<< Предыдущая

стр. 8
(из 37 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

Изобилие программ и вспомогательного оборудования для PC стимулировало
рост продаж этих персональных компьютеров - они раскупались в масштабах,
которые IBM не предвидела. Цикл положительной обратной связи принес IBM
миллиарды долларов. В течение нескольких лет более половины всех
персональных компьютеров, используемых в бизнесе, выпускала IBM, а
большая часть остальных машин была совместима с IBM PC.
Стандарт IBM стал платформой, которую все имитировали. А причиной
столь грандиозного успеха был удачный выбор времени и применение 16-
разрядного процессора. Планирование и маркетинг играют ключевую роль в
принятии технических продуктов. PC оказался хорошей машиной, но ведь и
другая компания могла бы установить стандарт, добившись выпуска нужных
программ и достаточного числа машин.
Решения, выбранные IBM, были обусловлены ее стремлением поскорее
выбросить на рынок персональные компьютеры, но эти решения крайне
упростили другим компаниям создание совместимых машин. Архитектура не
была секретом. Микропроцессорные чипы от Intel и операционная система
Microsoft доступны всем. Такая открытость была мощным стимулом для
поставщиков отдельных компонентов, разработчиков программных продуктов
и прочих участников компьютерного бизнеса.
В течение трех лет исчезли почти все конкурирующие стандарты
персональных компьютеров. Исключение составили только Apple II и
Macintosh фирмы Apple. Hewlett Packard, DEC, Texas Instruments, и Xerox,
несмотря на общепризнанные достижения в технологиях, репутацию и
обширную клиентуру, в начале восьмидесятых годов потерпели на рынке
персональных компьютеров полное фиаско, потому что их машины не были
совместимы с PC и не предлагали ничего существенного по сравнению с
архитектурой IBM. Сонмы инновационных фирм вроде Eagle или NorthStar
воображали, что их машины будут раскупать нарасхват только потому, что они
чуть-чуть лучше IBM PC. Рано или поздно все эти фирмы либо
переориентировались на выпуск IBM-совместимых машин, либо
обанкротились. IBM PC превратился в стандарт. К середине восьмидесятых
насчитывалось несколько десятков IBM-совместимых компьютеров. И хотя
покупатели, быть может, не говорили об этом прямо, но почти все они искали
то оборудование, на котором работает большая часть существующих программ
и которое уже есть у их знакомых.
Сейчас среди некоторых ревизионистски настроенных историков стал
расползаться слух, будто бы IBM допустила ошибку, сотрудничая с Intel и
Microsoft при разработке своего PC. Они пытаются доказать, что IBM
следовало запатентовать архитектуру PC и что Intel с Microsoft якобы
перехитрили IBM. Но они забывают об одной важной вещи. IBM потому и
стала основной силой в индустрии персональных компьютеров, что смогла
собрать под своей эгидой невероятное множество талантливых разработчиков и
организаторов и с их помощью продвинула свою открытую архитектуру.
Именно IBM устанавливала стандарты.
В производстве мэйнфреймов балом всегда правила IBM, и конкуренты
не могли состязаться с ней в затратах на НИОКР и маркетинг. Если какой-то
конкурент пытался взять ту же высоту, IBM, сосредоточив свои активы,
останавливала его восхождение. В изменчивом мире персональных
компьютеров позиции IBM напоминали позиции лидера в марафоне. Пока
лидер бежит с той же скоростью, что и другие, или быстрее, он - впереди, а
прочие лишь пытаются догнать его. Но стоит хотя бы на секунду замедлить бег,
как лидерство упущено.
К 1983 году я пришел к выводу, что следующим нашим шагом должна
стать разработка графической операционной системы. Я был уверен, что мы не
удержим передовые позиции в индустрии программных продуктов, если будем
цепляться за MS-DOS - операционную систему текстового режима. Работая с
ней, пользователю зачастую приходилось набирать весьма туманные команды.
Она не давала никаких графических подсказок, упрощающих выбор и запуск
приложений. Кстати, способ, которым человек общается с компьютером,
называется интерфейсом. Так вот, я полагал, что будущее за графическими
интерфейсами и что для Microsoft очень важно выработать новый стандарт, в
котором картинки и шрифты стали бы неотъемлемой частью простого в
использовании интерфейса. Упростить работу с персональными компьютерами
требовали интересы не только их нынешних владельцев, но и новых
покупателей, которых часто пугало освоение сложного интерфейса.
Чтобы проиллюстрировать громадную разницу между компьютерной
программой с текстовым интерфейсом и графическим, приведу такой пример.
Представьте, что Вы играете на компьютере в одну из настольных игр вроде
шахмат, шашек, Го или монополии. При наличии системы с текстовым
интерфейсом Вы вводите свои ходы, используя символы. Вы пишете:
"Передвинуть фигуру с квадрата 11 на квадрат 19" или что-нибудь более
зашифрованное: "Пешку на QB3". Но в графической компьютерной системе
доска с фигурами сама показывается на экране. Вы просто перемещаете их в
нужные позиции.
Сотрудники ныне знаменитого исследовательского центра фирмы Xerox
- Palo Alto Research Center - в Калифорнии, рассматривая принципы общения
человека с компьютером, сделали любопытное открытие. Они показали, что
компьютером легче управлять, если Вы выбираете свои действия, указывая что-
то на экране и видя соответствующие картинки. Они использовали устройство,
которое назвали "мышью": его можно было перемещать по поверхности стола и
тем самым передвигать указатель по экрану. Увы, Xerox так и не сумела
воспользоваться коммерческими выгодами, которые сулила эта
сногсшибательная идея, потому что ее машины были слишком дороги и в них
применялись нестандартные микропроцессоры. Воплотить новые идеи в
ходовую продукцию - не каждой компании по силам.
В 1983 году Microsoft объявила, что с помощью продукта под названием
Windows собирается реализовать на IBM PC графический интерфейс. Мы
поставили себе целью: разработать программное обеспечение, способное
расширить MS-DOS, работать с мышью, создавать графические изображения и
формировать на экране ряд окон для выполнения в них разных программ. В то
время на рынке было всего две модели персональных компьютеров,
позволявшие работать с графическими изображениями: Xerox Star и Apple Lisa,
- обе очень дорогие, ограниченные по возможностям и построенные на
архитектурах собственной разработки. Другие производители аппаратных
средств не могли лицензировать их операционные системы; кроме того,
большинство программистских фирм эти компьютеры не привлекали, и
приложений для них было слишком мало. А Microsoft стремилась создать
открытый стандарт и обеспечить графический интерфейс на каждом
компьютере, работающем под управлением MS-DOS.
Первая популярная графическая платформа появилась на рынке в 1984
году, когда Apple выпустила свой Macintosh. Собственная (патентованная)
операционная система "Макинтоша" была полностью графической и
пользовалась огромным успехом. Первые модели этих компьютеров и версии
операционной системы были весьма ограниченны, но ярко демонстрировали
потенциал графического интерфейса. Этот потенциал раскрылся только тогда,
когда усовершенствовали и компьютеры, и их программное обеспечение.
Мы тесно сотрудничали с Apple в процессе создания Macintosh. Группу
ее разработчиков возглавлял Стив Джобс (Steve Jobs). Работать с ним было по-
настоящему интересно. У Стива удивительное чутье на технику и умение
мотивировать труд специалистов мирового уровня.
Разработка графических программ потребовала немалого воображения.
Как должна выглядеть такая программа ? Как она должна себя вести? Часть
идей мы почерпнули из разработок фирмы Xerox, а часть родилась в головах
наших сотрудников. Поначалу интерфейс получился избыточным. Мы
использовали чуть ли не все имеющиеся шрифты и значки (icons). Тогда мы
"вычистили" все лишнее и изменили систему меню - чтобы она выглядела
менее хаотично. Мы создали для Макинтоша текстовый процессор, Microsoft
Word, и электронную таблицу, Microsoft Excel, - первые графические продукты
Microsoft.
Macintosh была великолепной операционной системой, но Apple (вплоть
до 1995 года) никому не разрешала выпускать компьютеры, способные
работать с ней. Здесь проявился традиционный подход, свойственный многим
производителям оборудования: хочешь это программное обеспечение - купи
наши компьютеры. А Microsoft стремилась к тому, чтобы Макинтоши хорошо
продавались и стали общепризнанными персональными компьютерами, - и не
только потому, что мы много вложили в разработку приложений для него, но и
потому, что хотели перевода компьютеров на графический интерфейс.
Такие ошибки, как решение Apple ограничить продажу своей
операционной системы рамками исключительно собственных компьютеров,
еще не раз будут повторяться. Некоторые телефонные и кабельные компании
уже поговаривают о том, что какие-то средства связи смогут работать только
под управлением их собственного программного обеспечения.
Сейчас все важнее конкуренция и одновременное сотрудничество,
однако до понимания этого многим еще расти и расти.
При создании операционной системы OS/2 камнем преткновения между
IBM и Microsoft стало разделение программного обеспечения и оборудования.
Впрочем, эта проблема актуальна и сегодня. Хотя, по нынешним стандартам,
программные продукты не должны зависеть от конкретных аппаратных
платформ, многие компании, пользуясь тем, что выпускаемое ими
оборудование тесно взаимосвязано с ими же разработанным программным
обеспечением, стремятся обособить свои системы. Какие-то фирмы относятся к
созданию оборудования и программного обеспечения как к разным видам
бизнеса, а какие-то - нет. Эти диаметрально противоположные подходы
непременно отразятся и на информационной магистрали.
На протяжении восьмидесятых IBM по всем меркам капитализма
внушала только благоговение. В 1984 году она достигла рекордной прибыли -
6,6 миллиарда долларов. В том же году IBM предложила персональный
компьютер второго поколения, высокопроизводительную машину PC AT,
построенную на микропроцессоре Intel 80286 (в разговорной речи его называли
просто "286 процессором"). Этот компьютер был в 3 раза быстрее, чем
оригинальный IBM PC. Машины AT пользовались колоссальным успехом, и
через год их доля в объеме продаж всех персональных компьютеров составила
более 70%.
Выпуская свой первый PC, IBM никак не ожидала, что этот компьютер
бросит вызов ее мэйнфреймам, - тем более что значительную часть покупателей
PC составляли ее традиционные клиенты. Менеджеры компании полагали, что
такие маломощные машины будут иметь спрос только на нижнем уровне
рынка. По мере того как персональные компьютеры становились все мощнее,
IBM начала сдерживать их развитие, опасаясь чрезмерной конкуренции своим
мэйнфреймам.
В производстве мэйнфреймов IBM всегда контролировала принятие
новых стандартов. Она могла ограничить показатель
"цена/производительность" новой линии оборудования, чтобы не терять
заказчиков существующей, более дорогой продукции; могла стимулировать
разработку новых версий своих операционных систем, выпустив оборудование,
требующее нового программного обеспечения, и наоборот. Такая стратегия
хороша для рынка мэйнфреймов, но ущербна для динамичного рынка
персональных компьютеров. IBM еще могла завышать цены, но всем уже было
известно, что масса фирм выпускает совместимое оборудование с
аналогичными параметрами, и, если IBM не предложит подходящую цену, это
сделают за нее другие.
Три инженера из фирмы Texas Instruments, оценив на примере IBM
перспективы производства персональных компьютеров, решили основать
новую компанию - Compaq Computer. Получив лицензию на MS-DOS,
компания занялась выпуском компьютеров, расширяемых теми же платами и
работавших с теми же программами, что и IBM PC. Более компактные, эти
машины делали все, что делали IBM PC. Compaq стала легендой американского
бизнеса - в первый же год она продала компьютеров более чем на 100
миллионов долларов. IBM могла бы собирать "дань" с таких фирм,
предоставляя лицензии на свои системы, но на рынок пришли совместимые
системы, и оборудование IBM оказалось неконкурентноспособным.
Кроме того, IBM всячески затягивала выпуск персональных
компьютеров на более мощном чипе Intel 386, стремясь сохранить объем
продаж младших моделей мини-компьютеров, почти не отличавшихся по
мощности от ПК на базе 386 микропроцессора. Эти проволочки позволили
Compaq в 1986 году выпустить первый компьютер с микропроцессором Intel
386. Тем самым Compaq значительно подняла свой престиж и серьезно
потеснила IBM.
Но IBM не собиралась сдавать своих позиций и готовила удар сразу по
двум направлениям: в производстве оборудования и в области программного
обеспечения. Она хотела разработать такие компьютеры и такие операционные
системы, новые возможности которых нельзя было бы реализовать в отрыве
друг от друга. Такой шаг отбросил бы конкурентов или заставил их ощутимо
раскошелиться на приобретение лицензий. Стратегия состояла в том, чтобы
превратить чужие "IBM-совместимые" в абсолютно устаревшие машины.
В этой стратегии было несколько здравых идей, в частности намерение
упростить конструкцию PC, заложив в нее все то, что раньше предлагалось
только как дополнение. Это могло не только снизить стоимость компонентов,
выпускаемых IBM, но и увеличить их долю на рынке. Подобный замысел
привел бы также к существенным изменениям в архитектуре аппаратных
средств - появлению новых типов разъемов и стандартов на вспомогательные
платы, клавиатуры, мыши и даже дисплеи. Чтобы увеличить преимущество,
IBM планировала попридержать какие-либо из этих спецификаций вплоть до
выпуска первых систем на их основе. Иначе говоря, предполагалось
переопределить стандарты совместимости. Прочим производителям
персональных компьютеров и периферии пришлось бы начинать все с начала, и
IBM вновь вырвалась бы в лидеры.
К 1984 году существенную долю в бизнесе Microsoft составляли
лицензии на MS-DOS, передаваемые фирмам - сборщикам IBM-совместимых
персональных компьютеров. Наше сотрудничество с IBM началось при
разработке операционной системы, которая должна была заменить MS-DOS;
впоследствии ее назвали OS/2. По соглашению, Microsoft имела право
продавать другим изготовителям компьютеров ту же операционную систему,
которую IBM поставляла вместе со своими машинами. И мы, и IBM могли
самостоятельно расширять эту операционную систему (т.е. идти дальше
совместных разработок). В целом на этот раз ситуация складывалась иначе, чем
при работе над MS-DOS. Теперь IBM держала под контролем стандарт,
который должен был укрепить ее позиции в производстве оборудования для
персональных компьютеров и мзйнфреймов. Она непосредственно участвовала
в разработке и реализации OS/2.
В планах IBM, связанных с корпоративным программным обеспечением,
OS/2 отводилось центральное место. Она должна была стать первой
реализацией архитектуры IBM - Systems Application Architecture, которую
компания намеревалась сделать единой платформой прикладных программ для
всей линейки компьютеров - от мэйнфреймов и машин среднего класса до
персональных. IBM рассчитывала на то, что распространение ее технологий с
мэйнфреймов на персональные компьютеры привлечет большинство
корпоративных заказчиков, которые все активнее переходили с мэйнфреймов и
мини-компьютеров на ПК. Кроме того, предполагалось, что это даст IВМ
дополнительное преимущество над конкурентами, не имеющими доступа к
технологиям мэйнфреймов. IBM внесла собственные усовершенствования в
операционную систему OS/2 (в этом варианте она называлась Extended Edition -
расширенное издание), в том числе сервис для коммуникаций и баз данных.
Она планировала также создать полный набор офисных приложений -
OfficeVision, - которые бы работали на базе расширенного варианта OS/2. Эти
приложения, включая текстовый процессор, позволили бы IBM стать лидером
на рынке прикладных программ для персональных компьютеров и
конкурировать с Lotus и WordPerfect. Но разработка комплекса OfficeVision
требовала усилий тысяч и тысяч сотрудников. При этом OS/2 превращалась не
просто в операционную систему, а в эдакое знамя "крестового похода" этой
корпорации.
Разработки осложнялись тем, что проект должен был отвечать
множеству противоречащих друг другу требований, а также планам IBM
относительно Extended Edition и OfficeVision. Тем временем Microsoft
вырвалась вперед и подготовила ряд приложений для OS/2, но наш интерес к
ней постепенно таял. Мы согласились участвовать в этом проекте, уверенные,
что IBM позволит сделать OS/2 чем-то достаточно близким к Windows, чтобы
программисты, внося минимальные модификации, могли предлагать
приложения для обеих платформ. Но IBM настаивала, чтобы приложения были
совместимы с ее мэйнфреймами и системами среднего класса. Мы поняли: OS/2
превращается в какого-то монстра, ориентированного скорее на мэйнфреймы,
чем на персональные компьютеры.
Деловые отношения с IBM были жизненно важны для нас. В тот год
(1986) мы объявили о ликвидности акций, переданных в свое время ряду
сотрудников. Именно тогда Стив Балмер и я предложили IBM приобрести 30%
собственности Microsoft (по минимальной договорной цене), чтобы она могла
разделять наши успехи или - провалы. Мы полагали, что это сблизит наши
компании и позволит нам сотрудничать более продуктивно. Но IBM это не
заинтересовало.
Мы работали не покладая рук над совместным с IBM проектом,
стремясь благополучно завершить его. Я чувствовал, что для наших компаний
это билет в будущее... Но, увы, проект только увеличивал пропасть между
нами.
Новая операционная система - вещь всегда очень серьезная. На нас
работали группы и за пределами Сиэтла, а у IBM были группы в Бока Ратоне
(штат Флорида), Херсли Парк (Новая Англия) и Остине (штат Техас). Но
географические проблемы - ничто в сравнении с грузом наследства
мэйнфреймов IBM. И в прошлых, "софтверных" проектах IBM никогда не
удавалось точно предугадать настроение пользователей ПК, потому что все у
нее было ориентировано прежде всего на пользователей мэйнфреймов.

<< Предыдущая

стр. 8
(из 37 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>