<< Предыдущая

стр. 3
(из 7 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

исследовательские диагностические лаборатории;
эпидотряды с функцией служб эпидемиологической разведки (EIS), обеспечивающие контроль популяции региона с численностью 2-5 млн. человек;
образовательно-тренировочную базу для подготовки национального и международного персонала.
Систематические наблюдения за конкретным регионом позволят получать бесценные базы данных, изучать влияние различных факторов на эпидемиологическую ситуацию и выявлять необычные случаи, требующие глубокого изучения [37].
По мнению D.Henderson, сеть региональных центров должна включать взаимодействие с такими организациями, как CDC, NIAID и академическими научными центрами. Для обеспечения стабильной работы и легитимности необходима их тесная связь с ВОЗ и государственными структурами стран, в которых они находятся [37].
Руководитель Emergency Interagency Working Group (США) Jewellyn J. Legster весьма высоко оценивает предложение D. Henderson, но полагает, что реализации этой идеи должна предшествовать работа по анализу существующих региональных возможностей и выбору географических областей с большим потенциалом возникновения эпидемиологических вспышек. В задачи таких центров необходимо включить исследовательские программы в области эпидемиологии, ключевых региональных проблем в области инфекционных болезней, разработку диагностических и лечебных препаратов, а также подготовку специалистов [37].
Департамент Communicable Disease Surveillance and Responds совместно с International Center of Genetic Engineering and Biotechnology (ICGEB) и рядом неправительственных организаций – Program for Appropriate Technology in Health (PATH), International Clinical Epidemiology Network (INCLEN) и Training Programs in Epidemiology and Public Health Interventions Network (TephiNet), так называемый Alliance against Infectious Diseases, в развитие рекомендаций US Institute of Medicine подготовил в 2000 г. программу “Global Monitoring, Research and Training to Control Infectious Diseases”.
Программа предусматривает на начальном этапе выявить 10-12 лабораторий или институтов, локализованных в стратегически важных регионах с высокой вероятностью эпидемиологических вспышек и недостаточным уровнем санэпиднадзора, имеющих возможности для лабораторных и клинических исследований, а также потенциал к проведению эпидемиологических работ. Кроме того, необходим доступ для воздушного и наземного транспорта, возможность установки телекоммуникаций и перспективы дальнейшего расширения Центра.
Выбранные центры будут иметь статус WHO Collaborating Centers и иметь привилегированный доступ к программам ВОЗ и Министерств здравоохранения стран-партнеров, координироваться офисом по программе Альянса в ВОЗ.
Каждый центр, в свою очередь, будет создаваться с учетом региональных нужд, и на первом этапе обеспечиваться необходимыми ресурсами для создания самого современного потенциала в диагностической, клинической и эпидемиологической работе, а также телекоммуникациями для связи с другими центрами, региональными, федеральными и международными структурами, участвующими в борьбе с инфекционными болезнями.
Каждый центр будет создавать региональные сети, включающие клиники, институты, учебные заведения и др., а также активно участвовать в региональных программах по борьбе с инфекционными болезнями. В региональную сеть будут вовлечены предприятия, производящие специализированную фармацевтическую продукцию. Путем обмена технологиями этим предприятиям будет предоставлена возможность обеспечения потребности региона в стандартных диагностических и лечебных препаратах.
В региональную сеть должны также включаться исследовательские лаборатории по разработке диагностических и лечебных препаратов, а также вакцин, лаборатории по исследованиям биобезопасности биологических веществ и микроорганизмов для человека и окружающей среды.
Программа предусматривает, что в течение 8-10 лет может быть создана всемирная сеть региональных центров и создан самодостаточный региональный потенциал по контролю инфекционных болезней. Предполагается, что некоторые из этих центров станут Centers of Excellence такими как, например, CDC, NIAID и ICGEB. Авторы отмечают, что предлагаемый подход, по-видимому, является наиболее надежным способом предотвращения или ликвидации возможных будущих пандемий [8].
Из отечественных разработок заслуживает внимание «Система мониторинга особо опасных малоизученных, экзотических, в том числе зооантропонозных заразных болезней животных», которая разработана Всероссийским научно-исследовательским институтом ветеринарной вирусологии и микробиологии Россельхозакадемии. Компонентами системы целенаправленного воздействия на эпизоотический процесс являются система эпизоотологического мониторинга и система профилактических и противоэпидемических мероприятий. Коренное различие между этими компонентами заключается в том, что эпизоотологический мониторинг – это система обеспечения информацией, необходимой и достаточной для принятия оптимальных управленческих решений. Являясь сугубо информационной системой, эпизоотологический мониторинг служит основой для совершенствования деятельности службы защиты здоровья животных. Сама же реализация этой деятельности относится к сфере системы эпизоотологического контроля [9].
Международная стратегия борьбы с инфекционными заболеваниями не будет успешной, если в каждой стране не будут разработаны национальные планы действия для борьбы с инфекционными заболеваниями. Первыми с возбудителями инфекционных заболеваний сталкиваются врачи и именно состояние здравоохранения определяет готовность страны, региона и города к своевременному обнаружению и ликвидации последствий любой инфекционной вспышки. Поэтому, прежде всего, в стране необходимо создать условия для:
укрепления национальной системы здравоохранения с достаточным финансированием;
развития и финансирования системы медико-санитарной помощи, которая включает в себя программы по профилактике и диагностике инфекционных заболеваний;
осуществления контроля факторов риска, влияющих на распространение инфекционных заболеваний, который включает в себя как экологические, так и демографические факторы;
разработки и распространения новых технологий для эффективной борьбы с инфекционными заболеваниями;
информирования общественности и санитарного просвещения населения о рисках, связанных с инфекционными заболеваниями, и экологических методах борьбы с ними;
установления и поддержания межнациональных связей по контролю факторов риска инфекционных заболеваний [7].


Возрождение инфекционных заболеваний, появление и распространение лекарственно-устойчивых популяций микроорганизмов создали угрозу, которая наверняка будет расти. Эпидемии снова проходят по континентам. Инструменты, необходимые для борьбы с вновь возникающими заболеваниями во многих случаях отсутствуют. Борьба с возвращающимися заболеваниями и заболеваниями, способными вызывать эпидемии, становится менее эффективной из-за развития устойчивости к недорогим распространенным лекарствам.
Тем не менее, мир сегодня лучше готов к тому, чтобы защитить себя с помощью превентивных мер, чем в прошлом, когда изоляция и карантин были единственными мерами борьбы. Благодаря созданию чувствительной глобальной сети ключевые стратегии защиты, использующие мощные электронные средства связи, включают в себя, с одной стороны, готовность к оперативному выявлению и подтверждению вспышек заболеваний и, с другой стороны, быстрые действия на национальном и международном уровне. Укрепление инфраструктуры в странах, где могут возникать эпидемии, жизненно необходимо для успешной и эффективной реализации обеих стратегий на практике. В современном мире, в котором тесно взаимосвязаны вопросы здоровья, экономики и торговли, защита от инфекционных заболеваний не может быть ограниченной рамками какой-то одной страны. Защита от угрозы, вызванной инфекционными заболеваниями, требует совместных, разносторонних и глобальных действий.

Использованная литература (для раздела 1):

Блохина Н. Печальная азбука гепатита. 2001
http://www.privatelife.ru/2001/vt01/n5/6.html

ВОЗ. Проект программного бюджета 2002-2003 гг. 2001.

Инфекционная заболеваемость в Российской Федерации за январь-декабрь 2001 года.2002  http://www.fcgsen.ru/statinf.htm

Крымская геморрагическая лихорадка (Российская Федерация).Официальная информация Минздрава России, сентябрь 2001г. http://www.gsen.ru/hotline/200109.html

Медицинский вестник 19.09.01. Россия.
http://www.medvestnik.ru/News/2001/Sep/19/19-09-01-4.htm

Никитин В.С., 2001. Русский прогноз. Как победить СПИД? http://inroniks.narod.ru/01.htm

Программа «Институциональное усиление для устойчивого развития» Респ. Казахстан. 2001.(Документ подготовлен совместно с ВОЗ).
http://www.neapsd.kz/agenda/PART1/CH6B.HTM

Сандахчиев Л.С., Нетесов С.В., Мартынюк Р.А. Международные центры как основа в борьбе с инфекционными болезнями и противодействии биотерроризму.Российско-американский симпозиум «Терроризм в высокотехнологичном обществе – современные методы предотвращения и борьбы с его проявлениями»(Москва, 4-6 июня 2001 г.)

Система эпизоотологического мониторинга особо опасных, экзотических, малоизученных, в том числе зооантропонозных болезней животных. ВНИИВВиМ, Моска, 2001.

Сообщение госсанэпидслужбы, 26.06.2000.
http://www.gsen.ru/info/press/ps000627.html

Справка о состоянии инфекционной заболеваемости в России за 12 месяцев 2001 года. 2002. http://www.fcgsen.ru/28_01_02.doc

Центр госсанэпиднадзора в Ростовской области.
http://www.gsen.ru/mn/info/index.html

Web-Атлас: «Окружающая среда и здоровье населения России». 1998; http://sci.aha.ru/ATL/ra00.htm

AIDS epidemic update - December 2001. WHO. http://www.unaids.org/epidemic_update/report_dec01/index.html#full

Alliance against Infectious Diseases//Programme proposal for Global Monitoring, Research and Training to Control Infectious Diseases. 2000

Anker M, Schaaf D.WHO Report on Global Surveillance of Epidemic-prone Infectious diseases//WHO/CDS/CSR/ISR/2000.1.

A framework for global outbreak alert and response.WHO/CDC/CSR/2000.2
http://www.who.int/emc

Cases of dengue and dengue haemorragic fever reported to WHO – update.2001 http://www.who.int/emc/slideshows/dengue2001/sld002.htm

Communicable diseases 2000. WHO/CDS/2001
http://www.who.int/infectious-disease-news/CDS2000/index.html

Crimean-Congo haemorrhagic fever 2001.
http://www.who.int/inf-fs/en/fact208.html

Crimean-Congo haemorrhagic fever, Russian Federation (update), 26 July 1999. http://www.who.int/disease-outbreak-news/n1999/july/n26july.html

Disease outbreak Reported. Rift Valley fever in Yemen, 26 October 2000 http://www.who.int/disease-outbreak-news/n2000/october/26october2000.html

Ebola haemorrhagic fever in Gabon – Update, 2001.
http://www.who.int/disease-outbreak- news/n2001/december/11december2001.html

Global and Regional Incidence
http://www.stoptb.org/tuberculosis/global.regional.incidence.html

Global epidemic detection and response. WHO. 2000.
http://www.who.int/emc/surveill/index.html

Global summary of the HIV/AIDS epidemic, December 2001
http://www.unaids.org/epidemic_update/report_dec01/index.html

Hepatitis C Fact Sheet 2000. http://www.who.int/inf-fs/en/fact164.html

Hepatitis C: global prevalence (update).  Weekly Epidemiological Record,2000, Vol. 75, 3, p.1-28. http://www.who.int/wer/pdf/2000/wer7503.pdf

Heyman DL. Strengthening Global Preparadness for Defense against Infections Disease Threats. WHO, 2001. http://www.who.int

Hiromoto Y,Yamazaki Y, Fukushima T, Saito T, Lindstrom SE, Omoe K, Nerone R, LimW, Sugita S and Nerone K. Evolutionary characterization of the six internal genes of H5N1 human influenza A virus. J Gen Virol 2000; 81: 1293-1303.

HIV, TB and malaria – three major infectious diseases threats.WHO. Backgrounder, 2000, N 1.http://www.who.int/inf-fs/en/back001.html

Isolation of influenza A(H5) viruses in poultry in Hong Kong
Special Administrative Region of China (SAR) http://www.who.int/disease-outbreak-news/n2002/february/8february2002.html

Koop C. E. Hepatitis C. An Epidemic for anyone. 2000 http://www.epidemic.org/index2.html).

Lederberg J. Infectious disease as an evolutionary paradigm //
Emerg. Infect. Dis. - 1997 - v.3, № 4 - p.417-423.

Levin BR, Bull JJ, Stewart FM. Epidemiology, Evolution and Future of the HIV/AIDS Pandemic //EID, 2001,Vol 7, N 3, P. 505.

Mackenzie J.S.,Chua K.B., Danoels P.W. et al. Emerging Viral Diseases of Southeast Asia and the Western Pasific //Emerg. Infect.Dis., 2001,Vol. 7, N 3 Suppl, P. 497-504/

Morse S.S., Ed., Emerging viruses, Oxford University Press, 1993

Morse S.S. Factors in the emergence of infectious diseases //
Emerg. Infect. Dis. - 1995 - v.1, N 1 - p.7-15.

National Hepatitis C Prevention Strategy.A Comprehensive Strategy for the Prevention and Control of Hepatitis C Virus Infection and its Consequences.2001 http://www.cdc.gov/ncidod/diseases/hepatitis/c/plan/index.htm

Nichol ST, Arikawa J., Kawaoka Y. Emerging Viral Diseases/PNAS,2000; Vol.97, N 23. – P. 12411-12412.

Outbreak News //WER. – 2001. - Vol 76, N 25. – P. 189
http://www.who.int/wer

Outbreak Verification List. 27 February 2002.

Rift Valley fever in Yemen -  Update WHO, 2000. http://www.who.int/disease-outbreak-news/n2000/october/3oct2000.html

Pybus O.G., Michael A. Charleston M.A., Gupta S. et al. The Epidemic Behavior of the Hepatitis C Virus //Science 2001 Jun 22;292(5525):2323-5

Scholtissek C, Stech J, Krauss S, Webster RG. Cooperation between the hemagglutinin of avian viruses and the matrix protein of human influenza A viruses.//J Virol 2002 Feb;76(4):1781-6.

Sola Ch., Filliol I, Maria Cristina, Gutierrez M.C.,et al. Spoligotype Database of Mycobacterium tuberculosis: Biogeographic Distribution of Shared Types and Epidemiologic and Phylogenetic Perspectives //Emerg. Infect. Dis., 2001, Vol. 7 , N 3, P. 390-396. http://www.cdc.gov/ncidod/eid/vol7no3/sola.htm

Webby RJ, Webster RG. Emergence of influenza A viruses.
//Philos. Trans. R. Soc. Lond B Biol Sci 2001 Dec 29;356(1416):1817-28/

West Nile Virus Activity --- Eastern United States, MMWR, 2001, 50(29),617-619.
49.West Nile Virus Maps – 2001. http://cindi.usgs.gov/hazard/event/west_nile/usa_human_jan_14.html
50. WHO. Removing obstacles to healthy development. World Health Organization Report on Infectious Diseases. 1999. http://www.who.org/infectious-disease-report
51. WHO. Disease outbreaks reported (2001, Outbreak News – October)
Media reports of Crimean-Congo haemorrhagic fever in Pakistan http://www.who.int/disease-outbreak-news/n2001/october/CCHF_Pakistan.html

52. WHO. Disease outbreaks reported. 1998. Crimean-Congo haemorrhagic fever in Pakistan. http://www.who.int/disease-outbreak-news/n1998/may/n8may1998b.html

53. WHO. Disease outbreaks reported 1998. Crimean-Congo haemorrhagic fever in Afghanistan. http://www.who.int/disease-outbreak-news/n1998/may/n8may1998a.html

54.WHO. Disease outbreaks reported (1999, Outbreak News – July). Crimean-Congo haemorrhagic fever, Russian Federation.http://www.who.int/disease-outbreak-news/n1999/july/n26july.html

55. WHO. Disease outbreaks reported (1999, Outbreak News – July). Crimean- Congo haemorrhagic fever, Russian Federation.http://www.who.int/disease-outbreak-news/n1999/july/n26july.html


2. Биотерроризм как угроза безопасности2. Биотерроризм как угроза безопасности

2.1 Биотерроризм, как наиболее опасный вид терроризма

Терроризм в любых формах своего проявления превратился в одну из опасных по своим масштабам, непредсказуемости и последствиям общественно-политических и моральных проблем, с которыми человечество входит в XXI столетие.
На сегодня терроризм – растущая индустрия. Заметна динамика роста числа террористических групп в современном мире. Если в 80-е годы их было от 500 до 800, то сейчас число доходит до 1000.
В отчете Министерства Иностранных дел США - “Тенденции мирового терроризма.”(2000) отмечено увеличение количества смертей в результате террористических актов в мире в 2000 году по сравнению с 1999 годом с 233 до 405 соответственно. События сентября 2001 года, увеличили эти показатели в 2001 году на порядок. По количеству пострадавших от террористических актов среди регионов, первое место занимает Азия, второе – Африка и третье - Средний Восток. По числу террористических инцидентов на первом месте находится Латинская Америка, на втором – Азия и на третьем – Африка. [1]
В Российской Федерации рост преступлений террористической направленности наблюдается в последние 10-15 лет, когда стала резко ухудшаться социально-экономическая, политическая и идеологическая ситуация. По статистическим данным Министерства внутренних дел, в 1994 году было зарегистрировано актов терроризма - 18 , в 1995- 46, 1997 - 32, 1998 - 21, 1999 - 20, а в 2000 - 135, или в 3 раза больше, чем пять лет назад. [2]
Особую опасность для человеческого сообщества представляет угроза неожиданного использования террористами оружия массового уничтожения (ОМУ) - химического, бактериологического, радиологического, ядерного. В последние годы по информации ЦРУ наблюдается повышенное внимание террористов к ОМУ с целью овладения им. [3]
Монтерейский Институт Международных Исследований (Monterrey Institute of International Studies) создал базу, содержащую информацию обо всех случаях использования террористами и преступниками оружия массового уничтожения, начиная с 1900 года.
На рисунке №1 представлено распределение случаев применения ОМУ за период с 1960 по январь 1999 года, 415 случаев.


Рис.№1 Общая база данных: Распределение случаев использования ОМУ (химического, биологического, ядерного и радиологического), 1960- 31 января,1999.(415 случаев) [4]
В период между 1900 и серединой 2001 года было отмечено 262 инцидента с применением биологических агентов. Из них, 157 (60 %) рассматривались как случаи терроризма, и 105 (40%) - как уголовные, включающие случаи вымогательства или попытки убийства, не преследующие политические цели. За этот же отрезок времени в результате применения биологических агентов как в террористических инцидентах, и так и в уголовных преступлениях было зарегистрировано 77 смертельных случаев. [5]
Биологическое оружие, с точки зрения специалистов, представляет наибольшую опасность среди оружия массового уничтожения (ядерного, химического биологического), [6]. Оно имеет наивысший, по сравнению с другими видами оружия, поражающий потенциал, по оценкам ФБР число жертв в результате рассеивания в воздухе 100 кг спор сибирской язвы над любым крупным городом США окажется намного больше, чем от взрыва водородной бомбы мощностью в 1 Мт. [7]
В отличие от химического оружия, потенциальные агенты которого хорошо изучены и для большинства из них отработаны методы обнаружения, лечения пострадавших и дезинфекции, в случае биологических агентов возникает качественно другая ситуация. В природе существует огромное разнообразие микроорганизмов – вирусов, бактерий и грибов, вызывающих заболевания человека, растений и животных. По оценкам экспертов, нам известно не более долей процента существующих вирусов, несколько процентов микробов. Природа постоянно создает новые патогены – так называемые «возникающие инфекции». Только за последние 20 лет зарегистрировано более 30 новых инфекционных агентов, таких как ВИЧ, вирусы Марбург, Эбола, против которых до сих пор нет средств лечения и профилактики. . [8]
Привлекательность биологического оружия для террористов обусловлена такими причинами как:
Биологическое оружие легко доступно, микроорганизмы, которые могут быть использованы в качестве агентов, существуют в природе. За исключением вируса натуральной оспы, который был элиминирован в результате 30 летнего проведения профилактических прививок, другие особо опасные инфекции распространены повсеместно. В природе существуют и сибирская язва и чума и геморрагические лихорадки. Вспышки заболеваний вызываемых патогенными микроорганизмами представляют серьёзную угрозу безопасности человечества даже без биологической войны или биотерроризма.
Биологическое оружие просто в изготовлении, во всех странах есть лаборатории контроля за санитарно-эпидемиологической обстановкой с необходимым оборудованием, любое микробиологическое производство, можно переоборудовать для наработки больших количеств микроорганизмов-возбудителей. По данным ФБР, в США существует 22 тыс. лабораторий, способных производить биологическое оружие. [7]
Биологическое оружие удобно для хранения и транспортировки. В отличие от химического оружия, применение которого требует создания сравнительно больших запасов соответствующих отравляющих веществ, отдельные виды биологических агентов являются самовоспроизводящимися. При наличии небольшого исходного запаса биоматериала с помощью современных методов промышленной микробиологии и биотехнологии крупномасштабное производство БА может быть налажено в течение нескольких недель.

Использование биологического оружия террористами отличается от применения других типов химического, радиологического или ядерного оружия ещё и тем, что оно предъявляет особенно высокие требования к системам здравоохранения и медицинского обслуживания государства. Хотя химическая атака также задевает эти системы, биотеррористические события имеют для системы здравоохранения более тяжелые последствия.
В таблице №1 приведены основные отличия между биологическим и химическим терроризмом:

Химический терроризм
Биологический терроризм
Скорость развития заболевания после нападения
Быстрая - обычно в течение нескольких минут или часов
Замедленная – обычно в течение нескольких дней или недель
Местонахождение пораженных людей
Подветренная территория около места выброса
Широкое распространение по городу или области; в худшем случае крупные эпидемии, охватывающие несколько стран
Кто реагирует первым
Медработники со средним образованием (фельдшер, медсестра) или военные медицинские работники, пожарные, полиция, служба спасения и правоохранительные органы
Врачи и медсестры скорой помощи, врачи-специалисты по инфекционным заболеваниям, службы инфекционного контроля, эпидемиологи, представители органов здравоохранения, начальники больниц, лабораторные эксперты
Место применения оружия
Легко обнаруживается; возможно и полезно устройство кордонов вокруг места атаки
Трудно определить; устанавливать ограждения невозможно или бесполезно.
Деконтаминация пациентов и окружающей среды
Имеет решающее значение во многих случаях
Во многих случаях не является необходимым
Медицинские меры
Химические антидоты
Вакцины и/или антибиотики
Изоляция пациентов/карантин
После деконтаминации нет необходимости
Очень важна при легко передающемся заболевании (например, оспе); большее значение имеет заблаговременная госпитализация в целях изоляции большого количества пациентов

Таблица №1. Основные различия между химическим и биологическим терроризмом. [9]

Биологическое оружие в руках террористов, помимо прямых человеческих потерь, имеет еще одно поражающее воздействие - оно способно вызывать масштабную панику и гражданский хаос. Причем для достижения этой цели совсем не нужно устраивать широких эпидемий. Необходимо просто показать всем наличие такой угрозы и незащищенность от нее. Примером этого явились события осени прошлого года, когда почтовые конверты со спорами сибирской язвы посеяли панику во всем мире. Специалисты уже окрестили это явление – психотерроризм. Самый страшный психологический удар пришелся на США. По мнению Татьяны Дмитриевой, директора Государственного научного центра социальной и судебной психиатрии им. В.П. Сербского, американцы, привыкшие во всем полагаться на защиту государства, теперь утратили веру в собственную безопасность. Усугубляет ситуацию, и то, что на американском континенте люди уже более ста лет не испытывали на себе ничего подобного - не ужасов войны, ни атомных бомбежек, ни крупных техногенных или природных катастроф, ни даже локальных этнических конфликтов. Тогда как и в Европе, и в Азии, не говоря уже обо всей территории бывшего Советского Союза стрессов и шоковых состояний было предостаточно. Именно поэтому, необходимо создавать совместные международные программы для того, что бы оценить общую психологическую ситуацию в мире и по возможности подготовить людей к адекватному восприятию изменившейся действительности с реально существующей угрозой самого разного терроризма. И главных два шага в этом направлении: первое и самое важное - это обучение, например: что такое биотерроризм и как от него защитится простому гражданину. И второе - это развитие у населения психологической устойчивости. [10]
Как всякий терроризм, биотерроризм имеет, прежде всего, политико-идеологические корни. Характер преследуемых целей и задач - борьба за власть и политико-экономическое влияние в современном мире требует от террористов XXI века осуществления глобальных акций, способных самым серьезным образом воздействовать на населения и правительства разных стран. Реализация этих целей возможна только путем применения или угрозой применения какого-либо из видов оружия массового поражения: ядерного, химического или биологического.
Анализируя произошедшие с 1960 года террористические акты, специалисты Монтерейского Института Международных Исследований выделили в качестве основных мотивов для совершения террористических действий следующие:
Продвижение националистических или сепаратистских целей
Ответ или месть на реальную или ощущаемую несправедливость
Протест против политики, проводимой государством
Защита прав животных
На рисунках №2 и №3 представлено распределение террористических случаев, происшедших с 1960-1999 годы по мотивирующим причинам.



Рис. № 2. Распределение мотиваций террористических случаев с использованием химического и биологического оружия произошедших с 1960 по1999 год (147 случаев). [4]
Сходное распределение мотиваций наблюдается в случаях с применением биологических агентов, дополнительно отмечается значительное увеличение случаев мотивируемых апокалипcическими идеями. (Рис.№3)




Рис. №3. Распределение мотиваций террористических случаев с использованием биологического оружия с 1960-1999 год (33 случая). [4]

Мотивации лежащие в основе террористических инцидентов с применением оружия массового уничтожения эволюционируют во времени. У террористов 60-х – 70-х годов главным мотивом было рекламирование целей, доведение их до возможно более широкой общественной аудитории. В период с1975 по 1989 годы преобладающей мотивацией являлось несогласие с проводимой государством политикой. С начала 90-х годов на первые позиции вышли продвижение националистических и сепаратистских целей.
В 1993 году после террористических актов осуществленных религиозной культовой организацией Аум Синрике, мотивация которой – апокалипсические идеи, на первое место вышли эти три мотивирующих фактора. Именно они преобладают, если рассматривать только случаи биотерроризма. [4]


2.2.Биотерроризм, как составляющая часть угрозы распространения опасных инфекционных заболеваний человека и животных.

Любой из тысячи биологических патогенов, который способен вызывать заболевание у человека может рассматриваться в качестве потенциального биологическoго оружия.
В действительности, применение только немногих из них, может иметь тяжелые последствия и оказать серьёзное воздействие на систему здравоохранения. Чтобы сконцентрировать усилия по противодействию угрозе применения биологических патогенов, важно чтобы эти патогены были идентифицированы и расставлены в порядке их значимости. Выявление этих наиболее опасных агентов облегчит координирование усилий федеральных органов, государственных и местных служб реагирования в чрезвычайных ситуациях, органов здравоохранения и медицинских работников по планированию совместных мероприятий.[11]
Существуют различные списки агентов биологического оружия или потенциально опасных биологически агентов. В большинстве случаев оценка потенциальной опасности патогенов для биологической войны или терроризма исторически основывалась на их стратегической значимости на поле сражения и критериях для защиты армии. Однако по ряду характеристик мирное население отличается от военного состава. Это - более широкий возрастной диапазон, состояние здоровья и другие характеристики, которые способны значительно усилить последствия биологической атаки для мирного населения. Так мирное население может быть гораздо более уязвимо к пищевому терроризму и терроризму распространяемому через воду. Поэтому списки биоагентов, представляющих военную угрозу, не могут быть просто приняты для мирного населения.
В 1999 году, в CDC, была организована встреча экспертов по инфекционным заболеваниям из академических институтов, организаций системы здравоохранения, военных экспертов, представителей министерства здравоохранения, законодательных органов и др. На ней были разработаны общие критерии отбора биологических агентов, наиболее опасных для мирного населения, рассмотрены списки агентов ранее определенных как представляющие биологическую угрозу и отобраны агенты, которые, по мнению экспертов, представляют наибольшую угрозу для мирного населения.
Рассматривались списки:
1.Список критериев для выбора агентов
2.Список биологических агентов для экспортного контроля Австралийской группы
3.Неклассифицированный список агентов биологического оружия представленный военными
4.Список Конвенция по биологическому оружию
5.Список биологического оружия Всемирной Организации Здравоохранения.
Выбор агентов производился по критериям:
воздействие на систему здравоохранения, основанное на заболевании и гибели людей;
способность к массовому и эффективному поражению населения, основанная на стабильности агента, способности к крупномасштабному производству и распространению агента, возможности агента передаваться от человека к человеку;
реакция общества, в основе которой лежит страх возможной дезорганизации общества
необходимость специальной подготовленности системы здравоохранения, в основе которой - требования создания резервов, усиление надзора или потребностей диагностики.
На основе рассмотренных списков и принятых критериев в список наиболее опасных для мирного населения биологических агентов было отобрано около 40 биологических агентов (вирусы или вирусные группы, бактерий, риккетсий, грибы и токсины). Были сформированы 3 категории, включающие агенты по степени угрозы для мирного населения. (Таблицы №2 и №3.) [12]

Биологические агенты
Заболевания
Категория А
Variola major
Оспа натуральная
Bacillus anthracis
Сибирская язва
Yersinia pestis
Чума
Clostridium botulinum (ботулинические токсины)
Ботулизм
Francisella tularensis
Туляремия
Филовирусы и Аренавирусы (например вирусы Эбола и Ласса)
Вирусные геморрагические лихорадки
Категория Б
Coxiella burnetii
Лихорадка Ку
Brucella spp.
Бруцеллёз
Burkholderia mallei
Сап
Burkholderia pseudomallei

<< Предыдущая

стр. 3
(из 7 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>