<< Предыдущая

стр. 2
(из 20 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

самый низкорослый слон все равно выше нормального человека.
* Слоны поглощают невероятное количество пищи, тонны и тонны продуктов в
неделю, да-же если большинство из них в основном довольствуется консервированным
тунцом и са-латом. Сколько бы еды ни удалось поглотить обычному человеку (и какой бы
вкусной она ни была), все равно слона ему не переесть.
* Слоны склонны к гедонизму, даже когда они во всем себе отказывают.
* Слоны привыкли получать то, что им хочется. Когда этого не происходит, они
ужасно шумят и угрожают благополучию своих дрессировщиков и сотоварищей по стаду.
* Слоны играют по ими же придуманным правилам. Зачастую эти правила кажутся бес-
смысленными всем, кроме самого слона. В них нет никакой внутренней логики, кроме од-
ного момента: если вы откажетесь их соблюдать, слон вас покалечит.
* Слонов восхищают собственные размеры и могущество. Как пишет "Уолл-Стрит
Джор-нал", в конце 1990-х годов президент "Ситигруп" Сэнфорд Вейл отпраздновал
победу над своим соперником Джоном Ридом в схватке за контроль над компанией,
представ перед публикой, состоящей из его же вассалов и подпевал, в обличье Моисея.
Этот слон так пре-красно разбирался в деловой этике, что в хвалебном биографическом
очерке для воскрес-ного выпуска "Нью-Йорк Таймс" не позволил себе ни одной
официальной ссылки на это событие. Тем не менее, на торжестве по поводу победы над
мнимым войском фараона он разгуливал в тоге, поверх которой свисала длинная борода, и
упивался крахом своих вра-гов. Публика корчилась от смеха, так как нет ничего забавнее
слона, пребывающего в иг-ривом настроении.
* Слоны не могут слишком долго фокусировать на чем-то свое внимание. Известно,
что многие из них не раз увольняли сотрудников, чтобы в тот же день снова принять их на
ра-боту. По мере того, как мы будем пробираться по гигантской слоновьей тропе, вы
научи-тесь сбрасывать со счетов их эмоциональные всплески более чем в 90% случаев.
Это хо-рошая скидка, и если уж она попала вам в руки, упускать ее не следует.
* Слоны по природе своей звери чистоплотные и брезгливые. Они любят хорошо
одеваться и перемещаться в транспортных средствах, спроектированных с учетом их
нужд. Если средство передвижения задерживается и, поджидая его, слону приходится
слоняться без дела, он впадает в гнев и может оказаться весьма опасным.
* Слоны ненавидят ничегонеделанье, за исключением случаев, когда они могут назвать
это деловой встречей.
* Для настоящего слона, если это не овца, не волк и не гну в слоновьей шкуре, вы не
суще-ствуете. ВАС нет. Нет и самого Бытия. Есть только Слон. Разве не ясно, как это
нелепо? И как глупо при этом выглядит слон? Ха-ха-ха, посмеемся мы над слоном!
* Слоны — непревзойденные мастера по развешиванию лапши на уши. В
действительности дела их никогда не идут так хорошо, как вам представляется. Подобная
политика призвана упрочнять их статус, даже если хобот у них при этом вечно липкий.
* Слона нельзя игнорировать. Его нужно постараться понять и направить в ту или
иную сто-рону. Сделать это вам по силам, поскольку, по какой-то необъяснимой причине,
слоны, вопреки своим размерам и мощи, нуждаются в руководстве и знают об этом.
* Самое главное, что слоны не умеют быть никем, кроме слонов. Как на них ни дави,
они не превращаются ни в крыс, ни в мышей и не принимают человеческого облика. Они
всегда остаются слонами. Вы же не принадлежите к их числу. В понимании этого заложен
ваш путь к спасению и продвижению вверх, на самые высоты служебной лестницы.

Верхушка служебной лестницы! Это и путь, и путеводная звезда для тех, кто трудится
впотьмах что есть сил. С помощью Четырех (а возможно, и Пяти) Истин и Девятеричного
Пути вы познаете её и заживете на ней припеваючи. Этому учит Бизнес-Дзэн, сокращенно
Биз-Дзэн.


Что такое Биз-Дзэн


Дзэн многолик, он скрывает в себе множество решений разнообразных загадок. Тем не
менее, суть его заключается вот в чем: дзэн – это проистекающее из усидчивости знание
вселен-ной и того, как в ней все устроено.
Нет, вы не ослышались. Именно усидчивости. Из терпеливого просиживания год за
годом в удобной, задумчивой позе (иногда в очень красивом кожаном кресле), из работы
без надежды на духовное воздаяние (не говоря уже о финансовой компенсации) и из
стремления к той легко-сти бытия, что достигается отречением от всех надежд и желаний.
Таким образом, с помощью усидчивости, усидчивости и еще раз усидчивости, пока все
внезапно не окажется легче легкого, можно достичь просветления, а через просветление –
силы.
А еще — счастья. Да-да, мы можем быть счастливы так, как слону и не снилось. Ведь
ско-рее верблюд пролезет в игольное ушко, чем слон познает настоящее счастье.
Рядовому менедже-ру среднего звена, поглощающему хот-дог за раскладным столиком
прямо на рабочем месте, жи-вется куда легче. Потому как слонами движет желание, а
желание чревато страданием.
В итоге слон – ваш слон – всегда есть и будет только самим собой, не больше и не
меньше. В этом его величайшая сила и величайшая слабость.
Вы же, напротив, можете быть кем угодно. Ведь вы слишком малы, чтобы
претендовать на собственное «я». Именно через его отсутствие пролегает великий путь к
миру и просветлению. Ведь ваше «я» — это ваши оковы.
Переступите через свое «я»! Как это здорово, не правда ли?
А вот ваш слон не может не может так поступить. Из года в год ему приходится жить с
этим гигантским, серым «я»… до тех пор пока, неизбежно, ему не приходит конец. А
после? По-является новый слон. Во веки веков за слоном всегда будет следовать новый
слон.
И этот новый слон, опять же, всегда будет только самим собой, не больше и не
меньше.
А что же вы? Вы можете быть кем угодно! Потому что ваше «я» – ничто! Вот и
славно.
Только со стороны можно понять, что такое слон, осмыслить его размеры, его вес, его
бес-компромиссный нрав. Те, кто способен на подобный анализ, обретают возможность
покончить со страданием, что шествует рука об руку с жизнью.
Тех же, кто на него не способен, смоет отливом в открытый океан.
Введение


Будда, бредущий тропою бизнеса

Всё, что можно сделать не особо задумываясь над тем,
что делаешь, превращается в отличный способ
медитации, вне зависимости от того,
лущите ли вы горох, вскапываете участок земли,
городите изгородь или
моете посуду.
МАСТЕР ДЗЭН АЛАН УОТС

Одолей свое «я» и тогда одолеешь противника.ТАКУАН СОХОРаз уж собрался о чем-
то мыслить, мысли масштабно.ДОНАЛЬД ТРАМП

Жизнь Будды

Не то давным-давно, не то недавно, в пригороде очень большого города — впро-чем,
возможно, это был совсем маленький городишко — жил молодой человек. Кто знает,
может, дело происходило в Бриджпорте – разве это так важно? Молодой Сид Артур ро-
дился и вырос в знатной, богатой и влиятельной семье бизнесменов, заправлявшей делами
в округе ещё до его объединения с другими округами. К тому моменту, когда Артур дос-
тиг просветления, он уже облысел и порядком растолстел, обзаведясь большим круглым
брюшком, улыбчивым лицом и такими же глазами – всем, что мы привыкли ассоцииро-
вать со статусом Будды. Однако в молодости Артур бы недурен собой, щеголял шапкой
пышных, непослушных волос и пользовался популярностью как среди мужчин, так и у
женщин, поскольку был готов веселиться в любое время дня и ночи. Его вечно было не
утянуть с вечеринки, когда под утро все остальные уже готовы были возвращаться в гос-
тиницу. И кто, как не он, всегда был готов добавить к выпитому еще один коктейль, в то
время как все вокруг уже подумывали, не припасть ли им лицом к салату. Отец воспи-тал
молодого человека в духе традиций господствующего класса. Артур обучался сначала в
Андовере, потом в Йейльском университете, а после закончил бизнес-школу в Уортоне.
Характер у него был легкий и приятный, и кроме блестящих успехов в учебе, он еще
здорово играл в покер и в сквош. Тем не менее, уже в самом начале его деловой карьеры
стало ясно, что этот молодой человек не такой, как все. Пока Стейнберги, Пе-рельманы и
прочие выпускники Уортона выискивали мелкие компании, которые можно было бы
разорить и прибрать к рукам, будущему Будде всё это было крайне неприятно, и он не
проявлял рвения к подобным делам. Говорят, однажды его компаньоны наме-тили жертву
и ловко вывели из игры один небольшой концерн, занимавшийся средствами
телекоммуникации. И уже готовились присоединить его к более крупному носителю бес-
проволочных средств связи, который, не имея возможности генерировать рост доходов
своими силами, искал возможность прикупить их на стороне. И вот, когда маленькая
компания уже катилась под откос, а брокеры, пуская слюни в предвкушении жирных ба-
рышей с готовящейся сделки, ждали удобного момента, чтобы растерзать жертву на час-
ти, в дело вмешался молодой человек и определил для всего высшего руководства компа-
нии отличные выходные пособия вкупе с комплектом выгодных условий. Он даже умуд-
рился вывести немалую часть руководителей среднего звена из-под гильотины маячащей
впереди перестройки. Брокеры рвали и метали, так как намеревались сбыть лишние рты
по дешевке. Однако отец юноши узрел в сыне нечто такое, что могло в дальнейшем
помешать ему серьезно заниматься бизнесом. Поэтому с тех пор он стал всерьез присмат-
ривать за своим отпрыском — привлекать к семейному бизнесу и одновременно то и дело
отправлять в дорогие увеселительные путешествия и длительные деловые поездки по ми-
ру, во время которых Артур останавливался только в лучших пятизвездочных отелях вро-
де Ритц-Карлтона. Тогда же молодой человек познакомился с красивой молодой девуш-
кой и женился. Прослушав полный юридический курс в Колумбийском университете, его
жена решила обзавестись степенью магистра, так как работать юристом у неё не было ни-
какого желания. А у кого, скажите, оно есть? Тем не менее, они были счастливы.
Таким образом, все в жизни молодого Будды шло по более или менее заданной схеме.
Он никогда не покидал замкнутого круга, состоящего из офиса, дома и той верени-цы
гостиниц, где привилегированный бизнесмен находит кров и приют во время деловых
поездок. Но вот однажды он получил приглашение побывать в одной корпорации, с
которой его компаньоны разрабатывали план создания совместного предприятия. Про-
сматривая кое-какие бумаги в зале для переговоров, он оказался невольным свидетелем
того, как менеджер среднего звена получал суровый нагоняй от вице-президента по фи-
нансовым вопросам. Бедный сотрудник стоял, согбенный от горя, с покрасневшими от
грусти и унижения глазами, руки его тряслись, и он едва смел молвить хоть слово в свое
оправдание. — Что это? — спросил наш молодой герой своего коллегу. — Почему этот
человек кричит на другого человека? И почему тот, другой, готов сносить эти оскорбле-
ния? — Так обстоят дела повсюду, мой друг, — ответил его коллега и приятель по име-ни
Биб, который, кстати сказать, оставался рядом с Буддой до конца его жизни. — Такова
участь менеджера с незапамятных времен — в средневековых феодальных государствах,
при коммунистических диктатурах или в капиталистических залах для переговоров, без
разницы. Так сильные мира сего обращаются с теми, кто слабее их, и это заложено в при-
роде человека. — Не может быть, — молвил Будда и всерьез задумался. В тот же день он
оказался в маленьком офисе рядом с туалетом, где довольно пожилой человек в
старомодной тройке сидел за столом и вырезал фигурки из бумаги.
— Почему этот достойный человек сидит здесь и так бездарно тратит время? —
спросил Будда своего коллегу. — И это тоже в порядке вещей, — отвечал Биб. — На
самом взлете своей карьеры он допустил оплошность и теперь вынужден изо дня в день
страдать и мучиться собственной бесполезностью, потому что большие начальники не
знают, что с ним делать. — Ах так, — произнес Будда с болью в сердце. Ему было яс-но,
что каждый, кого ему довелось повстречать, был обречен на жизнь в тяжком страда-нии,
определявшем суть его бытия, и все только потому, что эти несчастные не знали, как надо
обращаться со слоном. В последующие дни и месяцы постепенно пробуж-дающийся от
спячки Будда, чьи глаза теперь были открыты, узрел боль и страдание, не-умолимо
сопутствующие всем, кто работает на слонов. «Неужели нет ничего, что я мог бы сделать,
дабы облегчить мучения, заложенные в основу любого непраздного существова-ния?» —
вопрошал он себя вновь и вновь. И вот, на тридцатом году жизни, Сид Артур
вознамерился покончить с корпоративной карьерой и заделаться консультантом, кочую-
щим с места на место и выклянчивающим себе разовое жалованье, с тем чтобы лицом к
лицу столкнуться с океаном страданий, выпадающих на долю служащих и подчиненных и
в надежде на то, что в попытках понять причины этих страданий он в конце концов найдет
способ устранять несправедливость, заложенную в самой природе работы по найму.
Будда
Голодные (но благородные) годы Следующие семь лет мас-тер странствовал от
корпорации к корпорации в поисках ответов на свои вопросы. Спер-ва он обучался в
группе аскетов, преданных идее Качества, которое, как они полагали в силу своего
неустанного внимания к деловому процессу и пожеланиям клиента, выводит страждущего
на путь к свободе и счастью. Будущий Будда освоил Качественный Процесс, но
обнаружил, что за исключением кучки деспотов и маньяков, примостивших-ся на самой
верхушке пирамиды, он мало кому приносит счастье. Всё это очень напоми-нало самый
обычный бизнес, а посему он отправился дальше. После этого он столкнулся с группой
профессиональных попрошаек, помешанных на биржевых манипуляциях. Ка-кое-то время
он полагал: там, где дух — в противоположность материи — представлен в своем
наичистейшем виде, ему может открыться истина. Однако нигде за всю свою дело-вую
карьеру не доводилось ему видеть большего смятения и страдания среди тех, кто от-
рабатывал свой хлеб не в должности председателя компании. Никакое надругательство
над служащим любого ранга не считалось чрезмерно грубым и жестоким, если оно могло
пробудить энтузиазм хотя бы в одном специалисте по финансовому анализу деятельно-
сти компаний на пару-тройку часов. Мастер двинулся дальше. Побывав на обоих
побережьях, он провел некоторое время в ученичестве у тех, кто трудился под гнетом
культа личности. Ему удалось незаметно понаблюдать за тем, что творилось в офисах
компаний Диллера и Велча, Айзнера и Герстнера, Гейтса, Эллисона и Энрико. Он при-шел
к выводу, что счастье в них возможно, но, в конечном счете, слишком непрочно и
недолговечно. Снова и снова молодой Артур сталкивался лицом к лицу с правдой жизни,
которая лежит в основе всех трудовых судеб и гласит, что работа равносильна страданию,
причем, как правило, за мизерное жалованье. И тогда он понял, что для того, чтобы
разрешить проблему человеческого страдания, нужно найти принципиаль-но новый ответ.
В ходе своих поисков Артур испробовал все известные способы са-моограничения. Для
начала он отказался от каких бы то ни было развлечений (на которые обычно выделяется
специальная статься расходов), полагая, что отсутствие удовольствий ведет к мудрости. За
завтраком он лишал себя гранолы . За обедом обходился без гарнира из нежных листьев
салата. А на ужин не позволял себе ничего, кроме какого-нибудь чиз-бургера в местной
забегаловке или куска пиццы из придорожной закусочной. Этот метод не принес никаких
результатов, кроме несварения желудка. В конце концов он пришел к заключению, что в
тяготах, вызванных отсутствием счета для расходов, зало-жено ощущение отказа от чего-
то такого, что принадлежит человеку по праву, и что та-ким образом они лишь отвлекают
искателя от предмета поиска. После этого он стал есть и пить как все нормальные
профессиональные бизнесмены и летал первым классом толь-ко когда бизнес-класс был
полностью забронирован. Снова и снова предавался он раз-мышлениям (до тех пор пока
окончательно не выбился сил), выискивая меч, который разрубил бы гордиев узел
человеческих страданий, по крайней мере, с восьми утра до семи вечера (не считая
Западного побережья, где рабочий день заканчивается раньше). И вот наступил день,
когда ему все это до смерти надоело и он сказал самому себе: «Да ну его к черту!». В
итоге, на тридцать седьмом году жизни он в одиночку от-правился в пустыню в
окрестностях Палм-Спрингса, где ужасно жарко, но при этом и очень комфортно, потому
что жара там сухая и практически не ощущается по сравнению с более влажными
климатическими зонами, где пот пропитывает одежду почти мгновен-но. Здесь, в
пустыне, он опробовал новые способы медитации, те, что особенно хорошо сочетаются с
Бизнесом. Ведь если уж говорить начистоту, медитировать и достигать про-светления
куда легче, когда совершенно нечем заняться, а телевизионная антенна почти не ловит
сигнал и вообще нет никаких лишних соблазнов, включая случаи, когда деньги сами
просятся в руку. И вот однажды утром, с тяжелым сердцем, он отправился в пустыню,
чтобы выкурить сигару, так как в наше время не осталось уже ни одного поме-щения, где
разрешалось бы всласть подымить. Он сел под деревом и решил примириться с тем, что
служба под чьим бы то ни было началом сопряжена с болью, и что с этим ни-чего нельзя
поделать, кроме как бросить работу или научиться управлять этим неуправ-ляемым
процессом. Докурив сигару, Будда впал не то в транс, не то в некую разновид-ность комы,
которая, однако, позволяла ему сохранять сидячее положение. Вечер сме-нился ночью,
наступил новый день, а он все еще неподвижно сидел под деревом. Когда же на
следующее утро он поднялся на ноги, которые, в противоположность переполняю-щему
его чувству бесконечной внутренней легкости, онемели от долгого сидения, это был уже
не тот профессиональный бизнесмен, что присел под деревом днем ранее. Он излучал
силу, рожденную просветлением, а вместе с ней и способность освободить дру-гих
мужчин и женщин от бремени страдания. Какое-то время Будда раздумывал, не за-
бросить ли эту затею и не отправиться ли вместо этого в какое-нибудь увеселительное
заведение. Он пребывал в отличном настроении, и вовсе не был уверен, что несчастные,
погрязшие в жажде власти и наживы, смогут воспринять урок, который он собирался им
преподать. Но он продолжал думать. К чему был весь этот поиск, если он не передаст
свою мудрость дальше по цепочке?
Итак, он встретился с несколькими друзьями, с которыми собирался в тот день иг-рать
в гольф, усадил их на землю и поведал о наконец-то открывшейся ему истине. И они
выслушали его, и прониклись его словами, и преобразились раз и навсегда. После чего,
сыграв партию в гольф из девяти лунок, и сами отправились в народ чтобы проповедо-
вать новое знание. Оставшиеся сорок пять лет Будда скитался с места на место и всюду
отказывался от причитающихся ему чеков, за исключением случаев, когда были очень
нужны деньги. Где бы он ни бывал, он везде проповедовал одну и ту же простую истину,
суть которой, пожалуй, лучше всего была сформулирована Буддой во время первой бесе-
ды со своими учениками под Двуствольным деревом в Далласе. А звучала она вот как: Не
знает страдания тот, кто завершил свой путь, кто свободен от печали и от любой
зависимости, кто стряхнул с себя все оковы.
ДХАММАПАДА
Представляете? Жизнь без оков! Так давайте начнем сбрасывать их без промедле-ния с
помощью набора полезных премудростей, облеченных в форму, кою без труда узна-ет
любой студент бизнес-школы, в коей найдет он утешение и коя будет ему доступна.
КРАТКИЕ НАСТАВЛЕНИЯ БУДДЫ

С чего начать

* Мы неотделимы от корпорации, у которой нет ни конца, ни начала. Так что можно
расслабиться. На самом деле, всё это не так уж важно.

<< Предыдущая

стр. 2
(из 20 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>