий акций среди частных инвесторов"*(11).
Представляется, что органическое объединение ранее предпринимаемых российской властью фрагментарных мер по реформированию стратегически значимого сектора экономики, а именно: ускоренное банкротство несостоятельных государственных предприятий и их ликвидация, мониторинг эффективности деятельности государственных предприятий, активная критика правовой модели хозяйственного ведения, попытки кадровой реформы руководящего состава стратегически значимых предприятий путем обучения молодых управляющих за рубежом*(12), передача в доверительное управление принадлежащих государству пакетов акций стратегически значимых АО, - возможно только с помощью передачи в доверительное управление стратегически значимых*(13) предприятий как имущественных комплексов.
В своем Послании Федеральному Собранию РФ в мае 2004 г. Президент РФ, в частности, сказал: "...в армии и других силовых ведомствах накоплено огромное имущество, и оно... нуждается в оценке и эффективном управлении. Прозрачная военная экономика - это условие реформы"*(14).
На наш взгляд, реформа стратегической экономики в целом и ОПК в частности должна быть опосредована путем передачи имущества стратегических объектов государственной собственности в доверительное управление. Ни приватизация, ни передача имущества в аренду, которые практикуются сегодня, не дадут тех результатов, которые может дать передача имущества в доверительное управление.
Прежде всего доверительное управление имуществом предполагает передачу имущества в профессиональное управление менеджеру-предпринимателю. Известно, что доверительным управляющим может быть только индивидуальный предприниматель или коммерческая организация (по общему правилу). Цель предпринимательской деятельности - извлечение прибыли. Именно поэтому эффективное и прибыльное управление государственным имуществом, которое ныне находится в хозяйственном ведении или оперативном управлении, возможно только при условии передачи права управления этим имуществом профессионалу, т.е. предпринимателю или коммерческой организации. Непреложным условием этого процесса является постепенная ликвидация государственных предприятий как субъектов права и их трансформация в объекты права - предприятия как имущественные комплексы, материальную основу предпринимательской деятельности. Передача таких предприятий в доверительное управление, при надлежащем законодательном обеспечении этого процесса, позволит осуществлять прежде всего эффективное управление стратегической экономикой.
Обеспечение прозрачности стратегической экономики также может быть достигнуто посредством правовой формы доверительного управления имуществом. Обособление имущества, переданного в доверительное управление, от имущества учредителя управления и от имущества доверительного управляющего, уже ныне предусмотренное действующим законодательством, позволит обеспечить названную "прозрачность". Кроме того, предпринимательский статус доверительного управляющего и легальность вознаграждения за его предпринимательский труд обеспечат трансформацию сомнительных ныне доходов госпредприятий и их руководителей в прозрачные для налогообложения, государства-учредителя и общественности доходы от управления и доходы доверительных управляющих государственным имуществом, обособленные друг от друга и учитываемые на отдельных балансах.
Доверительное управление имуществом как правовая форма реализует экономическую заинтересованность как государства-учредителя, так и доверительного управляющего в доходах от стратегического производства, в прибыльности этого производства, а также прозрачность доходов (налоговая отчетность, финансовая отчетность управляющего перед учредителем).
Доверительное управление имуществом создает условия для реализации вышеназванных целей реформы ОПК*(15), а именно: трансформации сложившейся отраслевой организационно-технической структуры ОПК в современную продуктово-видовую; создания вертикали реализации заданий государственной программы вооружений и привлечения внебюджетных инвестиций для финансирования проектов реструктуризации, реформирования и развития производственно-технологических комплексов.
Во-первых, доверительное управление имуществом - это в отличие от правовых форм хозяйственного ведения и оперативного управления рыночная модель. Именно этот признак дает возможность доверительному управлению способствовать преобразованию отраслевой структуры стратегической экономики в продуктово-видовую. В ходе такой реформы определяющим является преобразование отрасли, построенной по технологическому признаку, в сферу бизнеса, основанную на принципе внешней потребности определенного вида товара. Тем самым стратегическая экономика меняет свою направленность с "отраслевой" на "продуктово-видовую".
Во-вторых, создание новой вертикали управления стратегической экономикой также могло бы опосредоваться с помощью правовой формы доверительного управления имуществом, потому что эта новая структура должна строиться на имущественных и горизонтальных, а не административно-властных началах, как это сейчас имеет место. С другой стороны, приватизация стратегической экономики, напрочь разбивающая всякую неимущественную связь между государством и стратегической экономикой, является также крайней мерой. Доверительное управление стратегически значимым объектом не влечет перехода права собственности на него от государства иному лицу, сохраняет в необходимой степени неимущественную связь между государством-учредителем, доверительным управляющим и переданным в управление имуществом, продолжающим "исполнять" государственно значимые функции.
Доверительное управление имуществом обеспечивает доверительные отношения между учредителем и управляющим как личную неимущественную связь. Одновременно доверительное управление способствует реализации задачи прибыльности и эффективности управления указанным имуществом, что и является гражданско-правовым, имущественным фактором в новой структуре управления стратегической экономикой. Иначе говоря, доверительное управление имуществом позволяет рационально сочетать имущественные и неимущественные, горизонтальные и вертикальные связи, избегая крайних форм. Например, предприятие сохраняет профиль деятельности, но при этом модернизируется и становится более прибыльным.
В-третьих, доверительный управляющий мог бы стать гарантом "привлечения внебюджетных инвестиций" именно потому, что он, в отличие от директора госпредприятия достаточно самостоятельная фигура на рынке товаров и капиталов, является предпринимателем или коммерческой организацией и действует от своего имени.
Доверительное управление стратегически значимым имуществом - это средство осуществить переход на рыночную форму хозяйствования в отличие от планово-экономических форм хозяйственного ведения и оперативного управления, с одной стороны. С другой стороны - это средство обеспечить общесоциальное значение деятельности стратегически значимых объектов, не допустить их перепрофилирования, а также конфликта интересов между государством и частной корпорацией в отличие от приватизации.
Доверительное управление имуществом - оптимальная форма управления стратегически значимыми производственными объектами.
Несмотря на то что законодатель включил доверительное управление в число других обязательств, сохраняет актуальность проблема перспектив доверительной собственности в России.
Следует согласиться с Ю.К. Толстым в том, что еще не расставлены все точки над "i" по поводу перспективы развития права доверительной собственности в России*(16). В настоящей работе не дано картины всех возможных последствий внедрения trust'а (доверительной собственности) в российское право, равно как и нет указания на необходимость его немедленного внедрения. Однако в конструкции доверительного управления выявлены некоторые проблемы, которые указывают на высокую вероятность трансформации доверительного управления в конструкцию доверительной собственности. Предпринятый в исследовании исторический экскурс дает основания полагать, что появление нового вещного права, производного от права собственности, вполне возможно в частном обороте России. Внедрение в правосознание российского общества правового понятия и юридической защиты отношений особого доверия, равно как и самой модели trust, несомненно могло бы способствовать стабилизации экономических отношений в России, установлению возможности долгосрочных отношений по управлению инвестициями в стране, особенно это касается инвестирования в российскую экономику частного капитала зарубежных лиц и компаний. Во-первых, таким инвесторам хорошо знакома модель trust как самостоятельная правовая конструкция, а во-вторых, особая охрана отношений особого доверия несомненно могла бы привлечь инвестиции на длительные сроки и обеспечить их эффективное коммерческое использование на легальной основе. Защита с помощью государства (государственных правоохранительных органов) отношений особого доверия могла бы способствовать гуманизации имущественных отношений, и в частности гуманизации процесса управления чужим имуществом.
В дореволюционной России имелись формы, сходные с доверительным управлением (причем возникли они именно в период зарождения в царской России капиталистических форм хозяйствования, что свидетельствует о сходстве экономических ситуаций 1860-х и 1990-х годов). При управлении дворянскими имениями, по свидетельству А. Гордона и К. Победоносцева, ощущался недостаток в конструкции, содержащей правила об общедозволительном режиме деятельности управляющего, ибо управляющий дореволюционного времени, действовавший на основании "верющего письма", всегда рисковал нарушить интересы хозяина: либо превысить свои полномочия, исходящие из доверенности, либо упустить коммерческий шанс, благоприятный для преумножения имущества хозяина.
В России издавна существовала необходимость в расширении полномочий управляющего до пределов вещного права, т.е. правовой конструкции, в которой приоритетное значение имеет воздействие человека на вещь. Таким образом, модель доверительного управления имуществом, с учетом его особенностей в сфере предпринимательства, - ответ на давний запрос российского общества. Дореволюционные авторы сравнивали российский договор доверенности с германской прокурой задолго до того, как обрели актуальность договор доверительного управления и его сравнение с trust, procura, agency и пр. (§ 2 гл. I настоящей книги).
В настоящей работе предлагается следующее определение понятия доверительного управления имуществом в сфере предпринимательства: доверительное управление имуществом в сфере предпринимательства - это предпринимательская деятельность управляющего в интересах учредителя (выгодоприобретателя) на основе особого доверия, за вознаграждение.
Системность и комплексность понятия доверительного управления как деятельности в сфере предпринимательства дают возможность отождествить его с предпринимательской деятельностью. Специфика доверительного управления в сфере предпринимательства выражается в том, что деятельность управляющего направлена на извлечение прибыли.
Общее правовое понятие доверительного управления имуществом сформулировано в настоящей работе следующим образом: доверительное управление имуществом в сфере предпринимательства - это обязательство, в силу которого собственник передает имущество на основе особого доверия лицу, которое обязуется осуществлять управление имуществом в интересах учредителя или указанного им лица, за вознаграждение. Характерными чертами этого обязательства являются вознаграждение и особое доверие, которые выступают как проявления неимущественного и имущественного интересов в определенном соотношении. Там, где высок "удельный вес" имущественных, материальных отношений, там менее значимо соблюдение отношений особого доверия. Там, где высок "удельный вес" личных доверительных отношений, там не столь важен интерес материальный. По такому принципу в Древнем Риме отграничивалась аналогичная доверительному управлению правовая форма mandatum (взаимные услуги римских граждан на основе личных доверительных отношений) от возмездного договора locatio-condictio operaris (найма личных услуг).
В настоящей работе определена природа правоотношения доверительного управления имуществом как правоотношения косвенного представительства интересов учредителя, совершаемого управляющим в пользу выгодоприобретателя (учредителя, третьего лица). При этом в цивилистической модели на первом плане - отношение косвенного представительства, которое, однако, в значительной степени утрачивает смысл в торговом обороте в пользу усиления законодательных акцентов на принципе самостоятельности предпринимательского статуса доверительного управляющего имуществом, действующего в пользу выгодоприобретателя. В торговом обороте доверительный управляющий - это прежде всего промиссар (сторона по договору в пользу третьего лица, корреспондирующая с промитентом), действующий в пользу учредителя или третьего лица (выгодоприобретателя).
В настоящей монографии предпринята попытка доказать следующую закономерность: практическая целесообразность применения доверительного управления имуществом юридических лиц (корпораций) возрастает прямо пропорционально степени автономии воли и имущественной обособленности юридического лица, а также степени концентрации капитала в корпорации, причем возрастает последовательно от управления имуществом товарищества до управления имуществом открытого акционерного общества.
Наличие у хозяйственных обществ специальных органов управления их деятельностью подтверждает, что у органов хозяйственных обществ автономия воли достаточно высока и полномочия таких органов могут быть переданы по договору управляющей компании. Доверительное управление имуществом хозяйственного общества - основанная на принципах юридического равенства гражданско-правовая взаимосвязь между хозяйственным обществом и доверительным управляющим (управляющей компанией), который на основе гражданско-правового договора доверительного управления имуществом исполняет полномочия органа юридического лица. Доверительное управление имуществом нецелесообразно применять в ходе управления имуществом полного товарищества. Если один из товарищей становится доверительным управляющим, нарушается один из важнейших принципов: принцип равного личного участия товарищей в управлении. Кроме того, нарушаются положения закона о том, что товарищи решают вопросы управления по общему согласию или в ситуациях, предусмотренных учредительным договором, большинством голосов (ст. 71 ГК РФ). В последнем случае сохраняется возможность для употребления модели доверительного управления, но ее применение представляется нецелесообразным.
Доверительное управление денежными средствами (так называемый финансовый траст) более обоснованно опосредовать с помощью вещного права доверительной собственности. Деньги - это вещи, определенные родовыми признаками, и в торговом обороте факт перехода права собственности на деньги не требует никакого государственного удостоверения и равнозначен факту перехода права на осуществление права собственности. Торговый оборот совершенно безразлично относится к внутренним отношениям между учредителем и управляющим денежными средствами, легитимирует всякого обладателя денежных средств как их законного владельца. Закономерность появления в законодательстве "финансового траста" подтверждает и процедура управления ценными бумагами на предъявителя.
В соответствии со ст. 29 Федерального закона "О рынке ценных бумаг" осуществление прав по эмиссионным предъявительским ценным бумагам производится по предъявлении их владельцем либо его доверенным лицом, в то время как осуществление прав по именным документарным ценным бумагам производится после проверки совпадения имени владельца в сертификате с именем владельца в реестре. Доверенное лицо (как и доверительный управляющий) в случае с эмиссионными предъявительскими ценными бумагами выступает как самостоятельный участник гражданского оборота, а в случае с именными ценными бумагами - как косвенный представитель владельца ценных бумаг, имя которого необходимо специально устанавливать.
Разница между этими двумя случаями управления ценными бумагами (предъявительскими и именными) юридически состоит в том, что в первом случае нет необходимости устанавливать имя владельца ценных бумаг (предъявительских), а во втором случае (именные ценные бумаги) это необходимо (следовательно, принцип самостоятельности доверительного управляющего, действующего по общему правилу от своего имени, ставится под сомнение). Для предъявительских ценных бумаг, равно как и для денежных средств, теоретически более приемлема модель доверительной собственности.
Доверительная собственность - логическое продолжение и развитие правовой модели доверительного управления имуществом. В настоящей монографии это доказывается на основе тщательного анализа правовых аналогов доверительного управления и доверительной собственности в зарубежном, древнем и современном, в российском дореволюционном праве, а также на основе анализа теоретической модели правоотношения доверительного управления имуществом.

Глава I. Понятие и общая характеристика права доверительного управления имуществом в сфере предпринимательства

§ 1. Понятие доверительного управления имуществом в сфере предпринимательства

Правовое регулирование - это "жизнь" права*(17), динамика системы права. Оно имеет две стороны: процесс правообразования и процесс правоприменения. Процесс правообразования всегда связан с формированием социально-экономических предпосылок и условий образования правовой нормы. Юридический закон - результат научного открытия, как всякий другой закон; его основы заложены в естественных условиях жизни общества. Поэтому исследование доверительного управления имуществом в сфере предпринимательства мы начнем с анализа социально-экономического смысла данного явления.
В основе доверительного управления имуществом лежит идея, суть которой заключается в том, что правомочный владелец имущества управляет им на основе особого доверия в интересах собственника этого имущества или указанного им третьего лица. Собственнику принадлежит овеществленный результат затраченного в прошлом общественно полезного труда - определенное материальное благо, а управляющий предлагает на рынке свой "живой" труд, свое профессиональное предпринимательское мастерство в области эффективного управления имуществом организации. Собственность и управление - общественные отношения, взаимно дополняющие друг друга по содержанию и назначению. "Управление обособилось в самостоятельный вид деятельности в ходе разделения труда, при возникновении его кооперации и увеличении масштабов производства"*(18).
Разделение функций собственности и управления - не новая для экономики и права тема. Об этом писали К. Маркс, А. Файоль, А.В. Венедиктов, О.С. Виханский, А.Г. Аганбегян, Г.Х. Попов и др.*(19)
К. Маркс указывал, что управление капиталиста есть особая функция, возникающая из самой природы общественного процесса труда*(20). Функция управления описана К. Марксом и американскими менеджерами-практиками*(21) как особый вид человеческой деятельности, который поднимается над индивидуальными работами и обретает особое качество. В условиях рыночной экономики сосуществуют: управленческая деятельность государственных служащих и управленческая деятельность предпринимателей.
Различие и несовместимость публичного управления и доверительного управления нашли подтверждение в практике Конституционного Суда РФ. В частности, в Определении Конституционного Суда РФ от 1 октября 1998 г. "По запросу Администрации Московской области о проверке конституционности части первой пункта 1 и пункта 2 статьи 1015 Гражданского кодекса Российской Федерации" говорится: "По смыслу пунктов 1 и 2 статьи 1015 ГК Российской Федерации, из круга лиц, наделенных правом осуществлять права и обязанности доверительных управляющих, исключены публично-правовые образования, государственные органы и органы местного самоуправления, однако это не препятствует владельцам частной собственности заключать договоры доверительного управления имуществом с другими субъектами гражданского права, профессионально занимающимися предпринимательской деятельностью".
Существо дела состояло в том, что 22 июня 1996 г. между Министерством финансов РФ и Администрацией Московской области был заключен договор о доверительном управлении ценными бумагами, в соответствии с которым Администрация Московской области приняла на себя обязательства по управлению портфелем ценных бумаг, состоящим из облигаций внутреннего государственного валютного займа на сумму 650 млн. долл. США.
Заместитель Генерального прокурора РФ, полагая, что договор, заключенный между Министерством финансов РФ и Администрацией Московской области, противоречит статье 1015 ГК РФ, обратился в арбитражный суд с иском о признании его недействительным. Решением Арбитражного суда города Москвы, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции того же суда, в иске было отказано со ссылкой на то, что указанный договор не противоречит ст. 1015 ГК РФ, поскольку эта норма не устанавливает ограничений на передачу имущества такому доверительному управляющему, как субъект РФ.
Федеральный арбитражный суд Московского округа, рассматривавший дело по кассационной жалобе заместителя Генерального прокурора РФ, пришел к выводу, что указанный договор противоречит ст. 1015 ГК РФ, поскольку, по мнению суда, ни Московская область как субъект РФ, ни Администрация Московской области не вправе выступать в качестве доверительного управляющего ценными бумагами. Конституционный Суд РФ в упомянутом Определении говорит:
"По смыслу Конституции Российской Федерации (ч. 1 ст. 34), одно и то же лицо не может совмещать властную деятельность в сфере государственного и муниципального управления и предпринимательскую деятельность, направленную на систематическое получение прибыли. ...Государство не наделяется полномочиями по управлению объектами частной собственности, - согласно Конституции Российской Федерации в ведении Российской Федерации находятся лишь федеральная государственная собственность и управление ею (п. "д" ст. 71)".
Конституционные нормы предопределяют специальный характер правоспособности публично-правовых образований: "Российская Федерация, субъекты Российской Федерации и муниципальные образования участвуют в гражданских правоотношениях как субъекты со специальной правоспособностью, которая в силу их публично-правовой природы не совпадает с правоспособностью других субъектов гражданского права - граждан и юридических лиц: Не могут они выступать и в качестве доверительных управляющих, поскольку такая деятельность предполагает получение вознаграждения, представление отчетов учредителю доверительного управления (ст. 1018 и 1023 ГК РФ), что противоречит публично-правовой природе этих образований: Таким образом, запрет осуществлять права и обязанности доверительных управляющих, установленный оспариваемыми нормами для публично-правовых образований, государственных органов и органов местного самоуправления, не является нарушением или ограничением конституционного права частной собственности. Конституция Российской Федерации устанавливает пределы этого права, границы которого в данном случае определяются рядом конституционных положений, в частности положением о недопустимости совмещения властной деятельности в сфере государственного и муниципального управления и предпринимательской деятельности..." (Вестник Конституционного Суда РФ. 1999. N 1).
По направленности управленческая деятельность госслужащих и управленческая деятельность предпринимателей разделяется на управленческую деятельность во имя публичных целей и управленческую деятельность ради частных интересов. Управленческая деятельность предпринимателя характеризуется автономией, самостоятельностью и независимостью, признаками самоуправления. "Управленческая деятельность, осуществляемая органами управления предприятиями, образует необходимый элемент самого производства"*(22). В сфере рыночной экономики управленческая деятельность предпринимателя равнозначна предпринимательской деятельности. Управление предпринимателя - предпринимательский труд*(23).
Прежде управление хозяйством занимало положение среднего звена в иерархической системе понятий между понятиями непосредственного осуществления хозяйственной деятельности (снизу) и хозяйственного руководства, носившего политико-экономический характер (сверху).
Предметом хозяйственного права традиционно было принято считать отношения по руководству и осуществлению хозяйственной деятельности. Управление производством же считалось одной из форм хозяйственного руководства. Наряду с управлением формами хозяйственного руководства считались планирование, контроль за осуществлением хозяйственной деятельности, нормативное правовое регулирование. В.В. Лаптев и Е.С. Каменицер считают управление более узким понятием по сравнению с понятием хозяйственного руководства, но это справедливо лишь для плановой экономики. Следует согласиться с В.В. Лаптевым и Е.С. Каменицером в том, что управление - одна из форм руководства и она является понятием более узким, нежели понятие руководства, но лишь в сфере плановой экономики, потому что вся государственная экономика основывалась на иерархическом соподчинении государственных служащих, в том числе и в сфере производства. И руководство, и управление являли собой формы руководства людьми.
В рыночной экономике имеют приоритет имущественные отношения, поэтому управление доминирует над руководством, управление имуществом преобладает над руководством людьми.
Следует отметить, что градация "руководство - управление - осуществление хозяйственной деятельности" применена М. Брагинским и к классификации хозяйственных связей*(24).
В плановой экономике управление - это форма руководства, а в рыночной экономике руководство есть форма управления.
В рыночной экономике постсоветской России управление имуществом (основными средствами, финансами и пр.) с высот макроэкономического масштаба (как функции управления экономикой в целом) сошло до микроэкономического понятия управления имуществом лица, организации, до уровня управления имущественной базой конкретного товаровладельца, товаропроизводителя. В современной России функцию управления экономикой выполняет не государство, а прежде всего сами индивидуальные предприниматели и коммерческие организации, государство же осуществляет только функцию общенормативного регулирования предпринимательской деятельности. В целом отличие "функции управления" от "функции собственности" обусловлено следующими причинами:
1) общественное разделение труда;
2) усложнение общественного производства;
3) появление профессионального предпринимательства в структуре экономики.
Разделение функций собственности и управления в России особенно связано с процессом приватизации, с формированием рыночной экономики*(25). На этот факт указывает М.А. Дерябина*(26), подчеркивая, что в условиях приватизации функция управляющего - менеджера становится ключевой, в то время как советский директор всегда был представителем государства. В плановой экономике управление также было отделено от собственности, но в условиях рынка самостоятельность управляющего особенно возрастает, становится равной самостоятельности предпринимателя. Рынок не терпит консерватизма, но способствует развитию творческой инициативы и экономическому эксперименту менеджера. Директор советского предприятия был обязан обеспечить контроль за производством, а управляющий нового времени обязан обеспечить эффективный менеджмент в конкурентной среде. Разница между статусом представителя собственника (директор) и статусом самостоятельного субъекта рынка (управляющий) значительна.
Доверительное управление имуществом можно рассматривать как единство и взаимосвязь двух экономических функций - функции собственности и функции эффективного управления капиталом.
Деятельность управляющего-предпринимателя социально значима, она обусловлена социальной значимостью права собственника в том случае, когда имущество собственника передается в доверительное управление.
Теория социальной функции собственности проистекает из учения О. Конта и Л. Дюги о социальной функции права вообще*(27). Функция собственности реализуется только с помощью эффективной реализации функции управления. Действительно, функция управления выполняет роль "движущего начала в управлении производством"*(28). Доверительный управляющий - это лицо, социальная значимость которого заключается в эффективном управлении капиталом и предпринимательской деятельности.
Доверительное управление имуществом - широкое социально-экономическое понятие, которое берет свое начало в сфере частного права (патронаж, корпоративные отношения), но затрагивает также и сферу публичного права. Правда, в сфере публичных отношений доверительное управление имуществом не утрачивает качеств гражданско-правового института. Доверительное управление имуществом - частный случай управления собственностью (особенно это справедливо, если понимать собственность как отношение присвоения).
Управление собственностью может осуществляться в вертикальной системе управления государственной промышленностью, где директор является представителем государственных интересов и главная его задача состоит в выполнении плана, сохранении контроля над предприятием. В этой ситуации отношения между собственником и управляющим выступают по общему правилу неимущественными, основанными на принципе подчинения власти и регулируются нормами административного и трудового права. Доверительное управление здесь вытесняется такими моделями, как хозяйственное ведение и оперативное управление (ст. 1013 ГК РФ), которые хотя и регулируются гражданским правом, но имеют исторические корни (особенно оперативное управление) административно-правового характера. Нельзя не вспомнить в связи с этим "теорию директора" Ю.К. Толстого, которая особым образом выделяла фигуру директора с точки зрения его самостоятельности, олицетворения принципа единоначалия на государственных предприятиях*(29) а с другой стороны, подчеркивала фактор представительского статуса директора: "Должностное лицо, управляя организацией, которую оно возглавляет, осуществляет преподанную ему волю государства"*(30).
Управление собственностью может осуществляться в интегративной, горизонтальной системе управления, где вертикальные связи играют менее существенную, подчиненную роль по отношению к горизонтальным; отношения между собственниками и управляющими основаны на принципе юридического равенства и регулируются нормами гражданского права. В такой системе отношений доверительное управление имуществом, напротив, занимает центральное место в системе правовых форм управления чужой собственностью. Смысл появления доверительного управления имуществом заключается именно в том, что между государством (иным собственником) и управляющим доминируют гражданско-правовые, т.е. имущественные и тесно связанные с ними личные неимущественные отношения, права, обязанности и ответственность, которые укрепляются товарно-денежным характером отношений. Модель доверительного управления имуществом предполагает общедозволительный режим деятельности управляющего в пределах, установленных законом и договором с учредителем-собственником.
В том случае, если управление осуществляется в административной системе, деятельность руководителя (директора) подчинена нормам административного и трудового права. Если управление собственностью осуществляется в горизонтальной интегративной системе экономических отношений, деятельность руководителя (управляющего) подчинена нормам гражданского (коммерческого) права. Директор действует как представитель собственника, управляющий - как самостоятельный субъект предпринимательской деятельности. Спорен вопрос о том, следует ли отождествлять руководителя организации с предпринимателем*(31). Наша позиция состоит в том, что руководитель организации является субъектом трудового права, т.е. не является предпринимателем, если с ним заключен трудовой договор (контракт). Если же с руководителем заключен гражданско-правовой договор, то руководитель должен зарегистрироваться в качестве предпринимателя - тогда он становится субъектом предпринимательского права. Мы не ставим своей задачей рассматривать трудовой договор.
Доверительный управляющий имуществом коммерческой организации является предпринимателем. Этот спорный тезис доказывается в гл. III нашей книги.
Федеральный закон "Об акционерных обществах"*(32) обозначил представителей двух экономических элит в среде высшего управленческого персонала следующим образом: директора и управляющие. Каково же положение этих страт? "Экономическая элита распадается на две основные группы: руководители государственных предприятий ("директора") и руководители (собственники или менеджеры) негосударственных структур ("бизнес-элита"). Граница между двумя этими группами все более стирается в связи с массовым акционированием хозяйственных структур"*(33). Особо следует подчеркнуть тот факт, что, несмотря на различие личных, психологических, демографических и иных характеристик представителей двух социальных групп, в среде высшего управленческого персонала существуют тенденции:
1) сближения этих групп по содержательному профессиональному признаку, появления единого менталитета, кодекса чести высшего менеджмента, унификации "правил игры" среди них;
2) эволюции наиболее профессиональных директоров и менеджеров в единый класс предпринимателей, действующих на основе гражданско-правовых договоров поручения, агентирования, подряда и доверительного управления, заключенных с собственником.
Особый интерес представляет мнение Ю.В. Кузнецова, в частности следующие его идеи*(34):
1. Объект экономических интересов борющихся элит - государственная собственность (акции, которые обеспечивают власть над корпорацией, но особенно недвижимость, реальные активы); стратегически значимое имущество.
2. Удовлетворение интересов элит возможно двумя способами: приватизация или доверительное управление, которые поставят под контроль процесс обращения государственной собственности в частную; государство же получит эквивалент умаления своего имущественного достояния.
3. Имущество, которое находится в хозяйственном ведении госпредприятия и которым распоряжается руководитель из числа директоров, не следует передавать в доверительное управление, ибо только директора лучше всего знают интересы предприятия и его ближайшего окружения. "Опыт показывает, - пишет Ю.В. Кузнецов, - что смена руководства оправдывает себя только при полной финансовой несостоятельности - банкротстве. В иных же случаях гасить инициативу директорского корпуса бессмысленно"*(35).
В ст. 1013 ГК РФ говорится о недопустимости передачи в доверительное управление имущества, находящегося в хозяйственном ведении или оперативном управлении; передача государственного имущества в доверительное управление может следовать только за полной ликвидацией юридического лица, в хозяйственном ведении или оперативном управлении которого имущество находилось. Юристы*(36) объясняют этот запрет в основном закономерностями формы (неудобством многоступенчатого управления госсобственностью и пр.), но нам представляется, что не менее значима и социально-экономическая причина этого запрета, указанная Ю.В. Кузнецовым. Можно согласиться с В.А. Дозорцевым в том, что "право оперативного управления и право хозяйственного ведения уже предполагают осуществление его носителем правомочий собственника"*(37). Кроме того, право хозяйственного ведения, право оперативного управления и право доверительного управления имеют одну и ту же цель: эффективное целевое управление чужим имуществом, "управление собственностью". Вводя запрет ст. 1013 ГК РФ, законодатель стремился исключить конкуренцию правовых конструкций. Различия между правом хозяйственного ведения (правом оперативного управления) и правом доверительного управления кроются в их правовой природе (соответственно вещной и обязательственной), а также в их социально-экономических истоках: первое несет отпечаток плановой экономики, а второе есть институт рыночного хозяйства.
Директора и управляющие эволюционируют в предприниматели, интегрируясь в единый класс высшего управленческого персонала экономики. В этой эволюции разрешается коллизия экономически элитных страт. Данная идея также нашла свое подтверждение в законодательстве: доверительный управляющий имуществом АО является индивидуальным предпринимателем (ст. 1015 ГК РФ) и, следовательно, несет ответственность всем своим имуществом за ненадлежащее выполнение своих обязательств (ч. 4 ст. 23 ГК РФ, ст. 56 ГК РФ). Правовой режим деятельности советского директора всегда определялся нормами трудового права: строгая регламентация всего распорядка его деятельности (ибо в трудовом праве предметом регулирования являются отношения в процессе труда, а не по поводу его результата)*(38) и - совершенно последовательно - ограниченная материальная ответственность. Что же касается доверительного управляющего, то он является субъектом гражданского права, режим его деятельности - общедозволительный, юридически значим результат труда и следует ответственность всем своим имуществом.
В современной теории управления обсуждаются два актуальных вопроса: соотношение гуманитарного и технического начал в управлении организацией и соотношение внешних и внутренних факторов управления организацией.
Рынок приводит к доминированию внешних факторов (например, маркетинга) над внутренними (производственные вопросы) в управлении организацией и к доминированию гуманитариев над техническими специалистами в области непосредственного производственного директирования (издание руководителем непосредственных распоряжений по управлению организацией). Динамика социальной группы управляющих в оборонном комплексе замедляется в связи с тем, что назначение специалиста на должность внешнего управляющего часто наталкивается на противодействие старого руководства предприятия вплоть до судебных разбирательств.
В плановой экономике внутренние факторы управления играют значительно большую роль, чем внешние. В рыночной экономике, напротив, внешняя конкурентная среда влияет на внутреннее строение и структуру организации, иного управляемого объекта. Доверительное управление имуществом как явление рыночной экономики предполагает, что состав управляемого имущества и способы управления им определяются внешними факторами рынка при условии квалифицированного и своевременного маркетингового исследования. В настоящее время господствует маркетинговая концепция менеджмента. Сделки с имуществом как внешняя деятельность управления предопределяют структуру и состав управляемого объекта, т.е. имущества. Для того чтобы определить сущность управления, следует изучить сущность объекта управления, ибо "закон всегда есть отношение между сущностями"*(39). Внешние факторы подлежат обязательному включению в понятие объекта управления организацией.
Исследованные материалы позволяют сделать ряд выводов:
1. Управление обособилось от собственности в ходе общественного разделения труда.
2. В условиях рыночной экономики степень отделения управления от функции собственности возросла, что повлекло за собой увеличение самостоятельности управляющего как предпринимателя по сравнению с положением директора предприятия советской эпохи (имеется в виду советский период, за исключением нэпа).
3. Доверительное управление имуществом - частный случай общего понятия "управление собственностью", где собственник доверяет управляющему управлять имуществом на началах равенства, имущественной обособленности, осуществлять эффективный менеджмент*(40).
4. Доверительное управление имуществом - явление рыночной экономики.
Доверительное управление имуществом как социально-экономическое явление конституируют три основополагающих понятия: управление, интерес и доверие. Мы рассмотрели управление как экономическую функцию, но следует рассмотреть понятие управления. В законодательстве данный термин встречается часто*(41), но законодательного определения управления не существует. В целях совершенствования действующего законодательства следует проанализировать на междисциплинарном уровне значение и смысл понятия управления. М.А. Рейснер писал о том, что управление имеет широкий и узкий смысл*(42). В узком смысле управление - это руководство чужой работой, воздействие на процесс труда. В широком смысле управление - деятельность, охватывающая всю область организованной коллективной деятельности (включая управление людскими, материальными и информационными ресурсами). При этом в определении М.А. Рейснера различаются два аспекта: внутренний, статический ("строй" управленческой деятельности), и внешний, динамический ("ход" управленческой деятельности)*(43). Статика управления - нормы и основоположения, динамика управления - непосредственная деятельность.
В узком смысле управление включает только внутренние вопросы деятельности коллектива, а в широком смысле - как внутренние, так и внешние вопросы, т.е. управление всей деятельностью объекта. Всякое управление есть направленное воздействие на сложную динамическую систему, предпринимаемое с целью перевода ее из одного состояния в другое путем воздействия на составляющие ее элементы. На основе анализа различных определений (толкований) приходим к выводу, что управление характеризуется как деятельность (воздействие или взаимодействие):
1) целенаправленная;
2) систематическая;
3) направленная на управляемую систему;
4) зависимая от управляемой системы;
5) допускающая такую степень свободы воли управляющего, которая соизмерима с его целями, но не нарушает законов управляемой системы.
Самое приемлемое по своей ясности и простоте определение следующее: "Управление представляет собою целенаправленное воздействие на управляемую систему"*(44). Однако нам важно определение именно доверительного управления имуществом. Оно дано Л.Г. Ефимовой: "Под доверительным управлением понимается профессиональная деятельность управляющего, заключающаяся в совершении им комплекса юридически значимых и фактических действий (включая организационные) с имуществом Учредителя, направленных на получение максимально возможной прибыли"*(45).
Управление - это деятельность. Спорен вопрос о том, является ли управление процессом воздействия или процессом саморегулирования, взаимодействия управляющего и управляемого объектов. В основе теории управления западных авторов - механизм гомеостаза, саморегулирующейся и автономной системы. Поскольку доверительный управляющий воздействует на имущество, процесс управления определяется нами прежде всего как воздействие (но не взаимодействие), которое характеризуется систематичностью и направленностью на систему. Объект не может не влиять на особенности управления, но юридически значимого взаимодействия здесь не может быть, ибо право изучает отношения общественные, но отнюдь не технические связи.
Управление как деятельность отличается от действия (единичный, фактический акт), от сделки (правомерное, волевое, юридически значимое действие), от операции (целевое объединение фактических действий и юридических сделок)*(46). Деятельность - целевое системное объединение действий, сделок и операций. Сознательная деятельность всегда целенаправленна.
Управление - деятельность систематическая. В процессе предпринимательского доверительного управления один договор служит целям исполнения другого договора, фактическая деятельность становится подготовкой юридической сделки, сделка становится предпосылкой и результатом фактической (торговой, коммерческой, финансовой, производственной) деятельности.
Итак, управление есть систематическая, профессиональная деятельность, направленная на объект (его элементы) с определенной целью. Целью может быть увеличение, сохранение, уменьшение объекта, перевод его в новое качество, извлечение прибыли. В целях совершенствования законодательства предложим понятие управления в гражданском (коммерческом) праве: управление - систематическая профессиональная деятельность, направленная на объект гражданских прав, предпринимаемая способами и с целью, не противоречащими закону и иным правовым актам.
Другой конструктивный элемент доверительного управления имуществом - это интерес. Управляющий действует в интересах собственника (выгодоприобретателя). Об интересе писали специалисты в области права, социологии, экономики, философии: П. Гольбах, К. Гельвеций, Р. Иеринг, Е. Пассек, И. Кант, А. Здравомыслов, А. Экимов, Н. Ковалевская, В. Ойгензихт*(47). В доверительном управлении имуществом интерес учредителя - цель учреждения доверительного управления (т.е. интерес учредителя заключается в том, чтобы создать доверительное управление и получить доходы от доверительного управления имуществом) и одновременно ограничитель свободного усмотрения управляющего в выборе целей предпринимательской деятельности и способов их достижения. Основные черты интереса собственника диктуются природными, материальными особенностями принадлежащего ему капитала. Интерес собственника (выгодоприобретателя) - это прежде всего предполагаемый доход. Интерес управляющего - реализация свободы предпринимательской деятельности, волевое экспериментаторство, стремящееся абстрагироваться от природы управляемого капитала. Интерес собственника и свобода управления соотносятся между собой так же, как философские категории необходимости и свободы. Необходимость продиктована естественными закономерностями бытия, а свобода - активной деятельностью человеческого сознания.
Интерес - понятие философское. "...Проблема интереса пронизывает все общественные науки, и этим определяется ее философский характер"*(48).
Здесь важны две проблемы:
1. Понятие интереса.
2. Соотношение в понятии интереса: объективного и субъективного; материального и идеального.
"Интерес - это отношение человека к различным... объектам, которые осознаются им как цели деятельности и освоение которых позволяет ему сохранять и повышать свой статус"*(49). "Интерес - это положение, рефлектирующееся в сознании, и сознание, переходящее в действие"*(50). Интерес есть внутренне противоречивое явление. Интерес - это и цель (объективное изменение существующего положения субъекта в мире), но это и средство, стимул к достижению цели. Именно поэтому юристы считают интерес то предпосылкой и целью субъективного права, то внутренним элементом субъективного права*(51).
В последнем случае интерес выступает в качестве движущего элемента субъективного права. Интерес присущ исключительно разумному существу*(52), интересу как понятию присуще качество осознанности, в то время как потребности свойственны и биологическому миру. Интерес - особое качество осознанной, усложненной материальной или духовно-нравственной потребности*(53), которое выступает как цель, предпосылка или внутренний стимул деятельности лица.
Двойственность интереса проявляется в том, что интерес выступает:
1) как объективная категория (выгода, польза, "прибыль - убыток");
2) как субъективная категория (стимулы, средства, пути и методы достижения этой цели).
Что касается субъективной стороны интереса, то некоторые правоведы называют эту сторону заинтересованностью*(54). Такая разница в терминах "интерес" - "заинтересованность" нашла отражение в законодательстве. Российское акционерное законодательство и зарубежное право компаний используют оба термина: "интерес" и "заинтересованность". Глава XI Закона "Об акционерных обществах"*(55) признает, в частности, заинтересованными в совершении сделки лиц из числа членов совета директоров, лиц, владеющих 20 или более процентами голосующих акций общества, если такие лица выступают, например, стороной сделки с обществом. О своей заинтересованности в совершении сделки эти лица обязаны сообщить обществу. Весьма сходное правило содержит и зарубежное законодательство о компаниях*(56).
Интерес представляет собой единство объективного (польза) и субъективного (заинтересованность). Осознание интереса ничего не меняет в его содержании, но порой определяет выбор средств достижения целей. "Цель имеет место лишь тогда, когда соединяется со средством... Средство - все то, что является условием возникновения и реализации цели"*(57).
В понятии интереса есть два смысловых ряда:
1) интерес: цель, осознанное или неосознанное изменение объективного положения;
2) интерес-заинтересованность: средство, осознанный стимул.
Применительно к доверительному управлению важно подчеркнуть, что доверительный управляющий действует в интересах учредителя (выгодоприобретателя) с целью изменения его объективного положения: повышение благосостояния, улучшение здоровья, обогащение материального или духовно-нравственного характера. Интерес собственника всегда осознан управляющим как профессионалом в своем деле. Управляющий осознает также и свой собственный интерес, который выступает в форме заинтересованности. Поскольку закон допускает возможность получения управляющим вознаграждения за счет доходов от управления, следовательно, допускается и материальная заинтересованность управляющего. Тем более она допустима в духовно-нравственной форме: например, престиж руководства крупной или известной компанией. Зарубежное законодательство (Великобритания) исходит из презумпции безвозмездности trust'а, допуская в отдельных случаях реализацию заинтересованности в прибылях членов совета директоров. В качестве предложения по совершенствованию законодательства следует установить правило об обязанности управляющего сообщать учредителю (выгодоприобретателю) о своей материальной заинтересованности в совершении сделки с управляемым имуществом. Помимо нарушения интереса собственника отсутствие уведомления управляющим учредителя (выгодоприобретателя) может повлечь за собой нарушение доверия между всеми этими лицами (управляющим, учредителем, выгодоприобретателем).
Другая проблема, связанная с понятием интереса, - это соотношение в понятии интереса материального и идеального. Материальный интерес можно считать стимулом к изменению материального положения заинтересованного лица. Материальный интерес - предмет экономического исследования, и он достаточно очевиден*(58). Проблема идеального интереса намного сложнее. Интерес есть объективное единство материального и идеального. В отношении идеального интереса важна позиция И. Канта. Категорический императив И. Канта - это сфера действия морального интереса, перерастающего в максиму воли: "Поступай только согласно такой максиме, руководствуясь которой ты в то же время можешь пожелать, чтобы она стала всеобщим законом"*(59). Позиция И. Канта по поводу морального интереса истолкована по-разному: Р. Иеринг писал, что И. Кант вообще отрицает интерес, подчиняя его абстрактной модели должного*(60). А.Г. Здравомыслов, напротив, считает, что исторической заслугой И. Канта было выделение морального интереса как философского понятия*(61). И. Кант действительно указал на связь мотива, интереса и максимы. "На понятии интереса основывается понятие максимы"*(62). В самом деле, всякий закон (максима) есть равнодействующая интересов. Итак, существование морального интереса доказано философской наукой как метатеорией по отношению к юриспруденции и выводы философии для права непреложны. Что же касается Р. Иеринга, то он также пришел к выводу о том, что существует моральный интерес*(63). Значение идеального интереса подчеркивается в работах Е. Пассека, Р. Иеринга, Н. Ковалевской*(64). Среди духовно-нравственных интересов Р. Иеринг называет честолюбие, религиозное чувство, чувство домовитости, отношение патроната.
Для целей настоящей работы важны следующие выводы:
1) интерес - диалектика цели и средства;
2) интерес - единство материального и идеального;
3) интерес - единство объективного и субъективного;
4) интерес может быть внутри и вне субъективного права*(65);
5) в доверительном управлении управляющий имуществом осознает свой собственный интерес (материальный или идеальный). Но тем более он стремится удовлетворить интерес учредителя управления, что является предпосылкой и целью его деятельности. Собственный интерес управляющего является сущностью его субъективного права, составляет его "экономическую субстанцию"*(66).
Доверительный управляющий, действуя в чужих интересах, преследует интерес собственника как цель своего субъективного права, но одновременно реализует и свой собственный интерес (заинтересованность) как сущность своего субъективного права. Конфликт интересов недопустим как в отношении целей управления (например, в случаях негласного обогащения, получения личного дохода управляющим за счет имущества, переданного в доверительное управление, или за счет прибыли от этого имущества), так и в отношении методов управления (недопустимость для управляющего вести собственную предпринимательскую деятельность в той же области, в которой он использует принятое им в управление имущество). Случаи конфликта интересов, указанные нами здесь, не закреплены действующим законодательством о доверительном управлении, однако они находят отражение в нормотворческой практике использования правовой модели доверительного управления.
Подводя итог анализу роли и проявлений интереса в доверительном управлении имуществом, приходим к выводу о необходимости таких норм:
1. Доверительный управляющий обязан извещать учредителя управления о своей материальной и нематериальной заинтересованности в совершении сделок в ходе доверительного управления.
2. Не допускается тайное обогащение доверительного управляющего за счет имущества, переданного в доверительное управление, или за счет прибыли от управления имуществом.
3. Доверительный управляющий не имеет права допускать конфликт своих интересов с интересами учредителя управления или выгодоприобретателя. Данное правило относится как к целям деятельности доверительного управляющего, так и к средствам достижения этих целей.
Третий конститутивный элемент доверительного управления имуществом - это доверие. Комментаторы гл. 53 ГК РФ склонны отрицать юридическое значение доверия в доверительном управлении имуществом, считая его "четким обязательственным отношением"*(67). Представляется, что выводы комментаторов категоричны и не устремлены в перспективу. Существует другое мнение, с которым мы более склонны согласиться: "Хотя доверительное управление по ГК и не достигает столь высокой степени доверительности, как в англо-американской системе права, тем не менее значение личности участников договора... достаточно велико"*(68). Степень юридической значимости доверия в конструкции гл. 53 ГК РФ значительно выше, чем полагают некоторые комментаторы. На признак доверительности указывают, например, следующие особенности:
1) реальный характер договора (учредитель может в любой момент отказаться от договора до передачи имущества, например в случае обнаружения сведений и информации, подрывающих доверие к управляющему);
2) обязанность доверительного управляющего осуществлять управление имуществом лично, за исключением случаев субституции, специально предусмотренных п. 2 ст. 1021 ГК РФ;
3) прекращение договора доверительного управления вследствие отказа от договора выгодоприобретателя (общее правило), доверительного управляющего (в связи с невозможностью лично осуществлять управление), учредителя (по любым причинам отказа при условии выплаты вознаграждения управляющему).
Доверие - нравственно-этическое и социально-психологическое понятие, которое обычно не имеет юридического значения, пока не будет нарушено. Однако отношения доверия могут приобретать юридическое значение как на стадии своего формирования, так и на стадии их завершения.
Что такое доверие? С точки зрения этики, "доверие - отношение к действиям другого лица и к нему самому (соучастнику в общем деле, партнеру по договору), которое основывается на убеждениях в его правоте, верности, добросовестности, честности и искренности*(69). В. Даль определяет доверие как чувство, как веру в надежность кого-либо или чего-либо*(70). Если же доверие есть чувство, то на него распространяются все законы психологии о динамике эмоциональных отношений. Доверие можно определить "как исключительно психологическое понятие, в силу которого мы полагаемся на какое-либо мнение, кажущееся нам авторитетным..."*(71).
Такое понимание доверия очень хорошо иллюстрирует роль доверия в доверительном управлении имуществом: собственник полагается на знания управляющего-профессионала, не имея соответствующих знаний и опыта в сфере бизнеса. Доверие учредителя-собственника основывается на силе фактических доказательств профессионализма управляющего, но проистекает из неуверенности учредителя-собственника в своем предпринимательском профессионализме.
Психология исходит из того, что всякая эмоция (дружба, доверие, симпатия, антипатия) имеет свою динамику развития, проходит ряд "фильтров", своеобразных испытаний межличностного отношения.
Этот процесс описывает "теория фильтров"*(72) Л.Я. Гозмана, которая различает три этапа развития эмоционального отношения. Доверие в доверительном управлении также проходит три фильтра: 1) момент передачи имущества в доверительное управление (акт выбора доверительного управляющего); 2) межличностные отношения в ходе управления имуществом; 3) завершение доверительных отношений.
Первая стадия - акт выбора собственником доверительного управляющего - называется на профессиональном языке "детерминацией аттракции на начальном этапе развития отношений"*(73). Акт выбора управляющего - оценка комплексная: оцениваются его профессиональные качества (что регулирует право)*(74), деловая репутация (здесь участвуют нормы профессиональной и деловой этики)*(75), наконец, оцениваются личные качества (что и предопределяет в конечном итоге эмоции симпатии, антипатии, доверия и пр. к данному лицу).
В психологии рассматривается проблема, насколько сходство жизненных установок (аттитюдов) лиц влияет на уровень положительного отношения (аттракции) одного из них к другому. Закон Бирна-Нельсона предполагает здесь прямую пропорциональную зависимость. Если исходить из этого закона, то доверительным управляющим собственник выберет того, кто по своим социально-политическим взглядам ближе выбирающему лицу (в нашем случае - собственнику-учредителю). Однако немаловажен и другой вопрос: положительную или отрицательную роль играет сходство жизненных установок, идеалов (аттитюдов) при выборе делового партнера. Сходство установок обеспечивает психологический комфорт, но закрепляет консерватизм взглядов и препятствует проникновению новых идей. Несходство установок создает трудности в прогнозировании поведения делового партнера (по причине различий в системах ценностей), но способствует процессу взаимодополняемости потребностей: сильный сотрудничает со слабым, старый хозяйственник - с новым менеджером. Рецепт прогноза поведения лица, имеющего несхожие установки, дает, например, теория локуса контроля личности, определяющая степень интраверсивности или экстраверсивности делового партнера*(76). В основе стратегии личности интроверта лежит категорический императив И. Канта*(77), а в основе стратегии личности экстраверта - этика Н. Макиавелли*(78).
Если речь идет об управлении государственной собственностью, то выбирающий (чаще всего это интроверт) должен помнить о том, что интроверту следует поручать управление долгосрочными активами (здесь могла бы очень помочь конструкция доверительной собственности*(79), где доверительный собственник мог бы находиться в гражданско-правовых отношениях с государством и обеспечивал бы стабильность имущественных отношений), а экстраверту можно вверять управление краткосрочными активами, требующее ориентации в ситуации шанса (доверительное управление как правовая модель срочного характера здесь вполне подходит). При разработке нормативных актов подзаконного уровня нужно предусматривать проведение психологического тестирования при выборе доверительных управляющих для объектов государственной собственности.
Вывод наших исследований заключается в том, что модель доверительного управления применима к доверительным взаимоотношениям представителей разных психологических типов. Научное обоснование особого доверия способствует его реализации в акте выбора управляющего. Поведение доверительного управляющего вполне поддается прогнозированию, чему способствуют данные этики и психологии. У собственника есть выбор идей, людей и правовых форм. С этической точки зрения акт выбора доверительного управляющего может быть выражен следующим образом: "Когда человеку доверяют ...от него ожидают поступков, которые отвечают нашим убеждениям в том, что он верный и надежный партнер, участник общего дела"*(80).
Доверие приобретает юридическое значение уже на стадии своего формирования. Например, речь идет об управлении государственным имуществом. Как выбрать доверительного управляющего? Государство доверит свое имущество только тому, кто сможет доказать свою пригодность, представлять документы, гарантии, демонстрировать достаточность своего имущества, которое в случае необходимости послужило бы обеспечением возникающих обязательств*(81). В такой ситуации доверие - не просто особая форма морального сознания*(82), а предмет правового регулирования.
Например, подробное изложение порядка проведения конкурса по выбору доверительного управляющего содержится в Правилах организации и проведения конкурса по отбору управляющих компаний для заключения с ними Пенсионным фондом Российской Федерации договора доверительного управления средствами пенсионных накоплений*(83). В п. 6 данных Правил говорится, что к участию в конкурсе допускаются компании:
1) имеющие лицензию на деятельность по управлению инвестиционными фондами, паевыми инвестиционными фондами и негосударственными пенсионными фондами;
2) не являющиеся аффилированными лицами специализированного депозитария либо его аффилированных лиц;
3) в отношении которых не применялись процедуры банкротства либо санкции в виде аннулирования или неоднократного приостановления действия лицензии на деятельность по управлению инвестиционными фондами, паевыми инвестиционными фондами и негосударственными пенсионными фондами в течение последних двух лет, предшествующих дате подачи заявки на участие в конкурсе;
4) не имеющие убытков за два года, предшествующих году подачи заявки на участие в конкурсе;
5) не имеющие просроченной задолженности перед бюджетами всех уровней по состоянию на 1 января года, предшествующего году проведения конкурса, на 1 января года проведения конкурса, а также на последнюю отчетную дату перед датой подачи заявки на участие в конкурсе;
6) не подвергнутые на дату подачи заявки на участие в конкурсе административному наказанию за совершение административного правонарушения в области рынка ценных бумаг и финансовых услуг;
7) имеющие в управлении инвестиционные резервы акционерных инвестиционных фондов, активы паевых инвестиционных фондов, средства пенсионных накоплений в течение года, предшествующего году проведения конкурса (по состоянию на последнюю отчетную дату каждого квартала), а также по состоянию на последнюю отчетную дату года проведения конкурса в сумме не менее 200 млн. руб.
Таким образом, доверие оказывается законопослушному, профессиональному и состоятельному лицу, и конкурс выявляет соответствие претендента критериям этого доверия.
Закон Санкт-Петербурга "О доверительном управлении имуществом Санкт-Петербурга" также предусматривает обязательное проведение конкурса для выбора управляющего (управляющей компании) для управления имуществом, принадлежащим Санкт-Петербургу*(84).
Вторая стадия развития доверительных отношений - это управление имуществом. Практическая деятельность без доверия между людьми невозможна. Этические нормы обретают правовую форму и на этой стадии. В отношениях, складывающихся в связи с учреждением trust'а*(85), приоритеты таковы: закон, затем интересы собственника (выгодоприобретателя) и в последнюю очередь самостоятельный экономический эксперимент менеджера. Доверительный собственник должен не просто "действовать в интересах другого как в интересах самого себя"*(86) и не просто заботиться об имуществе как о своем собственном, он должен в первую очередь исходить из интересов собственника (выгодоприобретателя). В отношении своего имущества лицо может совершать любые рискованные операции, но в отношении доверенного ему имущества это недопустимо.
В отличие от конструкции trust в доверительном управлении законодатель стремится подчеркнуть самостоятельность доверительного управляющего: общедозволительная деятельность, не нарушающая закона и интересов собственника (выгодоприобретателя). Управляющий пользуется благами свободы выбора способов и методов управления, которые, по его мнению, являются наилучшими с точки зрения интересов выгодоприобретателя. Это было бы закономерно, если бы доверительное управление выступало в виде вещного права. Между тем доверие в ходе доверительного управления влияет и на направления использования прибыли, и на объем предоставляемой отчетности. Например, управляющий (trustee) по английскому праву имеет право не предоставлять учредителю (бенефициарию) информацию о способах и методах управления, не раскрывать профессиональных секретов, если они выходят за рамки обычного отчета. Однако учредитель и бенефициарий могут потребовать (в случае серьезных сомнений в добросовестности управляющего) предъявления так называемых minutes, где фиксируются повседневные записи принимаемых решений доверительным собственником (trustee). Minutes обычно предъявляются по решению суда и строго в исключительных случаях. Профессиональные тайны управляющего по общему правилу недоступны неспециалистам, но если это требуется для поддержания отношений доверия, то секреты могут быть раскрыты*(87).
Российский законодатель, развивая идею доверительного управления, предпочтет, вероятно, соображения профессиональной тайны управляющего. Но для долгосрочных отношений (trust) гораздо более важны соображения личного доверия. Особенно это касается некоммерческих отношений, где важны не столько максимальная прибыль, сколько доверие сторон, сохранность имущества, добросовестность управляющего. В качестве предложения по совершенствованию законодательства можно сформулировать следующее положение: доверительный управляющий имуществом имеет право не открывать своих секретов и методов управления другим лицам, если указанные сведения выходят за рамки обычного отчета. Однако по обоснованному и мотивированному требованию учредителя доверительного управления или выгодоприобретателя такие сведения должны быть предоставлены доверительным управляющим в разумный срок или немедленно в случае угрозы нарушения отношений особого доверия к доверительному управляющему.
Третья стадия развития доверительных отношений - это их завершение. Как сказали бы психологи, эту стадию характеризует "распад" эмоционального отношения доверия. Данная стадия может выразиться и в нарушении доверия. Правовое значение категории доверия проявляется здесь ярче всего. В случае хищения путем злоупотребления доверием возбуждается уголовное дело. Однако применительно к гражданско-правовым формам доверительных отношений следовало бы, на наш взгляд, ввести понятие "потеря доверия" или "утрата доверия" в качестве достаточного основания для прекращения этих отношений.
Доверие предполагает субъективно-личный подход к явлениям действительности. То что приемлемо для управляющего, иногда недопустимо для собственника. Если управляющему не доверяют, то это вовсе не означает, что его действия имеют уголовно-правовой оттенок "злоупотребления доверием", а между тем собственник недоволен ими.
Указ Президента РФ о трасте*(88) использовал только термин "злоупотребление доверием". Акционерный закон ФРГ 1965 г. содержит правило о том, что наблюдательный совет акционерного общества вправе отменить назначение председателя или члена правления в случае "потери доверия общего собрания"*(89). Российский Закон "Об акционерных обществах" не употребляет такого термина, как "утрата доверия", но безмотивное прекращение отношений с единоличным управляющим (директором) - это проявление распада доверительных отношений. Собственник (акционеры) перестал доверять своему управляющему (ч. 4 ст. 69 Закона).
Правовая защита отношений особого доверия, этических норм в этой области особенно необходима частному предпринимательству, негосударственным субъектам. Мотивы, которые побуждают людей вступать в договорные отношения, могут быть различными: внутреннее убеждение, внешнее давление. Б. Спиноза писал, что согласие обычно порождается тем, что относится к правосудию, справедливости и честности. При этом, писал он, согласие рождается также и из страха, но в этом случае доверия не может быть*(90). Государство-собственник, передавшее имущество в хозяйственное ведение госпредприятия, имеет массу косвенных рычагов воздействия на поведение госпредприятия. Если государство не может прекратить право хозяйственного ведения, то оно может в крайнем случае ликвидировать предприятие и все же изъять имущество ("бифуркальный подход" к отношению "государство - госпредприятие", одновременно отражающий зависимый характер статуса госпредприятия и производный характер его вещного права).
В отличие от этого субъекты частной собственности - доверительный собственник, управляющий, учредитель, бенефициарий - совершенно равноправны и не имеют подобных мер внесудебного воздействия друг на друга. Вот почему частноправовым отношениям так необходима защита именно в случае потери, утраты доверия, а тем более в случае умышленного злоупотребления им. Нарушение доверия должно быть самостоятельным основанием юридической ответственности. Нарушение этических норм может быть доказано в соотнесении поведения с деловой практикой, обычаями делового оборота, длящимися отношениями сторон. Разумеется, как всякое основание гражданско-правовой ответственности, нарушение доверия сопровождается причинением имущественного или морального ущерба. Вред имущественный и моральный, причиненный нарушением этических норм особого доверия, в ходе длительного управления чужим имуществом, должен быть возмещен. Вот в чем смысл появления права доверительного управления и его особого признака доверительности, который его отличает. Представляется, что следует внести в ст. 1024 ГК РФ в качестве самостоятельного основания прекращения договора доверительного управления имуществом факт утраты доверия к доверительному управляющему в целях повышения личной ответственности за осуществляемую им деятельность.
Завершая анализ социально-экономического и этико-психологического понятия доверительного управления, произведенный в настоящем параграфе, подведем итог:
Доверительное управление имуществом в сфере предпринимательства*(91) - это предпринимательская деятельность управляющего в интересах учредителя (выгодоприобретателя) на основе особого доверия, за вознаграждение.

§ 2. Правовое понятие доверительного управления имуществом в сфере предпринимательства

Правовое понятие доверительного управления складывается, на наш взгляд, из четырех составляющих: нормативной основы доверительного управления, определения роли и места доверительного управления как правового явления в системе права, определения места доверительного управления в историческом ракурсе, среди прототипов и "прообразов" и сходных с ними правовых моделей, и, наконец, определения современного правового понятия доверительного управления имуществом.

2.1. Нормативная основа доверительного управления имуществом

Итак, право доверительного управления имуществом - это прежде всего его нормативная основа. Согласно п. 4 ст. 209 ГК РФ, собственник может передать свое имущество в доверительное управление другому лицу (доверительному управляющему). Передача имущества в доверительное управление не влечет перехода права собственности наимущество к доверительному управляющему, который обязан осуществлять управление имуществом в интересах собственника или указанного им третьего лица. Таким образом, Гражданский кодекс РФ 1994 г. в своей важнейшей ключевой статье 209 - о содержании права собственности - закрепил право доверительного управления имуществом. Передача имущества в доверительное управление - это форма осуществления собственником своего права распоряжения. Договор о доверительном управлении, как и любой договор о распоряжении имуществом, выражает диалектическую взаимосвязь абсолютного права собственности и обязательственного права доверительного управления. Согласно ст. 1012 ГК РФ, по договору доверительного управления имуществом одна сторона (учредитель управления) передает другой стороне (доверительному управляющему) на определенный срок имущество в доверительное управление. Глава 53 ГК РФ установила общие правила передачи имущества в доверительное управление. В настоящее время существует свыше 400 нормативных и индивидуально-правовых актов федерального уровня, где право доверительного управления имуществом так или иначе находит свое применение и регламентацию в отношении специальных форм и способов управления чужим имуществом. Особое место занимают следующие блоки законодательства в сфере предпринимательства о доверительном управлении:
1. Законодательство (в сфере промышленного капитала) об управлении пакетами акций приватизированных предприятий, на которые сохраняется право собственности государства.
2. Законодательство (в сфере финансового и фондового капиталов) об инвестиционных фондах, инвестировании накопительной части трудовых пенсий, банках и ценных бумагах.
3. Законодательство (в сфере корпоративного капитала), где не говорится прямо о доверительном управлении, но где доверительное управление имуществом может быть применено; оно затрагивает область корпоративного права, управления имуществом финансово-промышленных групп, внешнее и конкурсное управление имуществом несостоятельных лиц и пр.
Период современного экономического развития можно охарактеризовать как период крупномасштабной, конструктивной и нарастающей интеграции хозяйственных связей, ибо две крайности - плановая экономика, с одной стороны, и микроэкономическая конкурентная антагонистическая стратегия маленькой фирмы, с другой стороны, - в равной степени перестали удовлетворять потребностям современного общества. Интегративные экономические системы сегодняшнего дня являются весьма подвижными и гибкими. Они успешно сочетают в себе властные начала прежних хозорганов (особенно в отношениях между Правительством РФ и крупнейшими промышленными организациями) и вещно-эквивалентный, имущественно-стоимостный характер рыночного товарооборота. Особого внимания заслуживает реструктуризация хозяйственных связей в доминирующих отраслях промышленности: угольной, газовой, пищевой, нефтяной, лесной, агропромышленном комплексе. Именно в этих областях институт доверительного управления имуществом нашел широкое применение и призван сыграть свою обновляющую роль.
Создание финансово-промышленных, финансово-коммерческих, промышленно-коммерческих объединений требует анализа взаимосвязей между ними и тех правовых механизмов, которые могут быть применены в данной области. Доверительное управление имуществом - гибкая и универсальная правовая форма, с помощью которой эти связи могут опосредоваться. В процессе реструктуризации промышленности доверительное управление играет свою решающую интегративную роль в установлении равновесия политико-экономических интересов, а также во взаимодействии финансового и промышленного капиталов.
Появлению доверительного управления имуществом непосредственно предшествовала приватизация. Указ Президента РФ от 1 июля 1992 г. N 721 "Об организационных мерах по преобразованию государственных предприятий, добровольных объединений государственных предприятий в акционерные общества"*(92) положил начало процессу реструктуризации госпредприятий, перевода российской промышленности из государственной собственности в частную, развитию не просто хозяйственного, а коммерческого расчета.
В п. 6 Указа Президента РФ N 721 говорилось о том, что Российскому фонду федерального имущества рекомендовано передавать на договорной основе находящиеся в его владении пакеты акций (до момента их перехода в соответствии с планами приватизации) в доверительное управление (траст) физическим и юридическим лицам. В соответствии с положениями названного Указа Президента РФ доверительными управляющими могли быть только лица, которые имели статус, отвечающий требованиям ст. 9 Закона РСФСР "О приватизации государственных и муниципальных предприятий в РСФСР"*(93), предъявляемым к покупателям государственного имущества.
В 1990-х годах хозяйственный расчет был заменен коммерческим расчетом, что напоминало период нэпа (период 1920-х годов), когда Советское государство попало в водоворот проблем, связанных с управлением стихийно национализированной собственностью.
Проблемы 1990-х годов были вызваны, напротив, стихийной и ускоренной приватизацией, к которой большинство управленцев не были готовы ни профессионально, ни психологически. В правовом смысле коммерциализация была отождествлена с преобразованием государственных предприятий, их подразделений в акционерные общества*(94). Позднее, на базе этих документов, был принят ряд нормативных документов, регламентировавших приватизацию в отдельных отраслях промышленности*(95). Практически во всех этих актах речь шла о перестройке, реструктуризации, реорганизации управления прежней государственной промышленностью, об управлении собственностью в условиях рынка.
Первоначально публичные органы (Правительство РФ, МВД РФ) стремились напрямую контролировать хозяйственную деятельность новоявленных акционерных обществ в стиле управления госорганами государственными предприятиями. Например, п. 8 Указа Президента РФ от 5 ноября 1992 г. N 1333 содержал правило о том, что совет директоров РАО "Газпром" формируется непосредственно Правительством РФ и включает в себя представителей государственных органов управления, которые являются уполномоченными по управлению акциями, находящимися в государственной собственности. Отсюда следовало, что государственные должностные лица непосредственно управляли деятельностью коммерческой организации.
В 1995 г. было принято Постановление Правительства РФ "О передаче в доверительное управление Министерству внутренних дел РФ акций закрытого акционерного общества "Пушкинская, 10", находящихся в федеральной собственности. В соответствии с этим Постановлением Правительство РФ передало в доверительное управление МВД РФ (публичного государственного органа) акции коммерческой организации.
Оба этих случая (участие в управлении коммерческой организации государственных служащих и управление государственным органом акциями коммерческой организации) свидетельствуют о том, что вначале было немало путаницы в сфере различения публичных и частных отношений, ибо товаропроизводитель планового хозяйства привык к непосредственным командам из центра и не приспособился к своему автономному статусу коммерческой фирмы. Такая "оболочка" была глубоко ему чужда.
Однако в 1995 и 1996 гг. и позднее был принят ряд нормативных актов, где были корректно расставлены все акценты в области различения публичных и частных отношений. Акты затрагивали в основном сферу промышленности, сельского хозяйства, научно-исследовательской деятельности, а также фондового рынка. Особо следует подчеркнуть тот факт, что законодатель неслучайно прибег к модели доверительного управления в целях разграничения публичной и частной сфер деятельности.
Гражданский кодекс РФ запретил государственным органам непосредственно выступать в качестве доверительного управляющего чьим бы то ни было имуществом. Это частный случай общего запрета заниматься предпринимательской деятельностью, адресованный государству и государственным органам. Согласно ст. 1015 ГК РФ, имущество не подлежит передаче в доверительное управление государственным органам или органам местного самоуправления. В Федеральном законе "Об основах государственной службы Российской Федерации" закреплено правило о том, что государственный служащий обязан передавать в доверительное управление под гарантию государства на время прохождения государственной службы находящиеся в его собственности доли (пакеты акций) в уставном капитале коммерческих организаций в порядке, установленном федеральным законом. В том же Законе содержится ограничение, связанное с государственной службой, которое заключается в запрете для госслужащего заниматься предпринимательской деятельностью лично или через доверенных лиц, состоять членом органа управления коммерческой организации*(96). Эти правила способствовали утверждению частноправовой природы доверительного управления имуществом, сопровождали процесс разделения публичной и частной сфер деятельности и способствовали уточнению правового статуса государственного служащего.
Преемственность между процессом приватизации и процессом передачи в доверительное управление стратегически значимого имущества обеспечил Указ Президента РФ от 9 декабря 1996 г. N 1660 "О передаче в доверительное управление закрепленных в федеральной собственности акций акционерных обществ, созданных в процессе приватизации"*(97). В этом Указе говорилось следующее: "В целях обеспечения эффективного управления закрепленными в федеральной собственности акциями акционерных обществ, созданных в процессе приватизации, постановлено: установить, что передача в доверительное управление закрепленных в федеральной собственности акций акционерных обществ, созданных в процессе приватизации, осуществляется по итогам конкурса на право заключения договора доверительного управления акциями, проводимого по решению Правительства РФ". Эти решения принимались в соответствии с Указом Президента РФ от 30 сентября 1995 г. N 986 "О порядке принятия решений об управлении и распоряжении находящимися в федеральной собственности акциями"*(98) и в соответствии с Постановлением Правительства РФ от 23 января 2003 г. N 44 "О порядке управления находящимися в федеральной собственности акциями открытых акционерных обществ и использования специального права Российской Федерации на участие в управлении открытыми акционерными обществами ("золотой акции")"*(99).
В договоре доверительного управления закрепленными в федеральной собственности акциями акционерных обществ, созданных в процессе приватизации, должны предусматриваться, в частности, следующие условия:
а) доверительный управляющий не имеет права распоряжения переданными ему акциями;
б) голосование доверительного управляющего по переданным ему акциям письменно согласовывается с федеральным органом исполнительной власти, уполномоченным Правительством России, по вопросам:
- реорганизации и ликвидации акционерного общества;
- внесения изменений и дополнений в учредительные документы акционерного общества;
- изменения величины уставного капитала акционерного общества;
- совершения крупной сделки от имени акционерного общества;
- принятия решения об участии акционерного общества в других организациях;
- эмиссии ценных бумаг акционерных обществ;
- утверждения годовых отчетов.
Указ N 1660 можно назвать своеобразной "конституцией доверительного управления", так как в нем в самой общей форме сформулированы условия передачи в доверительное управление акций стратегически важных промышленных организаций, созданных в процессе приватизации.
Такое же историческое значение официального начала реструктуризации управления стратегически значимыми АО, созданными в процессе приватизации, имело Постановление Правительства РФ от 7 августа 1997 г. N 989 "О порядке передачи в доверительное управление закрепленных в федеральной собственности акций акционерных обществ, созданных в процессе приватизации и заключении договоров доверительного управления этими акциями"*(100).
Оба эти документа конституировали процесс реструктуризации управления стратегически значимым имуществом РФ, логически продолжающий процесс приватизации, его завершения. Как до, так и после указанных документов нормативные акты о передаче в доверительное управление находящихся в федеральной собственности акций принимались в основном по отраслевому признаку: в угольной, лесной, пищевой, нефтяной отраслях промышленности, в сфере турбизнеса и пр.
В сфере финансового капитала доверительное управление применяется при совершении сделок по доверительному управлению денежными средствами клиентов в соответствии с Федеральным законом "О банках и банковской деятельности"*(101), при управлении имуществом в инвестиционных фондах - в соответствии с Федеральным законом "Об инвестиционных фондах"*(102), а также при доверительном управлении накопительной частью трудовой пенсии граждан*(103).
Приведенный анализ нормативных актов позволяет сделать вывод, что доверительное управление имуществом - это особая правовая форма, которая:
а) способствует налаживанию качественно новых интегративных связей в области организации и управления экономикой;
б) устраняет для государственных органов и государственных служащих равным образом как сложности, связанные с руководством хозяйственной деятельностью, так и возможность непосредственного вмешательства в эту хозяйственную деятельность коммерческих организаций, что способствует становлению разграничения публичного и частного права;
в) создает условия для отделения и охраны публичных целей от воздействия частноправовых интересов.

2.2. Роль и место доверительного управления имуществом в системе права

Доверительное управление - правовой институт гражданского права и коммерческого законодательства, поэтому следует обосновать теоретически природу и сущность правового института доверительного управления.
Доверительное управление имуществом называют правовым институтом П. Лахно, П. Бирюков, Е. Суханов, В. Дозорцев*(104). Если считать доверительное управление имуществом одним из видов гражданских обязательств (каковым оно, на наш взгляд, и является), то, согласно структуризации гражданского права, предложенной Н.Д. Егоровым*(105), доверительное управление в качестве разновидности обязательства из договора может претендовать только на роль субинститута.
Однако обязательство доверительного управления не всегда возникает из договора, оно может возникнуть из односторонней сделки (завещание), может быть разновидностью легата (завещательного отказа), где завещатель выступает учредителем доверительного управления в отношении предмета легата, а легатарий выступает доверительным управляющим. Очевидно, что в данном случае доверительное управление не является ни разновидностью договора, ни субинститутом по отношению к институту договора. Доверительное управление имуществом - институт гражданского права и коммерческого законодательства.
Признак законодательной обособленности, характерный как для института права, так и для субинститута (как структурной части института), не выдержан законодателем в отношении доверительного управления имуществом.
Учитывая обширную нормативную базу доверительного управления имуществом, объем регулируемых отношений, охватываемых коммерческим, гражданским, налоговым, административным, государственным законодательством, доверительное управление нельзя назвать субинститутом гражданского права. Это тем более затруднительно в связи с тесной связью доверительного управления с правомочием распоряжения в праве собственности, с его законодательно определенным соотношением с представительством в соответствии со ст. 182 ГК РФ, с вещными правами хозяйственного ведения и оперативного управления (ст. 1015 ГК РФ), а также в связи с тем, что право доверительного управления упоминается в ст. 38, 43 ГК РФ.
На наш взгляд, доверительное управление является институтом по отношению к подотрасли гражданско-правовых обязательств.
Итак, доверительное управление имуществом есть не просто субинститут по отношению к институту договора, договорного (регулятивного) обязательства, а самостоятельный институт гражданского права и коммерческого законодательства.
Понятие правового института в наше время не относится к числу спорных вопросов.
Институт права, на наш взгляд, следует понимать как составную часть одной из основных отраслей права. Но поскольку институт всегда регулирует определенные однородные фактические отношения и привлекает нормы других отраслей права, это неизбежно способствует появлению комплексного института законодательства. И в этой ситуации особое значение приобретает мнение О.С. Иоффе, которое основано на решающей роли метода в формировании правового института*(106), а точнее - института законодательства. Мы не склонны придерживаться мнения о существовании комплексных институтов права*(107). Причины такой позиции в том, что объективные общественные отношения элементарны, они не содержат признака комплексности, ибо тяготеют к базису, к экономической основе. Воля законодателя, обусловленная уравновешенностью воли политических сил, напротив, стремится к компромиссу, сложным законодательным образованиям, дабы удовлетворить интересы максимального числа граждан, правотворцев и правоприменителей. Из этого компромисса рождается институт законодательства, очерчивающий "образ" фактического отношения с помощью норм различных отраслей права. Основная модель доверительного управления имуществом лежит в области частного, гражданского права. Правовое отношение, которое строится на этом фундаменте, облекается в форму института законодательства. Особенно это верно, если говорить о доверительном управлении в области предпринимательства.
Конструкция доверительного управления имуществом как института права в значительной мере сложилась под влиянием споров между сторонниками (П. Мостовой, П. Бунич) и противниками (В. Дозорцев, И. Медина, Я. Миркин, Е. Суханов) конструкции trust'a в российском праве. Законодатель колебался между экономической сутью (коммерческое использование имущества, воздействие на вещь) и юридическим методом (обязательственное право) и склонился к последнему, оказавшись в юридическом смысле в спорной позиции: общедозволительный режим деятельности должника в обязательстве.
Словом, метод сыграл в образовании гражданско-правовой модели доверительного управления имуществом решающую роль. Если бы законодатель преследовал цель верно отразить экономические отношения, лежащие в основе доверительного управления имуществом, то он закрепил бы доверительную собственность в качестве законодательной модели, что и предлагалось в соответствующем проекте закона "О доверительной собственности".
Доверительное управление, будучи включенным в подотрасль обязательственного права, обрело на законодательном уровне статус, выходящий за рамки договорного обязательства, что свидетельствует о его положении в системе права.
Доверительное управление имуществом в силу вышеуказанных причин (законодательно закрепленная тесная связь с правом собственности и правовым статусом лиц, соотношение с представительством, иными вещными правами и правовым статусом, возникновение доверительного управления имуществом как из договора, так и из односторонних сделок) является институтом законодательства, непосредственно входящим в подотрасль обязательственного права. Институт доверительного управления - это институт гражданского права, но при этом комплексный институт законодательства.

2.3. Историческое место доверительного управления имуществом в системе сходных с ним правовых моделей

Теперь рассмотрим историю правовых форм, так или иначе предшествовавших доверительному управлению имуществом и повлиявших на разработку этой конструкции. Среди указанных форм следующие:
1) римский договор mandatum и управление имуществом Богов в Древнем Риме, право узуфрукта;
2) британский trust и агентские соглашения (agency);
3) германские прокура и пользовладение;
4) институт управляющих имениями, договор доверенности, частные сервитуты в дореволюционной России; земельное (вотчинное) владение;
5) правовое положение трестов, их управляющих, директоров трестированных заводов, право оперативного управления и полного хозяйственного ведения в СССР;
6) современные модели права хозяйственного ведения, оперативного управления, комиссии, поручения и агентирования.
Среди всех форм опосредования экономического отношения "управление собственностью" (см. гл. I) на основе общественного разделения труда можно отметить одну интересную закономерность: при любом строе, в любой стране наряду с обязательственной моделью управляемого имущества всегда существует вещное право, которое характеризуется либо признаками "неполной собственности" (контроль за деятельностью обладателя вещного права со стороны собственника, сохранение относительного правоотношения между собственником и обладателем производного вещного права), либо признаками "целевого имущества" (контроль за деятельностью обладателя вещного права со стороны государства при постепенной утрате, ослаблении относительного правоотношения между собственником и обладателем производного вещного права).

стр. 1
(из 8 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>