<< Предыдущая

стр. 14
(из 16 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

комых, которых я иногда сердила своею неловкостью, заста-
вляли дрожать мои руки, и сердце сжималось иногда от
боязливой тоски. Но сильное желание изучить дело взяло
верх над страхом, и к концу второго года я привыкла к пче-
лам и приобрела некоторую ловкость, плавность движений,
верный глаз и полнейшее спокойствие при работе.
— 99 —
В этот первый год весна была не особенно благоприятна
для пчел; так как в мае было больше пасмурных и дожд-
ливых, нежели хороших, дней, и так как пчелы были пере-
ведены из колод довольно поздно, а затем были переста-
влены во время постройки навеса для их защиты, то они,
за исключением пяти или шести рамок, составленных из
старых, вынутых из колод сотов, не могли мне дать более
или менее значительного дохода. Я была очень довольна,
что получила с них 17 килограммов (немного больше пуда)
центрофужного меда, полагая, что приобретенный мною опыт
заменил мне взяток. Если перевести мою прибыль на деньги,
то я получила 17 килограммов Х1 франк 80 сант, (рыночная
цена меда за килограмм), т. е. 30 фр. 60 сант. На устройство
пасеки я всего издержала 350 фр. На эти деньги я выстроила
навес из кирпичей (где в настоящее время помещается пять
ульев), купила принадлежности и инструменты, три улья,
один рой, в конце лета двух итальянских маток, центрофугу
на две рамки, искусственной вощины, сахара для кормления
пчел (чтобы заставить их застроить рамки для будущего
года) и т. д. Все это капитальные затраты и издержки на
первое обзаведение.
К осени у меня было три семьи, которые и пошли
в зимовку при условиях довольно благоприятных. При
помощи летнего и осеннего кормления семьи были доведены
до хорошей силы, и у них было достаточно запасов, хотя
избытка и не было. В настоящее время я оставляю меда
больше.
Таким образом подготовленные и спекулятивно подкар-
мливаемые три улья дали мне в 1888 году 88 килогр. меда
(средним числом по 29 кил. 300), который я продавала по
1 фр. 80 сант. килограмм, всего на 158 ф. 40; кроме того
я отвела в сентябре два искусственных роя, которые я оце-
ниваю в 25 франков каждый. Они почти успели обеспечить
себя на зиму запасами, которые легко было пополнить излиш-
ком запасов из других семей. Общий доход: 208 фр. 40.
Издержки: покупка пяти ульев, двух роев, весов, солнечной
воскотопки, кормушки Зибенталя, и т. д. — всего 270 фр.
В эти вновь купленные ульи я посадила отведенные мною
два роя, два купленных роя и прилетевший рой, который
поместился в дупле дерева. Таким образом этот второй год
дал очень удовлетворительные результаты. Мои познания
укреплялись, и мое доверие к вашим урокам, сначала
инстинктивное, становилось осмысленнее, так как опиралось
на ежедневный опыт.
Пчелы провели отлично зиму 1888 — 1889 г., точно так
же как и весну, и к лету 1889 г. у меня было восемь медо-
виков, которые мне дали 238 килограммов меда (в среднем
по 29 кил. 750), который я попрежнему продала по 1 фр. 80
— 100 ˜
за киллограмм и всего получила 448 фр. дохода. Желая
увеличить еще число ульев и чувствуя себя подготовленною
и ободренною, я приступила к выводу маток по способам,
указанным в вашем Календаре. Я в особенности старалась
вникнуть в смысл и исполнить в точности сделанные вами
указания по этому предмету. Мои старания увенчались пол-
ным успехом, а при этом всякий труд доставляет истинное
удовольствие. К моим восьми ульям прибавилось еще шесть
отличных роев с прекрасными матками. Каждый из них
отстроил от И до 12 листов искусственной вощины, и все
собрали достачно запасов, хотя сначала им пришлось помочь,
дав отстроенные рамки и сироп. Таким образом я получила
еще 150 франков дохода (по 25 фр. рой), а вместе с доходом
от меда в 448 франков, я получила следовательно, 598 фр. 40.
Куплено было 6 ульев, вафельница Ритче, перетопленный
воск, банки для меда и сахар для кормления. Всего было
издержано 208 франков — издержки, падающие на капитал,
затраченный в производство.
Перезимовали пчелы в 1889—1890 г. превосходно. Мои
ульи, устроенные по вашим указаниям и моделям, очень
удобны для зимовки: они теплы, сухи и защищают пчел от
всякой непогоды. Я уверена, что всякое изменение или упро-
щение несомненно только уменьшит их достоинство и удоб-
ство. Кроме того я убедилась, что гораздо выгоднее приоб-
ретать самые лучшие инструменты и приборы, хотя они
и дороже, чем употреблять дешевые, которые скоро портятся
и не дают возможности работать так аккуратно и точно.
Весною 1890 г. погода была сначала очень хороша, даже
слишком хороша, но затем наступили холода и пошли дожди,
и погода поправилась только в начале июня, как раз в то
время, когда начили косить и убирать сладкую дятлину (espar-
cettes). В течение апреля и мая было не больше одиннадцати
дней без дождя, так что пчелы совершенно не могли вос-
пользоваться взятком с фруктовых деревьев и очень мало
брали со сладкой дятлины. Я получила с моих ульев только
138 килограммов (в среднем пo 10 кил. 675) меда, который
был продан по 1 фр. 80, всего 249 фр. 75. Этим средним
доходом я обязана моей пасеке в горах (в 1890 г. она
состояла из десяти ульев, а затем из девяти, так как одна
слабая семья была присоединена к соседней), на которой
я получила в среднем по 15 килогр. с улья. Мед был собран
с различных растений (с естественных лугов, сладкой дятлины,
с каштанов), так как взяток продолжался дольше обыкно-
венного и пчелы могли еще кое-что собрать с наступлением
хорошей погоды.
В эту весну (1890) я имела возможность сделать некото-
рые полезные наблюдения, которые меня убедили еще раз,
какое значение имеют все ваши указания, и насколько важно
— 101 —
точно выполнять их. у меня была превосходная семья,
в которой на зимовке погибла матка, н и ней появились
пчелы-трутовки. Еще в марте я дала ей запечатанной детки
и через несколько дней подсадила матку, которую пчелы
приняли, и матка в этой сильной семье скоро вознаградила
потерянное время. У меня была слабая семья, о которой
я говорила выше, и которую я присоединила к другой.
Семья эта ослабела потому, что у нее была матка, выве-
денная в улейке, который не принял маточника (вывод 1889 г.),
и на следующую весну эта матка оказалась малоплодною,
почему эта семья и отстала в развитии от всех других роев,
отведенных одновременно с нею. Случай этот самым нагляд-
ным образом подтверждает ваши слова, что «матки, для того,
чтобы они были хороши, плодовиты и долговечны, должны
выводиться в сильных семьях во время обильного естествен-
ного взятка или при обильном подкармливании семей»,
а этих-то условий и не доставало в указанном выше улейке.
Одна семья заболела у меня майскою болезнью; я лечила
ее сиропом с салициловою кислотою (способ Гильберта, ука-
занный в вашем Календаре против гнильца и майской болезни).
Матка погибла, я ее немедленно заменила, и все пришло
в порядок.
После взятка в июне я занялась выводом маток для
того, чтобы довести пасеку до того количества ульев,
которое я желала иметь: шестнадцать в Буиссиере и пять
в Фонвиалане, из которых два Дадана; а также для того,
чтобы заменить старых маток и сохранить двух в улейках,
чтобы иметь запасных на всякий случай к весне. Я при-
ложила к этому все свое старание, так как была уже
опытнее, чем в прошлом году. Старания мои увенчались
полным успехом. Из 12-ти улейков я получила одиннад-
цать прелестных маток (чему я имею теперь уже доказа-
тельство). Двенадцатую пришлось уничтожить, так как
у нее не хватало крылышек. На этот вывод, которым
были заняты три улья Лайанса в Фонвиалане, из которых
у каждого я должна была взять в разное время по восьми
рамок детки (по две на улеек, одну во время вывода маток,
другую после выхода из ячеек), я издержала 12% килограм-
мов чистого сиропа. Но этот сироп не был истрачен исклю-
чительно на кормление личинок, потому что пчелы отстроили
в это же самое время семнадцать рамок искусственной
вощины и большую часть этого сиропа сложили в запас. Во
время отвода улейков каждому из них было дано по одной
из таких рамок в обеспечение запасами. Умеренное, но про-
должительное кормление продолжалось после выхода маток
из ячеек до того времени, когда улейки были помещены
в ульи для образования семей, и им было прибавлено по
две рамки детки. С этого времени эти шесть новых семей
- 102 —

начали отлично развиваться, так как могли собирать нектар
с цветов в паровых полях и с вереска, и в настоящее время
пришли в силу и отлично работают.
Два другие улейка были присоединены к двум ульям,
в которых я хотела переменить маток; наконец, еще две
семьи из улейков были посажены в двусемейный улей, чтобы
иметь запасных маток; одиннадцатым улейком я населила
мой второй улей Дадана.
В улье, где выводились матки, матка осталась молодая;
на старую матку, которая была отнята из старого улья
с незапечатанною деткою, был отведен рой для замены
слабой семьи, которая была присоединена к другой, и моя
пасека таким образом пополнилась.
Для получения общей суммы дохода 1890 г. нужно сле-
довательно прибавить обыкновенную цену роев выведенных
на пасеке маток к цене проданного меда: восемь роев по
25 франков — всего 200 фр.; два улейка с запасными матками
(зимовали на пяти рамках с хорошими запасами) по 15 фран-
ков, всего 30 франков; две матки с тремя рамками детки
и с пчелами я ценю по 10 франков, всего 20 франков;
общая оценка 250 франков. Весь доход за 1890 г. равен
499 франкам 75.
Издержано было 513 франков 10; семь ульев Лайанса —
189 франков, два улья Дадана — 44 франка; улейки для
вывода маток и перевозки роев — 20 франков; воск — 49 фр. 40;
тонкая искусств, вощина для рамочек, особенные рамки
и магазины, запасные рэмки и т. д. — 49 франков 70; сахар
для кормления (весною, во время вывода маток, и летом) —
120 франков; иногда плата рабочему, помогавшему мне при
отводе улейков, при их переноске, при отборе и т. д. —
28 франков; три матки купленные весною — 13 франков.
Нужно заметить, что единственная вещь, которая была
вполне истрачена, это — сахар, да и он еще вернулся в виде
пчел и маток; все остальное осталось в виде имущества, как,
например, ульи, воск, переработанный в соты, и т. д.
Так как я должна была уехать на август и сентябрь, то
я попробовала на пасеке в Фонвиалане в июле месяце снаб-
дить пчел всем, что должна была бы им дать в августе.
Необходимо было помочь семьям, которые были ослаблены
отнятием у них детки во время вывода маток, чтобы обес-
печить им благополучную зимовку. Такой способ оказался
очень удачным: по возвращении своем я могла убедиться,
что запасов у пчел было не только достаточно, но мед был
даже на тех рамках, которые при установке пчел на зиму
я должна была вынуть. На пасеке в горах пчел летом даже
не приходится подкармливать, так как взяток с конопли,
с паровых полей и с вереска продолжается до осени и под-
держивает разведение червы в течение всего этого времени.
— 103 —
При постановке пчел на зиму 18 и 21 октября я полу-
чила пятьдесят рамок (улейки и рои были обеспечены запа-
сами), в которых было от одного до двух с половиною кило-
граммов запечатанного меда, который я оставила в запас
и которым воспользовалась нынешнею весною. После про-
верки пасеки оказалось, что у меня было 358 заново от-
строенных рамок, как в запасе, так и у пчел (по 7— 8 рамок
в каждом зимующем улье) и 49 рамок невполне отстроенной
искусственной вощины, которые в настоящее время совер-
шенно отстроены.
Зиму 1890 — 1891 года пчелы провели самым лучшим
образом, несмотря на страшные морозы: 18-го, 19-го, 20-го и 21 -го
января у нас было 17° и 18° холода. Такой мороз гибелен
для семей, помещающихся в плохих ульях, но мои пчелы,
благодаря прекрасным ульям, нисколько не пострадали от
этих морозов. Пчел осыпалось очень немного: в том улье,
где их осыпалось больше всего, я собрала как внутри ульи,
так и перед ним всего 384 пчелы, которые весили около
40 граммов, - количество ничтожное в сравнении с массою
пчелы, населяющей улей!
Все матки, исключая трех купленных весною 1890 г.,
были выведены у меня на пасеке: пять в 1889 г., а все осталь-
ные в 1890 г. Весною этого года (1891) я потеряла только
одну матку, которая была куплена в мае 1890 г. и погибла
совершенно неожиданно в апреле, оставив четыре сплошь
занесенные червою рамки. Я немедленно заменила эту матку,
присоединив к осиротевшей семье один из запасных улей-
ков, вследствие чего у этой семьи сразу оказалось семь ра-
мок червы. Так как другой улеек некуда было девать, то
я его укрыла потеплее (закрыв подушку шерстяным одея-
лом), сократила гнездо и начала подкармливать. Он стал
быстро развиваться, и теперь он лишь немного слабее ос-
тальных сильных семей.
К сожалению, погода в этом году была неблагоприятна
для пчел. Весною солнце почти совсем не показывалось.
Дни были холодные, пасмурные и дождливые, и только из-
редка проглядывало солнце. В течение всего апреля я заме-
тила самую ничтожную прибыль в ульях, от 150 до 500 грам-
мов, 6, 8, 9, 17, 18, 19, 20, 23 и 30-го числа. В мае 1, 5, 7,
11, 12, 13 и 14-го числа во время проливных дождей солнце
показывалось только на 2 — 4 часа, и мои бедные пчелы
нетерпеливо и массами бросались в поле, успевая собрать
всего от 150 до 400 граммов меда в день, так что вес улья,
стоявшего на весах, все время колебался около 60 кило-
граммов, вес слишком ничтожный сравнительно с весом его
в 1890 г., хотя и тогда прибыль меда была незначительна.
Фруктовые деревья сильно страдали от этой погоды, так
же как и пчелы. Каштаны были в полном цвету, но взяток
_ 104 —
с них пропал для пчел совершенно: сладкая дятлина, кото-
рая в нынешнем году была посеяна далеко от моей пасеки
в Фонвиалане, зацвела 10-го мая, но пчелы могли брать
с нее только, 14-го числа (300 граммов), 18-го (1 килогр.
500), 19-го (1 килогр. 500), 21-го (3 килогр.), 22-го (1 килогр),
24-го (1 килогр. 100), 26-го (500 гр.), 28-го (4 килогр. 400),
29-го (2 килогр. 900), 30-го (4 килогр.), 31-го (4 килогр.
600), 1-го июня (2 килогр. 700). Но и в эти дни, исключая
21-го, 28-го, 29-го, 30-го и 31-го, пчелам не приходилось
вылетать то утром из-за дождей, то после полудня из-за
грозы. Даже сегодня, 1-го июня, гром и дождь не прекра-
щался с 41/2 часов вечера 1).
В таких-то именно обстоятельствах и обнаруживается
все значение сильных семей. Когда возможность вылетать
за взятком появляется изредка и то на короткое время, то
много-ли соберет небольшое количество летной пчелы из
средней семьи, особенно если пчелам приходится летать за

<< Предыдущая

стр. 14
(из 16 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>