<< Предыдущая

стр. 3
(из 8 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

Наш духовный младенец теперь превратился в стройного юношу, который дает нам силу, стойкость и духовную прозорливость, столь нужные нам для понимания того, действительно ли успешно и полно идет процесс нашего очищения на всех планах.
Наши воля и стремление к спокойствию и любви еще не раз будут подвергаться самой суровой проверке, ибо мы все еще ждем, что этими энергиями нас снабдят другие, и будем ждать этого долго и напрасно, пока однажды не отыщем их вечный родник в самих себе и не поймем, что мы вполне можем снабжать ими самих себя благодаря живущей в нас великой внутренней любви к своему питомцу, с которым мы все больше и больше соотносим наше внутреннее "Я", наполняющее нас изнутри божественной любовью, спокойствием и уверенностью.

28. НА ПУТИ К ДЕЙСТВИТЕЛЬНОМУ ПРЕОБРАЗОВАНИЮ
Самая серьезная проблема, с которой сталкивается ученик на пути ко Второму Посвящению, это так называемая стадия "генеральной уборки", т.е. процесс полного очищения от всех старых, обременительных и давно уже ставших нецелесообразными нечистот. Это очень долгий и трудный процесс, отнимающий порой много жизней. В отдельных случаях, правда, удается обойтись несколькими инкарнациями, но такое по силам лишь энергичным, пламенным душам, т.е. тем ученикам, которые идут на вершину, к своему совершенству, прямыми, отвесными, крутыми тропами.
Если ученик успешно прошел начальный, самый грубый и суровый, астральный этап очищения, если он избавился от астральных миражей и, высвободив мощные энергии, задействовал их для работы над собственным духовным развитием, значит, он готов ко Второму Посвящению. Как только он его завершит и перед ним распахнется дверь в ментальный мир, это наполнит его чувством необъяснимого блаженства, которое на первых порах будет служить ему защитой от обольщений туманного покрова иллюзий, поэтому этот период в жизни ученика можно рассматривать, пожалуй, как один из самых счастливых среди всех ожидающих его в дальнейшем. Все его ментальные функции прекрасно отлажены и действуют, как никогда прежде — безукоризненно и согласованно. Многие, прежде не понятные, связи и взаимоотношения начинают обретать логику и смысл, а рамки его духовного кругозора значительно расширяются.
Но этот период счастья недолог и вновь сменяется периодом испытаний. Учеником овладевают изощренные ментальные иллюзии, и это вначале сбивает его с толку, зато потом постоянно подхлестывает его бдительность, ибо теперь, когда его взор ясен и не замутнен, он исполнен желания как можно скорее искоренить из своей жизни все иллюзии до мельчайшей. Он жаждет свободы от тирании престарелого диктатора — своей личности, он жаждет достичь вершины своей горы, ибо чувствует, что Третье Посвящение не за горами.
Следующая фаза для любого продвинутого ученика часто слишком мучительна, поскольку весь предшествующий (астральный) процесс испытаний повторяется по новой, на этот раз на ментальном уровне. Сбитый с толку, мятущийся и нередко парализованный, ученик идет от одного астрального кошмара к другому. И, хотя все его былые чувства оживают по новой и переполняют его до краев, его ментальное тело, однако, функционирует четко и отлажено, ибо все те грязь и нечистоты, которые он тянет за собой из детства или из прошлых жизней, должны быть теперь проанализированы, переделаны и по новой осмыслены, на этот раз с позиции ментального видения.
Этот мучительный период может быть очень долгим. Физически и ментально ученику придется по новой пережить и прочувствовать все некогда пережитые им неприятные эпизоды, многие детали которых теперь будут проступать перед ним с беспощадной резкостью. На этой стадии ученик выглядит несколько растерянным, ошеломленным и мало что понимающим, поскольку на него обрушивается слишком много сильных физических чувств и переживаний. Смысл всего этого ему понятен — ментально переработать все эмоциональные события и ситуации, но его немало удивляет то обстоятельство, что на поверхность из глубин подсознания выходит слишком много таких чувств, от которых, как ему казалось, он давным-давно избавился. Однако больше всего его беспокоит наличие у него некоторых слишком болезненных физических симптомов, которые подчас вызывают в нем смертельный ужас, ибо их появление всякий раз сопровождается мучительной болью. В этот момент ученика нередко посещает мысль о том, что он, видимо, на грани безумия, и поэтому сама мысль о смерти, как о чудесном избавлении от этого кошмара, представляется ему весьма успокоительной и привлекательной.
Однако, спустя какое-то время, пройдя цикл очередных испытаний и немного поостыв, он вдруг понимает, сколь необходим для него этот процесс, предваряющий Третье Посвящение. Коль скоро речь идет о совокупной гармонизации всех тел его личности, то, стало быть, все прошлые, глубокие и болезненные, кармические переживания должны быть вновь им прочувствованы и пережиты, на этот раз с вовлечением всей личности, а это значит, что и физическое тело тоже должно физически прочувствовать те раны или царапины (т.е. болезненные или неприятные ощущения), которые были причинены или связаны с данным эпизодом, будь то физическая боль, жгучий зной, ледяной холод, паралич или любой другой эпизод из прошлого, возрожденный к жизнью его памятью.
Его чувства тоже вовлечены в данный процесс, и их задача — в точности воспроизвести эмоциональные впечатления того периода, поэтому такие эмоции, как гнев, ненависть, отчаяние или безысходность то и дело захлестывают ученика, актуализируя тем самым все его астральные процессы. Только так его ментальное тело, одновременно задействованное в событиях прошлого и в нынешней проблемной ситуации, в состоянии познать кармическую взаимосвязь всех явлений и понять, какой именно урок ему следует извлечь из мучительных переживаний прошлого.
Этот период, действительно, необычайно напряженный и мучительный в жизни ученика, поскольку он наступает неожиданно и застигает его врасплох. Если бы ученик был более подготовлен к этому, то и сам период не был бы таким ужасным.
Отсюда — необходимость как можно точнее описать эту стадию, особенно сейчас, когда многим ученикам предстоит пройти через эту мучительную процедуру и им столь необходимо дать понять, что в этом нет для них ничего ужасного, но что, наоборот, это вполне нормальный и естественный процесс развития.
Для данной фазы весьма характерно то, что ученик, который в других ситуациях обычно всегда сохраняет тонкую внутреннюю связь с душой или с Учителем, бывает опустошен пережитым настолько, что все его прежние, некогда им отторгнутые, чувства и желания выходят на поверхность и блокируют его информационный канал, и он часто теряет связь и со своей душой, и со своим внутренним наставником. Все больше и больше им овладевает мысль о том, что все эти мучительные физические симптомы вызваны либо смертельной болезнью, либо раковой опухолью в головном мозге, либо другими не менее серьезными причинами.
Больше всего его шокирует то, что эти, вроде бы, давным-давно побежденные чувства вновь активизируются в нем с неожиданной энергией, оставляя его в недоумении: а не есть ли все это просто одна сплошная иллюзия? Не мираж ли все эти воспоминания о якобы пройденном им когда-то Втором Посвящении? И хотя в душе он понимает, что это всего лишь очередной великий цикл испытаний на новом уровне и в новом масштабе, однако понять смысл всех этих сопутствующих данному процессу физических и астральных реакций ему пока что неимоверно трудно, в особенности то, почему они вызывают в нем столь яростную и бурную реакцию.
Вся жизнь, все старые травмы и боли переживаются им по новой, но с увеличенной силой и размахом, а поскольку на этой стадии все его ментальные функции работают в полную силу, четко и слаженно, то он под их влиянием приходит к почти логическому выводу о том, что либо он находится на грани безумия, либо ему угрожает опасная, смертельная болезнь — при условии, конечно, что все это не является одним великим блефом, которым он все это время просто морочил себе голову, и в таком случае все, во что он так верил, что так болезненно воспринимал и переживал, есть не более, чем сплошной обман, который раскрывается только сейчас и столь предательским образом.
Однако, стоит ученику немного успокоиться и на мгновение восстановить прерванную внутреннюю связь с душой, как он немедленно убеждается, что это не мираж, не самообман, но очень важная, необходимая фаза гармонизации личности и подведения кармических итогов. Но, как только у него опять проявляются указанные реакции, к нему возвращаются все его прежние подозрения, и он отмахивается от настойчивых увещеваний души, принимая их за очередную ложь в этой нечестной, махинаторской игре. Поэтому хочу еще раз подчеркнуть особую важность в жизни ученика данного периода, являющегося частью грандиозного цикла испытаний, названного нами "искушением в пустыне".
Слово "пустыня" здесь не случайно, ибо ученик очень часто будет чувствовать себя одиноким, всеми обманутым и забытым, в том числе и своими близкими. Но он должен пройти через это "отшельничество", поскольку процесс гармонизации личности требует отчужденности и бесстрастия к реакциям окружающего мира. Ни одно из его тел не должно реагировать на воздействия извне, а тем более вовлекаться в них, поскольку все должно быть восстановлено, прочувствовано, пережито и переосмыслено внутри, и следует помнить, что это необычайно важное звено во всем процессе кармического освобождения ученика. Его личность должна пройти эту фазу генеральной чистки, чтобы стать тем полезным, точным, очищенным и отлаженным инструментом, который так необходим Посвященному 3-ей ступени в его духовном призвании — служении миру.
Все ученики должны быть готовы во всеоружии встретить этот трудный период, где им предстоит испытать одиночество, непонимание и даже враждебность со стороны окружающих, где их будут обзывать безнадежно свихнувшимися, больными, бездуховными или сентиментальными ипохондриками, не имеющими никакого реального представления об окружающем мире, и где самим ученикам будет очень трудно, тяжело, а подчас и невозможно объяснить окружающим, через какие ужасные внутренние процессы им приходится проходить.
Всему, однако, есть конец. Чем быстрее ученик осознает, что весь этот процесс служит важным этапом подготовки к завершающей стадии гармонизации личности, тем скорее он обретет ментальное понимание и тем скорей начнет работать над тем, чтобы подчинить ментальному контролю другие тела, не говоря уже о том, что ему будет легче держать открытым свой душевный канал, через который на протяжении всего этого чрезвычайно трудного для него периода он сможет получать прямые указания, помощь и наставление, как вести себя в той или иной ситуации.
Когда этот этап будет пройден, когда ментальное тело полностью очистится, а личность не будет соблазняться ничем иным, кроме бескорыстной духовной работы на благо ближнего и из любви к нему, только тогда ученик будет окончательно готов к Великому Посвящению, и с ним случится подлинное преображение.

29. ТЯЖЕЛЫЙ ПЕРИОД ИСПЫТАНИЙ ДЛЯ ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНОЙ УЧЕНИЧЕСКОЙ ПАРЫ
Несмотря на то, что эксперименты, которые Мы проводим с ученическими парами, создают для Нас немалые трудности, перед самими учениками они открывают большие возможности развития. Положительной и, одновременно, наиболее обременительной стороной данных экспериментов является то, что оба партнера не стоят на одной и той же самой ступени развития.
В целом, это скорее положительный аспект, поскольку оба ученика, находясь на различных стадиях и имея разницу в опыте, не только вдохновляют, но и немилосердно обтачивают и шлифуют друг друга. Такое различие влечет за собой немалые трудности, поскольку тот из партнеров, который в своем развитии несколько опережает другого, будет нести на себе и большую нагрузку, а это нередко приводит к дисбалансу в их отношениях, особенно в вопросах, касающихся их личностных прерогатив.
Отрицательной стороной данного соотношения можно считать то, что менее развитый из партнеров будет чувствовать свою зависимость или подневольное положение и поэтому то и дело будет укорять партнера за то, что им, мол, движут сомнительные мотивы, которых у другой совершенно нет. Одновременно у него может возникнуть и другая проблема — чувство собственной неполноценности, которое ярче всего будет сказываться там, где им руководит личность, отчего последняя возымеет неутолимую жажду власти и будет поэтому властвовать больше, чем положено. Поскольку над личностью этого ученика постоянно тяготеет комплекс неполноценности, он то и дело будет возводить и окружать себя механизмами самозащиты и в сложных, стрессовых ситуациях начнет прибегать к наиболее эффективному из них — нападкам на противную сторону.
Если она достаточно разумна, то она, как более развитый ученик, не станет реагировать на его нападки, пока он не исчерпает все свои возможности до дна.
Но, если она тоже в стрессовой ситуации, ей будет очень трудно оставаться в границах разумного, и каждый раз, выходя за их пределы, она тоже будет учиться — учиться понимать границы своих возможностей. Весь этот период может быть весьма тяжелым для этой пары учеников, которые хотя и горят желанием служить миру и руководствоваться в своих поступках любовью, однако осуществить это на практике еще не способны, ибо оказываются беззащитными перед личностью, особенно тогда, когда она чувствует угрозу своей жизни. Из этого видно, сколь часто личность в нас торжествует победу, которая суть победа глупости над разумом.
Самое разумное в этой ситуации — чтобы более развитый из партнеров в этот трудный момент всегда уступал другому и шел с ним на мировую. Зато позже, когда страсти улягутся, она может вернуться к данному эпизоду и, показав всю нелепость нападок на нее со стороны другого, дать тому ясно понять, что они нисколько не способствуют атмосфере духовного сотрудничества.
Этот цикл испытаний для ученической пары может быть тяжелым и долгим. Испытания следуют непрерывно, одно за другим. Всякий раз, как им кажется, что, вот, они смогут наконец немного расслабиться и отдохнуть от вечного напряжения, тут же возникают новые трудности, в борьбе с которыми они шлифуют новые острые грани старых конфликтов. Более всего они удивляются тому, что одни и те же испытания могут повторяться великое множество раз, каждый раз, однако, удивляя их богатством своих нюансов, и, несмотря на всю свою похожесть, могут воздействовать на них столь различно, что всякий раз застигают их врасплох, несмотря на все их старания подготовиться к их приходу и встретить их во всеоружии.
Вплоть до Второго Посвящения одни и те же астральные неурядицы и чересполосицы могут повторяться до бесконечности. Едва ученикам начинает казаться, что теперь наконец они все поняли, тут же оказывается, что чего-то они все же недопоняли, поскольку добавляется новый нюанс, который был ими ранее упущен или не учтен.
Или стоит им подумать, что, вот, теперь они ко всему готовы, как тут же оказывается, что к этому, но в несколько другом аспекте, они как раз готовы не были. Чем больше этих неприятных астральных чересполосиц, чем активнее включаются защитные механизмы, тем больше удивление нашей пары: когда же этому будет конец? Конец будет, но до него еще очень и очень далеко.
На протяжении многих и многих жизней мы только и делали, что отмахивались, откладывали на потом и вытесняли в подсознание докучливые проблемы. Теперь пришла пора подведения счетов, и многие смелые души мужественно решили приступить к расчету в этой жизни. Давно пора положить конец этой затянувшейся игре и помешать личности корчить из себя шута. Прежде она неизменно побеждала, но теперь пришло время нанести ей последний смертельный удар, действенный и эффективный, чтобы она сдала свои позиции и увидела наконец, что передача душе руководящих полномочий есть самое разумное из всего, что можно сделать.
Вспыхивающие то и дело бурные эмоциональные кризисы могут довольно основательно сотрясать фундамент любви партнеров-учеников. В этот момент они, как правило, совершенно не отдают себе отчета в том, что именно любовь связывает их между собой. Они замечают это только когда восстанавливается их контакт с душой, и тогда они видят, сколь, в сущности, нерасторжимы те общность и родство, которые их связывают на душевном плане, и что все конфликты, возникающие между ними, привязаны исключительно к личностному плану. Именно трения между личностями и создают те великие испытания, которые встают на пути развития этих учеников — каждого в отдельности и пары в целом.
Поскольку один из партнеров в такой паре обычно раньше другого минует Врата Посвящения, то именно ему и приходится сражаться с ментальными проблемами, предоставив другому сражаться с астральными. Такое соотношение может показаться сложным и запутанным, однако по своей сути оно божественно, поскольку испытания в этом случае имеют куда больший эффект. Если мы условно разделим обоих партнеров на ментального и астрального, мы увидим, что при таком соотношении астральному удается разобрать и преодолеть не только свои астральные проблемы, но и избавиться от некоторых своих неприятных ментальных наклонностей, которые неизбежно выступят наружу, когда ментальный партнер начнет активно избавляться от всех своих застарелых ментальных механизмов. Таким образом, астральный партнер понемногу готовит себя к трудному периоду испытаний, следующему сразу за Вторым Посвящением, к периоду, который окажется намного легче, если до этого у него была возможность окинуть взглядом картину всех своих нелицеприятных ментальных комплексов и шаблонов.
Ментальный партнер в этом случае тоже получит возможность восстановить весь эмоциональный ход событий прошлого, которые выплывут наружу, когда астральный партнер начнет активно разбирать на чувственном плане бурные события своей жизни. Таким образом, ментальный партнер сможет ментально разобрать и переделать многие свои старые астральные грани, которые хотя уже и были основательно разобраны на чувственном плане, однако до этого никогда не подвергались серьезной ментальной обработке, не подвергались просто потому, что его чувства в то время были настолько сильны, что все функции его ментального тела были попросту блокированы.
Таким образом, данное соотношение явится для обеих сторон благодатной почвой для сотрудничества и взаимообогащающего обмена разногласиями, поскольку возникающие между ними конфликты затрагивают, на свой манер, каждого из них. Безусловно, выдерживать постоянную конфронтацию с таким количеством проблем и трудностей — задача не из легких. Поэтому все такие пары подбирались Нами особо, с учетом внутренней природы каждого из партнеров, которые созрели уже настолько, что в них проявилось осознанное стремление служить миру и человечеству, под влиянием которого они и выбрали эту кратчайшую, прямую дорогу, круто восходящую к вершине горы.
Воистину, что они выбрали, то они и получат. Многие ученики считают, что Мы специально им помогаем, хотя они и без Нашей помощи прекрасно со всем справляются. В большинстве случаев Мы лишь сопровождаем их на пути следования, следя за тем, чтобы различные обстоятельства всегда соответствовали ситуации, а вытекающие отсюда последствия приводили их кратчайшим путем к более глубоким знаниям и опыту.
Единственным рифом, на который могут натолкнуться во время своей беспримерной навигации эти пары, является, пожалуй, то огромное давление, под которым им приходится жить изо дня в день, ибо испытания и внутренний процесс познания безостановочно сменяют друг друга, не давая им ни минуты передышки. На предыдущих этапах у них были долгие периоды покоя и гармонии, было время для залечивания ран, но на нынешнем этапе, когда полным ходом идет процесс парной психотерапии, когда один сеанс сменяется другим и работа не прекращается ни на минуту, исключением в этом непрерывном потоке испытаний являются лишь часы, проводимые ими на работе. Все же прочее время суток — это время бесконечных испытаний. Что касается их общественных обязанностей или привычного общения с другими людьми, то от них осталось одно воспоминание, поскольку Нашим ученикам не до этого, поскольку они живут в постоянном напряжении и во взвинченном состоянии. Это, в свою очередь, служит стимулом непрерывного роста, ибо приводит к постоянным трениям, провокациям и столкновениям, особенно величественным, когда партнеры сосуществуют на грани ссоры.
Душа тоже непрерывно давит на них изнутри, создавая новые условия и обстоятельства (стимулы), которые все больше и больше высвобождают из темниц подсознания зажатые и подавленные эмоции, извлекая из их груды позабытые осколки гнева, ревности, ненависти или желчи. Мысль о том, что там, в "запасниках", подобных "сокровищ" тьма тьмущая, приводит нашу пару в трепет и содрогание. Да, этот процесс невероятно долог — ибо невероятно долгим было то время, в течение которого мы забивали наше подсознание этим чудовищным чувственно-мысленным хламом.

30. ЛИЧНОСТЬ СДАЕТСЯ МЕДЛЕННО
Когда душа и личность, эти две противоположные силы, объединятся, нас ждут великие преобразования. Как бы далеко мы ни заглядывали в прошлое, мы будем всегда видеть одно и то же: что душа и личность постоянно и во всем противодействовали друг другу. И только теперь, на великом Пути Ученичества, они понемногу приходят к осознанию необходимости сотрудничества между собой — и наступает время великих перемен. Личность вдруг обнаруживает, что, уступив душе пальму первенства, она получает взамен... блаженство. Она это обнаруживает, но, фактически, совершенно не сознает, ибо противилась власти души так долго, что ей всегда казалось вполне очевидным, что, едва она отречется от своего господства и уступит пальму первенства душе, как она тут же погибнет. В сущности, подспудно она всегда сознавала, что рано или поздно душа ее все равно одолеет, что, в принципе, это неизбежно и от этого ей будет не хуже, а лучше, но поскольку стопроцентной уверенности у нее не было, то она предпочитала жить по-старинке: всегда знаешь, что у тебя есть, но никогда не знаешь, что у тебя будет. И хотя подспудно она всегда знала, что имеющееся у нее хорошим никак не назовешь, однако кто знает, не будет ли ожидаемое еще хуже? Поэтому она прочно держалась за свою власть, держалась из чувства страха, который всегда возникает там, где нам недостает знаний.
Знание — Просвещение. Знание — Свет. Знание — наша цель, восходя к которой, мы тем самым поднимаемся к Свету. После Второго Посвящения, когда всякий страх исчезнет, а взор наш прояснится, мы увидим этот Свет, который, подобно пламени, будет лучиться в нас и из нас. Этот Свет, эта Чистота непрерывно будут шириться и расти, захватывая все новые сферы и области, и в конце концов личность созреет для понимания того, что ее время прошло и пора прекратить это бессмысленное сопротивление. Хотя после Второго Посвящения всякий страх исчезает, иллюзии, тем не менее, остаются, и личность поэтому пребывает в раздумье: неужели душа может выполнить эту работу лучше, чем она, и если да, то насколько лучше?
В процессе этого раздумья она все больше и больше склоняется к тому, что капитуляция — это единственно возможное и единственно правильное решение. На Пути к ней пришли новые знания и опыт, существенно изменившие все ее прежние понятия и привычки. Долгим был ее путь к познанию того, что годы ее владычества не увенчались ни гармонией, ни счастьем, скорее наоборот: подавленностью и страхом. И долгое время этот страх перед неизвестностью, питаемый необходимостью передачи власти душе, был столь велик, что этот ужас перед неизведанным лишь подстегивал ее и заставлял бросать все силы на то, чтобы укреплять свои державные позиции. Отсюда — вся та колоссальная внутренняя борьба и все те внутренние проблемы, которыми постоянно обременен ученик.
Только после Второго Посвящения личность понемногу начнет осознавать, сколь, в сущности, глупо она себя вела и сколь неразумно поступала, изо всех сил цепляясь за старые повадки, привычки и комплексы, которые так и не принесли ей желанной свободы. Она сознательно программировала свою жизнь так, чтобы уйти от ответственности за все неблаговидные поступки, которые она планировала и совершала, старательно перекладывая всю свою вину на подходящего козла отпущения, ибо так было легче, так было удобней. Она никогда не задавалась вопросом о смысле всего творимого ею, да и зачем, коли так было, так есть, и не нам об этом судить.
Только теперь она начинает понимать, сколь ленива она была и как боялась тех преобразований, которых не понимала. Все, чего она не понимала, было, с ее точки зрения, чем-то плохим или неприятным. Отсюда — установка на то, чтобы противиться этому изо всех сил; поэтому, когда мы совершали что-либо дурное или безнравственное и нам требовалось выгородить себя, мы не задумываясь прибегали к старому, проверенному способу: лучшая защита — это нападение. В процессе многих предшествующих жизней личность не раз убеждалась на собственном опыте, что самый легкий и эффективный способ обезоружить своего противника — это не дать ему высказать обидные для нас упреки, а первыми нанести ему удар. Вопрос сводился лишь к тому, чтобы по-возможности быстрей нащупать его слабое место и нанести удар именно туда, после чего все упреки сами собой застревали у него в горле, и он оказывался полностью обезоруженным и выведенным из строя.
Подобная стратегия неизменно себя оправдывала, поэтому личность здраво рассудила, что это для нее вполне приемлемый, легкий и удобный способ, который моментально избавляет от критики, упреков, скандала и тому подобного. Вряд ли стоит повторять, что этот метод был скорее методом ухода от ответственности.
Однако правомерность подобного утверждения личность начала признавать лишь теперь, когда ее страх рассеялся, а ментальное тело налилось силой и окрепло настолько, что функционирует бесперебойно, мощно и стабильно.
Этот период в жизни личности, следующий непосредственно за Вторым Посвящением, можно обозначить как фазу новой ориентации. Ибо через ментальное тело она получает теперь те знание и опыт, которые ей всегда казались недостижимыми.
Прежде, мечась из стороны в сторону под влиянием обуревавших ее чувств, она реагировала на стрессовые ситуации как попало, подчас совершенно бессмысленно;
зато теперь, когда астральное тело гармонично, взнуздано и под контролем, до нее наконец начинает доходить истинный смысл вещей.
По мере продвижения по Пути Посвящения, оценивая себя, она со все возрастающей долей сознательности, честности и ответственности отмечала, что далеко не всегда была столь уж невинной и безгрешной, как пыталась это доказать. Ибо всякий раз, когда дело касалось наиболее неприятных или болезненных для нее моментов, которые она пыталась всячески скрыть или завуалировать, в ход неизменно пускались те же проверенные механизмы самозащиты. Если первым напасть на противника и неожиданно нанести ему удар, он, как правило, тут же забывает, о чем именно он собирался говорить, и мы, таким образом, избавляемся от дальнейших обвинений по нашему адресу. Прекрасный механизм! Ложь — тоже. На памяти у каждого из нас наверняка немало воспоминаний о том, какие невероятные истории и небылицы сочинялись нами для того, чтобы выгородить себя и избежать ответственности за содеянное. Фактически, мы всякий раз гордились этим своим искусством сочинять небылицы и пускать другим пыль в глаза — т.е. гордилась наша личность.
Кто из учеников не помнит, какую изобретательность проявляла его личность, когда требовалось найти подходящего козла отпущения. На эту роль вполне годился тот, у кого тоже совесть была нечиста, а более всего тот, кто был робок, несмел и кто слова поперек не мог сказать. Другое дело — человек одаренный; выбрать такого козлом отпущения было великой неудачей, ибо он быстро разделывался со всеми хитроумными наветами и построениями своего противника и отводил от себя все удары. Но такое бывало крайне редко, а ситуаций, когда удавалось легко и быстро избавиться от упреков и обвинений, подставив вместо себя другого, можно набрать бесчисленное множество. Это старый, опробованный, великолепно действующий механизм, не раз избавлявший нас от неприятной необходимости отвечать за последствия наших собственных поступков. Даже теперь личность не может удержаться от сардонической улыбки при воспоминании о своих былых подвигах.
"Несчастная жертва капризов судьбы". Это тоже один из самых эффективных защитных механизмов, к которому личность прибегала в своей жизни не раз: "Да ведь я действительно ни в чем не виноват; если бы погода в тот день не была такой ужасной, то ничего бы, разумеется, не случилось". Или: "Если бы он (она) не сделал(а) то или это, то ничего бы и не было". Мораль: в действительности жалеть надо меня: я же не виноват, что все так вышло, а вину за это взвалили на меня, на того, кто в действительности ни капли в этом не повинен. Подобные механизмы самооправдания — тоже часть старых программ, установок и методов, используемых нашей личностью.
Один за другим личность извлекает на свет божий механизмы своих прошлых поступков и — ужасается, ибо теперь ей понятно, что именно она творила. Чем ярче свет, освещающий грехи прошлого, тем отчетливей она видит, что ради собственного выживания она часто прибегала к самым нечистым и грязным методам, ибо считала, что таковы правила игры, таковы незыблемые условия выживания. Но теперь наконец она понимает, насколько проще быть ответственным, честным и правдивым; теперь она понимает, что пора наконец переплавить все эти старые негативные установки, подобные черным семенам, горькие плоды которых она пожинала все это время полной мерой.
Под давлением души личность теперь неустанно вынашивает одну мысль или идею: как можно скорее искоренить все эти дурацкие механизмы, которые некогда казались ей столь необходимыми и целесообразными, поскольку сама она была слабой и всего боялась, и которые теперь, когда миражи побеждены, а иллюзии почти изжиты, предстали перед ней во всей своей нелепости. Теперь она ясно видит, что дни ее безграничного господства канули в лету, и желает только одного: чтобы мудрая душа взяла на себя руководство ею и чтобы новые знание и опыт помогли ей проложить новый курс. Она теперь приступила к собственному перепрограммированию, дабы стать полезным, надежным и послушным инструментом в руках своего нового господина и учителя — Души. Наконец-то она капитулировала, наконец-то она сдала все свои диктаторские полномочия абсолютному и безраздельному верховоду и сделала это с великой радостью и пониманием.
Когда наступит этот момент, значит, мы на пороге Третьего Посвящения.

31. МАГИЯ ПОВТОРОВ И ВИРУС РАЗДРАЖЕНИЯ
Момент обретения учеником полного понимания — это золотой час его освобождения, поворотный пункт всей его судьбы. Если это понимание истинно и стабильно, его жизнь радикально изменится, а испытания окажутся не столь трудными и более преодолимыми. То обстоятельство, что ученикам с превеликим трудом дается подобное понимание, обусловлено тем, что личность ограждает себя глухой стеной всякий раз, как чувствует, что к ней стучится истинное знание. Личность боится истинного понимания, как огня, ибо инстинктивно чувствует, что момент обретения истинного понимания станет поворотным пунктом ее окончательной капитуляции.
Всякий раз, как ученик, на основе опыта испытаний или знания, достигает очередного, более высокого, уровня понимания, личность со страхом отмечает, что его контакт с душой стал шире, а сфера ее собственной власти — уже. Поэтому она прилагает все силы к тому, чтобы не допустить ученика до нового знания или заставить его забыть о нем. В большинстве случаев это ей прекрасно удается, и это часто доводит ученика до умопомрачения. Он не понимает, почему, собственно, он вновь и вновь должен повторять одно и то же, если он давно все понял и осознал. Да, возможно, что он действительно все понял и осознал; не понял он только одного: что это его понимание было столь кратким и неглубоким, что он даже не успел претворить его в жизнь.
Тактика, которую избирает личность в отношении ученика, ею тщательно и всесторонне продумана. Она многократно опробовала ее на практике и крепко усвоила, что ученик, подвергающийся одному и тому же испытанию, мгновенно припоминает знакомые тему, сюжет и декорации — и в нем вспыхивает раздражение: да ведь он через это давно прошел, все понял и осознал! К чему все эти глупые, дурацкие повторы? С каждым таким повтором его раздражение все более усиливается, ибо он не понимает, почему это происходит и зачем это нужно, и не понимает только потому, что личность молниеносно убеждает его в том, что это повторение, несомненно, глупо и бессмысленно, и если уж кто в этом виноват, то не он, а его партнер.
Раздражение — это яд, и яд очень опасный. Попадая в организм ученика, он распространяется по нему с молниеносной быстротой, разжигая в нем так называемый праведный гнев, преисполнясь которого, он разряжает огромные количества империла (так называется этот яд) в ничего не подозревающего и ни в чем не повинного партнера, который своим вмешательством хотел лишь поддержать его в испытаниях, не подозревая, что это подействует на него, как красная тряпка на быка.
Подобные кризисы среди экспериментальных ученических пар Нам приходится наблюдать почти постоянно, ибо, как только они сталкиваются с тем, что, по их убеждению, они давным-давно прошли и поняли, они всякий раз видят перед собой именно красную тряпку. Они совершенно не понимают того, что, обретя на какой-то миг понимание, они его тут же и утратили, опутанные хитросплетениями интриг коварной личности.
Понимание, которое не закреплено на практике, причем многократно, — это не понимание. Хорошенько зарубите себе это на носу! В этом знании — ключ к тем бесконечным повторениям, которых так много в моей книге. У многих учеников эти бесконечные повторения вызовут лишь раздражение, которое, подобно лакмусовой бумажке, укажет на то, что в действительности они ничего не понимают и по-прежнему всецело находятся во власти своего преследователя — личности.
Прозревают ученики либо непосредственно перед Вторым Посвящением, либо после него, ибо на этом этапе они уже зрелы настолько, что до них наконец доходит смысл и значение этих повторов. Контакт с душой к этому моменту оказывается уже столь прочным, что личность находится почти под постоянным влиянием души, и это влияние сковывает ее и лишает всего того обилия уловок и зацепок, которые она ловко использовала с тем, чтобы одурачить ученика и ввести его в заблуждение.
Магия повторов — это путь к истинному пониманию. Отметьте себе этот важный момент. Как только сознание ученика просветляется истинным пониманием, раздражение тут же оставляет его, и он деятельно начинает претворять свое знание в жизнь, с помощью повторений закрепляя усвоенное по всем направлениям. Только теперь можно говорить о том, что он обрел истинное понимание, поскольку только теперь вступают в силу новые позитивные программы и установки. Однако даже на этой стадии не исключено то, что старые негативные комплексы, улучив момент, когда бдительность ученика ослабевает, могут впрыснуть в него империл, и он мгновенно преисполнится отвращения к повторам, которые, как ему кажется, он давным-давно усвоил.
Сказанное наглядно демонстрирует, какая именно из двух форм понимания наиболее эффективна. Поэтому мне ничего не остается, как еще раз воззвать к моим собратьям на Пути: задумайтесь над сказанным! Именно здесь таится ключ к истинному пониманию! Старые негативные установки то и дело будут будоражить ученика, завлекая его в сети негативных чувств и мыслей, оказавшись в которых он начинает безоговорочно верить в то, что все эти повторы бессмысленны и нелепы, поскольку считает, что давно их понял и усвоил. Это удел всех неопытных учеников.
Опытный или зрелый ученик никогда не даст ввести себя в заблуждение и, подметив в себе малейший намек на раздражение, неизменно будет настороже.
Причина раздражения — это всегда противоборство между личностью и душой, вызываемое нежеланием первой учиться у души и постигать ее методы. Когда ученик на опыте бесчисленных повторов наконец поймет это, он впредь будет неизменно бдителен и внимателен к малейшему раздражению, и, едва только оно шевельнется в нем, значит, опять сработали старые программы и установки личности, значит, опасность опять у дверей. Если он в этот момент проявит ум и осмотрительность, а его связь с душой окажется на высоте, он быстро поймет, что здесь сработало именно непонимание, т.е. что-то такое, чего он еще не понял.
К этому моменту рано или поздно приходит каждый ученик (иногда, увы, слишком поздно!), и это — его золотой час, поворотный пункт всей его жизни. Именно в этот час ученик постигает подлинный смысл магии повторов. С этого момента каждое повторение становится для него желанным, ибо лишний раз дает ему повод опробовать на практике новую душевную ориентацию или установку, которая с каждым таким испытанием становится все прочней, устойчивей и эффективней.
Приход к осознанию подлинного смысла раздражения и болезненных кармических ударов обратного действия — это великая победа. Любое раздражение вырабатывает в физической нервной системе человека особый яд — империл, который тоже является одним из защитных механизмов личности, приводимых ею в действие в момент, который она считает для себя опасным. Империл действует по двум направлениям: внешнему и внутреннему. Действуя изнутри, он делает ученика раздражительным, беспокойным, агрессивным, а если он вырабатывается в больших количествах, то его запасы накапливаются в организме и могут храниться там очень долгое время, становясь той благодатной почвой, из которой произрастают различные болезни и заболевания.
Действуя извне, он подобен вирусу, который мгновенно передается другим людям и заражает их, так что у них сразу же появляются симптомы "беспричинного"
раздражения, которого они не могут себе объяснить. Пусть ученики уяснят себе, что разносчик империла несет двойную ответственность: ответственность за его распространение и ответственность (причем гораздо большую) за его быструю ликвидацию. Если они находятся под защитой души и сердечного тепла, они без труда могут избежать заражения этим вирусом. Но если все происходит слишком стремительно и внезапно, когда на восстановление связи с душой нет времени, тогда агрессия подобна пламени пожара: она набирает темпы и бушует с неодолимой силой, хотя сам ученик при этом часто даже не сознает, до какой степени он отвратителен и неприятен.
Зато он быстро подмечает ответное раздражение у противной стороны и, находясь в плену собственных миражей, немедленно приходит к выводу, что во всем повинна эта сторона, и с этого момента вся кармическая цепь взаимосвязей может оказаться попросту непредсказуемой.
Помните: допускающий в свое сердце раздражение ответственен за все: и за то, что позволил заразить себя, и за то, что заразил других. Раздражение — бич человечества. Чем скорей ученики поймут это, тем скорей они начнут искоренять эту заразу в самих себе.
Но полная победа достигается лишь тогда, когда ученик, через опыт осмысления магии повторов, обретает окончательное понимание. Этот поворотный момент потому и золотой, что он действительно поворотный.
Когда ученик поймет то, чего он не понимал раньше, когда он поймет, что миражи, возводимые вокруг него личностью, сбивают его с пути истинного и вновь возвращают к старым, негативным установкам, тогда он поймет наконец и то, что каждое повторение — это благо.
И тогда исчезнет раздражение, тогда повторения станут для него тем мерилом, которым он будет проверять глубину своего понимания и прозорливости, силу и действенность своих знаний. Тогда вступит в силу новый духовный критерий, продиктованный душой, и для него начнется новый плодотворный период духовного роста, который пойдет с доселе не виданной быстротой.

32. ПРИЗВАНИЕ УЧЕНИКА
У каждого ученика на земле своя особая миссия, свое особое призвание, и очень важно, чтобы он уделял этому самое пристальное внимание. Осуществление этой миссии непосредственно связано с расширением его контакта с душой. Чем шире и глубже его связь с душой, тем скорей он придет к пониманию того, какая именно сфера жизни является его духовной вотчиной.
Здесь время — лучший наставник. Ибо с течением времени мысли большинства учеников будут все больше устремляться на то, каким образом можно приносить наибольшую пользу. Поэтому чем чаще они будут советоваться по этому вопросу со своей душой, тем быстрей они смогут начать свою работу. Знать и понимать это необходимо всем. Ибо до тех пор, пока они праздно и бездеятельно блуждают в чаще собственного леса, леса миражей и самообольщений, они всего лишь пустые звенья, выпавшие из великой цепочки взаимосвязей и соотнесенностей. Разумеется, прежде чем начинать борьбу с миражами, необходимо научиться различать их, и здесь энергия души и сила воли оказываются именно теми движителями, под действием которых данный процесс совершается во много раз быстрей и эффективней.
Всякий раз, когда канал чист и стабилен, душа шлет по нему свои импульсы, которые личность вольна либо отторгнуть, либо принять. Если душе нужно довести до сведения личности, что пора сменить стезю образования, жилищные условия, партнера или навести порядок в отношениях с ним, она будет неустанно и упорно слать свои импульсы через этот канал, которыми, в зависимости от обстоятельств, может быть либо открытым, либо полузакрытым, либо совершенно заблокированным.
Однако та настойчивость, с которой душа шлет и шлет свои импульсы, незаметно делает свое дело и оказывает необходимое действие.
Несомненно, личность может попытаться уклониться от того, что ей кажется трудным и непривлекательным, но, несмотря на это, ученика все чаще и настойчивей будет одолевать чувство того, что в его жизни что-то должно измениться, поскольку он в душе знает это давно и бесповоротно. Тем не менее, между моментом осознания этого факта и самими переменами простирается порой целая пропасть, которую многие ученики долго не решаются преодолеть, ибо испытывают, на уровне личности, страх перед всем новым. Внимательный читатель, должно быть, подметил, что личность по своей природе весьма консервативна: она изо всех сил противится любым преобразованиям и переменам и крайне неохотно уступает всему новому и неизвестному.
Поэтому, если личность и питаемый ею страх перед неизвестным чересчур сильны, душа может прибегнуть к более крутым мерам, чтобы заставить личность изменить курс или перейти на другую орбиту, дабы в конечном итоге выполнить свое жизненное предназначение. Это воздействие души на жизнь человека сказывается часто таким образом, что его увольняют с работы, или он вынужден переехать в другое место (например, в силу финансовых затруднений), или же он попадает в аварию и т.д. и т.п. Если душа чувствует, что данная мера — единственная возможность расшевелить личность и заставить ее работать, она немедля прибегает к ней, ибо именно она, душа, ответственна за то, чтобы данное жизненное предназначение было выполнено.
Некоторым это может показаться чересчур суровой или жестокой мерой, однако следует понимать, что она вынуждена, поскольку нет другого средства заставить личность уложиться в план регламентации этой отдельной жизни. Конечно, никто не лишает ученика его свободной воли, которую он вправе применять во всех случаях жизни, однако поскольку он, как человек-душа, дал обет выполнить на земле определенную миссию (а такой обет дали все мы), то именно душа и должна позаботиться о том, чтобы она была выполнена любой ценой, даже если личность чинит всяческие препятствия.
Очень часто именно подобные неожиданные ситуации и подводят ученика к истинному пониманию вещей. Нередко для этой цели используются, прямо скажем, грубые и непривлекательные обстоятельства: болезнь, травмы и пр. Известно, когда человек заболевает, это почти неизбежно влечет за собой те или иные перемены в его жизни, а самому человеку дает время основательно поразмыслить над своим собственным существованием, чего он в противном случае никогда бы, возможно, не сделал.
Развод — это тоже одна из вех, знаменующих важный поворот в его судьбе, начало нового этапа жизни. Всякий раз, когда фундамент нашей стабильности или спокойствия колеблется у нас под ногами, это приводит к разрыву или смене всех наших старых личностных связей, и нередко одного этого оказывается достаточно, чтобы расшевелить нас и заставить повернуть колесо жизни в нужном направлении.
Перемены в жизни так же необходимы, как необходим подчас сильный страх или шок, который основательно сотрясает нас и выбивает из тесных рамок, старых шаблонов и проторенной колеи прежней жизни, ибо так велит душа — для нашего же собственного блага.
Особо сильные потрясения, действующие подобно шоку, могут вскрыть эфирную защиту, и в образовавшуюся трещину может хлынуть мощный поток космических излучений, сотрясая ученика до основания. И в то время, как личность, подвергшаяся такому мощному воздействию, оказывается низложенной и полупарализованной, душа вносит коррективы и устремляет ее на выполнение именно той задачи, которая на данный момент наиболее целесообразна и ведет к осуществлению жизненного предначертания.
Если бы только ученик понял, сколь важно для него уметь прислушиваться и внимать своему внутреннему голосу, голосу своей души! Чем быстрее в нем проявится эта способность, тем быстрее он обретет истинное понимание и сможет изменить сложившуюся ситуацию. Тогда и предстоящие перемены покажутся не столь резкими и внезапными, не говоря уже о том, что связь и сотрудничество между душой и личностью заметно улучшатся.
Когда ученик, сознательно или полуосознанно, начинает менять текущий курс своей жизни, он вскоре обнаруживает, что это, в принципе, лучшее из всего, что он предпринял за последние годы. Хотя душой он чувствует, что идет верным курсом, однако понимает он это только через много-много лет, поскольку все это время личность всячески препятствует ему прийти к подлинному пониманию происходящего и упрямится, не желая в столь короткий срок полностью менять прежнюю ориентацию.
Но рано или поздно страх перед новым и неизвестным исчезает, и личность с удивлением обнаруживает, что новая жизнь, фактически, гораздо лучше и приятней, чем старая.
Болезнь подчас затрудняет процесс достижения истинного понимания, однако, если в ходе болезни ученик понимает, что это помогло ему по-новому взглянуть на жизнь или подвело к более глубокому постижению сути происходящего, невозможному при других обстоятельствах, тогда, как правило, течение болезни резко меняется: по мере углубления понимания она либо тихо и незаметно сходит на нет, либо остается (если это уплата старого кармического долга), но отношение и подход к ней у ученика существенно меняются. Не исключено, что ученик вдруг увидит, что болезнь, ограничивая физическую сферу его жизнедеятельности, тем самым открывает перед ним другие стороны, сферы и грани жизни, на которые он, в противном случае, никогда бы не обратил внимания.
Положительной стороной болезней является то, что, как только мы понимаем смысл болезни и извлекаем из этого необходимый урок, наше к ней отношение резко меняется. Вместо того, чтобы проклинать Бога или Провидение (которых мы в этом случае выбираем на роль козлов отпущения), мы заглядываем внутрь самих себя, ибо интуитивно чувствуем свою ответственность за происходящее и знаем, что этот урок дается именно нам. Когда мы достигнем этой стадии самоосознания, мы увидим мир новыми глазами.
Понимание может прийти к вам в форме осознания того, например, факта, что наша задача на данный момент — стойко и мужественно перенести данную болезнь. Всегда, когда мы внутренне сознаем, что идем к своему призванию верным курсом, мы чувствуем себя состоявшимися и счастливыми людьми, и этого счастья не может омрачить даже тяжелая болезнь, ибо мы знаем, что живем в соответствии с тем предначертанием, которое мы по воле души должны осуществить.
Когда мы чувствуем себя ответственными за свою жизнь и живем в гармонии с тем предначертанием, к которому нас ведет душа, тогда все наши жизненные системы функционируют столь слаженно и идеально, насколько это вообще мыслимо на данной стадии нашего развития. Собственно, именно этому и должны учиться в жизни все люди.

33. СЛУЖЕНИЕ МИРУ
Служение миру — это долг, который просыпается в человеке вместе с его желанием служить миру. Это долг приятный, радостный, который он с готовностью принимает, ибо теперь, когда он проснулся к сознательной жизни, ему радостно сознавать, что отныне и он может вносить свой вклад в великую созидательную работу, проводимую единым духовным братством служителей мира. Здесь ценится даже самый малый, незначительный вклад, поэтому каждая позитивная мысль, каждое позитивное чувство, каждый позитивный поступок — это тоже ценный вклад в великое братство и содружество всех людей доброй воли, которые повсюду на земле, во всех ее уголках, творят колоссальную светоносную мыслеформу, которая, подобно воздушной сфере, охватывает всю Землю и питает ее позитивными, светлыми энергиями.
Очень важно, чтобы каждый ученик, будь он новичок или посвященный, знал, что и он тоже может вносить немалый вклад в эту титаническую работу. Человек вступает на Путь Ученичества тогда, когда желание жертвовать собой и служить миру и человечеству становится важнейшей доминантой его жизни. Здесь важно понимать что такие качества, как любовь, жертвенность и готовность прийти на помощь, необходимы не только в повседневной деятельности, но и в деятельности более глобального плана, напрямую связанной с оказанием постоянно растущей помощи всему человечеству и планете в целом.
Жизнь любого из Посвященных это непрерывный вклад в это святое дело. Для Посвященного давно стало истиной то, что такая помощь действенна, полезна и неизмеримо важна. Но для юного, неопытного ученика все еще остается загадкой, каким образом он может быть полезен в деятельности столь глобального масштаба.
Ему еще не хватает того запаса эзотерического знания, которое может открыть ему простую, но оттого не менее фантастическую оккультную истину: что великое множество отдельных позитивных мыслей и чувств, увязанных в пожелании мира, добра и блага всему человечеству, сливаются в огромной величины мыслеформу, и эта колоссальная мыслеформа осветляет, возвышает и обогащает все человечество, которое своими страшными негативными мыслеформами, связанными с войной и разрушением, уже давно поставило под угрозу полного уничтожения саму планету и свое существование на ней.
Чем активнее люди доброй воли во всех уголках земли будут объединять свои светлые, позитивные энергии, тем быстрее повсюду на земле возобладают жизнеутверждающие факторы, которые и приведут к окончательной победе сил Света.
Чем ближе Свет, тем он ярче, а самый яркий и ослепительный Свет ждет нас в конце. Однако глаза должны быть открыты постоянно, и постоянно нужно помнить о великих ратях Князей Тьмы, которые улавливают и накапливают такие запасы негативных, черных мыслеформ, что это может представлять серьезную опасность для дальнейшего существования человечества на одной из светлых планет.
Всем людям, идущим стезей Света, полезно знать, что польза от всех позитивных накоплений н действительности во много и много раз больше, чем они привыкли думать. Поэтому Иерархия денно и нощно заботится о том, чтобы поддерживать и питать все доброе, истинное, правдивое, особенно любовь и готовность служить людям; при этом, однако, люди, составляющие авангардную или вершинную часть пирамиды человечества, должны постоянно помнить о том, что любая инициатива сближения или содружества должна всегда исходить не от нас, а от самого человечества. Любая мирная инициатива, выдвигаемая мировыми державами или народами, как и любая добрая воля, должны в первую очередь идти снизу, а не сверху. Когда эти воля и желание мира будут достаточно сильны, они неизбежно проявятся в физическом плане и станут — Законом.
Поэтому каждый ученик, действительно претендующий на знание Ученика, должен посвятить несколько лет своей жизни этой благородной работе в защиту мира и планеты. Эта работа, строящаяся сегодня по принципу треугольников и осуществляющаяся по всей земле, является самым ярким примером создания той глобальной, всепланетной сети, которой все добровольные помощники и служители мира любовно окружили нашу планету и которая, под влиянием их неустанных мыслей и забот о мире, единстве, всеобщности, всечеловеческом братстве и сотрудничестве, вопреки всем государственным границам и препонам, окружает Землю магическим защитным кольцом. Эта светлая, жизнесозидающая сила медленно, но верно втягивает и растворяет все негативные мыслеформы, которыми люди столетие за столетием насыщали духовную атмосферу Земного Шара.
Работать над своими желаниями, мыслями, чувствами, поступками, преобразуя их на позитивный лад, ученик должен не только в одиночку, но и в группах по три (иногда больше) человека. Эта работа по принципу треугольников, особенно если она оживотворяется позитивной, целенаправленной, сознательной деятельностью, оказывает поистине магический эффект, действие которого прослеживается во всех сферах жизни, но наивысшей кульминации достигает тогда, когда ученики координируют свою деятельность на принципах Белой Магии. Если подобная эзотерическая группа действует слаженно и сообща — независимо от того, какую работу она выполняет: физическую или ментальную, она может добиться фантастических результатов на службе Белой Магии.
К этой работе должны подключиться все эзотерические группы. Вы все нужны Нам, все, кто считает себя помощниками и служителями мира, и, если бы только вы смогли прекратить все эти бессмысленные раздоры, склоки, распри и борьбу, раздирающие вас изнутри, направив вместо этого все растрачиваемые впустую энергии на позитивную, созидательную работу, это бы принесло делу всепланетного сотрудничества колоссальную пользу. Всепланетное сотрудничество — вот девиз наступающей Новой Эпохи, Эпохи Водолея. Запомните это! И включайтесь в работу!
Даже высокоразвитый, продвинутый ученик, далеко ушедший по Пути Посвящения, очень много энергии тратит на преодоление своих собственных трудностей и проблем, и это, в общем-то, неизбежно, и ничего плохого в этом нет. Однако очень часто он проявляет завидное упорство в повторении одних и тех же ошибок и заблуждений, и об этом остается только искренне пожалеть, поскольку все те энергии, которые он помногу раз тратит на преодоление старых привычек и защитных механизмов, сформированных его личностью, могли бы с гораздо большей пользой быть направлены на осуществление крайне важной работы на благо человечества и всех других царств природы.
Мы, Иерархи, часто думаем о том, что если бы хоть половина всех тех энергий, которые каждый ученик в настоящее время тратит на преодоление своих собственных негативных тенденций, была бы отдана на проведение позитивной работы в масштабах всей планеты, то Земля и все человечество в целом только выиграли бы от этого, ибо все жизнеутверждающее, позитивное развитие, ныне совершающееся столь медленно, пошло бы гигантскими темпами, с невиданной быстротой, поскольку вся та энергия, которая ныне расходуется попусту, притекла бы внезапно и мощно и в десятки раз усилила бы нынешний духовный потенциал Земли.
Да и самому ученику удалось бы значительно ускорить свое собственное духовное развитие, поскольку все его негативные установки вскоре бы сошли на нет по причине энергетического голода, а все его тела утончились бы и усовершенствовались, поскольку все его благородные чувства и мысли были бы значительно активизированы. Несомненно, все это содействовало бы более мощному, ускоренному развитию и духовному росту самого ученика. Каждая мысль есть энергия. Где, куда и ради чего используют ученики эти свои энергии? Чтобы поддерживать свою агрессивность? Или чтобы пестовать свое раздражение? Или чтобы продлить сроки жизни своего собственного негативизма и взращивать свою безответственность?
Чем больше энергий вкладывается в эти неприятные качества, тем больше те взрастают и закрепляются, а ведь этого ученики хотели как раз меньше всего. Если же они будут вкладывать эти энергии в планетарную работу по упрочению мира, если они будут направлять их на эзотерическую работу в группах, на акты доброй воли, на развитие деятельности по принципу треугольников или на универсальное служение во имя человечества, то в этом случае вся их душевная ориентация, все их позитивные тенденции и качества будут значительно активизированы и будут питать их волю и стремление работать во имя целого.
Самолюбивые, ограниченные, негативные чувства и мысли не способствуют ничему иному, как только развитию столь же ограниченного, самолюбивого, сосредоточенного на себе человека-эгоцентриста, раба своей собственной личности.
Наоборот: глобальные, высокие, позитивные чувства и мысли всегда и во всем способствуют процессу раскрытия целого как в общемировом, так и в индивидуальном плане. Подумайте над этим. То, что в первую очередь необходимо каждому ученику, — это единство и солидарность, а не разъединение и сепаратизм. Миру нужен ключ к решению проблемы целого во всех областях жизни: политической, экономической, культурной и т.д., нужен для того, чтобы все нации и народности смогли стать интегральными частями единого человечества. Когда эта цель будет достигнута, древний, как мир, разрушительный сепаратизм начнет наконец постепенно отходить в небытие — как некая изначально злая, авторитарно-личностная и узко-национальная система, каковой она, собственно, и остается до нынешнего времени, не содействуя ничему иному, кроме вражды, раскола и войны за передел и обособление.
Давайте же направим все силы на то, чтобы наша Земля, наша планета продолжала и дальше стремиться вперед по звездным орбитам Космического Пути Посвящения и чтобы все люди доброй воли на планете помогали ей в этом грандиозном процессе, ускоряя момент прихода того Космического Посвящения, на пороге которого она находится. Пусть же каждый ученик, сознающий себя служителем мира, поймет это и внесет свой посильный вклад в наступление новой, светлой эры в истории Земли и всего человечества. В этом суть целого, в этом суть сотрудничества, которые взаимосвязаны между собой гораздо теснее, чем это принято думать. Воистину, в жизни нет задачи более важной, чем служение миру.

34. АСТРАЛЬНЫЕ МЕХАНИЗМЫ ПЕРЕКЛАДЫВАНИЯ СВОЕЙ ВИНЫ НА ДРУГИХ
Тот астральный процесс очищения, которому подвергается ученик незадолго до Второго Посвящения, может оказаться чрезвычайно трудным процессом. Многие из чувственных проявлений, некогда подавленных и вытесненных в подсознание, могут проявляться вновь и вновь (нередко это случается в самом юном возрасте), и каждое их проявление может сопровождаться явлениями психоза, которые могут напугать окружающих. Поскольку все эти состояния должны быть проанализированы, разобраны и поняты на астральном этапе очищения, то именно эта фаза и оказывается такой напряженной и интенсивной. Внешне, т.е. физически, ученик, вроде бы, будет оставаться самим собой, однако его поведение будет напоминать поведение психически неуравновешенного ребенка — несчастного, капризного, своенравного, одержимого болезненной манией навязывать всем свою волю.
На этой стадии вершина горы кажется очень далекой и недосягаемой, поскольку ученик находится в нижних внутренних гротах, где ощущение сопричастия и единства с горой полностью теряется. В этот момент канал с душой совершенно бездействует, ментальные функции расстроены и действуют из рук вон плохо, а чувства становятся неуравновешенными и прихотливыми, как у ребенка, хотя чисто физически он развивается и чувствует себя отменно.
По завершении длительного, тяжелого и изнурительного периода испытаний ученик настолько утомлен и измотан, что (практически не отдавая себе в том отчета)
начинает скатываться все ниже и ниже, в скользкие, душные, покрытые слизью пещеры своего подсознания, опускаясь до стадии раннего младенчества. В этой фазе физико-ментальный аппарат действует вполне удовлетворительно, зато чувственно-эмоциональный совершенно бездействует, словно зачарованный затейливой сменой миражей. На этой стадии так называемые "заклинивания" весьма часты, и поводом для них может послужить любое эгоистическое желание — например, стремление во что бы то ни стало навязать свою волю (типичный случай упрямства и своенравности в подростковом возрасте); а поскольку все ментальные функции ученика действуют слаженно и безукоризненно, то это в конечном счете приводит к тому, что взрослый, солидный человек столь же взрослым, солидным языком начинает отдавать детские приказы, смысл которых — дать понять, что он не потерпит ничьих возражений.
Поскольку в подобных случаях он нередко начинает нести заведомую чепуху и делает это наставительным тоном, оскорбительно и свысока, то неудивительно, что окружающие начинают давать резкий отпор подобному весьма неожиданному для них обращению, тогда как сам ученик, забирающийся к этому времени в самую глубь своих внутренних пещер, будет упрямо пытаться отстаивать свою позицию, которая час от часу будет становиться все несуразней и нелепей. Понемногу ментальные функции тоже начинают ослабевать, и чем глубже забирается ученик в лабиринт своих внутренних гротов, к еще более младенческой стадии, тем сильней им завладевает астрал, толщи которого вокруг него все нарастают и нарастают.
Ученик теперь совершенно неузнаваем. Он может рыдать, как ребенок, или быть холодным, как лед; он может быть беспримерно агрессивным или может метаться из стороны в сторону без смысла и без цели, поскольку все ментальные функции практически застопорились и выбыли из игры. И личность его, и характер меняются довольно круто, поэтому окружающие, которым приходится в этот период времени общаться с ним и на себе испытывать тяготы подобного общения, воспринимают его как совершенно ненормального человека. При этом, однако, стоит на какое-то время оставить его в покое или перестать перечить ему, стоит ему польстить или согласиться с его мнением, как он вновь приходит в себя и становится таким, каким его все знают.
В этот период он часто кажется рассеянным, хотя присущие ему стиль и манера работы остаются прежними. Поэтому он без труда справляется со своей работой, особенно если за долгие годы она стала для него привычной. Но если перед ним возникают неожиданные трудности или препятствия, они действуют, подобно стрекалу, вмиг повергают его в состояние психоза. С другой стороны, если окружающие не осаждают его и не докучают ему своими правами или претензиями, он быстро отходит, хотя всем своим видом может по-прежнему выказывать упрямство, разыгрывать уязвленное самолюбие или занимать критическую либо агрессивную позицию. Подобное поведение воспринимается окружающими как провокация и понуждает их занять соответствующую позицию, в результате чего он почти полностью (но, опять же, совершенно бессознательно) уходит в себя, и уходит столь глубоко, что общаться с ним в это время или вызвать его на доверительный контакт нет никакой возможности.
Очень важно, чтобы в это время его партнер или семья всецело отдавали себе отчет в том, чем вызвано подобное его поведение, и помнили, что оно временно, преходяще и совершенно неопасно. К сожалению, близкие по незнанию часто поднимают такую панику, что дело кончается тем, что его помещают в психиатрическую больницу, где ему, из-за нежелания разбираться в его состоянии, и в самом деле навешивают ярлык неисправимого психопата. Если же его близкие не будут торопиться с выводами и сохранят здравомыслие и рассудительность, то через какое-то время он отойдет и вновь станет самим собой. В большинстве случаев он совершенно ясно и четко фиксирует ход событий и отдает себе отчет в происходящем, но при этом у него случаются провалы памяти, из-за которых он теряет нить целого и гармоническую взаимосвязь всех событий.
Он как бы заперт внутри самого себя, откуда и взирает на мир глазами малого ребенка, а когда он приходит в себя и вновь становится нормальным человеком, окружающие никак не могут убедить его в том, что он в такой-то момент вел себя, мягко говоря, не лучшим образом. В этом случае в нем опять может сработать инстинкт, и он попытается защитить или оправдать себя, свалив всю вину на своего партнера или кого-то другого. Такая позиция, в общем-то, понятна. Поскольку на данный момент он как личность подобен маленькому ребенку, то ему совершенно чуждо чувство вины, а раз так, раз он не чувствует себя виноватым, то он, стало быть, и не виноват вовсе, поэтому вся вина или ответственность автоматически переносится на того, кто в данном случае исполнял отцовско-материнские обязанности. Вот так. Ни больше и ни меньше.
Многим это может показаться ужасным, но всегда следует помнить о том, что это лишь временная, промежуточная фаза, необходимая для достижения окончательной победы над своим врагом — миражами самообольщения. Ученик должен, да и просто обязан спуститься в эти глухие, нетронутые и наводящие страх уголки подсознания, чтобы извлечь оттуда на свет божий те несуразные механизмы самозащиты, которые он сам сформировал в пору детства. Какие бы чувства ни владели учеником, его неизменным защитным механизмом всегда был и будет: Это не моя вина; это его/ее вина. В детстве он именно таким образом защищал цельность своей натуры, а поскольку данный механизм неизменно срабатывал, то он и прибегал к нему во всех острых, напряженных и опасных ситуациях. Но теперь, когда он стоит на пороге Второго Посвящения и хочет его пройти, ему необходимо научиться во всех без исключения жизненных ситуациях быть ответственным за любое из своих чувственных проявлений.
Эта очная ставка с самим собой, демонстрирующая его полную безответственность, будет для него очень неприятной. Ведь в обычной жизни он привык считать себя человеком высокосознательным и ответственным, а в стрессовых ситуациях, когда они случались, он чаще всего совершенно не обращал внимания на эти механизмы, ибо прибегал к ним чисто инстинктивно и бессознательно. Но то, чего не видел он, видели другие, и они-то знали, что в подобных конфликтных ситуациях с ним лучше не связываться, потому как он начинал городить вздор, возводить напраслину или выискивать в поведении других несуществующие мотивы и побуждения, делая это с одной целью — уйти от ответственности. И поныне эта форма ухода от ответственности практикуется многими учениками, но поскольку они к ней прибегают лишь в крайне тяжелых, стрессовых ситуациях, то окружающие в ответ на это лишь недоуменно пожимают плечами: мол, еще детство в голове гуляет, а изворачиваться никому не запретишь.
Детство в голове гуляет. Точнее и не скажешь. Это именно так, поскольку данный механизм формируется в раннем детстве. Поэтому в процессе астрального очищения ученик должен дойти до стадии полного инфантилизма — чтобы понять, что данный механизм был приведен в действие именно здесь. Он должен вытащить причинный эпизод на свет божий, рассмотреть со всех сторон, проанализировать и понять всю его несуразность и неправомочность, ибо только так он сможет со всей очевидностью признать перед самим собой, что необходимо как можно скорей избавиться от этого дурацкого механизма. В противном случае все его дальнейшее развитие будет поставлено под угрозу и будет заторможено до тех пор, пока он не поймет, что всему виной — эта инфантильная привычка к безответственности, от которой ему нужно немедленно избавиться, нацелив себя на новую директиву — учиться быть взрослым, учиться быть ответственным за свое поведение в самых сложных и стрессовых ситуациях.
Когда он это осознает, когда он поймет, откуда у него эта привычка и где коренятся ее истоки, тогда он увидит, что эта привычка сопровождала его на протяжении всей жизни, ибо всю свою жизнь в подобных ситуациях он, как малое, неразумное дитя, только и делал, что перекладывал свою вину на других, дабы уйти от ответственности. Это стало частью его психики, это стало его жизненным кредо, которое теперь он должен стереть с матриц своего сознания, чтобы заложить туда новую, позитивную программу действий. Только в этом случае он может считать себя истинно духовным учеником — человеком, не только сознающим свою ответственность, но и берущим на себя эту ответственность во всех сферах жизни.
Эти древние астральные механизмы отыскивания козла отпущения, т.е.
перекладывания своей вины на других, будут казаться ученику, при всякой встрече с ними, неприятными, отталкивающими и отвратительными, но, несмотря на это, их необходимо будет извлечь на свет божий, разобрать, понять и осмыслить. Только после этого ученик сможет приблизиться к Вратам, ибо тогда он преодолеет все грубые миражи и соблазны, ныне обступающие его со всех сторон, перестанет ходить кругами по собственному лесу и выйдет из того морочного состояния, когда он столько времени блуждал среди трех сосен, не видя за голыми деревьями леса.

35. БАСТИОНЫ ЛИЧНОСТИ
Тактика сражения предписывает: когда наталкиваешься на стену, ее нужно сносить.
Поскольку личность ученика то и дело возводит эти стены, то их каждый раз приходится сносить. Чем быстрей ученик поймет, что всякий раз, когда он проводит ограничительную черту между собой и другими, он оказывается сепаратистом, тем быстрей он покончит с этой абсурдной, нелепой практикой — возведением стен.
Физические стены предназначены защищать вас от холода, дождя и стужи, а не от братского союза, единении и солидарности. У астральных стен несколько другое предназначение, а именно: помешать другим войти в соприкосновение с нашими, подчас слишком хаотичными и бесконтрольными, чувствами. Мы потому и отгораживаемся, что не хотим, чтобы другие их увидели, т.е. не хотим нести ответственность за то, что являемся хранителями подобного хлама. Ментальные стены мы возводим тогда, когда хотим оградить от чужого посягновения наши мысли и идеи. Когда чьи-то взгляды и мнения расходятся с вашими или противоречат им, мы начинаем рьяно защищать и отстаивать собственное мнение, ибо, сказать по правде, не терпим инакомыслия. Мы не желаем рисковать и хотим уйти от ответственности, особенно в тех случаях, когда чувствуем, что наши собственные мысли и идеи не столь уж здравы или разумны, как нам казалось. Самое надежное в этом случае — отгородиться, тем более, когда другие не разделяют нашего мнения.
Если же, паче чаяния, мы сходимся с ними во мнениях, то стены сами собой исчезают, поскольку и опасность в этом случае тоже отсутствует.
Когда личность возводит ограничительную черту между нами и другими людьми, она одновременно возводит и потолки, призванные оградить нашу низменную природу от притока духовных энергий. Ибо чем сильнее наша личность отделена от других, чем сильней в ней чувство сепаратизма, тем уверенней она себя чувствует, чувствует под ногами твердую почву. Поэтому чем уже те рамки, которыми она окружает себя на всех планах, тем прочнее чувство безопасности и тем больше ее уверенность в том, что она защищена от любой угрозы. "Угроза" или "опасность" — это всегда неизвестность. Неизвестность беспокоит личность, тревожит и мучит сомнениями, поэтому в ней так сильна потребность окружить себя прочными защитными барьерами, которые, как броня, могли бы укрыть ее от излишнего беспокойства.
В процессе физической жизни мы это делаем постоянно, укрываясь за стенами домов или комнат, корпусов или зданий. Мы пестуем наши милые привычки, наши маленькие интересы, которые вполне могут быть и "высокодуховными", лишь бы они оставались на уровне теории. Мы завязываем необязательную дружбу или поверхностные знакомства, поскольку это не требует от нас серьезной вовлеченности или отдачи самих себя, ибо мы не хотим переделывать наши старые, проверенные временем, надежные защитные методы; поэтому любое тесное общение или любой коллектив представляются вам опасными, если мы чувствуем, что они затягивают нас в круг своих интересов.
На этом этапе мы обживаем астральный сепаратизм, который мы всячески лелеем и пестуем, тем самым изолируя от постороннего взора нашу чувственную область. В это время мы носим дружелюбно-нейтральную маску: мы хотим нравиться и импонировать другим, однако не настолько, чтобы это близко нас затрагивало. При этом, чтобы полностью скрыть свои чувства и защитить себя со всех сторон, мы нередко пользуемся ментальными защитными механизмами, ибо любая чувственная нестабильность или неуравновешенность — это всегда угроза для спокойной жизни личности, это ее головная боль и объект ее самых больших забот и треволнений.
Никто не должен знать о том, что скрывается за красивым фасадом. Страшно подумать, что будет, если чужому глазу откроется маленький, капризный, неуравновешенный ребенок, которым мы, вопреки собственному нежеланию сознаться в этом, на деле являемся: настолько уже мы задавили в себе всю сознательную ответственность.
Ментальные стены могут оказаться худшими из всех, поскольку личность, заключенная в эти жесткие рамки сепаратистского мышления, может быть по-настоящему холодной и бессердечной. Чаще всего мы возводим эти стены потому, что когда-то в прошлом мы оттеснили в подсознание и схоронили там слишком сложные для нас астральные проблемы. В этой ситуации ментальные способности явились для нас спасением. Мы призвали их на помощь и сумели найти в них защиту.
Мы научились доктринерствовать, читать лекции, поучать других, смогли доказать свою значимость и возвыситься над окружением за счет своих ума и знаний... Но какая от всего этого польза, коль скоро другие видят истину яснее нас? Поскольку мы и являемся поставщиками мыслей, идей и идеологий для нашего "подлинного я", то мы же должны заботиться и о том, чтобы в эту нашу крепость не вторгались чужие мысли, мнения и идеологии. Поэтому мы спешим поскорее возвести из ментального строительного материала крепостные бастионы, стены и рвы, чтобы надежно оградить свою "башню из слоновой кости".
Теперь личность чувствует себя уютно и тепло в этом тихом маленьком мирке за четырьмя стенами. Или она только делает вид? Самое удивительное, что все эти стены ученики возводят для того лишь, чтобы оградить себя от подлинной правды.
Они думают, что именно эту правду они и ищут, хотя на самом деле ищут они не ее, а ту, которая устраивает их собственную личность. Эта правда дает им чувство безопасности, она испытана, надежна и знакома, поэтому на протяжении многих жизней они только и делают, что изолируют себя от мира целого, тем самым надолго замедляя процесс своего духовного развития. К сожалению, сами они этого не видят и не увидят до тех пор, пока душа не вырвет их из этого тесного мирка мнимого благополучия — например, сведя с человеком, в которого они влюбляются.
Когда это случается, все стены, как под ударом, внезапно рушатся, и на какое-то время все вокруг кажется сплошной идиллией и счастьем, пока они не рассеиваются прахом. Ученик оказывается в весьма мучительной для себя ситуации: без стен, без защиты, с горою теоретического багажа за плечами, который он, однако, не знает куда девать и как применить, поскольку, по причине собственной самонадеянности, слишком долго отгораживался от мира. Теперь все стены пали, и целый мир шумит и грохочет вокруг него, а он не поспевает возводить новые стены взамен старых: так быстро они разрушаются и падают. Ученик растерян, беспомощен и вновь отброшен на стадию раннего детства, где он сформировал и пустил в ход все эти механизмы.
При общении с людьми, с которыми он не связан близкими отношениями, он достаточно быстро обуздывает свои чувства и справляется с эмоциональными проблемами, особенно с теми из них, с которыми он до этого уже вступал в конфронтацию. Затем из глубинных тайников прошлого он молниеносно извлекает на свет божий свое ментальное менторство, ибо хочет, на основе прошлого опыта, добиться быстрого успеха. При этом ему невдомек, что, в сущности, он вновь готов возвести на пьедестал свои старые сепаратистские замашки. Ему необходимы быстрый успех и признание других; а поскольку в прошлом он добивался этого именно таким путем, то теперь, почти бессознательно, он вновь прибегает к помощи своих старых, проверенных методов и берет на вооружение те же установки, чтобы тем самым вернуть себе, хотя бы ненадолго, прежнее иллюзорное спокойствие.
Эта стадия весьма опасна для ученика, оставшегося без привычных защитных стен, разрушенных при участии его души, которая знает все вкусы и пристрастия личности и знает, что именно ее устраивает, а что нет. Однако эта духовная свобода и тот простор действий, которые перед ним открываются, часто отпугивают ученика. И это понятно. Ведь вместе с исчезновением старых, проверенных защитных механизмов понемногу исчезают и последние остатки его так называемого внутреннего спокойствия и благополучия, оставляя его растерянным и беспомощным перед лицом бурлящего мира, и в этом состоянии беспомощности, окутанный туманами и мглой, он немедленно прибегает к услугам своих "старых добрых механизмов". Уж их-то он знает досконально!
В этот момент гора оказывается неизмеримо далекой от ученика, чье сознание отторгает ее, как инородное тело, поскольку истинная духовность внушает ему непомерный страх. Этот страх вызван тем, что ученик вдруг, неожиданно для самого себя, понимает, что истинная духовность требует решительного и бесповоротного отказа от своих прежних комплексов, норм и привычек, от раздражения и жалости к самому себе, от бесконечных сетований в самонадеянной убежденности в непревзойденности своих ментальных менторских талантов. Эта стадия — стадия заключительного, выпускного экзамена, на котором очень многие ученики проваливаются и потому вынуждены возвратиться вспять, к своей пустой, никчемной жизни, ибо требования, предъявляемые к ним, оказываются для них слишком непомерными, а сами они не выражают особого желания выполнять их.
На этом этапе происходит борьба за выбор между духовным служением и служением личности. Какой путь изберет ученик? Выбор первого пути, пути духовного служения, требует от учеников солидного мужества и сердечной вовлеченности, и когда они понимают, что именно от них требуется, многие ударяются в панику и идут на попятную. И если они вновь скатываются на свои старые, сепаратистские позиции, то оставшаяся жизнь проходит для них впустую. Стены отстраиваются заново, на прежнем месте возводится новая крепость на манер старой, личность вновь изолирует себя от мира и, сидя за крепостными стенами, ликует и празднует свою победу.
Если ученик выбирает путь бескорыстного служения, то он в этом случае точно знает, что, как бы ни было тяжело и трудно, назад пути нет. Прежде чем личность будет побеждена и низложена на всех уровнях, этому всегда должно предшествовать служение. Поскольку ученик беззащитен и уязвим, как ребенок, то ему часто приходится молить о помощи и испрашивать защиты — до тех пор, пока заложенная в сознание новая программа не начнет действовать. Лишь тогда перед ним воочию раскрывается истинное величие души, и ему делается страшно при мысли о том, что однажды из-за своих безволия и слабости он чуть было не "продал свою душу".
Поскольку внутреннее понимание учеником истинных размеров и величия своей души неуклонно ширится и возрастает, то он под ее влиянием в конце концов признает все свои ошибки и заблуждения и прочно утверждается в мысли о том, что самая важная и величайшая цель в жизни — это служение людям.

36. ТЩЕСЛАВИЕ ДО ДОБРА НЕ ДОВОДИТ
Чем ближе ученик к вершине, тем более осторожным ему следует быть в отношении своих гордости и тщеславия, которые подстерегают его на каждом шагу. Нужно помнить о том, что высокая степень духовности — это не только расширенное сознание, углубленные знание и понимание, но и большая опасность. К сожалению, очень часто ученик распознает эту опасность лишь тогда, когда, собственно, уже ничего не изменить. Пока его духовные желания возвышенны, пока они покоятся на преданности и смирении, особых сложностей не возникает; однако, как только смирение и чувственное благородство забываются, тут же ментальная гордость поднимает голову и идет в рост. Если при этом ученик не уверен в себе или внутренне ощущает свою неполноценность (в которой он не признается даже самому себе), то в нем начинает говорить естественное в таких случаях желание как-то утвердиться или реабилитировать себя, и в этом случае он призывает на помощь свое обширное ментальное знание.
Когда ученик с таким ментальным складом видит, что его ум, знания и уверенность в своих силах производят неотразимое впечатление на более молодых и менее опытных учеников, почитающих эти качества за добродетель, он преисполняется великой гордости, ибо она в лице указанных учеников, его невольных обожателей, получает мощное подкрепление, не контролируемое чувством смирения, которое в эту пору ему еще не ведомо. Он не видит, что это обожание, которое часто выказывают менее опытные ученики более опытным, замешано на чувстве раболепного восхищения, которое, однако, исчезает, едва они поднаберутся ума-разума. Такой ученик начинает понемногу терять из виду свою гору. Указанные внешние атрибуты величия, т.е. почет и обожание со стороны других учеников, делаются для него все более значимыми и весомыми. Всякий раз, когда другие выказывают ему почет или уважение, его охватывает чувство невыразимого самодовольства, а поскольку ему все еще недостает внутренней уверенности в своих силах, то эти восхищение и обожание, которые он встречает у других, дают ему необходимые мужество, силу и весьма его укрепляют.
Данный этап — один из самых опасных на пути следования ученика, и некоторые из них минуют его до Второго Посвящения, а некоторые — после. Как правило, незадолго до Посвящения ученик делается весьма чувственной натурой и, стыдясь этого, либо сознательно избегает малейшего проявления своей чувственности, либо просто подавляет свои чувства и вытесняет их в подсознание, поскольку всякий раз, когда он сталкивается с серьезными проблемами, обнажающими его неумение контролировать свои чувства и управлять своей чувственной природой, данное свойство его натуры доставляет ему массу хлопот и лишает его всякой уверенности в себе. Чтобы избежать этой неприятной необходимости лицезреть свои бесконечные поражения на чувственном фронте, он начинает всячески скрывать от себя и от других свою повышенную чувствительность, запирает свои чувства под замок разума и начинает старательно уверять себя и других в том, сколь он начитан, всезнающ и — ментален.
Эти чары самообольщения (glamour) могут держать его в своем плену чрезвычайно долго, поскольку всегда найдутся люди, склонные верить его россказням о том, сколь он начитан, умен и как много он знает. Однако рано или поздно он будет разоблачен — ибо до тех пор, пока он запирает свою эмоциональность и ущемляет свое чувственное существо, личность не сможет интегрировать, т.е. сделать частью своей природы, даже малую частицу того обширного ментального знания, которое он накопил.
Чтобы книжное знание перешло в мудрость, нужно согреть свою жизнь теплотой сердца, любовью, заботой и участием к судьбе других. Если он не заботится о других и не чувствует самой ситуации, его знание так и останется только теорией, голой, пустой и никчемной, не способной как-то изменить или преобразовать весь "зачарованный" уклад его жизни. В этой ситуации он не сможет долго скрывать правду и будет быстро разоблачен. Каким бы энтузиазмом или вдохновением ни дышали его речи, обращенные к другим, в них все равно останутся и поучающе-назидательный тон, и чувство превосходства, которые, из-за его неспособности понимать, сочувствовать или любить других, будут исподволь действовать на них раздражающе. И, хотя чисто интеллектуальное обаяние его ментального склада мышления может еще долго привлекать других своей возвышенностью и неординарностью, однако неспособность к сердечной любви и равнодушие к другим очень скоро станут заметны и разрушат весь этот искусственный мираж очарования, в результате чего он предстанет перед всеми в жалком обличии своего духовного несовершенства — как поверхностный, расчетливый, изворотливый тип, пускающий другим пыль в глаза.
Чем больше это пристрастие к ментальной переоценке самого себя, тем заметней изъяны и тем быстрей придет час разоблачения, после которого он останется в одиночестве, наедине со своими собственными высокомерием и заносчивостью. Если он будет продолжать упорствовать в своем тщеславии, это надолго затормозит его развитие, и он просто будет топтаться на одном месте вместо того, чтобы идти вперед, ибо к этому времени его ментальный аспект сделается самодовлеющим и будет склонять его в сторону догматики и сепаратизма, в то время как чувственно-ментальный аспект так и останется не разобранным, беспорядочным и запущенным — отторгнутым в тайники подсознания. Но так будет выглядеть только внешне, поскольку душа не дремлет и постоянно нацеливает его на ту великую работу, которую ему, как ученику, предстоит проделать; но с другой стороны, пока сам ученик будет упорствовать в своем тщеславии и удерживать себя в этом нелепом положении, канал, связывающий его с душой, будет полностью перерезан, и о каком-либо контакте с ней в этом случае не может быть и речи.
Чувства выйдут на волю и начнут бурлить в нем только тогда, когда этот массивный ментальный панцирь будет пробит или даст трещину, после чего период его ментального величия завершится, ибо дел окажется невпроворот: нужно будет детально разбирать и перерабатывать свои чувства, большая часть которых так и осталось на инфантильном уровне, ибо никогда не была до конца проанализирована и понята. Но душа ученика в это время ликует и расцветает, радуясь тому, что ментальная короста наконец лопнула и все развитие вновь пошло вперед своими темпами.
Эта короста тщеславия и ментального самовозвеличивания может оказаться настолько плотной, что иногда требуются решительные меры, чтобы пробить в ней брешь.
Такими мерами могут быть или увольнение с работы, или сильное потрясение, или любовь, или мощный отпор со стороны друзей, которые видя его насквозь и которым больше невмоготу выслушивать весь этот "маниакальный бред", или же бойкот со стороны коллег и подчиненных, недовольных его методами работы и подавших на него жалобу. Последнее зачастую самое опасное, ибо внезапно и надолго выбивает у него почву из-под ног и вдребезги разбивает с таким трудом завоеванный ментальный имидж. Поэтому он постарается тут же его восстановить и восстановит, если душа не войдет с ним в контакт еще до того, как данный процесс ментальной реабилитации будет завершен.
Если же контакт удается наладить и он оказывается достаточно длительным и стабильным, тогда в жизни ученика наступает долгий трудный период эмоционального анализа и переделки своих чувств. Этот процесс будет суровым и безжалостным, но пройти его необходимо, ибо Врат можно достичь только одним путем — путем длительной обработки, анализа и постижения своей астральной натуры, когда все отторгнутые и хранящиеся в подсознании чувства вытаскиваются на свет божий, разбираются и перекраиваются. Период этот хотя и тяжелый, но весьма поучительный, и самый важный урок, который извлекает из него ученик, тот, что он приходит к пониманию того, сколь жестоко он заблуждался и обманывался в своей ментальной гордыне, наивно полагая, что управляет всеми своими чувствами. Это трудное время окажется для него не напрасным, ибо он в конечном итоге увидит, что он еще очень и очень далек от желаемого — от умения самому управлять своей эмоциональной природой.
Другим важнейшим следствием или уроком данного периода явится тот опыт, к которому он придет в результате столь мучительного для него разоблачения его собственного ментального "величия". Пусть его гордость и самолюбие немного пострадают, но такое "страдание" будет только на пользу, ибо под его влиянием в нем проявится важнейшая из всех добродетелей — смирение. Где нет смирения, там нет и Посвящения. Таким образом, весь этот длительный процесс ментального самоодурачивания будет для ученика безусловно поучительным и полезным, и если ему посчастливится завершить его к моменту Второго Посвящения, то весь дальнейший период между Вторым и Третьим Посвящениями будет не столь мучительным и трудным.
Если же ученик продолжает предаваться своим ментальным капризам и после Второго Посвящения, опасность вырастает неимоверно. На начальных стадиях ему вполне еще может хватить того запаса смирения, который он накопил к этому моменту, однако, если он затем не выдерживает и начинает обольщаться своими ментальными совершенствами, гордость и тщеславие в этом случае могут достичь катастрофических размеров и стать просто невыносимыми. Это, в общем-то, неудивительно, ибо склад его мышления в эту пору отмечен холодным сепаратизмом в отношениях с другими людьми, поскольку он, основательно перерабатывая свои чувства, умудрился при этом отгородиться даже от благородных тенденций, имевшихся в астральном теле. А поскольку грубые астральные свойства у него уже отсутствуют и не могут из тьмы подсознания управлять его намерениями, то его ментальные идеи или представления могут легко пойти не в том направлении, и посему он вполне может начать воображать о себе невесть что, наделяя свои ментальные способности самыми дикими, несуразными и ложными совершенствами.
Если такой ученик вовремя не остановится (а такое, как ни прискорбно, случается крайне редко, ибо к этому времени сердечной теплоте и смирению давно отказано в правах), его падение с вершины будет сокрушительным и долгим. Процесс его развития надолго затормозится, ибо никакой переэкзаменовки, никакого повторного посвящения уже не будет, а будет только падение с вершин — с его же собственных, им самим созданных ментальных вершин.
Возможно, пройдет не одна, а несколько инкарнаций, прежде чем он тяжким трудом и потом сможет вновь отвоевать былое положение и вернуться на прежние духовные позиции, на этот раз коленопреклоненным, любящим и смиренным. Учтите это. И пусть это послужит всем вам в назидание!

37. ГРУППОВАЯ ЭЗОТЕРИЧЕСКАЯ РАБОТА
На сегодняшний день та групповая эзотерическая работа, которая осуществляется во всем мире, может рассматриваться как все еще соответствующая примитивной ступени. Поскольку большинство учеников до сих пор чересчур занято проблемами своей собственной личности, то им довольно сложно разобраться и навести порядок в своей жизни, а это ведет к тому, что им трудно управлять ею и еще труднее — в качестве существ, руководимых душою — принимать деятельное участие в групповой эзотерической работе. До тех пор, пока личность будет диктовать свои права, оставаясь при этом ленивой, тяжелой на подъем и крайне консервативной; до тех пор, пока весь ее астральный балласт не будет полностью переработан и познан, а сама личность перестанет нуждаться в ментальной поддержке и прибегать к ней, чтобы восстановить свое пошатнувшееся реноме, — до тех пор ученикам будет трудно постичь суть и содержание групповой эзотерической работы.
Если мы по-прежнему будем оценивать духовную работу с позиции нашей собственной, весьма ограниченной, личности, мы никогда в полной мере не сможем понять, во имя чего, собственно, она ведется. Мы никогда не поймем, что наиважнейшая и первоочередная задача группы — это работа во имя целого, которой и должна быть подчинена деятельность всех личностей, составляющих эту группу. Но серая, заурядная личность настолько привыкла диктовать свои условия и, чуть что, проявлять агрессивность, гнев и раздражение, что ей практически уже не понять, что в жизни есть нечто гораздо более важное, чем ее собственные интересы.
С точки зрения самой личности, она и есть то самое целое, во имя которого надо трудиться, а раз так, то первенство в группе принадлежит ей по праву. Исходя из своего собственного сепаратизма, она не желает признавать, что в группе может быть кто-то важней и значимей, чем она. Именно этими соображениями она и руководствуется в своих действиях, совершенно не желая понять при этом, что другие члены группы чувствуют себя ущемленными, обиженными или попранными в правах. Для нее совершенно естественно, что именно она — центр, а все остальные второразрядные актеры, так сказать, сценический стаффаж, реквизит, призванный подчеркнуть ее силу и значимость, те силу и значимость, о которых каждый из нас, как личность, втайне мечтает.
На этой стадии ученик неимоверно далек от своей горы; по сути, он утрачивает с ней всякий контакт. Где-то в закоулках его подсознания все сильней шевелится и заявляет о себе чувство неполноценности, разжигая в нем страстное желание самоутвердиться любой ценой. В этой фазе связь с душой полностью блокирована, поэтому импульсы, посылаемые душой, обрываются и не доходят. Поэтому ученику представляется невероятно важным продемонстрировать другим свои ум и высокую духовность, чтобы утвердить себя в их мнении как человека начитанного и многознающего.
Это болезненное стремление во что бы то ни стало обратить внимание других на свои положительные стороны и качества — тоже один из тех старых защитных механизмов, которые ученик как личность сформировал в раннем детстве. Когда родители, как ему тогда казалось, не понимали или не замечали того, насколько развит, одарен и не по годам смышлен их ребенок, то последний, в своем стремлении привлечь к себе их внимание, предпринимал неимоверные усилия, и для этого подчас были хороши любые средства. Если ему удавалось обратить на себя их внимание, цель считалась достигнутой, хотя игра, в сущности, не стоила свеч, поскольку через какое-то время они бы и сами обратили внимание на то, какой он у них прекрасный и замечательный. Но, добиваясь своей цели, сам ребенок совершенно не замечал того, что своей назойливостью и упрямством он все больше и больше утомлял и раздражал своих родителей, хотя и видел, что, когда ему все же удавалось привлечь их внимание, это у них не вызывало особого восторга. И этот старый прием — метод программирования своей личности — он тянул за собой всю
сознательную жизнь, вплоть до зрелого возраста, и, применяя его, совершенно не видел того, что других это утомляет и раздражает не меньше, чем некогда его родителей.
Пока ученик не наведет порядка в собственном доме, он так ничего и не поймет. Он может менять друзей, коллектив или рабочие места сколь угодно часто, однако каждый раз, когда будут возникать размолвки или разногласия, он все равно упорно будет настаивать на том, что в этом повинен не он, а другие. Такого ученика вполне может отличать глубокое внутреннее стремление к духовному познанию жизни, к подлинно духовным, истинным ценностям, но само по себе это желание ничто, коль скоро ему не хватает понимания того, что начинать он в первую очередь должен с самого себя. Вливаясь, с мыслью о духовном служении миру, в одну из эзотерических групп, чтобы участвовать в ее деятельности на правах практика-эзотерика, он вместе со своими духовными идеалами привносит туда и свои старые методы, приемы и установки, и этот тлеющий в нем на личностном уровне конфликт очень быстро разжигает страсти и порождает конфликты уже в самой группе.
Пока человек будет стремиться утвердить себя за счет других, любовь будет ему не ведома и никогда не станет тем внутренним качеством, той особенностью, которые служат единственным подлинным знамением его души. Во всех без исключения эзотерических группах атмосфера любви должна быть основным, ведущим фактором деятельности, ибо только она поможет нам мириться и с нашими собственными, и с чужими несовершенствами. Но, если только в группе находится хотя бы один человек, который не понимает этого и продолжает вести свой собственный эгоистический курс, этого будет вполне достаточно, чтобы дух сотрудничества, товарищества и взаимовыручки в группе заметно снизился и упал.
Такой ученик-сепаратист обычно никак не может взять в толк того, что именно он главный виновник порчи хороших отношений в группе, и не может потому, что самого себя он неизменно расценивает как весьма ответственного и обязательного человека. Это, считает он, дает ему законное право указывать другим на их безответственное поведение, причем в самых незначительных мелочах. Под влиянием старых норм, установок, привычек и шаблонов мышления он продолжает считать, что чем больше он будет указывать другим на их ошибки и промахи, тем больше те оценят его ум, способности и деловитость, в результате чего на его долю достанутся те почести и славословия, которых он так жаждет и которых он, по его мнению, так заслуживает.
Поскольку подобные привычки, установки и схемы поведения достаточно глубоко укоренились в его сознании, то он совершенно не видит, сколь отталкивающе он действует на окружающих и сколь неприятны для них те манеры, которым он следует.
Да, они готовы признать, что они, возможно, не столь способны или одарены, но при этом они все же не вполне понимают, почему их непрерывно одергивают или порицают за ту работу, которую они стремятся выполнять со всей душой, поэтому, когда чаша их терпения переполнится, они либо выйдут из состава группы, где они чувствуют себя явно не на месте, либо не пожелают сносить попреки и отмалчиваться, а прямо и решительно заявят, что они этого не потерпят и чтобы их избавили от подобного грубого, бестактного и бездушного обращения.
Надо ли говорить, что это нисколько не способствует поднятию и поддержанию на должном уровне коллективной энергетики; напротив, энергетика и дух единства в такой группе значительно ослабляются и падают, и это нередко приводит к самым неожиданным и печальным последствиям. Нередко конфликт принимает форму открытой двусторонней конфронтации, в ходе которой ученик, придерживающийся старых приемов и методов, может дойти до агрессивности, доказывая всем, в том числе и самому себе, что его точка зрения безусловно самая верная и правильная, а другие просто не хотят его понять. Это первый симптом назревающего раскола, ибо ментальный панцирь, которым окружил себя ученик, начинает понемногу лопаться и давать трещины, и здесь самое время приступить к фазе астральной обработки и переделки; к несчастью, дело часто заканчивается тем, что ученик молниеносно прячет свою астральную уязвимость под защиту ментальных механизмов придирок и нападок и вновь начинает перекладывать всю вину и ответственность на других.
В эзотерической группе достаточно подчас одного члена, приверженного старым, рутинным методам и установкам, чтобы от этого катастрофически пострадала работа всей группы. С другой стороны, это послужит для всех наглядным уроком
практического наблюдения за действием тех механизмов, которые они тоже имеют у себя и к проявлению которых им следует отнестись со всей осторожностью. Чаще всего ученик — из тех, что описан нами выше — вынужден сам покинуть группу, чтобы окончательно не уронить свою репутацию. В глубине души он вполне согласен с тем, что вел себя по отношению к другим крайне грубо и нелюбезно, и это очень мучит его, но именно поэтому он будет продолжать утверждать, что это не его вина, а других, ибо в нем по-прежнему сильна потребность в любви и уважении других, в тех любви и уважении, которых он собственным неразумным поведением сам себя лишил.
В любой эзотерической группе можно обнаружить одного или нескольких подобных членов, которые, к счастью, долго там не задерживаются, поскольку мало кто в состоянии терпеливо сносить их постоянную резкую критику. Иногда в группе очень долго терпят подобное невыносимое поведение их сотоварища, желая тем самым выказать добрую волю, любовь и понимание, но в один прекрасный момент их терпению приходит конец, и, когда они начинают подвергаться особо яростным инсинуациям, оно лопается. Было бы куда разумней, если бы в группе не мирились так долго с подобным положением дел, а сразу, со всей прямотой и решительностью, заявили бы такому горе-ученику, что они в группе не потерпят подобного грубого, хамского и эгоистического обращения.
Тем самым атмосфера и слаженная деятельность группы, как внутренняя, так и внешняя, были бы избавлены от назревающего конфликта, а сами стороны могли бы многому научиться — если бы только ученик захотел этого. Любое сотрудничество дается нелегко, а тем более в эзотерических группах, где людей, ведомых душой, один-два человека, не более, где большинство — это люди, которыми попеременно управляют то душа, то личность, и также один или двое могут оказаться из числа тех, кем исключительно руководит их личность. В таких группах кризисы могут следовать один за другим, но, если бы все члены такой группы смогли понять, что
эти кризисы являются для них своего рода даром судьбы, подстегивающим их персональное и коллективное развитие, тогда они смогли бы выйти из всех этих передряг еще более умудренными и многоопытными.

38. ЕЩЕ РАЗ ОБ ОТВЕТСТВЕННОСТИ
Туманы начинают редеть, как только наше внимание концентрируется на подлинных проблемах. Днем счастья становится для нас тот день, когда мы доподлинно сознаем, что миражи самообольщений использовались нами лишь в качестве благовидного предлога, которым мы прикрывались, чтобы уйти от ответственности за коренные проблемы нашей жизни. Серьезно говорить о том, что мы вступили на истинный, духовный путь, можно лишь тогда, когда серьезным становится наше отношение к тем бесконечным оправданиям, к которым неустанно прибегает личность только ради того, чтобы поскорее уйти от этой пугающей ответственности.
Она пугает нас только потому, что эту норму или привычку мы тянем за собой с детских лет. Но, с другой стороны, коль скоро мы привержены ей столь долгий срок, то на это должна быть своя причина, и этой причиной является наш страх перед новым и неизведанным. Именно страх перед неизведанным внушает нам личность, и внушает с явным успехом, из жизни в жизнь, из одной инкарнации в другую. Таким образом, корни этой древней привычки следует искать даже не в нашем детстве, а гораздо раньше, в наших ранних, примитивных воплощениях, когда уход от ответственности считался делом естественным и даже достохвальным, поскольку добровольно взваливать на себя бремя ответственности выглядело бы в высшей степени глупо.
Для большинства из нас это просто древняя норма или установка, которой мы безукоризненно следовали на протяжении бесчисленных жизней с единственной целью выжить. Выжить мы выжили, однако за это время, привыкнув постоянно уклоняться от этой неприятной для нас обязанности, мы накопили огромный запас негативной кармы. И теперь близится час расчета. Поэтому ученик, стоящий у порога Второго Посвящения, должен уплатить часть своих кармических долгов и должен иметь мужество открыто, лицом к лицу встретиться со своими подлинными, а не мнимыми проблемами.
Для большинства учеников это невероятно трудная задача, трудная именно в силу того, что они давно уже сочли себя серьезными и ответственными людьми. Поэтому часто они очень долго и упорно отказываются признать, что их больная проблема — это именно проблема ответственности, точнее — неприятия оной. Поэтому многие откладывают страшный час очной ставки с этой проблемой из жизни в жизнь, из инкарнации в инкарнацию, пока однажды до них не доходит, что время назрело и тянуть больше нельзя. Если они хотят идти дальше по Пути Посвящения, они должны, они просто обязаны выдержать эту очную ставку.
Те экспериментальные ученические пары, с которыми Мы усиленно работаем, подводятся к данной кризисной фазе на очень раннем этапе, что, в общем-то, не случайно: этот кризис знаменует собой поворотный пункт в жизни каждого из учеников, а цель проводимых Нами экспериментов в том и состоит, чтобы по возможности ускорить групповую эзотерическую работу во всем мире через самую мельчайшую групповую единицу — (супружескую) пару, в которой оба партнера-ученика находятся в постоянном конфликте и конфронтации между собой.
Можно сказать, что вся их жизнь строится по линейному принципу: от кризиса к знанию, от знания к кризису, затем опять от кризиса к знанию и т.д. до бесконечности. Данный процесс неимоверно тяжел и изнурителен, но вместе с тем необычайно поучителен и эффективен, ибо он существенно ускоряет весь ход духовного развития учеников в такой паре.
Каждому из учеников рано или поздно придется выдержать эту неприятную очную ставку со своей опасной, инфантильной привычкой: "Я не желаю нести ответственность". Однако, чтобы добраться до этого надежно скрытого несуразного механизма, ученик должен миновать целую серию различных предохранительных механизмов и защитных бастионов, о которых уже говорилось выше. Более молодому из партнеров в экспериментальных ученических парах редко удается ускользнуть от этой неприятной процедуры, поскольку старший и более опытный партнер постоянно держит его под своим наблюдением, и, зная все его маневры и ухищрения, к которым тот может прибегнуть, чтобы уйти от этой мучительной обязанности, он то и дело обращает его внимание на то, что тот все еще не достиг полного понимания и осознания своей больной проблемы.
Если ученик одинок и не имеет подле себя подобного наперсника, способного указать ему на необходимость конфронтации с этой глубинной проблемой, то для него весь этот процесс окажется еще более трудным, поскольку те многочисленные маневры и ухищрения, к которым он прибегает с целью уклонения от этой неприятной обязанности, практически всегда срабатывают. Его личность торжествует одну победу за другой — всякий раз, как очная ставка откладывается на неопределенное время. Что же это за механизмы и что это за ухищрения, к которым столь часто (и почти неосознанно) прибегает ученик? Они упрятаны столь глубоко, что и сам ученик толком не знает, откуда берутся все эти миражи и наваждения, в которых он столь основательно увяз.
Самый излюбленный его метод — на ходу сочинить какую-нибудь правдоподобную историю, чтобы отвести от себя малейшие упреки и порицания. Некоторые настолько поднаторели в сочинении таких историй, что выпекают их прямо на ходу, и столь удачно, что многие им верят. Если же этот метод не сработал, ученик мгновенно отыскивает подходящего козла отпущения: либо партнера, либо кого-нибудь из членов семьи, на которого раньше не раз падало подозрение в совершении того или иного неблаговидного поступка. При некоторой сноровке или находчивости ученик без труда может отречься от чего угодно и тут же привести в собственное оправдание историю о том, что в происшедшем виноват не он, а тот, другой, потому как он, дескать... и т.д. и т.п.
Если и этот прием не удался, ученик незамедлительно прибегает к любимой военной хитрости — при условии, что он хранит ее про запас и не прибег к ней с самого начала, как это делают многие, дабы лишний раз перестраховаться. Эта военная хитрость весьма проста: как только виновный чует, что дело пахнет керосином и ему не избежать упреков и обвинений, он первый наносит удар, и это нападение всегда оказывается для противной стороны столь неожиданным и внезапным, что практически выбивает у нее из-под ног твердую почву, так что у нее не находится нужных контраргументов, чтобы защитить себя. Личность вновь ликует и радостно потирает руки, очная ставка вновь откладывается на неопределенное время, а старые, нецелесообразные механизмы, приемы и методы продолжают действовать прежним порядком, сея негативную карму.
Разумеется, душа изо всех сил подстрекает развитие ученика, но при отсутствии верного партнера, видящего насквозь все его уловки и предохраняющие механизмы, ему не удастся заглянуть вглубь себя и докопаться до сути непостижимой, хотя и несложной проблемы, элементарный смысл которой в том, что ученик не хочет быть ответственным. Эта "младенческая" проблема столь проста и незамысловата, что многие, преодолев ее и постигнув ее элементарную суть, потом лишь горько сетуют по поводу того, что разбазарили столько жизней из-за необъяснимого страха и своего нежелания конфронтировать с этой в высшей степени нелепой установкой, которую нетрудно перепрограммировать — разумеется, при условии, что ученик этого хочет. Ибо новая программа или установка приводится в действие с того момента, как ученик готов к этому и хочет этого, но не раньше.
Как и в случае со всеми другими проблемами, мы, прежде чем приступить к ее преодолению, должны суметь понять, что это — именно проблема. После этого она извлекается на свет божий, подвергается тщательному анализу и оценке, насколько именно она обременительна, нецелесообразна и неразумна, и только затем пускается в обработку или переделку путем ее перепрограммирования, самым подходящим названием для которого могло бы служить: Хочу быть ответственным.
Если ученик достиг этой стадии развития, то затем все идет быстро и гладко.
Поворотный пункт пройден, ученик взял ориентацию на новую установку, не уставая при этом удивляться тому, сколь ему свободно и радостно дышится и какое это облегчение чувствовать себя избавленным от необходимости лгать, изворачиваться и манипулировать своими ближними, дабы спасти свою шкуру; от необходимости мучить и терзать других, дабы самому уйти от ответственности, а главное — от необходимости жертвовать своей любовью, любимым или любимой, отдавая их на потребу этой чудовищно нелепой, пагубной привычке — желанию уйти от ответственности. Он не понимает, как можно было вести себя столь безрассудно и глупо на протяжении всей своей жизни, и даже не одной, а многих и многих жизней.

Та великая борьба, которую сегодня ведут многие ученики, борьба за то, чтобы уметь быть ответственными, — эта борьба во многих отношениях для них непостижима. Она непостижима сейчас и еще более непостижимой будет потом, когда ученик постигнет суть проблемы и воочию увидит, сколь, в сущности, простой могла бы быть его жизнь все это время. Честность — наилучшая политика, гласит старинная мудрость; это так, все с этим согласны, но, тем не менее, все изворачиваются, как умеют, и лгут, лгут до тех пор, пока знают, что это сойдет им с рук.
Подобная ложь обходится дорого, очень дорого: разводы, размолвки, сломанные судьбы, расторгнутые супружеские и семейные отношения, порванные дружеские связи, проблемы в коллективах, группах и т.д. и т.п. Конфликты возникают повсюду, где люди сталкиваются или приходят в соприкосновение друг с другом, и причина этого только одна: что один или несколько не хотят брать на себя ответственность. Почти все кризисы и проблемы в жизни проистекают из этой, такой простой и такой сложной, причины, суть которой в том, что мы не хотим быть ответственными.
Но ученик, который уже перешагнул этот барьер, знает, что быть ответственным вовсе нетрудно, в принципе, это очень даже легко и просто. И — самое правильное из всего, самое достойное и ценное, самое духовное и самое легкое. Подумайте над этим!

39. ПРИНИМАЙТЕ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ С УЛЫБКОЙ
Чувства, которые испытывает ученик, впервые взявший на себя ответственность без долгих проволочек и колебаний и почувствовавший, сколь, в сущности, это легко и просто, во многом сродни райскому блаженству. Не в том суть, почему он сделал это: потому ли, что испытывал в этот момент внутренние равновесие и гармонию, или потому, что сказать "да" было наиболее легким выходом в данной ситуации, — суть, повторяю, не в этом, а в том, что он все-таки сказал это самое "да" и, поразмыслив, увидел, что это было наиболее правильное и разумное решение из всех возможных и что он, признав себя ответственным, поступил не только разумно, но и справедливо.
Ученику это кажется чем-то невероятным. Ему и в голову не приходило, что брать на себя ответственность, быстро и без проволочек, это так легко и, одновременно, так вдохновляюще-прекрасно. Здесь ему неожиданно предоставляется прекрасная возможность поразмыслить над тем, как разворачивалась бы ситуация, если бы он по привычке прибег к обычным уловкам: обману, лжи, самооправданию или перекладыванию своей ответственности на другого. Да, без случайностей здесь тоже не обошлось: разве не чистая случайность то, что он сразу, без промедления и проволочек, сказал "да" и тем самым признал себя ответственным? Как говорится, не было бы счастья, да несчастье помогло.
Только теперь ему становится ясен и понятен тот фактор, который определяет суть его выбора: выберет ли он стезю ответственности или предпочтет вновь бездумно копировать свои старые привычки и шаблоны, предписывающие ему до конца отстаивать и защищать свои заповедные территории: мол, он ничего не сделал, он невиновен, и все тут. Теперь он понимает, что таким фактором, определяющим его конечный выбор, является его собственный чувственный настрой и что проблема приятия или неприятия ответственности зависит прежде всего от того, в каком он настроении: плохом или хорошем, т.е. настроен ли он на мрачный, негативный или на веселый, позитивный лад.
Ему кажется непостижимым, что на протяжении стольких жизней он неуклонно придерживался принципа безответственности, когда это так легко — настроить себя на позитивный лад и сказать: Да, я ответственен за это. И вершина горы сразу же озарится мощным сиянием любви. И ученик улыбнется, облегченно и радостно. Ну вот, поворотный пункт пройден. Наконец, без долгих проволочек и колебаний, он признал себя ответственным, и мир от этого не содрогнулся и не рассыпался в прах. Напротив, все обратилось в любовь и улыбку, а те негативные ощущения, которые готовы были нахлынуть на него, его не коснулись, ибо, как только он признал себя ответственным, они исчезли без остатка.
Ученик мысленно клянется, что никогда больше не будет убегать от ответственности. Да, возможно, что вскоре он опять окажется в ситуации, в точности повторяющей многие неприятные эпизоды его жизни и связанные с ними негативные переживания, и не исключено также, что он опять попадется в ловушку.
Что ж, такое вполне может случиться, однако он будет прилагать все силы к тому, чтобы неукоснительно придерживаться нового принципа жизни, и постарается быть внимательным настолько, чтобы этого все-таки избежать.
Любовь, ощущение легкости, свободы, радости и гармонии пронизывают все его существо, наполняя его таким чувством блаженства и счастья, которых, сколько он помнит, ему еще ни разу не доводилось испытывать в жизни. Неужели это и в самом деле была его больная проблема, которая ныне разрешилась так просто, мимоходом, чуть ли не случайно? Да, жизнь полна парадоксов. На Пути к Посвящению ученики так и норовят различными способами отделаться от тяжелой, утомительной работы, требующей собранности, серьезного, вдумчивого и ответственного отношения, и в результате любая идея, любой проект, любой замысел практически с самого начала обречены на провал и неудачу.
Всегда, любезные мои братья и сестры, всегда храните в сердце своем улыбку, веселье и радость! Величайшая ошибка — ошибка, совершаемая большинством учеников — относиться к себе слишком серьезно. Тем самым вы лишь концентрируете все свое внимание на собственной личности, а душе от этого управлять вдвойне тяжелее. Чем серьезнее личность, тем она тяжелей, а чем она тяжелей, тем больше и весомее ее власть, тем больше блокируется канал с душой. Когда же личность легка, весела, радостна и беззаботна, канал открывается — и душа сама просится в гости.
Если бы ученики научились быть веселыми, жизнерадостными и оптимистически настроенными людьми, они бы легко избежали всех этих бесконечных столкновений и конфликтов, которые они то и дело привлекают к себе своей тяжелой сущностью. Но это не самое худшее, что может случиться. Самое худшее — это отсутствие любви, ибо, когда все вокруг тяжело, муторно и мрачно, то здесь, как говорится, не до любви, которая в этот момент от нас за многие-многие мили. Любовь расцветает там, где царит радость и гармония. Среди веселья расцветает она. Среди легкости, улыбок и веселья. И не только любовь, но и интуиция.
Велика армия учеников, чьи физиономии постны, нахмурены и серьезны, — ибо они считают, что только серьезностью, важностью и степенностью могут купить себе билет в мир интуиции. Рано или поздно им придется признать, что в этот призрачно-волшебный мир невозможно войти подобным образом. Лишь игра, легкость и веселье могут открыть двери в эту обетованную землю всех живущих. Пусть каждый ученик зарубит себе это на носу, и тогда он увидит, что его развитие пойдет удесятеренными темпами, и радостными, бодрыми будут его сочувствие и понимание.
Се, говорю вам: будьте светлыми, легкими и жизнерадостными, как цветы и краски, и пусть такими же будут ваши чувства и мысли и тогда вы прямым путем вознесетесь в Царство Интуиции, Света и Любви!
Ученик, уже научившийся быть ответственным и открывший для себя, что это стало возможным потому, что он в тот момент был веселым, жизнерадостным или пребывал в гармонии с самим собой, со временем поймет, что эти же самые легкость и веселье приводят не только к осознанию своей ответственности, но и распахивают двери в мир интуиции, сострадания и любви. Единственное, что для этого требуется, это иметь при себе эти легкость и веселье.
Пусть для ученика это будет новой идеей, новым направлением или ориентацией: ответственность за то, чтобы поддерживать в себе легкость, жизнерадостность и веселье, лежит только на нем. Имеющий уши да услышит!
Поразмыслите над этим, вы, степенные, важные и серьезные эзотерики! Чем больше жизнь обращается в игру или шутку, красивую, задорную, веселую и радостную, тем ближе мы к горнему и высокому, ибо все высокое всегда содержит в себе добрый запас жизнерадостности, шутки и веселья. Тяжесть пригибает нас к земле и отдаляет от желанной цели. Легкость же дает нам крылья и увлекает к Царствам Духа. Воистину, все настолько легко и просто, что легче и проще быть не может!
Имеющий глаза да увидит!

40. РУКОВОДИТЕЛЬ ЭЗОТЕРИЧЕСКОЙ ГРУППЫ
По мере того, как туманы познаются и рассеиваются, а наши внутренние низменные гроты исследуются, освещаются и перестраиваются, а сами мы все больше постигаем, что лес — это те миражи, которые мы сами же и создаем, — по мере этого накапливаются и растут наши знания и опыт. Когда же наш внутренний канал очистится, а все наши мотивы и побуждения будут преисполнены чистоты и света, тогда наша связь с душой станет непрерывной, и это значительно ускорит сам процесс духовного очищения, так что мы в результате сможем замечать туманы еще до того, как они сгустятся.
С этого часа мы становимся Воинами Духа, и новые, более тонкие и изощренные испытания встают на нашем пути. На этом этапе духовного развития ученик часто добивается тех или иных степеней известности или становится во главе большой (или не очень большой) эзотерической группы, тем самым беря на себя ответственность более высокого уровня — групповую ответственность. Требования, предъявляемые к руководителю подобной эзотерической группы, на целую голову выше тех, что предъявляются к руководителю любой другой группы. Кому-то, возможно, это покажется странным, однако нужно иметь в виду, что в эзотерической группе чаша весов внутренних взаимоотношений колеблется вправо-влево гораздо чаще, чем в обычном коллективе, а споры и расхождения здесь гораздо острее, поскольку и идеалы выше, и личности сильнее.
Все это требует от руководителя эзотерической группы особых качеств и дарований.
С одной стороны, он должен быть мягким, покладистым, демократичным, сердечным и понимающим человеком, с другой — решительным и непреклонным, способным дать достойный отпор в ситуациях, когда отдельные личности начинают противодействовать высоким идеалам группы. Для многих учеников в положении руководителей это искусство поддержания гармонии и равновесия в группе дается с большим трудом, поскольку, с одной стороны, они стремятся быть гибкими и уступчивыми, а с другой стороны, они прекрасно знают, что в определенных ситуациях требуется решительно настоять на своем или неумолимо отказать.
Для большинства учеников достижение этого баланса является своего рода камнем преткновения, поскольку в душе они боятся каких-либо конфликтов и всячески стараются их избежать. Но без конфликтов прочной гармонии не достичь. Если столкновение неизбежно, его нужно не бояться, а встретить, преодолеть и попытаться понять его смысл с позиции целого. Любые раздоры всегда возникают на почве сепаратизма, и замышляет их сепаратистский ум, который не понимает и не желает понимать высшей, конечной цели. Поэтому так важно, чтобы руководитель никогда и ни при каких обстоятельствах — будь то по причине душевной слабости или из-за недостатка мужества — не отступал перед лицом трудностей и всегда встречал их с открытым забралом.
Очень многие ученики подвергаются на своем Пути подобной проверке, цель которой — выяснить, хорошо ли они снаряжены и подготовлены к выполнению своей миссии.
Что они выберут, какое решение примут: то, которое нужно, или то, которое их больше всего устраивает? Воины Любви и Духа всегда выбирают только то, которое нужно, то, которое правильно, даже если оно, на первый взгляд, наиболее трудное и тягостное. Однако, поскольку они, несмотря на кажущиеся трудности, выбрали все же верное и нужное решение, вскоре выясняется, что оно в результате и более эффективное, и легче осуществимое.
Как Воины Духа, мы то и дело будем подвергаться подобным испытаниям, нередко сдаваясь и отступая перед лицом трудностей, ибо наша личность еще слишком труслива и малодушна. Но если наш душевный канал будет в меру устойчив и стабилен, мы будем принимать только правильные решения, поскольку отныне, благодаря советам души, будем точно знать, какое из них правильное, а какое нет.
Это знание спасет нас от возможных последствий прежних наших колебаний и нерешительности, которые всегда овладевают нами там, где у нас нет глубокого знания. Уж если Господь Бог возводит кого-нибудь на царский трон, то Он дает ему и царские мозги, говорят в народе. Таким образом, если ученик всем сердцем стремится только к правильному выбору, то он может быть уверен, что ему всегда будет оказана необходимая помощь.
Как правило, почти во всех эзотерических группах можно обнаружить одну или несколько тяжелых личностей, чья задача в группе — разыгрывать роль маленького "морковного короля" (т.е. важничать, заноситься, строить из себя невесть кого. — В.В.) Взаимоотношения с подобными личностями могут стать для руководителя суровой школой испытаний и мужества, поскольку последний должен радеть не только об отдельной личности, но и о группе в целом. Поэтому руководитель, как никто другой, должен обладать такими качествами, как гибкость, маневренность, находчивость, умение быстро находить компромиссные решения, улаживать споры, конфликты, примирять противоборствующие стороны, будучи при этом решительным, настойчивым и сильным, когда этого требует ситуация.
Тяжелая личность — это всегда источник беспокойства, а если их несколько, они то и дело будут пытаться захватить власть в группе или, видя, что "шеф" относится к ним с сердечием и пониманием, будут постоянно пытаться его надуть или обвести вокруг пальца. Если он в этот момент не проявит предельную осторожность, то духовная атмосфера всей группы может оказаться под угрозой, ибо, дорвавшись до власти, подобная личность тут же выдвигает претензию на еще большие полномочия и власть, поэтому руководитель, проявив твердость, выдержку, волю и, одновременно, великую любовь и понимание сути происходящего с позиции целого, должен суметь поставить их на место, ибо непозволительно, чтобы духовные цели группы, ее единство и целостность отдавались на откуп, т.е. под власть или диктат, подобным несведущим личностям.
Подобные гибкость и маневренность — это целое искусство, которое достигается долгим опытом и великим трудом, поэтому чем опытней руководитель, тем отчетливей он сознает, что никогда и ни при каких обстоятельствах не следует предавать принципы любви и целостности из страха перед происками подобных личностей. Он должен мужественно выстоять эту борьбу, извечную борьбу между Светом и Тьмой, и, если он на стороне сил Света, победа будет за ним. Становясь на сторону сил Света и неизменно идя духовной стезей к познанию Света, он накопит большой позитивный опыт, а значит, выдюжит все испытания.
Чем глубже его талант руководителя, тем больше он будет опираться в своей деятельности на принцип целого и советоваться со всем коллективом — разумеется, при условии, что ему удастся удержать целое под своим контролем. Если он покажет себя умным руководителем, значит, он сможет организовать работу в группе таким образом, что все члены группы смогут на равных участвовать в принятии всех важных решений, а как известно, ничто так не рождает в сердцах людей чувство единства и солидарности, как совместное участие в делах группы и разработке ее целей.
Однако самым важным и основным при этом всегда останется то, чтобы все решения проводились в жизнь только под эгидой Света и опирались на принцип целого. Тогда за них стоит побороться. И победа придет.

41. ОДИНОЧЕСТВО В ПУСТЫНЕ
Велико и безмерно одиночество ученика, достигшего горных воздушных высот. Среди новых испытаний, приходящихся на его долю после Второго Посвящения, самое тяжелое — это отсутствие понимания и сочувствия со стороны окружающих. В одиночестве стоит он на вершине и обозревает простирающийся перед ним величественный горный ландшафт, где его гора — лишь одна из многих. Теперь, когда тончайшие облачка иллюзий более не затмевают его обзор, он отчетливо видит целое, однако чувство полной оторванности от мира мешает ему глубоко воспринять это целое и соединиться с ним. Удивительнейшее ощущение — чувствовать, что ты един со всем миром, что все твои мотивы, поступки, побуждения, мысли и чувства обуславливаются целостностью мировоззрения, рождаясь из умения понимать и видеть это целое, и одновременно чувствовать свое одиночество и полную оторванность от мира.
Странное, непередаваемое ощущение! Если раньше, до Второго Посвящения, он мог плакать, мог давать волю гневу, страстям и желаниям, то теперь для него это практически невозможно. Он видит, что другим становится явно не по себе перед лицом его силы и совершенства, и они по возможности стараются держаться от него подальше, ибо чувствуют себя в его присутствии слабыми и несовершенными созданиями. Окружающие его не понимают и оттого испытывают смятение и неуверенность. Они не понимают того, что ему по-прежнему нужны их помощь, любовь и поддержка. Он понимает мотивы их поведения, но от этого не чувствует себя менее несчастным, хотя нынешнее его состояние безусловно совершенно иного рода, чем прежние его несчастья. Он знает, что это — очередное испытание, испытание одиночеством, где ему придется в одиночку принимать все свои решения. Он это знает, он готов к этому, но, тем не менее, ему тяжело и трудно — трудно оттого, что его исключают из того общества, частью которого он себя ощущает, да и, в сущности говоря, ею является.
Он сконфужен, немного неуверен в себе и его тут же обволакивает легкая дымка иллюзий. Каким образом он может стать этим целым, когда другие его отторгают — его, часть этого целого? Да, конечно, он их понимает, он понимает, что они это делают из-за слепоты и невежества, и если отталкивают его от себя, то только потому, что он не такой, как все. Но почему он не такой, как все? Почему он другой и чувствует себя другим? Этого он не понимает, даже несмотря на то, что ему открылся и стал доступен принцип целого. И вдруг его озаряет понимание. Ибо, как только его обступает и отуманивает пелена иллюзий, он тут же утрачивает свое единство с целым и перестает быть этим целым.
Он быстро входит и контакт со своим собственным атмическим пламенем, полыхающим на вершине горы. Он зовет его на помощь, умоляя сжечь дотла все ненужное и нецелесообразное, накопленное его личностью, после чего вновь дышит полной грудью и обретает ясность видения. Да, окружающие исключают его из своего общества, поскольку у них собственных забот по горло, а его проблемы — это проблемы совсем иного порядка, совершенно их не волнующие и им не понятные.
Пусть их, ему вполне по силам решать их самому. Это не он, а они нуждаются в его помощи, ибо теперь он понимает, что стоит так высоко, что помочь ему из них могут лишь очень и очень немногие.
Им вновь овладевает чувство одиночества и оторванности от мира, но теперь он мгновенно разоблачает это призрачное, иллюзорное наваждение и отгоняет его прочь от себя, после чего перед ним с абсолютной ясностью раскрывается тот факт, что с теми духовными связями, которые у него есть, он ни при каких обстоятельствах не может назвать себя одиноким. Ведь Старшие Братья всегда с ним и всегда придут к нему на помощь, если помощь, о которой он просит, действительно необходима и разумна. Чувство же одиночества (и он это понимает) разумным никак не назовешь, ибо как можно быть одиноким, имея вокруг столько новых друзей, Братьев по Духу?
Как можно быть одиноким, обладая таким потенциалом новых способностей и, главное, нося в себе это новое чувство — чувство единства и всеобщности?
Любовь, радость и смирение переполняют его сердце. Плюс смущение — смущение оттого, что он поддался чувству одиночества и счел себя всеми забытым и покинутым. Нет, никогда не будет он забыт и покинут. Возможно, его покинут прежние друзья, которым невдомек, что он именно таков, каков есть, зато новые друзья, друзья подлинные, друзья по духу, никогда его не покинут. И тут вдруг его осеняет, что им овладевают новые миражи, которые заманивают его в свои сети.
Как он может такое думать? Ведь он един со всеми: и со старыми, и с новыми друзьями; и пусть прежние друзья в настоящий момент не хотят знаться с ним, он, тем не менее, от них не отрекается и по-прежнему вместе с ними. Если только они протянут ему руку, он с радостью ее пожмет.
Он, со своей стороны, тоже готов протянуть им руку и уже не раз протягивал, но был отвергнут. Ему трудно понять подобное к себе отношение; возможно, думает он, это тоже испытание, которое просто нужно принять таким, как оно есть. Главное — не отступать и протягивать руку дружбы каждому, и пусть каждый сам решает, пожать ее или нет. Он пытается представить себе поведение Учителей. Неужели Они не протягивают руку тем из учеников, которые Их не понимают? И часто ли Они так поступают? Не следует ли и ему точно так же поступать со своими друзьями, если его сердце до сих пор полно благодарности за ту помощь, которую они ему оказали?

Он пытается мысленно представить это себе, чтобы почувствовать еще раз, как его отвергают, почувствовать для того, чтобы принять это как должное. Ему ведь известно, что другие имеют полную свободу поступать так, как им заблагорассудится, поэтому, если они соблаговолят, то примут протянутую руку, а если нет, то отвергнут ее. Однако в глубине души он доподлинно знает, что большинство из них никогда не откажется принять ту великую любовь, которую он готов им предложить. В этом смысл всей его жизни — безвозмездно дарить другим свою любовь, распределяя ее между всеми.
К нему вновь возвращаются спокойствие и ясность. Иллюзии на время оставили его в покое. Он прислушивается к голосу собственной души и не нуждается в помощи со стороны. Если такая помощь приходит, что ж, прекрасно; если нет, тоже хорошо: он ведь понимает, что у других и без него забот полон рот и им тоже приходится сражаться со своими миражами и иллюзиями. Ему бы тоже не мешало обратить более пристальное внимание на свои, поскольку именно они в настоящий момент мешают ему понять, что он совершенно не нуждается в их любви, коль скоро ее не хватает даже для них самих. В их сочувствии и сострадании он также не нуждается, да и зачем они ему, если истинного значения этих слов никто из них не понимает?
Смысл данного испытания — освоить энергии собственной души и научиться питаться от них, щедро делясь ими с другими и при этом сохраняя покой, равновесие и чуткость к голосу своей души, насколько это в его силах. Он ответственен перед своей душой, а они — перед своей. Он борется со своими трудностями, они — со своими; все делают то, что положено, что им отведено, и делают так, как могут.
Значит, все идет своим порядком и хорошо настолько, что лучше и быть не может.
Он улыбается: ох уж эта мне ответственность, опять она тут как тут. Что ж, приходится признать, что хотя он и был достаточно серьезным и ответственным, но до уровня такой ответственности он еще не доходил. Вернее сказать, он был скорее озабочен тем, достаточно ли ответственны другие, и никогда не думал о себе.
Видимо, иллюзии и в самом деле основательно его опутали. И теперь, когда взор его ясен, он готов взять на себя долю ответственности, состоящей в том, чтобы безвозмездно служить другим. Барьер одиночества преодолен. Теперь он знает, что не одинок и никогда им не будет. Теперь у него друзья по всей вселенной. Отныне от него требуется только одно — слиться с тем целым, которое ему открылось, и постоянно быть этим целым, чтобы это целое было в нем!
Его гора, озаренная розовым пламенем, живописно возвышается среди сказочно-волшебной панорамы других гор, и ученик вдыхает благодатный, чистый воздух вершин, который вливает в него здоровье, силу и мужество. Еще одно испытание позади, одиночество в пустыне кончилось, и он, новоявленный служитель мира, устремляется дальше, возможно, чуть-чуть запаздывая, зато взамен приобретя новый, важный и значительный, опыт.

42. ДУХОВНАЯ ВОЛЯ И ВИЗУАЛИЗАЦИЯ ПРОМЕЖУТОЧНОЙ ЦЕЛИ
Когда ученик осознает наконец, что он обладает духовной волей, в его жизни наступают великие преобразования, ибо он вдруг обнаруживает, что может применять эту волю постоянно и без устали. До этого всем заправляла лишь своевольная личность, и результатом этого правления были сплошные проблемы и трудности. С того же момента, когда о себе во всеуслышание начинает заявлять духовная воля, жизнь ученика приводится в соответствие с Планом. Душа и высшее сознание ученика в этот момент раскрываются и наполняются блаженством и радостью, и мы радуемся вместе с ними, поскольку знаем, что поворотный пункт — наступил.
Однако, прежде чем ученик сделает эту духовную волю своим единоличным и полновластным руководителем, ему предстоит испытать и преодолеть множество обременительных, неприятных проблем и трудностей. С этого момента борьба против личности приобретает особые интенсивность и накал. Ведь в течение стольких жизней она только и делала, что навязывала и диктовала свои волю и произвол, и настолько к этому привыкла, что ни за что добровольно не уступит своих позиций;
а поскольку духовной божественной воле все доступно, и доступно именно с позиции целого, то личность от этого явно не в восторге, поэтому она начинает всячески и неотступно внушать ученику, что эта новая идея — нелепая, глупая заумь, от которой ровным счетом никакого проку.

<< Предыдущая

стр. 3
(из 8 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>