стр. 1
(из 8 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

Биргит Ломборг - Зеркало ученика (книги 1-2)

Алле Тер-Акопян — с уважением, благодарностью и любовью.

ОТ ПЕРЕВОДЧИКА

Принимая во внимание неимоверную сложность перевода эзотерических книг, надиктованных Учителем Шамбалы, с одного языка на другой, переводчик заранее просит отнестись снисходительно к тем или иным могущим встретиться в тексте книги терминологическим ошибкам или смысловым неточностям и будет благодарен каждому, кто выскажет свои соображения и внесет предложения по поводу улучшения качества перевода.
Вик Спаров


ПРЕДИСЛОВИЕ
Вся наша жизнь — это великий и нелегкий путь развития. Когда мы впервые серьезно задумываемся над собственной жизнью — потому что начинаем прозревать свою цель, состоящую в том, чтобы стать существом, руководимым душой и управляющим своей сгармонизированной личностью, — именно тогда мы и вступаем на путь сознательного саморазвития.
К этому моменту мы, как правило, уже вооружены достаточно солидным знанием, наделяющим нас умением положительно реагировать на встречающиеся в жизни трудности. Когда мы понимаем, что всевозможные фазы на нашем жизненном пути — это различные возможности, предоставляемые нам для того, чтобы мы могли учиться и, тем самым, продвигаться все дальше вперед по Пути Эволюции, мы одновременно с этим понимаем также и то, что чем более развита у нас способность самодисциплинирования жизни, тем полезней мы оказываемся для наших Старших Братьев, Учителей Шамбалы, в Их великой самоотверженной работе, имеющей целью содействовать всякому духовному развитию на Земле.
Мое собственное сознательное развитие началось несколько лет назад, но особенно интенсивным оно стало с того времени, когда, вот уж добрый год назад, я встретила моего теперешнего мужа. Все это время мы с ним ежедневно усиленно занимались психотерапией, чрезвычайно трудной, требующей полной самоотдачи и большого напряжения сил, но, вместе с тем, необычайно обогащающей и расширяющей возможности сознания. Замечать, как твоя жизнь все больше и больше наполняется Светом, потому что каждое противодействие ты можешь отныне обращать в позитивный процесс самовоспитания, есть счастье, не подвластное никакому разумному выражению.
Но только тогда, когда человек, при полностью разбуженном сознании, начинает управлять всем ходом своего развития, только тогда он по-настоящему понимает, за какую гигантскую, хотя и удивительную задачу он взялся. Она необычайно трудна, она требует напряжения и отдачи всех сил, но вместе с тем возвышенна, благородна и вдохновляюща. Самым прекрасным для меня было ощущение того, что с каждой маленькой победой, которую я одерживала над собой, я становилась чуточку более полезной для дела Иерархии, и поскольку служение Великому Плану я ставлю превыше всего на свете, то я не могла отказать и ответила согласием, когда Тибетский Учитель Д.К. спросил меня, не хочу ли я потрудиться с Ним — для Эволюции, для Иерархии.
Он хотел написать две книги о саморазвитии, поскольку видел, что многие ученики могли бы гораздо быстрее справиться со своими трудностями, если бы понимали, как наиболее эффективно можно преодолеть различные кризисы на своем пути. Он не скрывал от меня того, что ежедневно принимать от Него диктант будет трудной, изнурительной работой, как не скрывал и того, что для очень многих и многих учеников эти книги явятся поистине неоценимой помощью.
Мне, безусловно, было очень лестно, радостно и приятно внести подобным образом свою маленькую лепту в Великий План, особенно принимая во внимание ту большую и неоценимую помощь, которую я и мой муж получили в процессе нашего собственного развития. Не буду скрывать, что я испытывала некоторые сомнения, буду ли я в состоянии должным образом, верно и точно, передать словами мысли и идеи Д.К., ибо чувствовала себя недостаточно компетентной для этого. Но Учитель пообещал ежедневно проводить со мной дисциплинарный тренинг, чтобы нам обоим было ясно, смогу ли я принимать диктант в точности так, как этого хотел Д.К., или нет.
Наконец, после нескольких месяцев тренировки и обучения началась сама работа над 1-ой и 2-ой книгами "Зеркала ученика". Моя ежедевная работа с Д.К. была трудной, тяжелой, но чрезвычайно вдохновляющей. И я, и мой муж вынесли из нее очень много поучительного и полезного для себя, и поэтому единственное мое пожелание всем, кто прочтет эти книги, чтобы вы восприняли их всем сердцем — как неоценимое подспорье и пособие в помощь самим себе.
Биргит Ломборг Май 1990 г.

НОВОЕ ВОЗВЕЩЕНИЕ
Дорогие братья и сестры на Пути! Снова обращаюсь я к вам со своей благой вестью, ибо со времени моего последнего возвещения вы сделали значительный шаг вперед, и ныне мне представилась новая возможность дать вам несколько полезных советов и указаний, которые, я надеюсь, облегчат вам понимание многих проблем и трудностей, с которыми неизбежно сталкивается каждый ученик.
Да, я вновь с вами, хотя и несколько прежде времени — потому, что в наше время, сейчас идущие по Пути Посвящения испытывают сильное давление со стороны, потому, что большинство из вас растрачивают свои силы впустую, устремляя их на решение неглавных, посторонних проблем, и потому, наконец, что скорейшее понимание стоящих перед вами проблем во многом облегчит вам процесс очищения и гармонизации вашей личности, что устранит заслоны с пути Света души вашей, мешающие ему ныне струиться легко и свободно. Чем скорее многие из вас завершат свой процесс Посвящения, тем скорее сама планета и вся сущая жизнь на ней воспримут великую пользу от этого нового великого состояния расширенного сознания вашего.
Я — и об этом я уже говорил раньше — есть всецело ваш брат по духу и ваш сотоварищ, лишь немного дальше, чем большинство из вас, ушедший вперед по этому Пути. Поэтому, делясь с вами моим опытом, опытом человека, уже имеющего за плечами тот Путь, который большинству из вас еще предстоит пройти, я горячо надеюсь, что он окажет вам большую помощь, и потому советую вам отнестись к нему со всей возможной серьезностью. При таком отношении к моим словам для многих из вас они станут той помощью, тем утешением и стимулом, которые будут содействовать ускорению вашего индивидуального развития, поскольку вы, как никто другой, должны понимать, насколько важно сейчас экономить отпущенное каждому драгоценное время, экономить не столько ради самих себя, сколько ради всего мира.
Возможно кому-то из вас мои слова по поводу и изложению ваших не всегда благих желаний, намерений и поступков, слагаемых из суммы опыта прежних жизней и слежавшегося опыта предков покажутся обидными, возможно у кого-то вызовут раздражение бесконечные повторения одного и того же, повторения, которые несомненно делаются с особой целью, но при этом часто приводят к тому, что у вас возникает чувство отчужденности либо неприятия моих книг. Для вас, как и для всех других, пусть неизменным будет одно — умение прислушиваться к своему внутреннему голосу, голосу вашей души, ибо он — ваш единственный поводырь и наставник, ваш высший закон и авторитет. Не исключено, что мои наставления в данный момент вообще не принесут вам никакой пользы или вы сумеете извлечь из них какую-либо пользу лишь спустя много времени, как не исключено и то, что именно сегодня они явятся для вас той самой помощью, в которой вы так нуждаетесь и которую так ждете.
Я обращаюсь к вам, мои собратья и соученики, с призывом: Будьте всегда послушны голосу сердца вашего! Ни для кого из вас я не хочу быть беспрекословным авторитетом, да и не должен им быть, если только мои слова не пробуждают в вашей душе ответного отклика или чувства. Я всего лишь надеюсь, что многие из вас смогут облегчить себе тот мучительный процесс, через который проходит каждый на своем долгом Пути к Посвящению, когда — прежде чем ваша душа начнет управлять вами — вам необходимо понять, познать и одолеть свою собственную личность.
Прежде чем вы приступите к чтению книги, тем из вас, кто принял это мое наставление в качестве учебника для совершенствования в благородном искусстве саморазвития, я в заключение хочу дать наказ: не теряйте надежды и веры; будьте исполнительны, мужественны и сильны; будьте готовы к беспощадным и обескураживающим саморазоблачениям, какими бы мучительными они для вас ни были;
будьте всегда исполнены сердечного тепла и силы воли и знайте: победа будет за вами!
Смиренно и с любовью шлет вам свой сердечный, братский привет ваш покорный и преданный слуга, известный многим из вас как Тибетец февраль 1990



КНИГА ПЕРВАЯ

1. ЦЕЛОЕ
В эзотерике имеется некая общепринятая система, основополагающая точка отсчета, понимать которую обязан каждый учащийся. Суть этой системы, точки отсчета такова: если отдельное есть часть целого, то и это отдельное тоже является целым, носителем других более малых частей и структур, заключает в себе целое.
Как в большом, так и в малом. Как вверху, так и внизу. Человек есть целое, объединяющее в себе неисчислимые сонмы частиц, которые частично могут, а частично не могут объять то целое, частями которого они являются. Подобным образом человек тоже является частицей большого единого целого, которое мы называем человечеством.
Но данное утверждение представляется неоспоримой истиной лишь для того человека, который глубоко и серьезно изучает эзотерические науки. Чисто теоретически он может принять это положение в качестве возможной рабочей гипотезы, так сказать, в качестве самоочевидной истины, и если затем он будет усердно, ответственно и целенаправленно работать над собой, то в душе он все более и более будет приходить к пониманию того, что данное положение абсолютно истинно. Ибо, чем больше он работает над тем, чтобы стать существом, руководимым душой, тем больше он знает, что данное положение — истинно. В то же время обычный человек, вероятней всего, воспримет его как наивное, далекое от реальности и несколько идеализированное понятие.
Если исходить из того, что изучающий древнюю премудрость — это действительно серьезный человек, сердцем понимающий, что речь здесь идет не просто о том, чтобы, накопив и усвоив огромное знание, уметь блистать своей ментальной эрудицией в избранном кругу друзей и знакомых, то он по мере того, как усвоенное им знание будет пропитываться и оживотворяться чистой сердечной любовью, будет в душе все глубже и глубже проникаться этой истиной. Это проникновенное понимание включает в себя не только знание о том, что сам он — частица общего целого, человечества, но что он также частица и планеты, на которой он живет, и того огромного существа, которое оживотворяет эту планету, т.е. Солнечной системы, и того еще более колоссального существа, которое творит и оживотворяет эту Солнечную систему, и т.д. и т.д. Для такого ученика Великий Космос — безграничен. Хотя подобное, выходящее за границы обычной человеческой рассудочности, мышление не вмещается в рамки земного восприятия ученика, все же последний, подспудно и исподволь, не может не почувствовать, что оно справедливо.
Каким образом обычный стремящийся может прийти к пониманию этого? Для того, чтобы он мог маломальски осознать данную истину, в нем должны развиться, оформиться и проявиться на сознательном уровне следующие предпосылки и условия: 1. Он должен самозабвенно стремиться к тому, чтобы сделаться учеником, руководимым душой;
2. Его самым большим и страстным желанием, его сокровенной мечтой в жизни должно быть одно — служить людям;
3. Его сердечный центр должен быть столь превосходно развит, чтобы он мог любить, тепло и проникновенно, не только самого себя или свою божественную сущность, но и излучать эту любовь, как внутреннюю потребность своей души, на всех других — в виде благодатных, исходящих из самого сердца теплых волн.
Последний пункт для большинства стремящихся и многих неопытных учеников наиболее труден. Они привыкли считать, что самое трудное — это любить других; но они глубоко ошибаются, если думают, что такое и в самом деле возможно без теплого, душевного понимания самих себя. Каким образом часть может возлюбить целое, если она не любит саму себя? Только когда эта часть поймет и осознает себя, только тогда она научится всерьез понимать и воспринимать целое, не говоря уже о подобном же отношении и к другим частям этого целого. Лишь когда познана, освоена и наполнена сердечным теплом своя собственная малая вселенная, лишь тогда это тепло войдет в соприкосновение с большим целым, лишь тогда это тепло будет столь интенсивным, что оно сможет равномерно излучаться и на другие части этого же целого. Только тогда, и не раньше.
Поэтому каждый, кто всерьез желает идти по указанному Пути, должен ясно понимать, что начинать он должен прежде всего с самого себя, одновременно с этим, разумеется, приобщаясь ко все большему и большему эзотерическому знанию.
Работая в обоих направлениях, он в дальнейшем обнаружит, что для того, чтобы координировать оба эти пути, сам он должен находиться в центре, в "золотой середине" сердца. Если он постоянно находится в этой центральной "золотой точке"
баланса, как некий уравновешивающий, разумный и душевный фактор, он без труда сможет найти точки соприкосновения между большим и малым, и тогда понимание начнет понемногу просветлять его сознание и наполнять его сердце.
Только когда будет достигнуто это сердечное понимание, только тогда резко ускорится развитие самого ученика. Только тогда он оформит и сформулирует для себя некую внутреннюю потребность, предписывающую ему всем сердцем воплощать в жизнь это знание — как ведущий и регламентирующий фактор. Чем больше знание, усваиваемое им, тем сильнее в нем потребность испробовать это знание на практике. Это и есть та первичная основа любого понимания, при котором теория перестает быть просто голым и никчемным теоретизированием. Все должно быть испробовано и испытано на практике в мире личностей — по мере обретения частей знания. Вначале ученик будет довольно часто забывать о своем сердце, но быстро поймет, что именно этот исполненный сердечного тепла нейтральный душевный принцип и должен быть тем посредником, тем медиумом, который поддерживает баланс и соразмеряет всякую пропорциональность — как вверху, так и внизу.
Внимательный читатель к этому моменту несомненно уже поймет, что здесь в первую очередь речь идет о том, чтобы установить и наладить контакт с душой — и в наикратчайшие сроки достичь истинного понимания. Чем раньше, тем лучше.
Не исключено, что стремящийся, уже достаточно далеко ушедший по пути самопознания, будет испытывать безмерное удовлетворение от того знания, которым он себя напитал, и называть это мудростью, при этом, однако, не замечая, что эта так называемая мудрость его самого в личностном плане не изменила ни на йоту.
Однако этого вполне достаточно для того, чтобы пробудить в нем немалую гордость и самонадеянность, поскольку теперь он склонен считать, что обладает великой премудростью. Если стремящийся в своей самонадеянности заходит слишком далеко, это может стать серьезным препятствием на пути его дальнейшего духовного развития, поскольку его ментальный передаточный механизм находится в состоянии оцепенения и самодовольства, которое не содержит ни теплоты, ни понимания целого, один лишь голый сепаратизм. Путь к познанию и обретению Целого окажется для такого стремящегося очень длительным и далеким.

2. ПЕРВОЕ ПОСВЯЩЕНИЕ
И ПОСЛЕДУЮЩАЯ ДЛИТЕЛЬНАЯ ТЯЖЕЛАЯ ФАЗА
Чем быстрее стремящийся поймет, что только любовь может привести его к цели, тем быстрее будет происходить процесс его духовного развития. Одновременно с этим он со всей очевидностью поймет и то, что любовь подразумевает служение. Истинная любовь вначале будет концентрироваться лишь в нежных, слабых ростках его внутренней сердечной привязанности к собственной божественности. И, когда это сознание собственной божественной равноценности будет им понято, воспринято и осмыслено, его уровень самовосприятия и доверия к самому себе будет отныне повышаться безостановочно и стабильно. С этого момента, неизменная и непоколебимая в своем выражении, проявится в нем постоянно растущая внутренняя потребность в том, чтобы вся эта энергия любви выходила наружу, обнаруживая себя в стремлении служить другим и, тем самым, всему миру.
Ментальные оцепенение и вялость должны быть к этому времени взяты под контроль души, пусть и носящий зачастую фрагментарный характер. Процесс обретения знания будет идти своим порядком, так же непрерывно, как и прежде, но наравне с ним в стремящемся пробудится и постоянно растущее проникновенное понимание реакций окружающего мира. Всюду, где бы ни представилась возможность прийти на помощь, стремящийся будет предлагать свое активное участие и содействие. И чем более деятельным в своем служении окажется он в повседневной жизни, тем с большей радостью он обнаружит, что знание, добытое им путем чтения и штудирования книг, постепенно ассимилируется и претворяется в мудрость — под прямым влиянием растущего в нем дара любви.
Первое Посвящение чаще всего происходит именно в этот момент времени. Обычно кандидат, по большей части, пребывает в неведении относительно того, что же именно с ним произошло, хотя, с другой стороны, к этому моменту его внутренняя потребность прожить жизнь в служении миру и человечеству оказывается уже вполне зрелой и осознанной.
Период, следующий от этого момента до Второго Посвящения, чрезвычайно длительный по продолжительности и охватывает, как правило, несколько инкарнаций. Первое и основное, чему ученик должен научиться и чем должен овладеть во время этой длительной фазы, это умение управлять своей чувственной жизнью. Хотя все физическое находится теперь под стабильным контролем разума, чувства по-прежнему предоставлены самим себе, и за ними необходимо присматривать, познавать их и овладевать ими. Это великий и, если можно так сказать, взрывной момент всего дальнейшего развития. На протяжении многих и многих жизней личность настолько привыкла доминировать и диктовать свою волю, а чувства были настолько заброшены и предоставлены самим себе, были столь самовольны и самоуправны, что теперь они и подавно не сдадут добровольно свои старые самодержавные позиции.
Бесконечно медленно идет теперь процесс расширения контакта с душой и, тем самым, установления более стабильного контроля над неумеренной жизнью чувств. В этот период все воплощения и жизни ученика заполнены иллюзиями и миражами, а сам ученик чаще всего еще совершенно незрел и слеп относительно того, что же, собственно, с ним происходит.
Практически все старые привычки и повадки его личности по-прежнему рабски шествуют за ним на поводу, и, хотя его внутренняя жизнь уже отмечена страстным желанием служить миру и изменить себя, тем не менее, процесс его духовного роста идет крайне медленно и тяжело.
Тучи сгущаются. Личность защищает себя. Мгла делается более плотной. Иллюзии, взлелеянные личностью, теперь заново обновляются, приукрашиваются, доводятся до блеска и, как норма, принимаются к исполнению. Иллюзия делается совершенной, а личность — слепой. Ибо ослепляет саму себя — перед лицом действительности.
Когда душа отстранена от управления, повсюду расцветают одни миражи. Личность становится слепым королем, который воображает, что ему-де все ведомо, что все в его власти, что он всем распоряжается и, главное, что он само совершенство, в то время как ошибаются или повинны во всем другие. Glamour! [наваждение]
Это великое Колесо Иллюзий крутится безостановочно на протяжении бесчисленного множества инкарнаций, питая великие миражи, иллюзии и самообманы — до тех пор, пока душа не вторгается в покинутые ею владения и не отвоевывает утерянные вотчины. Тогда наступает время великого очищения, трудное и мучительное время, когда сразу вслед за процессом самоосознания следует тяжелая, изнурительная работа. Душа должна одержать победу и, рано или поздно, ее одержит, но личность отчаянно защищается, отстаивая свои права и владения, и при этом продолжает вовсю потакать своим старым повадкам и привычкам.
При отсутствии духовной воли данный процесс никогда не будет происходить легко и быстро. Личность снова и снова будет пытаться защищать себя, возводя вокруг себя зыбкую туманную пелену иллюзий, которую душе обязательно нужно будет прорвать и рассеять, чтобы добиться полного господства над личностью. Каждый ученик в этот момент оказывается перед необходимостью принять окончательное и бесповоротное решение. И чем раньше — тем лучше. Глупо просто так сидеть и выжидать удобный момент. Решение должно быть принято — раз и навсегда, и отныне душа ни на секунду не должна изменять своему выбору и терять личность из виду, ни на секунду не должна ослаблять свои внимание и бдительность.
Теперь душа приступает — правда, очень-очень медленно — к осуществлению на практике проекта своей переориентации, и, хотя оцепенение, вялость, инертность, консерватизм и прочие несуразности, в которые погружена личность, по-прежнему будут пытаться овладеть ею и стеснить ее деятельность, тем не менее, отныне душа будет сознательно фокусироваться только на положительных контрастах, оставляя тем самым элементалы без пищи и обрекая их на голодную смерть.
Ученик готовится ко Второму Посвящению; он уже способен понять и оценить необходимость мужественной, терпеливой и неустанной работы по закреплению новых положительных знаний и критериев. Ибо душа победит только тогда, когда ученик захочет, чтобы она победила.
Нет воли — нет результата. Нет воли — нет Посвящения. Через Врата Посвящения можно пройти, лишь вооружась силой воли и всеобъемлющей сердечной теплотой.
То обстоятельство, что ученику столь невероятно трудно подчинить себе астрал, вызвано тем, что очень многое скрыто и искажено. Из глубинных тайников своего подсознания он должен будет извлечь на свет божий много негативных чувств и желаний, которые его личность абсолютно не желает видеть. В силу старых привычек и устоявшихся шаблонов реагирования она всегда — причем самым хитроумным и изощренным образом — стремится избегать всего неприятного и поэтому молниеносно приводит в действие некоторые надежные механизмы, с помощью которых она пытается защищать себя, используя для этого следующие уловки: 1. Искажая, с помощью лжи или обмана, фактическую реальность, личность, при благосклонном содействии астрального и ментального тел, призывает на помощь свою фантазию и сочиняет какую-нибудь небылицу, звучащую столь достоверно и правдоподобно, что противная сторона верит ей. В этом случае опасность обычно преувеличивается.
2. Оправдывая себя. Это тоже один из многочисленных защитных механизмов, которые личность столь ловко использует ради собственного оправдания.
3. Снимая с себя ответственность и возлагая ее на других. Этот пункт часто органически входит в пункты 1 и 2, но может выступать и в качестве самостоятельного фактора. Принцип, используемый здесь личностью, заключается в том, что она молниеносно отыскивает так называемого "козла отпущения" — человека или обстоятельства, вполне подходящие для того, чтобы свалить на них всю вину и ответственность. Здесь опасность, как правило, также преувеличивается.
Здесь приведены лишь несколько вариантов многочисленных защитных механизмов, хитро и изобретательно используемых личностью в качестве самозащиты.
Постепенно, по мере того, как Свет души все больше и больше пронизывает и озаряет этот грандиозный иллюзорный мираж, glamour, ученик начинает медленно постигать, что же, собственно, произошло. Испытывая невыразимое отвращение — ибо личность в своей старозаветной гордости абсолютно не выносит ни малейшего серьезного разоблачения своей подлинной сущности, — и прибегая к бесконечным уловкам и вывертам, ее низменная природа чем дальше, тем больше будет изо всех сил противиться этому неприятному для нее процессу разоблачения. Позднее, когда душа наконец овладеет инициативой, возьмет под свой контроль и подчинит себе личность, ученик сам, добровольно, согласится взять на себя ответственность за все то гадкое, противное и неприятное, чему он позволил излиться наружу.
Здесь мы подходим к одному из самых важных и существенных моментов процесса самопознания, такому как ОТВЕТСТВЕННОСТЬ УЧЕНИКА В период между Первым и Вторым Посвящениями это его самая уязвимая сторона. Его ищущая душа сознает, что настало время взять на себя всю полноту ответственности, но все в нем восстает против этого, ибо отживающая, старая натура отказывается от этой неприятной обязанности и отсрочивает ее, насколько это в ее силах. Для тех, кто уже прошел значительную часть Пути, не представляет особого труда ответственно относиться к работе, к финансам, к жилищным условиям, к договорам, соглашениям и т.д., однако для них по-прежнему трудно признать себя ответственными за то, что скрывается и копошится в глубине каждого из них.
Разумеется, это личное дело каждого. Этого никто не оспаривает. Ученик, наделенный свободной волей, вправе ждать столько, сколько сочтет нужным. Но все громче заявляющая о себе нечистая совесть, в упряжке с огромной усталостью, вызываемой многими негативно связанными энергиями, непременно действует таким образом, что он, покоряясь настойчивому призыву своей души, поневоле начинает ясно видеть все то, что он фактически совершает.
Теперь его ждет длительная неприятная фаза, в продолжение которой он раз за разом вступает в конфронтацию со своими собственными иллюзиями, ложью, самообманом, самооправданиями и безответственностью. Вначале он видит лишь крошечную часть целого, но затем мало-помалу до него доходит, что его личность практически постоянно использует одни и те же технику и приемы. По мере пробуждения в нем интуитивного сознания он понимает, что он проделывал все это на протяжении бесконечного ряда жизней и что все вокруг, по большому счету, совершается по одной и той же схеме — и приходит в ужас от всей этой нечестности. Одновременно с этим он понимает, что освободиться от миражей, порождаемых личностью, он может лишь путем постоянного соотносения себя со своей душой, и отныне для него начинается период, который можно обозначить как ПЕРИОД БДИТЕЛЬНОСТИ На этой стадии ученик уже недалек от Второго Посвящения, и именно на ней пребывают сегодня многие, посвятившие себя изучению эзотерических наук. Ученик, находящийся на этой стадии, это, как правило, добрый и любящий человек, состоящий с другими в самых хороших и дружеских отношениях. Он исполнителен, надежен, лоялен, всегда готов прийти на помощь. В нем ярко проявлены сердечные качества, а его знания к этому моменту уже столь сильно насыщены и проникнуты любовью, что все ярче и сильнее в нем начинает заявлять о себе — мудрость.
Общим для всех учеников, достигших этой точки на Пути к Посвящению, является бдительность. Хотя период внимательного и сосредоточенного отношения к себе, в который уже вступил ученик, продолжается, тем не менее только теперь он со всей серьезностью постигает, сколь глубоко внимательным и неизменно бдительным он должен быть во всем, дабы сделать душу постоянным контролирующим фактором своей жизни. Любая невнимательность тут же приводит к тому, что личность вновь приходит к власти, демонстрируя все новые неприятные доказательства былой безответственности. Душа ни на минуту не должна утрачивать бдительности и должна постоянно наблюдать за тем, не нужно ли вновь начать безотлагательное перепрограммирование непокорной и ленивой личности, чтобы не выпускать ее из-под своей власти и иметь тем самым, во время пребывания в этих низких мирах, послушный ее воле функциональный орган. Но, чтобы суметь реализовать все это, ученик должен вступить в следующую фазу, которую можно обозначить как СОСРЕДОТОЧЕННОСТЬ НА ТОЧКЕ "Из точки Света в Божьем сознании..." — такими словами начинается Великий Призыв. Точка — это всегда иллюстрация всевозможных проявлений на всех планах и уровнях. Точка Света — это проявленная Вселенная, проявленная Солнечная система, проявленное сознание души.
Прежде чем жизнь распускается и вступает в силу, ей должна предшествовать стадия проявления. Вначале — стадия проявления человеческой души, а уж потом — стадия проявления или оформления самой жизни. До тех пор, пока мы оперируем понятием "душа" в чисто теоретическом аспекте, мы вполне можем обозначить ее с помощью какого-нибудь символа, хотя сам символ актуализируется лишь тогда, когда мы начинаем им пользоваться. Точка актуализации или момент задействования данного символа и служит выражением того, что мы его сделали — проявленным.
Для каждого ученика важно понять это. Закон аналогий действует повсюду. Как вверху — так, следовательно, и внизу. Что наблюдаем в макрокосме, то же наблюдаем в микрокосме. Всюду действуют одни и те же законы, и сам ученик — не исключение.
Когда канал открыт, он должен содержаться в чистоте и готовности путем постоянной бдительности. Иначе он будет засорен и блокирован, и личность останется без духовного руководства.
Душа еще не проявлена к тому моменту, когда это может произойти. Недостает точки. Это — теория, а не практика. Подумайте хорошенько над сказанным.

3. ВЕЛИКИЙ ПУТЬ СЛУЖЕНИЯ
Когда стремящийся вступает на Путь Посвящения, служение становится светозарным маяком его жизни. Со временем оно станет самой жизнью — по мере того, как ученик будет уходить по этому Пути все дальше и дальше. Только через служение, и никак иначе, мы достигаем вершины горы. Чем круче Путь, тем величественней служение.
Ученик часто забывает об этом, а жаль, ибо в принципе невозможно добиться какого-либо прогресса на духовном пути, не служа близким своим. Поэтому, несмотря на то, что многие ученики хватаются за духовное знание просто из желания покрасоваться своей несравненной духовностью, из этого все равно ничего не выйдет, во всяком случае для тех из них, кто собираются идти дальше по этому Пути.
"Люби ближнего своего, как самого себя" — сказал Христос. Насколько хорошо сыновья человеческие освоили эту науку — науку любви к самим себе? Многое было неправильно понято и истолковано — только потому, что никто из них не желал быть эгоистом. Если люди эгоисты или эгоцентристы, то причиной этого почти всегда оказывается то, что они не любят самих себя, поэтому в них проявляется потребность каким-либо образом утвердиться или обратить на себя внимание окружающих или ближних. Но это не истинный эгоизм. Истинный эгоизм состоит в том, чтобы любить свое подлинное Эго, суть душу. Многие ли способны на это?
Погрязшие в хаосе, в туманной мгле путаницы и замешательства, мы утратили всякую способность что-либо видеть ясно. Поэтому мы и считаем, что, коль скоро мы любим других, мы и есть подлинно любящие люди, но каким же это образом мы познаем и воспримем любовь, если не любим самих себя? Думать, будто мы сможем дать другим то, чего мы сами лишены или чего еще не познали, есть свидетельство глупости и неразумия.

ЦЕЛОЕ
Целое — это все. Целое — это вселенское сознание. Целое есмь.
Личность видит лишь часть, которая есть крошечная часть целого, но не само целое. Но личность считает, что часть — это и есть целое, и при этом думает, что видит ясно. Она почитает себя глубоко понимающей личностью и, тем не менее, почти совершенно слепа и не видит того, что происходит в реальном мире. Иногда в ней шевелится некое смутное ощущение или предчувствие чего-то, но она молниеносно его подавляет, поскольку инстинктивно знает, что, если она покорится или капитулирует, это грозит ей смертью.
Если бы только она знала, что не умрет, а лишь преобразуется; если бы только она знала, сколь прекрасной станет ее жизнь, как только сознание полностью соотнесет себя и воссоединится с душой! Но она бьется, борется и сражается. Во имя чего?
Ведь рано или поздно она все равно будет побеждена, покорена и перелицована. И тогда, сделавшись счастливой, она поймет, что та неистовая борьба, которую она вела столь долго и упорно, была с ее стороны чистейшей глупостью и что лишь ее собственное невежество было причиной того, что она столь панически и маниакально боролась за сохранение власти. Какой власти?
Когда же она будет побеждена и перелицована, она больше не будет сознавать того, что раньше она этого не понимала. Неожиданно все превращается в Свет — и она безумно счастлива, счастлива от того, что душа использует ее для служения благому.
Все горы мало-помалу будут покорены. Ибо, когда ученик начинает покорять свои внутренние горы, эти горы постепенно становятся все более проявленными и видимыми. Всякий раз, когда что-то внутреннее начинает осмысливаться и познаваться, оно становится близким и зримым. Когда ученик начнет осмысливать и познавать Тонкие Миры, они тоже станут близкими и зримыми. Как внутри — так, соответственно, и снаружи. Чтобы достичь вершины, ученик должен полностью соотнести себя и ассимилироваться со своей горой; и чем скорее он поймет, что он еще не миновал границу леса, тем скорее он поймет и то, что за голыми деревьями он очень часто не видит леса. Могу дать лишь один совет: выйдите за границу деревьев — и вы увидите вершину горы, увидите цель. Одолейте майю, мираж, иллюзию, пройдите сквозь Врата — и вы прозреете и увидите ясно — впервые в жизни. Только тогда, когда мы видим ясно, мы понимаем; только тогда, когда мы понимаем, мы может идти дальше и — оказываемся действительно полезными сотрудниками в деле служения миру.

ПЛУТОН
Таким образом, ученик вначале должен уладить свои собственные внутренние проблемы, ибо без основательной внутренней ревизии, анализа и генеральной чистки мы не сможем добраться до глубоко запрятанных внутри нас основополагающих проблем. В данном процессе Плутон явится тем благословенным фактором, который будет всячески помогать великой рати будущих воинов духа приближаться к Вратам Посвящения. Хочет того ученик или не хочет, но Плутон непременно будет атаковать его бомбами неприятных конфронтаций, которые поневоле принудят его начать анализ и обработку всего неосознанного в самом себе.
Как только ученик решится на этот совершенно отвратительный (отвратительный лишь с точки зрения личности, совершенно не терпящей какого-либо разоблачения)
процесс, тогда с ним начнут происходить удивительные вещи. Первая фаза в этом процессе — это ФАЗА НЕОЖИДАННОСТЕЙ Действительно, для ученика полнейшая неожиданность вдруг обнаружить, что он таит в себе столько негативных чувств и желаний. Долгое время он наивно верил, что он такой добрый, такой хороший и духовный, и вот тебе! — вдруг оказывается, что его сознание скрывало в себе столько негативного и отталкивающего. Это открытие оказывается для него столь неожиданным и ошеломляющим, что оно потрясает его до основания, и очень часто именно в этой фазе его духовное развитие стопорится, и он возвращается назад, к своему старому, милому, уютному существованию, когда его личность жила тихо и спокойно, утешаясь красивой ложью о том, что он такой духовный, такой хороший и мудрый.
Поэтому, если процесс приближения к Вратам и оказывается для учеников столь тягостным и трудным, то происходит это лишь потому, что они никак не могут понять необходимость этой фазы очищения. Они отступают или поворачивают вспять, ибо привыкли жить в том великом самообмане, что чем духовнее они сами, тем прекраснее все внутри и вокруг них. При этом они не замечают того, что им просто не дозволяется войти в соприкосновение с этими прекрасными мирами прежде, чем сами они не станут столь же прекрасными, как эти миры, а поскольку их сознанием прочно владеет иллюзия того, что они уже прекрасны внутри, то столкновение с горькой истиной: что они таковыми совершенно не являются — неизбежно оборачивается для них тяжелым и мучительным процессом самопознания. Поэтому они молниеносно обольщаются миражами самооправдания, едва только личность начинает украдкой нашептывать им, что путь, изобилующий подобными наиприятными признаниями, это вовсе не духовный путь и что "истинный" путь — это тот, которым они шли раньше, когда были полностью убеждены в своей несравненной духовности.
Ученик быстро хватается за этот "спасительный" довод — и вновь оказывается в плену иллюзий, а его развитие останавливается на многие-многие годы — до тех пор, пока душе вновь не представится благоприятная возможность проникнуть сквозь эти плотные скопления туманов и пелену обольстительных миражей.

ЛИЧНОСТЬ
От большинства учеников совершенно ускользает та истина — и именно поэтому они так долго не могут ничего понять, — что туманы иллюзий и в самом деле могут столь долго обступать их плотным кольцом. Они отказыаются верить этому, поскольку-де они столь умны, они столь разумны и взор их абсолютно ничем не замутнен, так что они ясно прозревают все пути и все направления. Но именно в этом и состоит сильная сторона личности. Она точно знает, каким образом, где и когда обольщать и улещивать, чтобы таким образом продолжать прочно удерживать власть. Ибо всякий раз ее охватывает ужас при мысли о том, что случится в тот день, когда душа возьмет бразды правления в свои руки. Причина этого ужаса в том, что личность просто-напросто не обладает ни достаточным знанием, ни солидными опытом и пониманием происходящего и поэтому просто не в состоянии представить себе того, что ее ждет.
Но развитый ученик, т.е. ученик, начинающий ясно прозревать, сколь прочно он опутан туманами своих иллюзий, значительно расширяет кругозор своего видения во многих сферах жизни, ибо сам трудится над преобразованием своих миражей и иллюзий, облегчая душе доступ и пути проникновения сквозь их плотную завесу.

СЕМЬ ЛУЧЕЙ
Теперь его начинает привлекать наука о семи лучах. Он уже в какой-то степени имеет о них представление или читал о них — дабы наработать, чисто в плане духовного знакомства, необходимый предварительный багаж знаний, — однако глубоко внутри он по-прежнему не понимает, что же именно так глубоко задело и всколыхнуло его. На этой стадии, где он вот-вот должен выйти к внешней границе своего собственного леса, неожиданного и в полный голос заявляет о себе его внутренняя потребность в изучении и осознании своей собственной лучевой организации — с тем, чтобы он наконец начал позитивно и конструктивно работать над своим развитием, отдавая себе полный отчет в том, ускоряет ли он тем самым или только замедляет происходящие в нем процессы. Короче говоря, он начинает исследовать.
Для начала он захочет всесторонне рассмотреть и понять свои собственные душевные излучения, ибо на этой стадии он уже вполне отдает себе отчет в том, что достижение единства с душой есть на данный момент его высшая временная цель.
Поэтому для него особо важно незамедлительно начать планомерную работу в этом направлении, настроившись на волну своих собственных душевных излучений. Когда он поймет качество этих излучений, он сможет гораздо лучше распорядиться телами своей личности, задавшись целью подчинить себе эти качества и сделать их неотъемлемой частью своей личности, чтобы тем самым превратить ее в послушное, идеальное и в высшей степени полезное орудие своей воли.
Перевернутое световое сердце поднимается от диафрагмы вверх. Оно сформировано из буддихической материи, которая способствует развитию всех чакр, расположенных от линии сердца и выше. Вершина этого перевернутого сердца постоянно стремится все выше и выше, пока не преобразуется в антакарану*. Основание же этого сердца, которое, собственно, и есть вершина, по-прежнему находится в районе диафрагмы.
Верхний конец антакараны открывается и принимает в себя энергии триады, стремящиеся вниз и улавливаемые перевернутым сердцем. Тем самым оно непрерывно пополняется духовным веществом, а это приводит к тому, что оно постоянно возрастает в силе и объеме.
На своем пути вверх вершина антакараны достигает языков пламени, которые неизменно олицетворяют значимость духовной воли. Само пламя олицетворяет силу и направленность этой воли. Хотя стремящемуся и начинающему ученику это трудно понять, но да будет им известно, что буддхическое пламя несет в себе волю и стремление к любви и мудрости, пламя манаса заключает в себе волю и стремление к духовной, разумной деятельности, и, наконец, пламя атмической воли несет в себе целеустремленность, стремление к созиданию, к непрестанному росту и развитию жизни.
Понятие воли, таким образом, первично — рассматривая ее с высшей, оккультной, точки зрения. В то время как любовь, если рассматривать ее с позиции более низких планов, — это лишь условный фактор, поскольку она — двулучевая солнечная система. Никогда не забывайте об этом. Когда ученик соединяет в себе аспект любви и мудрости с волей к любви и мудрости — тогда случается нечто. Ибо сознание расширяется лишь тогда, когда имеется воля к развитию. Все семь лучей несут в себе понятие воли. Потенциальная воля присутствует во всех видах энергии, во всех проявлениях жизни. Когда воля отсутствует, развитие как таковое тоже останавливается. Когда волевой аспект ослабляется или гаснет, вся жизнь умирает, и все приходит в упадок. Жизнь — это воля, сознание — это воля, проявление — это тоже воля.
То же самое и с Посвящением. Посвящение — это тоже воля. Нет воли к Посвящению — нет и самого Посвящения. При этом ученик — это тот активизирующий, динамический, волевой фактор, который непрерывно стимулирует развитие своего собственного сознания. Если воля ему изменяет — наступает мертвый штиль, наступает полное затишье, приводящие к смерти и стагнации.

4. ДВИЖУЩАЯ СИЛА
Неисчислимы инкарнации душ человеческих. Неисчислимы те сражения и битвы, которые они выдерживают. Неисчислимы те муки и страдания, которые они претерпевают. Неисчислимы те скорби, кризисы и трудности, которые они преодолевают. Страдают сыны человеческие, страдают и — учатся. Медленно совершается этот процесс обучения, медленно, очень медленно вращается колесо страданий сынов человеческих. Опыт накладывается на опыт. Знание растет и ширится, томление тоже. Знают сыны человеческие, что их что-то томит, не знают только, что именно. Наконец, порабощенность материей становится столь тяжкой и невыносимой, что человек делается ищущей душой. Медленно, очень медленно начинает он постигать, что есть другая, более великая, реальность и другая, более великая, справедливость, чем те, к которым он привык: есть Божественные воля и управление. Это ощущение вначале еще слабо и зыбко, но чем внимательней он прислушивается к своему томлению, чем пристальней приглядывается к своей тоске, тем больше он подмечает, что чувство его не обманывает, что само будущее стучится в двери его души и призывает идти вперед и выше.
Неуверенно и робко он вступает на этот Путь, на новую колею жизни, пересаживается на новое колесо, знаменующее собой великий переход от абсолютного господства иллюзий ко все более проявленному господству души на Пути к Свету.
Еще очень смутно различает стремящийся высокую гору впереди, но он уже знает, что это — его Путь, тот самый Путь к Себе, по которому он должен следовать во что бы то ни стало, каких бы слез, мук и болей это ему ни стоило. Он знает, что назад возврата нет. Путь всегда ведет только вперед и выше, хотя много раз изгибается, петляет, спускается в тесные ущелья и глубокие долины. Но каждый раз, когда он достигает новой вершины, он видит или, скорее, чувствует, что поднялся немного выше и достиг более высокой точки, чем та, где он был в прошлый раз.
Очертания горы едва вырисовываются перед его взором. Еще очень далеко от него эта гора, но он знает, что однажды он до нее обязательно доберется. Он должен и обязан добраться до нее, какие бы лишения и опасности ни подстерегали его на этом Пути. Внутренняя сила, сила мощная, неодолимая и удивительная, неустанно толкает его вперед. Множество раз он теряет гору из виду. Великое противодействие встречает он на своем Пути. Миражи и обманы обступают его со всех сторон плотным кольцом. Но, хотя он не понимает этого и ничего ясно не видит, все же он неутомимо продолжает идти навстречу тому великому и удивительному, что ждет его впереди, навстречу тому, смысла чего сам он еще не понимает. Это внутреннее стремление к чему-то удивительному и небывалому в нем сильнее всех прочих стремлений, поэтому всякий раз, когда ему случается упасть, эта тяга к неизведанному вновь поднимает его на ноги и вновь влечет его на восток, к горе.
Человек неустанно движется вперед и неустанно ведет сражения и битвы — с самим собой, с другими людьми, с внешними и внутренними опасностями. Он терпит поражения и одерживает победы, он благословляет свою судьбу и проклинает ее, но это внутреннее стремление в нем неодолимо, и оно по-прежнему влечет его в бесконечность. Постепенно в нем что-то начинает пробуждаться и мерцать. Должно быть, эта Высшая Сила — Бог, Создатель или Нечто, что гораздо больше, сильнее и величественнее, чем он сам. Ему нужна эта сила, ему нужны поддержка и помощь, ему нужен кто-то, кому он может молиться, кому он может довериться — и кого он может проклинать и обвинять во всех своих невзгодах, когда бремя страданий становится непереносимым, а противодействие со стороны внешнего мира отдается злом или болью. Ему нужен великий, идеальный, волшебный "козел отпущения", который может избавить его от всякой ответственности и, одновременно, может помочь ему и поддержать его. Велики, ох как велики соблазны человеческие на этом Колесе Иллюзий, и долго, ох как долго довлеют они над людьми; и только тогда, когда человек избирает противоположное направление, когда он начинает идти по Пути Света и пересаживается на великое Колесо Света и Жизни, только тогда он наконец прозревает, что этот Свет в нем самом и что Божественное — тоже в нем.
Смутно осознает он это в начале Пути, но по мере того, как идет время и сменяются инкарнации, это знание неуклонно растет и ширится.
Теперь, когда он способен прислушиваться к самому себе и подмечать внутренние процессы, он замечает, как внутри него пробуждается что-то большое, мощное и сильное, как оно властно зовет и манит его — некая ведущая, направляющая, движущая внутренняя сила, зову которой он не может не подчиниться. Чем сильнее в нем это внутреннее чувство, тем отчетливей проступают перед ним очертания горы.
Вначале инстинктивно, а затем интуитивно он начинает прозревать, что это его собственная гора, гора-к-самому-себе, которую он обязан покорить; точнее, это его собственная внутренняя божественность, которую он обязан осмыслить и познать. Поэтому он находит в себе силы противостоять всем опасностям и трудностям, ибо знает, что однажды доберется до этой горы и — получит ответы на все свои вопросы. И, тем не менее, раз за разом он вновь отступает, вновь обращается вспять и вновь совершенно забывает и о своей собственной горе, и о своей движущей силе. Противодействие слишком огромно, иллюзии чересчур сильны и обременительны. Бога нет, в жизни смысла нет, сам он тоже червь без смысла и без цели, хоть сию минуту ложись и помирай. Но, когда он умирает и покидает этот физический мир, перед ним вновь возникает образ его собственной волшебной горы, горы познания самого себя, и он опять решает воплотиться назад, чтобы оттуда, снизу, заслужить себе право восхождения к вершине этой несравненной горы, которая столь лучезарно и обольстительно влечет его к себе.
Так одна жизнь сменяется другой. Человек сеет и жнет, встречает дружбу и отпор, и так, борясь, падая и оступаясь, он все время стремится вперед, прочь из окружающего его тумана иллюзий, пока наконец его взор не проясняется и он не видит перед собой свою гору; он радостно и целеустремленно устремляет к ней свои шаги, но вновь попадает в полосу туманов, вновь погружается в их пелену, личность вновь берет над ним верх и начинает верховодить. Но, доведись ему испытать нечаянную радость или счастье — и появляется брешь в этом тумане, и мир снова распахивается перед ним, гора снова начинает маячить перед его внутренним взором, а личность в порыве вдохновения предает себя под водительство души — до тех пор, пока неумолимая пелена иллюзий или миражей (майя) вновь не отнимает у нее свободу.
Как долго продолжается это странствие, сам человек совершенно не помнит, ибо утрачивает всякое реальное представление о времени и продолжительности пути. Но нетерпение его усиливается, а вместе с ним усиливается и желание победить, желание добраться наконец до этой сияющей цели, которая так долго маячила впереди так далеко от него; и тогда человек вдруг вспоминает, что он наделен свободой воли, свободой выбора и решений и что он сам вправе решать, как долго будет продолжаться это странствие. Когда управляет душа, когда руководит духовная воля, человек идет к цели бодрым, ускоренным шагом, но, как только личность берет свое и вновь сворачивает на старый бессмысленный курс, человек вновь погружается в трясину обманов и иллюзий, и время для него останавливается.

Но внутри него зреет протест: кто я в конце концов: раб или господин? И кто мною распоряжается: я сам или кто-то другой?
Бушует буря страстей, вздымаются жадные, прожорливые волны. Они вовлекают ничего не подозревающую жертву в свой водоворот и делают своей добычей. Человек теряет всякое направление и ориентиры: где верх? где низ? где право? где лево? Он отдается на волю штормовых волн и решает: пусть выносят, куда хотят. Все внутри — мрак и хаос: все вокруг — скорбь и печаль.
Только когда волны улягутся и море успокоится, потерпевший медленно приходит в себя и начинает собираться с силами. Может быть, именно в этот момент лучи солнца пробиваются сквозь тучи, и в их свете потерпевший неожиданно осознает, что он — человек по образу Божьему. И решает отныне никогда больше не уступать яростному напору волн и не отдаваться в их слепые объятия. Однако, как только разражается очередное ненастье, все повторяется снова.
Только тогда, когда человек вспоминает, что у него есть свободная духовная воля, только тогда у него появляются силы и возможность противостоять натиску волн. И тогда он, молодой духовный штурман, сможет твердо держать курс к спасительной гавани сквозь волны и ненастье.
Ученик получил сполна. Время назрело. Должно случиться то, что должно случиться, то, к чему он так долго шел. Теперь он захочет поставить на карту все, что имеет — только чтобы достичь цели. Так почему же личность опять взбунтовалась и вышла из-под контроля? Разве не была его любовь достаточно большой и сильной? Увы, нет, ибо ее не хватило на самого ученика. И вот, мы возвращаемся к тому, с чего начали.
Если ученик не любит великой любовью самого себя, свою собственную божественную сущность, свою собственную гору, то он не сможет любить и других. Если он не любит самого себя, он неизбежно будет опрокинут, будет пленен туманами иллюзий, и вновь подчинится диктату личности. Теперь он понимает, что у него нет другого выбора, кроме одного: научиться любить самого себя. И тогда в его жизни начинается новая удивительная фаза. Окидывая взглядом самого себя, обозревая вселенную, он начинает ясно видеть и понимать, что он тоже маленькая вселенная, неповторимая божественная вселенная в себе самом, и он замирает перед этим открытием: что сам он невероятно точная копия того великого и удивительного, к чему все это время он так упорно стремился. Неожиданно его осеняет, что ему совершенно незачем забираться так далеко в поисках чего-то фантастического, что так манило его, ибо оно не где-нибудь, а в нем самом, и это не копия, не слепок, это он сам: нечто уникальное, неповторимое, исключительное — в самом себе. Да, разумеется, он похож на других, иногда даже слишком похож, но, при всем при том, он — нечто совершенно особенное, нечто исключительное.
И тогда наступает время больших перемен — поворотный пункт всей жизни. Он неожиданно понимает, сколь исключительно и неповторимо его своеобразие, и в самом себе он находит подлинную любовь — любовь к самому себе и, стало быть, любовь ко всем. Подумать только, что все это время он гонялся, так упорно, так страстно и так далеко, за тем, что постоянно носил при себе, в своем собственном сердце. Со все возрастающей радостью он понимает, что сам он и есть эта гора, что он — частица целого и что это целое живет в нем самом, как и жило все это время. Его переполняет радость, иллюзии отступают прочь, и впервые в жизни он ясно осознает, что он есть душа. Он принимает великое и бесповоротное решение, что он, душа, будет отныне управлять этой жалкой личностью, которая столь легко пленяется и обольщается обманчивыми дурацкими иллюзиями. Он призывает на помощь духовное пламя, ибо в светлый миг озарения замечает наконец его в себе. Он сам собой руководит, он сам себя направляет, и жизнь безоблачна, легка и счастлива.
Подумать только, еще совсем недавно он был совершенно другим и жил совершенно иначе.
Но вдруг в его жизни что-то случается, что-то неприятное, какой-нибудь мелкий эпизод или случай, который выбивает его из колеи. Он поддается гневу или разочарованию — и тут же забывает и о своем духовном пламени, и о своей душе, которая должна управлять его личностью. Все происходит невероятно быстро и неожиданно.
Туманы иллюзий подстерегают личность во всех мирах, на всех планах и подуровнях, через которые она проходит. Очень важно понять это и помнить об этом. Ибо там, где расцветают иллюзии, там царят лишь ложь и самообман.
Развитие — это безостановочное поступательное движение вперед и выше. Но с каждым восхождением, с каждым шагом вперед миражи также становятся все тоньше и призрачнее. Поэтому замечать и опознавать их с каждым разом все труднее и труднее.

5. ДУХОВНАЯ ВОЛЯ И ДУШЕВНОЕ СОЗНАНИЕ
С того самого момента, когда ученик начинает ясно представлять, в какое великое и грандиозное паломничество по жизни он пустился, с этого момента влияние души на его жизнь становится все сильнее и заметнее. Здесь впору заметить, что влияние души действительно лишь тогда, когда личность пребывает в покое. В этом случае, как и во всех других, главным определяющим фактором выступает воля самого ученика, его желание сохранить в себе нерушимый покой. Однако любому человеку, серьезно изучающему эзотерическую дисциплину, на собственном опыте известно, сколь трудно и тяжело претворить это правило в жизнь.
Для этого необходимо одно условие, и я призываю учеников отнестись к нему со всей внимательностью и серьезностью. Использование духовной воли — вот решающий фактор для претворения замысла в жизнь. Только воля определяет, удастся ли задуманное или нет. Но раньше этого ученик должен твердо осознать, что он такой духовной волей обладает. Только после того, как он осознает это и испробует свою духовную волю на практике, только после этого он должен принимать свое решение: всегда, во всех жизненных случаях и ситуациях, прибегать к ней и только к ней.
Когда его мотивы чисты, а решение твердо, он идет прямым курсом, и его штурманское мастерство день ото дня все лучше и совершеннее.
Ученику следует постоянно помнить о том, что его душевный канал всегда должен сохраняться целым и непрерывным. Только тогда он сможет визуализировать через него прямую связь от пламени духовной воли вниз по каналу до сбалансированных тел личности.
Через антакарану энергия с различных планов устремляется вниз. Когда канал антакараны полностью построен, то он, в принципе, может быть использован любой из энергий, поэтому и в этом случае степень развития ученика во многом предопределяет то, со сколь высоким энергетическим уровнем он сможет соотноситься.
Какие подпланы подчинил себе ученик? Какую ступень посвящения прошел? Насколько он трудолюбив и с какой отдачей он работает над своим духовным развитием?
Дисциплинирует ли он себя и полностью ли берет на себя ответственность? Все эти факторы в равной степени существенны, важны и необходимы.
Он сможет воспринимать энергии со всех подпланов, подчиняющихся его воле в мирах личности, и даже, возможно, из буддхического мира, но для этого, разумеется, необходимо, чтобы степень его душевного контроля была достаточна высокой.
Здесь необходимо помнить, что все подпланы одного типа всегда соотносятся друг с другом, поскольку их молекулярное строение, в известном смысле, абсолютно идентично. Я особо подчеркиваю "в известном смысле", поскольку здесь вступает в силу закон аналогий. Подумайте над этим.
Мы входим в соприкосновение с эфирным излучением 4-го подплана лишь тогда, когда подчиняем себе три нижние. Когда 4-тый подплан будет освоен физически, его излучения будут влиять также и на процессы нашего астрального и ментального мышления, а равно будут содействовать процессу подчинения всех соответствующих подпланов в каждом из миров.
Каждый из семи лучей контролирует свой собственный подплан. Отсюда и проистекает шкала соответствий, поскольку 1-ый луч будет всегда доминировать в 1-ом подплане всех миров.
Но только после подчинения 3-го подплана духовный контакт будет по-настоящему завершен. Но эта степень подчинения соответствует Третьему Посвящению.
Важно понимать, что духовное пламя есть олицетворение 1-го луча, дающего нам силу и мощь для того, чтобы: 1. Сохранять этот канал чистым и незамутненным;
2. Удерживать верный курс, всецело полагаясь на лоцию души;
3. Сжигать старые и бесполезные блокировки в телах личности; этот последний пункт особо важен, но его смысл и значение станут очевидными лишь тогда, когда ученик сможет понять, что имеет при себе все необходимое для этого долгого и опасного странствования.
Тот запас любви, который берет с собой в дорогу ученик, это самый главный его багаж. Он должен постоянно помнить о том, что каждый шаг, сделанный им на этом Пути, он может сверять со своей подлинной сущностью, со своей душой; и горько видеть, как часто он глух к внутреннему голосу этого своего высшего авторитета и советчика, вместо этого ища ответ на Востоке и на Западе.
Мудрость подобна волне: нахлынув, она нас омывает и уносит с собой все ненужное, бесполезное, лишнее и бессмысленное, оставляя только самое ценное и полезное — очищенным и преображенным.
Знание — это опыт, накопленный в процессе ментального развития и поставленный на службу миру, опыт, используемый во имя раскрепощения зажатой в рамках условностей индивидуальности.
Если у человека есть одновременно и любовь, и знание, то он — при условии, что им руководит душа — сможет синтезировать в себе оба эти качества и, таким образом, обрести мудрость, которая есть высшая потенция знания-в-любви.
Любовь есть величайшее из всех творений Божьих. Никогда не забывайте об этом.
Многие паломники на великом Пути Посвящения, обуреваемые желанием поскорее утолить жажду знаний, слишком часто забывают об этом, в силу чего само их знание на этом этапе оказывается голым и бесплодным — если только оно не оживляется тонкими нитями любви, как по волшебству преображающей его и делающей приемлемым для претворения на практике. В этом и заключается подлинная алхимия. Подумайте над этим.
Две самые важные и необходимые вещи в багаже путешественника — это любовь и духовная воля. Правда, одной только теории или одних слов здесь недостаточно.
Польза и ценность любых слов зависят прежде всего от их внутреннего, душевного наполнения, от магического "Сезам, откройся". Лишь в смирении, в непрестанном служении и через медитацию раскрывается и познается истинная ценность этого багажа. Когда же наконец ученики поймут эту простую истину: если их жизнь осложняется или становится тяжелой, единственное, что от них требуется, это раскрыться внутрь и наружу! Препятствует этому только сильная фиксация личности, которой практически невозможно избежать. Канал же полностью закрывается лишь тогда, когда ученик с головой увязает в обманчивой трясине иллюзий и перестает внимать голосу своей души; он его просто не слышит, зато прекрасно слышит и внимает своей лукавой личности, которая тут же использует представившуюся возможность для того, чтобы грубо навязать ученику свою власть-бытие, и этот диктат тем сильнее, чем хитроумней и продолжительней обман. владеющий учеником.
"Мир желает быть обманутым" — гласит старинная мудрость, и это, увы, справедливо: мир действительно испытывает острое наслаждение, утопая в море самообманов и миражей на великом пути притворства и иллюзий. Кто-кто, а уж ученик, как никто другой, должен бы понимать и уметь разбираться во всем этом.
Чем быстрее он поймет, что ему следует незамедлительно, с помощью своей духовной воли, приступить к перепрограммированию самого себя, тем быстрее это даст нужные плоды. На протяжении бесконечного ряда прошлых инкарнаций личность привыкла к негативным установкам, прочно сжилась с ними и поэтому постоянно ему диктует: "Не воображай, будто ты что-то из себя представляешь" или "Этого тебе не дано понять" и т.д. в том же духе. Стоит ли говорить, что личность ни на йоту не отступилась от этих установок и продолжает их неукоснительно придерживаться? При этом ученик прочно запрограммирован на то, чтобы, при отсутствии должного умения сдерживать свои мысли и чувства, позволять им то и дело переливаться через край.
Самое худшее, что он может сделать в данной ситуации, это поверить тем, кто утверждает, будто чувства и желания должны сами иссякнуть и отмереть. Даже если это так, у него, однако, есть свободная воля, и он может, если захочет, пестовать их вечно. Поэтому прежде всего ему следует понять, что он, цепляясь за старые негативные критерии и установки, тем самым непрерывно создает себе все новую и новую негативную карму. И этому не видно конца.
Еще раз подчеркиваю: для достижения поставленной цели позитивное перепрограммирование особо настоятельно и необходимо. Но, чтобы этот процесс мог совершаться непрерывно, духовная воля и душевное сознание ученика должны все время идти нога в ногу, а сам он ни на минуту не должен терять бдительности. Это и есть его подлинное испытание — ежедневное, постоянное, тяжелое. Посвящение — это лишь естественный суммарный результат всех таких бесконечных испытаний, ожидающих человека на его долгом пути через вечность.

6. ПУТЬ СЛУЖЕНИЯ И ИСПЫТАНИЙ — ПУТЬ К ПОСВЯЩЕНИЮ
С того самого момента, когда ученик внутренне осознает, что он зрел и подготовлен, для него начинается период повышенной ответственности. Он готов, и, как только душа позовет его, он сразу откликнется. Свет в нем уже начал разгораться. Учителя заметили его, он готов стать подвижником и приобщиться к великому делу служения миру. Эти перемены происходят в нем, когда он приближается к границе леса. Иллюзии и миражи все еще обступают его, но цель — вершина — уже ясно видна над верхушками редких деревьев у кромки леса, кои суть последние астральные змии, которых необходимо победить и одолеть, прежде чем великая борьба будет выиграна и ученик, смиренный и коленопреклоненный, одержит решительную победу.
Эта стадия характеризуется тем, что в нем пробуждается горячее желание служить людям. Отныне все в нем сосредоточено на этой цели — служить, все готово покориться этому горячему стремлению души — ибо безмерно велика в нем жажда подчинить себе неумолимую природу своих желаний, которые швыряли его, как щепку, из стороны в сторону, отдавая во власть прожорливых волн иллюзий и иррациональной природы миражей. На протяжении всего этого периода, предшествующего Второму Посвящению, испытание следует за испытанием, бдительность ученика подвергается постоянной проверке, и он то и дело убеждается в том, как слаба и безвольна его личность и как легко сдается она под натиском иллюзий, давая себя вовлечь в стихию их древних, как мир, туманов. Лишенный мужества, в тоске и печали, он снова и снова балансирует на краю отчаяния, готовый прекратить эту изнурительную борьбу с лукавыми миражами и обманчивыми туманами.
Не успевает он, призвав на помощь негасимую духовную волю, передоверить себя душе, как накатывается очередное испытание — и он сдается. Но испытания его закаляют, в испытаниях он растет. И чем больше он растет, тем тоньше и изощренней становятся испытания, тем тоньше и изощренней становится уровень его проверки. Преодолевая эти ямы и ловушки, он накапливает знания, опыт и умение оберегать свою душевную связь, учится ни при каких обстоятельствах не терять этот душевный контроль — даже там, где раньше эта живительная связь полностью нарушалась, и нарушалась до такой степени, что восстановить этот канал не было никакой возможности. По мере накопления опыта и умения держать под контролем душевный канал, импульс, рождаемый душою, будет наделен такими мощью и силой, которые будут лишь расширять и упрочивать этот канал, делая его все более идеальным проводником, передающим данный импульс в считанные мгновения.
Этот энергетический временной интервал дается будущему кандидату для самооценки и размышления. В этот период он должен учиться наблюдать, познавать и понимать суть происходящего. И если вначале он терял мужество всякий раз, когда ситуация казалась удручающей и безнадежной, то теперь, спустя какое-то время, когда и опыта у него больше, да и сами ямы поменьше, он выглядит вполне зрелым и возмужавшим. Нет никаких сомнений в том, что он стал намного способней и умней, но это, тем не менее, не спасает его от новых ям и ловушек, попадая в которые, он обнаруживает, что все старые иллюзии вновь расцветают пышным цветом. Однако с каждым пройденным испытанием, большим или малым, проницательность ученика обостряется, и, когда он наконец достигает той стадии развития, где тонкий контакт с душой, наведенный им с таким трудом, оказывается прочным и стабильным, он к этому времени уже сам способен распознавать свои иллюзии, причем распознавать еще до того, как они им овладевают. Это великий спасительный момент всего его развития, ибо, когда ученик видит и может распознавать свои иллюзии, он, таким образом, может без труда сжигать их своим духовным пламенем, которое со временем делается все более ценным и дорогим его сердцу оружием в борьбе с назойливыми миражами.
Наступает поворотный пункт, великий и решающий. Достигнув этой стадии, ученик преодолевает самую трудную и глубокую из пропастей — пропасть безнадежности, отчаяния и беспомощности, при виде которой большинство кандидатов в Посвященные не выдерживают и поворачивают вспять. Страшась головокружения, утомленные и обессиленные, они понимают, что у них нет ни достаточного мужества, ни выносливости, чтобы перешагнуть эту ужасную пропасть. Поэтому они предпочитают жить по-старинке, при солнечно-ветреной погоде, когда попеременно то светит солнце-душа, то дует ветер-чувства. Данная ситуация их не удовлетворяет, и они это знают, но их желание еще не достаточно сильно для того, чтобы они могли войти в соприкосновение и наладить связь со своим духовным пламенем, дабы с его помощью суметь перешагнуть эту последнюю великую бездну.
Это решающее испытание настолько трудно, что все, кто слаб и незрел, отсеиваются сами собой. Лишь горячий порыв, энтузиазм, усердие и воля могут привести ученика к победе. Это именно та борьба, где он должен хотеть победить. Если же воля отсутствует, поражение неизбежно. Одержать победу и преодолеть эту пропасть он сможет только тогда, когда вооружится духовным пламенем, сверкающим, подобно факелу, над его головой. Его связь с душой теперь сильнее, чем когда-либо раньше, но и сами испытания становятся все тоньше, изощренней и хитрее, поскольку миражи самообольщения до конца еще не изжиты. Бывает, что некоторые кандидаты отсеиваются даже на этой стадии, но это скорее редкие исключения. Уж если идущие к Посвящению перебираются через эту пропасть, то они, как правило, преодолевают и остальную часть Пути, ибо отныне знают, какие именно принадлежности находятся у них в багаже.
Фаза, в которую они затем вступают, это фаза новая, эпохальная, значительно отличающаяся от всех предыдущих. Если раньше требовались в первую очередь мужество, терпение, энтузиазм, бесстрашие и проницательность, то теперь на первое место выступают совершенно иные добродетели, за исключением, пожалуй, последней, которая по-прежнему остается на острие атаки, тогда как другие отходят на задний план. Новые добродетели — это прежде всего покорность, послушание, доверительность, готовность к самопожертвованию и смирение. Однако только тогда, когда будут преодолены половые затруднения, только тогда мы со всей ответственностью сможем говорить о том, то змии самообольщений и иллюзий полностью побеждены. Но для этого необходимо одолеть последних, самых тонких, призрачных и субтильных, змиев, которые, в силу этих их качеств, оказываются столь хитрыми и коварными, что одержать победу над ними во много раз труднее, чем над огромными, но ясно зримыми чудовищами.
Период между Первым и Вторым Посвящениями может охватывать великое множество инкарнаций, но, когда указанный поворотный пункт наконец достигнут, весь последующий процесс проходит обычно более быстро и интенсивно. Большинство учеников хотят одержать последнюю, решающую победу в течение той же жизни, когда был пройден поворотный пункт. Поэтому требуется немалое мужество, чтобы выдержать действительное столкновение со своими собственными гнусными, отвратительными монстрами, рожденными всем бессознательным в нас. Однако, выдержать одну эту конфронтацию еще не достаточно, — предстоит долгая, трудная борьба с ними, которую мы тоже обязаны выиграть.
И тогда, к нашему удивлению, мы обнаружим, что одержать победу мы сможем лишь в том случае, если будем предельно смиренны. Мужество и смирение непременно должны идти рука в руку. Для большинства учеников это ни с чем не сравнимое, невероятное переживание, поскольку они привыкли всецело жить в дуалистическом мире. Для прогрессирующего ученика это познание, этот опыт особо существенны и необходимы на данном этапе развития. Если уж он ставит перед собой цель осознать и победить великие опасности, соблазны и губительные последствия мира иллюзий, то он также должен понять и то, что мир целого выглядит совершенно иначе, чем он себе представляет. Если раньше, в сфере личных чувств, он все видел и оценивал, сообразуясь со своей душой и, главным образом, со своей личностью, то теперь, по мере приближения к Вратам, он все больше и больше будет оценивать свои проявления исключительно с позиции души, с позиции целого, ибо все его чувства и желания будут сосредоточены на одной-единственной цели — служении душе. Служа душе, ученики тем самым работают исключительно на благо целого и отныне в этой сфере дуализму нет места, поскольку все крайности сходятся в одной точке — в точке Высшего Единства.
Но это лишь подход к завершению, но не само завершение, ибо еще бездна времени отделяет кандидата от того момента, когда над его головой зажжется Звезда Посвященных, как знак одобрения его кандидатуры и принятия его в ряды Посвященных величайшим Иерархом Шамбалы, Самим Царем Мира. Когда человеку дается Посвящение, оно дается ему как награда — на завершающем отрезке того невероятно долгого пути испытаний, который он прошел от начала и до конца. Но именно поэтому последние испытания, посылаемые ему на Пути, оказываются все более тонкого и тонкого свойства, поскольку ученик на практике должен доказать, что ни один из обольстительных змиев иллюзий более не властен над ним; если он все же попадает в скрытую яму-ловушку, что ж, значит, он еще не готов и должен довести до совершенства именно тот нюанс или ту сторону своей личности, которые являются ее ахиллесовой пятой, той уязвимой точкой, где она по-прежнему демонстрирует над ним свою стародавнюю власть.
Именно так происходит процесс шлифовки и очищения — до тех пор, пока душа всецело не берет астрал под свой бдительный контроль, а единственное око души не начинает воспринимать и оценивать все владеющие учеником чувства, желания, мглу, змиев, glamour или иллюзорный мир с позиции целого; и тогда наступает великий момент, тогда в тронном зале Посвященных ученику вручается нагруда, и Учитель Мира, Сам Христос, касается горлового центра кандидата освящающим жезлом власти, завершая тем самым акт его духовного воскрешения — на пользу и благо всего мира.

Когда вспыхивает пятиконечная звезда, это означает знак согласия на принятие кандидата в ряды Посвященных, подаваемый Верховным Царем Мира — Планетарным Логосом. Лишь тогда, когда зажигается эта звезда, и начинается сам процесс Посвящения. Эта звезда не просто символ согласия, даваемого Санатом Кумарой, но и символ самого человека. Вертикальный луч звезды — это человеческая голова, устремленная кверху, два горизонтальных луча — это руки человека, воспосылающие духовную мудрость, а два нижних луча символизируют две ноги человека, сохраняющие связь с землей.

7. ЭКСПЕРИМЕНТ С УЧЕНИЧЕСКИМИ ПАРАМИ
Свет входит в ученика лишь тогда, когда его душевный канал чист и не замутнен. И всякий раз, как миражи блокируют антакарану, Свет на какое-то время уходит от него. Как долго это будет продолжаться, зависит прежде всего от того, сколько времени потребуется ученику на то, чтобы понять и осознать случившееся и его причины. Эти фазы призрачно-тонких искушений встают на пути ученика лишь после прохождения им поворотного пункта развития. До этого момента ученик чаще всего совершенно не подозревает, что он окутан этой туманной дымкой, и потому абсолютно убежден в том, что видит все совершенно ясно и четко. Ох уж эти миражи! Путь из леса к вершине горы кажется немыслимо долгим и утомительным. Все время ученику кажется, что он почти у самого конца пути, что ему остались последние метры, но и это — мираж, ибо путь еще очень далек, и конца ему не видно. Снова и снова миражи застигают его врасплох. Все начинается с внешне, казалось бы, невинной мысли, с иллюзии, которая в слегка искаженном виде, обрастает астралом, в результате чего туманы плотным кольцом обступают незадачливого ученика. Это зыбкое мглисто-туманное кольцо соткано из тончайшего астро-ментального вещества и обычно совершенно невидимо, так что ни сам ученик, ни кто другой разглядеть его не в состоянии.
Только если ученик высоко продвинут или оказывается к этому времени Посвященным,
только в этом случае невидимое обнаруживает себя перед ним. Но, как правило, для того, чтобы он мог обнаружить, распознать и устранить эти тончайшие искажения, требуется много жизней. Поскольку времени не так уж много, то Иерархия по всей земле проводит эксперименты по интенсивной тренировке учеников, сводя их для этой цели в пары. Результаты выглядят многообещающими. Каждая такая пара учеников подбирается крайне тщательно и скрупулезно, и перед каждой ставится своя особая задача. Составляется точный план того, каким образом ход испытаний может привести к наиболее благоприятным последствиям и результатам. Как правило, один из партнеров в такой паре всегда на шаг (жизнь) впереди другого, так что впереди идущий способен подмечать миражи и иллюзии там, где другой их просто не видит. Для того, чтобы ученики-партнеры смогли преодолеть всю дистанцию совместных испытаний, для них в качестве необходимого условия выдвигается сердечная любовь и привязанность друг к другу на всех планах, поэтому процесс интенсивной тренировки оказывается, в сущности, процессом двухсторонней психотерапии, где каждый из партнеров выступает в качестве терапевта по отношению к другому, с той лишь разницей, что наиболее продвинутый из этих учеников является как бы главным или ведущим терапевтом по отношению к другому.
Иерархия планирует проведение данного эксперимента на уровне отдельных самостоятельных эзотерических групп — как процесс внутренней перестройки и решительного перехода к эпохе Водолея. Но различные исследования и поиски, уже проведенные в рамках эксперимента, оказались довольно неудачными, отчего Мы вынуждены признать, что время еще не настало. Однако, поскольку групповые объединения должны непрерывно получать стимул и подпитываться духовной силой, Мы выбрали поэтому наименьшую из возможных групповых единиц — пару. Основная задача каждой такой пары состоит в том, чтобы удобрить и подготовить почву для будущих групповых образований, а также собрать необходимый опыт, могущий быть полезным для всей системы групповых отношений. Одновременно с этим Мы получаем возможность опробовать на практике множество различных связей, касающихся групповых посвящений или, в данном случае, парных посвящений. Промежуточные результаты показывают, что мужчина и женщина, связанные межличностными отношениями, с наибольшей силой способны воздействовать друг на друга, содействуя тому, что Путь к Посвящению преодолевается за рекордно короткое время.
Разумеется, каждый из партнеров для такой пары подбирается с великим тщанием, и основное внимание при подборке обращается на следующие критерии: оба партнера, в плане духовного роста, должны быть развиты достаточно высоко, оба должны гореть желанием служить человечеству, оба должны стремиться честно, с полной ответственностью работать над собой, наблюдать и оценивать себя, и оба должны быть готовы выдерживать архитрудную проверку испытанием на уровне межличностных отношений без малого сутки. Мы, со своей стороны, всячески им помогаем и поддерживаем их в этой тяжелой работе, так что в процессе самих испытаний не допускается серьезных ошибок или отклонений в сторону. Подобная, чрезвычайно длительная по времени, парная психотерапия может быть успешной лишь при заключении союза двух родственных душ, т.е. душ, обладающих духовным родством и примерно той же лучевой организацией. Чем больше их обоюдное сходство, тем ярче они отражают ошибки друг друга, тем более критически подходят друг к другу и тем выше их бдительность.
Вначале внимание каждого из партнеров в основном сосредоточено на ошибках и промахах другого и практически совсем не подмечает своих собственных. Однако по мере того, как их взаимоотношения прогрессируют, и они все более осознают, участниками какого рода эксперимента они являются, по мере этого многое меняется и в них самих, и в их отношениях. Наиболее типичной для их поведения в начальной фазе процесса психотерапии является та резкая критика, которой они немилосердно подвергают друг друга, в то же время всячески стремясь защитить себя от нападок другого с помощью тех механизмов, которые мы описали выше. Ложь во имя самооправдания, попытки переложить ответственность на другого и пр. — вот те наиболее характерные проблемы, которыми пестрят отношения нашей пары на этом раннем этапе их совместной жизни. Для обоих партнеров в это время также характерно стремление отгородиться от другого непроницаемым защитным барьером из иллюзий и обманов, в результате чего они оказываются столь плотно опутанными ими, что у них не остается ничего, кроме чувств и эмоций, которые изматывают их и лишают последних сил.
Но поскольку ученики в такой паре — это ученики высокой пробы, почти стоящие у порога Второго Посвящения, то они быстро берутся за ум, и после такого отрезвления их душа на какое-то время подчиняет себе личность и приводит в чувство их самих, после чего они садятся голова к голове и пробуют разобраться в своих отношениях и понять, где именно произошел сбой или была допущена ошибка.
Благодаря тому, что неодолимое стремление служить миру, присущее этим двоим ученикам, остается у них неизменно на высоте, они не успокоятся до тех пор, пока тщательно не проанализируют и не разберут всей подоплеки возникших проблем, поскольку ясно понимают, что, каким бы долгим ни был поиск решения (пусть даже он займет всю ночь), эта проблема в любом случае должна быть решена.
Эта первая фаза притирки неимоверно сложна и трудна, и если только чувство любви, связывающее обе стороны, не является по природе высокодуховным, то они, как правило, очень быстро расстаются. Но в проводимых Нами экспериментах с парами обе стороны подбираются столь тщательно и со столь высокой степенью надежности, что процент расходящихся пар весьма и весьма незначителен. Не считая редких случаев, партнеры, как правило, предпочитают быть вместе и продолжают вместе бороться, прекрасно сознавая, что этот эксперимент является всего лишь фантастической увертюрой к чему-то необычному, несравненному и исключительному, что и станет для них подлинной основой претворения в жизнь идеи служения миру, одновременно с этим содействуя процессу их духовного развития, который содержит в себе неповторимые, уникальные моменты несравненной духовной доброжелательности и внутреннего взлета и ускорения.
В сущности, тот процесс самоосознания, на прохождение которого требуется обычно несколько инкарнаций, эта пара проходит за считанные месяцы и годы. Они живут интенсивной жизнью с утра до вечера, и с утра до вечера они постоянно бдительны и насторожены. Единственным временем отдыха от этой изматывающей психотерапии является для них время, проводимое на работе. Оно кажется им божественными, сладостными часами, даваемыми Провидением на восстановление душевных сил — перед неприятным возвращением домой для возобновления утомительной психотерапевтической процедуры. Весь этот процесс — это долгая, изнурительная работа, требующая постоянной бдительности и внимания как по отношению к своим собственным, так и по отношению к чужим поступкам, словам, чувствам, мыслям, объяснениям и т.д. Бдительность не должна ослабляться ни на минуту ни на одном из планов становления личности. Любая малейшая деталь должна подмечаться и фиксироваться, ибо если сосредоточить на чем-то свое внимание, то это рождает в сознании ответную реакцию, которая немедленно или спустя какое-то время начинает занимать мысли человека и которую он всячески анализирует, оценивает и взвешивает с целью ее всестороннего понимания. Следует с особой тщательностью выявлять побудительные мотивы того или иного события: что именно толкнуло каждого из партнеров сказать и сделать то или это? Почему его (ее) реакция оказалась именно такой, а не другой? и т.д. и т.п. Это бесконечно длительный, скрупулезный и изматывающий процесс, и вместе с тем процесс поучительный и обогащающий.
Первые значительные результаты начинают появляться только через полгода — при условии, что пара с успехом выдержала тяготы этого полугодового периода.
Разумеется, отдельные результаты дают о себе знать задолго до этого срока, но только по истечении первых шести месяцев их можно считать действительно ощутимыми и осязаемыми. Ученики наконец постигают те уловки и механизмы реакций личности, к которым та прибегает в целях самозащиты, и им становится понятной та удивительная механика одурачивания самих себя, которую они сами с быстротой молнии приводят в действие, как только удар приходится в их слабое и уязвимое место. И если бурный водоворот чувств немедленно уносит одного из учеников прочь от реальности, отрывая его от естественных и тонко сбалансированных душевных связей, то в этот момент его партнер, по-прежнему сохраняющий контроль над своими чувствами, становится невольным очевидцем всего этого безумства, и затем, благодаря его корректным, здравым и рассудительным оценкам, весь этот процесс может быть детально проанализирован, проработан, изучен и понят.
Пребывая все эти долгие месяцы в тесном контакте и наблюдая, при открытом занавесе, за этой фантастической игрой чар и самообольщений (glamour), оба ученика становятся многоопытными, тонкими наблюдателями — как над самими собой, так и над другими. Если раньше личность такого ученика могла спокойной ускользнуть от острого скальпеля самооценки и анализа, то теперь это ей не удается, ибо его партнер всегда начеку: он немедленно регистрирует происшедшее и вычленяет его суть. Поскольку оба партнера заключили с Нами своего рода контракт, то им теперь неимоверно трудно уклониться от необходимости принятия ответственности, каковой выход, с позиции самой их личности, был бы для них наиболее легким и удобным. Но поскольку речь в данном случае идет не о случайных людях, а о высокодуховных, развитых учениках, то они, естественно, отвергают этот кажущийся легким путь и выбирают путь внутреннего анализа, ибо ими движет горячее желание разобраться и научиться понимать принципы действия механизмов самоодурачивания — с тем, чтобы разделаться с ними раз и навсегда. Поэтому они энергично берутся за дело и стараются научиться тому, чему, насколько им известно, они должны научиться, с этой целью терпеливо и внимательно выслушивая своего партнера, который указывает на неприятные стороны или черты их характера, и стараясь быть честными перед самими собой. Готовность серьезно заняться собой, чтобы подчинить наконец свою распоясавшуюся личность, становится теперь мощной движущей силой в их борьбе.
Как уже отмечалось, этот эксперимент на уровне пар проводится в нынешнее время столь интенсивно, что лишь очень немногие могут выдержать его до конца, и это, как правило, те, в ком стремление служить миру и человечеству толь же сильно и велико, как лишь у немногих избранных. По мере вступления в эпоху Водолея работа и сотрудничество между парами и прочими малыми группами будет становиться все более обычным делом. Если бы только ученики знали, как много они могут брать и заимствовать друг у друга! В глубине души они это прекрасно знают, но вся проблема в том, что едва эта мысль приходит им в голову и освещает их сознание, как личность тут же обволакивает их плотной пеленой туманов самообольщения, поскольку в противном случае она рискует утерять свою власть и силу.
Очень часто ученики идут на разрыв отношений и решают жить в одиночку — для того, чтобы "уберечь свою духовность", как они выражаются. Какая глупость!
Невозможно посвятить себя духовной жизни прежде, чем не будут преодолены все миражи и иллюзии, а если личность предоставлена только самой себе и все время пребывает в одиночестве, она никогда не сможет избавиться от них, а скорее наоборот, приобретет еще большую власть; в результате развитие таких учеников будет значительно заторможено — не исключено, что они и вовсе повернут вспять — вплоть до завершения нынешней инкарнации, если только они не принимают активного участия в деятельности тесно спаянных чувством товарищества эзотерических групп.


8. ДУХОВНОЕ ПЛАМЯ И ЗАБЛУДИВШИЙСЯ УЧЕНИК
Величественная и непоколебимая, высится вдалеке гора, ожидая, когда в нас совершится внутренний процесс духовного созревания. По-настоящему действенным он становится лишь тогда, когда мы замечаем на вершине нашей горы сияющее пламя духовной воли. Но мало заметить это пламя. Им нужно уметь пользоваться. Только тогда, когда мы серьезно настроимся на то, чтобы освещать этим пламенем все сферы нашей жизни, только тогда наша жизнь начнет меняться самым коренным и радикальным образом. Но для этого мы должны захотеть. Всякому процессу предшествует желание или намерение, поэтому лишь имея их, мы сможем принять ту помощь, которая нам необходима для того, чтобы навсегда изжить те многочисленные малоприятные чувства, которыми переполнена наша личность. Именно для этого нам и потребуется духовное пламя — чтобы сжечь бессмысленные туманы, застилающие наш взор, и рассеять призрачные миражи, сбивающие нас с пути и замедляющие наше дальнейшее продвижение вперед.
Если мы употребим этот огонь должным образом, т.е. сделаем душу ведущим фактором нашей жизни и передадим ей всю полноту власти, он будет озарять для нас тропу сквозь чащу леса, плотным кольцом обступившего подножие горы и застящего обзор.
Только когда мы увидим саму цель — вершину горы, только тогда мы поймем, что мы должны во что бы то ни стало вырваться из пелены туманов и пробиться наверх, на простор и чистый воздух, где нет никаких деревьев, скрывающих от нас великолепную панораму. Лишь переступив границу леса, мы сможем обрести ясность и чистоту перспективы, хотя уже там, в чаще самого леса, нас украдкой посещают интуитивные вспышки озарения, когда мы вдруг входим в соприкосновение с нашим духовным пламенем.
До тех пор, пока наша личность неразлучно связана с нами и мы позволяем ей собой руководить, мы обречены беспомощно и слепо блуждать в нашем же собственном лесу.
Мы часто думаем, что это не наш лес и что мы заблудились в чужом лесу, но мы думаем так лишь потому, что мы сбились с пути, а наш обзор узок и ограничен.
Только горячее желание и устремленность могут привести нас в соприкосновение с нашим духовным пламенем, поскольку эти два огненных аспекта (желание и духовный пламень) находятся в неразрывном контакте, да и сотканы из одной материи.
Поэтому блуждание по лесу есть в какой-то мере необходимость: это защищает нас от преждевременного контакта с нашей духовной волей, ибо, если бы мы соприкоснулись с этим мощным оружием нашего атмана раньше времени, когда мы еще незрелы и не способны безоговорочно посвятить себя делу служения, то это могло бы кончиться для нас трагически и привести к самым печальным последствиям.

ЗАБЛУДИВШИЙСЯ "МЕНТАЛЬНЫЙ" УЧЕНИК
Когда ученик наконец осознает, что у него имеется тот необходимый инструмент, с помощью которого он может шлифовать, обтачивать и полировать свою личность, доводя ее до нужной кондиции и превращая в разумный, целесообразный и послушный душе орган, он порой становится чересчур самоуверенным и полагает, что отныне может полностью управлять всеми своими чувствами. Это, по меньшей мере, странно.
Ведь все это долгое время его ментальное тело заявляло о себе как о сильнейшем из всех тел личности, и вдруг оказывается, как рассудочно констатирует сам ученик, что он владеет и может управлять всеми своими чувствами!.. Он делает грубейшую ошибку, полагая, будто действительно может управлять ими, и делает ее только потому, что ему удалось основательно зажать и оттеснить свои чувства на задний план подсознания, хотя это, разумеется, не означает, что он способен их как-либо контролировать. Это величайшая иллюзия и величайший мираж из всех. Увы, но на этой стадии ученик полностью находится во власти чар (glamour) своих собственных миражей. Без его ментального ведома эти вытесненные в подсознание чувства крутят им, как хотят, и понуждают его говорить и делать много такого, что хорошим или приятным никак не назовешь. Когда это происходит, ученик очень быстро оправдывает себя ментально и столь же быстро перекладывает всю вину и ответственность на подходящего "козла отпущения", и если тот, паче чаяния, начинает в бессилии проливать слезы отчаяния, то ученик, столь легко избежавший ответственности, удовлетворенно потирает руки и внутренне ликует, радуясь тому, сколь совершенен и безукоризнен его ментальный самоконтроль. Уж его-то никто и никогда не заставит расплакаться или выказать слабость, ибо все свои чувства он держит под полным контролем! Этот немыслимый ментальный мираж воздействует на него таким образом, что он начинает относиться к окружающим снисходительно, без малейшего сочувствия, поэтому в скором времени подобная ментальная позиция делает его ледяным и забирает у него всю сердечность и теплоту, тем самым полностью перекрывая душевный канал.
Такой ученик становится подобен слепому, бредущему наощупь в своем же собственном лесу. Он настолько привык к этому туманному окружению, что в наивном тщеславии думает, будто подлинный мир, мир духовный, именно так и выглядит.
Воистину, большее заблуждение трудно себе представить. Уровень духовного взросления ученика всегда оценивается степенью его сочувствия и полнотой его сердечных накоплений. И если ученик, в духовной гордыне или тщеславии, предпочитает сидеть взаперти в своей "ментальной башне из слоновой кости", то он, таким образом, лишь демонстрирует, что он не обладает истинными качествами ученика. Как это обычно бывает, такой ученик проводит остаток дней своих совершенно бесцельно и без пользы. За это время он вполне может накопить великое духовное знание, которое, будь он в другой ситуации, могло бы принести ему немалую пользу, но, поскольку он по-прежнему ничего не понимает и остается глух к прочитанному, само знание, таким образом, оказывается бессмысленным и бесполезным. В дальнейшем эти его качества, такие как снисходительность, высокомерие и тщеславие по отношению к другим, отольются ему тяжелым кармическим долгом, который он вынужден будет искупать в течение длительного времени, до тех самых пор, пока он, фактически, вновь не достигнет той точки, на которой уже находился прежде, но теперь на совершенно ином уровне спирали — с сердцем, полным сострадания и сочувствия к другим.
В отдельных случаях таких учеников можно спасти — если, например, подвергнуть их сильному шоку, который мгновенно освобождает их из плена дурацких иллюзий. Этот неожиданный удар исподтишка помогает вызволить из-под спуда ментальной блокады некоторые из подавленных и подневольных благородных чувств, например, некоторую толику сердечного тепла или сочувствия, и этого подчас оказывается вполне достаточно, чтобы возвратить учеников обратно на потерянный ими Путь.
Затворничество в неприступном "ментальном замке" совершенно бессмысленно и не оправдывает себя ни по каким статьям. Да, в прошлых жизнях многим из нас, видимо, приходилось длительное время жить в монастырях в постоянных постах и молитвах. Хотя это тоже в какой-то мере было затворничеством, однако мы были всего лишь послушниками в рядах многочисленного братства и руководствовались в нашей деятельности самыми благородными и возвышенными чувствами — насколько это было в наших силах. Хотя мы жили изолированно от прочего мира, мы, при всем при том, не были совершенно одиноки в монастыре, ибо были братьями среди таких же, как мы сами, братьев, с которыми мы делили все наши тяготы и заботы. Поэтому многие из учеников, сбивающихся с Пути лишь в силу того, что они ментально изолируют себя от прочего мира, в сущности, лишь повторяют свой прошлый монастырский уклад, повторяют бесплодно и бессмысленно, наивно полагая, что совершают это на более высоком витке развития. Но это, увы, не так. Если ментальное тело не сгармонизировано и не сделалось интегральной частью личности, то оно подвергается риску стать ледяным и бесчувственным, вобрав в себя такие качества, как назойливость, высокомерие, нравоучительность и сепаратизм. Мир целого, мир души оказывается в этот момент недосягаемым для ученика. Пусть это послужит всем вам в качестве предостережения.
Очень многие ученики на этом этапе попадают в эту ловушку, и проходит немало времени, прежде чем они из нее выбираются. Когда же они выбираются, то обнаруживают, к немалому своему изумлению, что теперь путь на гору оказывается для них весьма и весьма обременительным, если вообще возможным, ибо теперь они стоят перед необходимостью вернуться вспять и "сделать смотр" всем своим чувствам, которые, как им казалось, давным-давно взнузданы и покорены и которые теперь, из-за этого, невероятно трудно высвободить из-под спуда всего бессознательного, откуда они, в упряжке с личностью, все это время руководили нами, внешне ничем себя не проявляя.
Если ученику все же удается добраться до своих подавленных, подневольных чувств, то он в таком случае должен быть готов к тому, чтобы вновь начать этот весьма мучительный для него процесс конфронтации с ними, процесс их освоения, переработки и покорения — на этот раз с помощью души, а не с помощью ментального тела. К этому времени те "бедолаги", астральные ученики, на которых он когда-то взирал свысока, покровительственно похлопывая их по плечу, давным-давно успевают миновать Врата Посвящения. И не исключено, что теперь именно они оказывают своему незадачливому товарищу всяческую помощь и содействие посредством психотерапии или прочих других ей подобных методов.

9. ЕДИНСТВЕННОЕ ОКО ДУШИ
Душа, символически говоря, наделена единственным глазом или оком, и когда это око открыто, все есть Свет. Это единственное око есть олицетворение нашей способности видения жизни с позиции единства, с позиции мира целого. Пока человек живет в дуалистическом мире, где им управляет личность, ему приходится пользоваться двумя физическими органами зрения — глазами, которые видят как Свет, так и тьму, как хорошее, так и плохое. На этой стадии познания позиция: или-или, за или против — вполне логична и закономерна. Но на более высоких стадиях мы должны научиться уметь видеть и понимать исключительно с позиции целого. В чем преимущество целого? В чем его наивысшая польза? Понимать это и уметь претворять на практике в высшей степени важно и необходимо, особенно в тот момент, когда душа начинает руководить личностью. Необходимо всегда следить за тем, чтобы ничто из того, что делается или говорится, не превращалось в голую теорию и чтобы все познанное, изученное и понятое нами претворялось в добрую сердечную практику.
К моменту Третьего Посвящения это око открыто, и Свет наполняет ученика до предела. Личность признает себя побежденной и покоряется, и душа начинает полновластно хозяйничать в своих исконных владениях, распоряжаясь всеми своими орудиями, послушно подчиняющими себя ее воле. Но око души может чуть-чуть приоткрыться и перед Вторым Посвящением, пропустив внутрь немного Света, который затем будет вливаться туда во все возрастающих количествах. Этот Свет есть, по сути, душевное понимание. По мере того, как путь ученика в гору становится все более прямым и целенаправленным, его связь с душой, соответственно, усиливается и крепнет, а границы светового пространства растут и расширяются. Только тогда ученик начнет впервые по-настоящему постигать ту истину, что все то, что хорошо или удобно для личности, далеко не всегда является таковым для души или для мира целого.
Когда нам приходится заниматься воспитанием ребенка, мы ведь не говорим всякий раз безоговорочное "да" в ответ на его многочисленные требования и просьбы.
Подобное отношение не назовешь ни заботливым, ни мудрым. Напротив, мы тщательно взвешиваем каждое желание или просьбу ребенка, и в некоторых случаях говорим "да", а в некоторых случаях "нет", говорим потому, что взвесили и обдумали, причем с дальним прицелом, что именно будет для него полезно, а что нет.
Подобным образом ребенок понемногу учится познавать целое и сознавать себя частью его. Он учится понимать, что помимо него существуют другие люди и что все они, по возможности, тоже должны приниматься в расчет. Если мы неизменно будем говорить ребенку "да", то получим в результате ребенка-эгоцентриста, ребенка-диктатора, себялюбивого и капризного тирана. Если же мы постоянно будем говорить ему "нет", то в результате получим замкнувшееся, несчастное создание, упрямое, озлобленное и своенравное.
Мы должны рассматривать ребенка в неразрывной связи с целым, ибо только такой подход позволяет увидеть, что именно, с дальней прикидкой, является для него наиболее полезным и целесообразным. Может быть, в настоящий момент действительно легче всего, не задумываясь, сказать ребенку "да", однако будет лучше всего, если всякий раз, как ребенок что-либо просит, вы вначале хорошенько подумаете и взвесите: если я скажу "да" или если я скажу "нет", то как это аукнется в дальнейшем и к каким последствиям приведет? Это и называется: оценивать с позиции целого.
Точно таким же образом — но с позиции более высокого уровня сознания — мы должны оценивать и все, касающееся нас самих. Наша душа всегда точно знает, что именно — опять же, во взаимосвязи с целым — является для нас наилучшим. Когда мы справляемся с теми или иными проблемами, мы тем самым оказываемся значительно лучше подготовлены для достижения желаемого. Но личность стремится избежать проблем. Ей хочется всего немедленно, сейчас же: вынь да положь. Она не может понять того, что иногда полезно пройти через те или иные трудности, ибо через их преодоление можно скорее прийти к достижению желаемого. От единственного ока души не ускользает ни единая уловка личности, ибо душе хорошо известно, что как только личность научится не увиливать от конфликтов и кризисов, а будет принимать их, решать и улаживать, то она заново воскреснет для той работы, к которой она так стремится. Личность, смотрящая на все двумя (дуалистическими)
глазами, придерживается иного мнения и считает, что вникать в конфликты и разрешать их крайне неприятно, поэтому она всячески их избегает, и, даже получив желаемую работу, не может на ней удержаться, ибо абсолютно не подготовлена к этому. Для самой личности, привыкшей навязывать свою волю, это явится полезным и поучительным уроком — если она, разумеется, даст себе труд разобрать, проанализировать и понять случившееся.
Давайте же спросим себя: как часто мы смотрим на вещи с позиции целого, и не только в духовных, но и в самых рядовых житейских ситуациях, например, при обговаривании заработной платы или при загрязнении и т.п.? Да, в общем и целом, человечество в этом отношении по-немному становится лучше, но, как и всегда, наилучшая, передовая часть человечества должна по-прежнему подавать пример делами и поступками. Помните: всегда и во всем нужно начинать прежде всего с самих себя. Таково незыблемое правило, что я из себя представляю? Все ли я оцениваю с позиции целого? Использую ли я и как часто единственное око души? Или же я абсолютно во всем потакаю своей личности? Каждый из нас должен быть честным, абсолютно честным перед самим собой. Ибо, если мы лжем и обманываем, мы обманываем не кого-нибудь, а только самих себя — в седьмой и последний раз.

10. ВОСХОЖДЕНИЕ
Бесчисленны те инкарнации, которые миновала личность на пути к своему нынешнему состоянию, и столь же бесчисленны те механизмы, которые управляют ею.
Большинство из них служат тому, чтобы личность могла по-возможности надежней защитить себя и сохранить за собой свой статус кво. Когда человек вступает на Путь Света, все эти механизмы бегства или защиты от реальности оказываются бесполезными и нецелесообразными. Поэтому на данном этапе развития крайне важно, чтобы ученик мог распознать эти привычные для него функциональные шаблоны и схемы и изменить их. В процессе многих жизней они несомненно были весьма целесообразными и необходимыми атрибутами его жизнепроявления, но теперь, при подъеме в гору, они оказываются ненужной, тяжелой и обременительной ношей; да и сам ученик вскоре убеждается, что чем легче его багаж при подъеме в гору, тем легче само восхождение. Вроде бы, очевидная истина, однако на деле это далеко не так: достаточно хотя бы посмотреть на то, что творится в действительности.
Очень многие ученики тащат за собой в гору невероятно тяжелый багаж, куда свалены в кучу гордость, комплекс неполноценности, страх, тщеславие и т.п. Они никак не могут понять, что подъем в гору — это не легкая прогулка, но чрезвычайно тяжелая, изнурительная работа, и это, в общем-то, не удивительно, если задуматься над тем, что вся эта астральная и ментальная кладь сформирована из тяжелой материи данных миров. Бессчетны случаи, когда ученик совершенно не понимает (или не хочет понимать), что придет момент, когда вся эта тяжесть просто не даст ему сдвинуться с места. Имея за плечами астральный багаж, невозможно подняться в ментальный мир, и астральная материя (астрал)
олицетворяет в данном случае лес самого ученика. В нем он обречен блуждать, сколько ему вздумается, со всей своей тяжелой ношей из страха, жалости к самому себе, депрессии и т.д. — до тех пор, пока он не поймет или не вспомнит, что у него есть свободная воля, которой он всегда может воспользоваться, чтобы скинуть с себя весь этот груз негативных качеств и перековать их на позитивный лад. Тем самым он отделается от тех негативных энергий, которые так долго связывали, отягощали и утомляли его, поскольку все это время он, более или менее сознательно, судорожно цеплялся за них.
Только когда он поймет, насколько будет легче и лучше для него самого, если он раз и навсегда избавится от этих отягощающих энергий, тогда он увидит, что все это время они были (и будут в дальнейшем) его злосчастным бременем. Именно тогда ему и нужно прибегнуть к своей воле, чтобы посмотреть, чему же все-таки он научился, таская их при себе все это немыслимо долгое время. Если у него хватит ума, он быстро сообразит, как наиболее разумно можно распорядиться этими энергиями, привязанными к негативным чувствам, чтобы, высвободив их, сразу же направить их на что-то хорошее, например, на приобретение духовных качеств и ценностей или на воспитание в себе благородных желаний, стремлений и пр. Тем самым он одним ударом убьет двух мух и избавится от тех из своих чувств, которые только и делали, что доставляли ему неприятности и несчастья, привязывали его к личности или физически угнетали. Эти чувства иссякнут сами собой — когда он перестанет подкармливать элементалы, неустанно распаляющие их. Вместо этого он будет отныне вкладывать всю свою высвобожденную энергию в новый горячий порыв, который приведет его в соприкосновение с духовным пламенем, которое и сожжет все тяжелое вещество, оставшееся в его астральном багаже.
Фактически тот же самый процесс повторяется и в период между Вторым и Третьим Посвящениями. Но здесь, разумеется, речь уже идет не об астральном, а о ментальном багаже, который также необходимо облегчить, отбросив все тяжелое, как-то: тщеславие, ограниченность, ментальное самодовольство, спесь, жестокость и т.д. Многие учащиеся, изучающие эзотерические дисциплины, считают, что духовный мир чересчур запутан и сложен, и бывают поражены, когда вдруг обнаруживают, что там фактически все очень просто. Когда здесь, на физическом плане, человек готовится к восхождению на гору, ему ведь не придет в голову брать с собой груду тяжелых чемоданов, коль скоро ему самому придется тащить их наверх. Но ведь то, что справедливо для физического плана, справедливо также и для всех других. Как вверху, так и внизу. И наоборот. Подумайте над этим!
Умный физический альпинист думает всегда категориями целого и поэтому берет с собой лишь самое необходимое. Умный духовный альпинист должен поступать так же.
Если же он будет поступать наоборот, то он рискует либо вообще не одолеть этот подъем, либо — что тоже не исключено — свалиться в пропасть, откуда он сможет выбраться не раньше, чем сбросит с себя всю свою тяжелую ношу. Как хотелось бы, чтобы все ученики без исключения были умными и вдумчивыми альпинистами!

11. О РОЛИ ЛУЧЕВОЙ СТРУКТУРЫ
У ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНОЙ ПАРЫ УЧЕНИКОВ
В данное время Иерархия привлекает к участию в проводимых Ею экспериментах с малыми группами (парами) все больше и больше людей, готовых посвятить свою жизнь служению миру. Эксперимент, проводимый на уровне столь малой структурной единицы, зарекомендовал себя как наиболее целесообразный и эффективный. Вместо того, чтобы искать или подбирать большую гомогенную группу, значительно легче найти двух людей противоположного пола, столь хорошо соответствующих друг другу и по энергетическим характеристикам, и по уровню духовного посвящения, что такая пара с достаточно высокой степенью надежности сможет выдержать весь ход испытаний.
Чем больше вырастают и сближаются горы партнеров в каждой такой паре и чем больше каждая из сторон сознает, что речь идет не столько о том, чтобы сблизиться со своей горой, сколько о том, чтобы войти в эту гору, чтобы стать или сделаться этой горой и уметь излучать ее вовне, тем больше растет и расширяется само их духовное сознание. Когда ученик обнаружит, что его сознание выходит или, точнее сказать, выплескивается за пределы горы, он вместе с этим обнаружит и то, что, воистину, отныне он един с каждым из живущих. Эти горы удивительнейшим образом сливаются воедино и становятся частями более высокой и величественной горы. Единство и целостность отныне живут и сосуществуют вместе — как нерасторжимое целое.
Чтобы достичь этой возвышенной стадии, партнеры должны полностью пройти весь этот трудный, интенсивный и изнуряющий курс терапии, в процессе которого те многообразнейшие и многоликие змии, которые, в виде миражей самообольщения, обступают их со всех сторон, должны быть обнаружены, проанализированы, поняты и рассеяны. Те энергии, которые сегодня полностью повязаны негативными чувствами, могут быть легко преобразованы, если их освободить и вложить в добронамеренные чувства и желания. Чем больше мы возвышаем и утончаем частицы нашего астрального тела, чем правильней мы используем эти энергии, тем быстрее происходит рост и расширение нашего собственного сознания, и к нам наконец приходит — понимание.
Подбирая учеников на роль будущих партнеров, которым предстоит участвовать в указанном эксперименте на уровне пар, Мы главным образом исходим из Наших знаний об их лучевой структуре или организации. Особенно разумно поступают те из партнеров, которые пытаются настроиться на обоюдную волну своих душевных и личностных излучений. Если они обнаруживают, например, что их душевное излучение соответствует второму лучевому типу любви и мудрости (а подобные излучения весьма щедро представлены среди пар, участвующих в эксперименте), то именно оно и станет нарастающе-доминирующим в жизни данных учеников. Все сильнее и сильнее оно будет пронизывать и окрашивать их личности, тоже обладающие своим, сугубо специфическим характером излучения, которое, однако, с каждым разом будет все больше вбирать в себя те специфические особенности, которые свойственны только излучениям души.
Такая пара проходит проверку испытанием на всех без исключения уровнях мира иллюзий, где этот тандем психотерапевтов обязан во взаимоотношениях друг с другом руководствоваться одним непреложным правилом, а именно: окружены ли чувства партнера, в первую очередь его или ее любовь и мудрость, туманными кольцами иллюзий или нет? Если присущее ему или ей в повседневной жизни нежное, осмотрительно-чуткое, душевное отношение на время исчезает, это служит очевидным свидетельством того, что личность попала в западню, т.е. сделалась жертвой своих же собственных миражей и иллюзий. Если ученик достаточно опытен и высоко развит, ему будет весьма полезно и небезынтересно пронаблюдать за тем, какой именно тип излучения преобладает в этом сумасшедшем вихре или чехарде иллюзий, которыми охвачен его партнер. И, если наблюдателю известна лучевая организация партнера, то это даст ему в руки множество интересных подходов к решению проблемы самоослепления, которому подвержен последний, разумеется, лишь при условии, что наблюдающий видит, где именно таится первопричина указанных трудностей: в ментальном ли теле, в астральном, в физическом или же их создает вся личность в целом. Часто именно личность и присущий ей тип излучений и оказываются тем "гнойничком", который обнаруживает склонность к тенденциям негативного порядка — только потому, что в течение всего того времени, пока сознание затуманено, лучевой тип личности просто не может нести в себе положительные характеристики и выказывает одни лишь слабости.
В процессе подобной двусторонней терапии крайне важно, чтобы один из партнеров, в частности, тот из них, кто в данной ситуации не находится во власти самоослепления, четко и бдительно регистрировал, в какой именно сфере, в какой области или на каком участке его партнер ведет себя совсем иначе, чем обычно, и какой именно тип излучения в нем в это время преобладает. Если пара по завершении иллюзорного стопора, когда худшие туманы рассеются, приступит к анализу происшедшего с детальной разборкой причин-следствий, то устранить эти причины и следствия будет для нее гораздо легче, если к этому времени указанные наблюдения относительно типов излучений уже будут сделаны. Некоторые из экспериментируемых ведут дневник, куда заносят личные признания, самонаблюдения, оценки и опыт, и чаще всего именно такая форма познания оказывается самой поучительной и действенной, потому что, к сожалению, случается частенько, что те чувства или мысли, которые, по расчетам самого человека, давным-давно пережиты, поняты и сданы в архив, вдруг, неожиданно для него самого появляются вновь.
Просматривая эти свои старые записи, ученик сможет многое увидеть и понять. Как именно протекал в то время процесс познания? Что именно породило ту или иную ситуацию? Что конкретно дало ему понимание данной ситуации? Как он с ней справился? Как решил возникшие проблемы? Ибо когда возникнет новая ситуация, которая, по большому счету, всегда бывает лишь повторением старого и уже пройденного, то партнеры, во-первых, обнаружат, что на этот раз данная ситуация знаменует собой более высокую спираль реализации, чем предыдущая, а во-вторых, увидят, что при отыскивании причин и при разборке самой ситуации — а такая разборка несомненно во многом облегчит сам процесс познания — неоценимую помощь окажет как раз то обстоятельство, что партнер-наблюдатель в свое время подметил и акцентировал те типы излучения, которые были наиболее характерны для второй стороны в минуту самоослепления, что в результате даст им возможность, припомнив те типы излучения, которые доминируют у партнера в обычных ситуациях, и сравнив оба, сделать вывод, какие именно излучения отсутствовали, послужив возможной причиной случившегося. Пусть это послужит всем ученикам материалом для размышления.
Чем более бдительными мы будем по отношению к самим себе — не только в ходе двусторонней терапии, но и в самой обычной, повседневной жизни, — тем больше мы узнаем о самих себе, узнаем о способностях или свойствах нашей собственной личности одурачивать нас. Если мы и впредь будем так же внимательны к имеющимся и отсутствующим качествам излучений, то благодаря этому мы сможем достичь цели в рекордно короткий срок.

12. ПОСЛЕ ВТОРОГО ПОСВЯЩЕНИЯ
Круг за кругом вращается колесо нашей жизни по своим великим орбитам-циклам, поставляя нам многочисленные и разнообразнейшие испытания, которые суть бесконечные репетиции и повторения, представленные безднами вариаций основных и побочных тем. Мы часто думаем, что хорошо выучили свой урок, преподанный нам жизнью, однако, стоит нам опять подвергнуться тому же самому испытанию, как тут же выясняется, что очень многого мы все же не поняли и не усвоили. Эти неустанные повторы есть наш подлинный учитель, именно они учат человека — медленно, но верно. Поэтому и те повторения, которые то и дело — однако, каждый раз с новыми нюансами — встречаются в этой книге, служат в точности той же самой цели — помочь нам понять тот или иной аспект рассматриваемой темы столько раз, пока он не будет нами понят досконально, т.е. по-настоящему. Согласитесь, разве не примечателен сам по себе этот факт: столько раз думать, будто мы что-то понимаем, хотя в действительности мы этого совсем не понимаем? Правильно не понимаем, хочу я сказать. Подумайте над этим. В этом ключ к истинному внутреннему пониманию окружающего.
Не покладая рук, упорно и терпеливо идет ученик через весь лес к вершине горы, и путь этот объемлет многие инкарнации, ибо, окруженный плотными туманами, ученик то и дело сбивается с пути и ходит по кругу. Но, когда наконец он начинает осознавать, что истинной целью его исканий является именно вершина, он фокусирует на ней все свое внимание, и лес отныне теряет всю свою привлекательность, а сам он теперь прилагает все усилия к тому, чтобы избавиться от тирании чувств и освободиться от этих смертельно утомительных иллюзий.
Перешагнув порог Второго Посвящения и избавившись наконец от старой и тягостной астральной опеки, он испытывает чувство великого счастья. Он стоит на вершине собственной горы и полной грудью вдыхает чистый, прозрачный духовный воздух.
Перед ним простирается необозримая даль, величественная панорама, ибо деревья более не застят его взор. Он глядит вниз, на лес, пленником которого он был все это невообразимо долгое время, и в этот момент ему кажется просто невероятным, что он мог так долго и бессмысленно блуждать в этом самом лесу, когда здесь, наверху, так чудесно и прекрасно, так чисто и ясно.
Неожиданно ученика окружают призрачно-легкие облачка обольщения: им овладевает чувство гордости от осознания того, как, собственно, далеко он ушел.
Преисполненный самоудовлетворения, он не без тщеславия отмечает, сколь высоко он развит в духовном отношении и сколь значимой фигурой он станет после того, как окончательно одолеет иллюзорный мир. Не успевает ученик оглянуться, как тут же оказывается в плотном кольце облаков новых иллюзий — ментальных. Начинается новая полоса испытаний: ментальные соблазны, подобно воздушным облачкам, обступают его со всех сторон, манят и влекут его, отчего пространство обзора вновь сужается и подергивается зыбкой туманной пеленой, пусть не такой густой, колеблющейся и мутной, как в астральном мире, но, при всем при том, не менее зыбкой и искажающей перспективу. Душевный канал вновь оказывается замутнен, а посылы души вновь искажаются, поскольку ментальное тело стремится навязать ему рутину проявлений своей собственной индивидуальности. Неизмеримо долго длится это состояние — пока ученик не осознает, что не все опасности преодолены и что его ждут новые миражи и соблазны, по природе гораздо более тонкие и изощренные, чем те, с которыми он имел дело раньше. Но, увы, чувство счастья, рождаемое сознанием освобождения из мучительного плена чувственных иллюзий, в эту пору столь велико, что из-за него он не видит, как иллюзорные облачка вновь, исподволь и незаметно, обступают и обкладывают его со всех сторон.
Когда он преодолевает это ментальное затмение, вызванное тщеславием и гордостью, и его душевный канал вновь очищается и стабилизируется, к нему тут же приходит понимание того, как, в сущности, хитры и коварны эти, с виду невинные, облачка.
Перед ним совершенно новый враг, и враг этот — гордость, которая мгновенно переполняет его, едва ему удается освободиться из-под власти змиев иллюзий. В изумлении он оглядывается и — прозревает. С той высокой точки, которой он достиг, перед ним открывается ясная далекая панорама, и первое, что он видит, это — другие горы. Этих гор много, очень много, и когда он пытается расширить свое сознание, он вдруг постигает, что сам он неразрывно связан со всеми этими горами, что он составляет с ними единое целое. Какое головокружительное чувство!
Это открытие наполняет его безмерным счастьем, и ему в какой-то степени становится жаль своих духовных друзей-собратьев, которые еще не удостоились чести пережить то, что переживает он; и его охватывает сильное волнение при мысли о том, что он, оказывается, все это время был умнее и талантливее их и был лучше их подготовлен к этому нелегкому восхождению, доказательством чего служит то, что он ныне стоит на своей вершине.
Пока он вот так стоит и предается самоуспокоительным мыслям, его незаметно вновь обволакивают облака иллюзий, и он настолько окутывается ими, что ничего более не чувствует и даже не замечает, как ясная, величественная горная панорама перед ним понемногу затуманивается и исчезает, ощущение целостности пропадает, а сам он, совершенно этого не сознавая, уже начинает, фактически, возводить для себя новую башню ментального сепаратизма. Вот они, новые опасности, влекущие за собой в кильватере и новые иллюзии, которые накатываются и берут его в полон, длительный или краткосрочный, в зависимости от того, сколь бдителен сам ученик.
Чем прочнее и нерушимее его контакт с душой, чем он внимательней к себе и к окружающему, тем яснее он видит и рассеивает эти облака — до того, как они обступают его.
Если его связь с душой сохраняется постоянной и невредимой, если в решающий момент его не покидает ощущение проявленности душевных посылов, значит, за него можно не бояться, ибо он всегда будет настороже и будет подготовлен к непрошенному вторжению субтильных ментальных иллюзий, которые неопытный ученик, только что прошедший Второе Посвящение, весьма легко может просмотреть. Чувство счастья в этот период весьма велико, спору нет, но и сами опасности значительно больше; поэтому ученик должен постоянно помнить о том, что не все еще предано земле. Тщеславие ведет к падению, а соблазны тем сильней, чем сильней потребность личности в славе, почете, лести и обожании. Да, ментальные способности ученика выросли несравненно, но и опасности возросли пропорционально.
Искушение в пустыне — вот определение той опасности, которая подстерегает ученика на этом этапе. Искушений этих много, и не только те, о которых мы читаем в Святом Писании. Испытания искушениями следуют одно за другим, и бесконечны и многообразны их лики и проявления. Лишь одна добродетель может охранить ученика и провести невредимым сквозь их плотные ряды — смирение. Если к этому моменту ученику еще не ведомо смирение, он почти неизбежно становится жертвой соблазнов.
И чем грандиозней и величественней воздушные змии иллюзий, обступающих ученика и вовлекающих его в свой круговорот, тем глубже и больней его падение с вершины.

стр. 1
(из 8 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>