<< Предыдущая

стр. 3
(из 3 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Мурманский областной суд по делу Орлова и Доценко пришел к выводу, что предъявленное подсудимым обвинение по ч. 3 ст. 285, пп."а", "б", "в" ч. 3 ст. 286 УК РФ не соответствует требованиям ст. 144 УПК РСФСР, поскольку указанные статьи Уголовного кодекса Российской Федерации основываются на содержании Конституции Российской Федерации, Законов Российской Федерации "О милиции", "Об оперативно-розыскной деятельности", наставления "Об основах организации и тактики оперативно-розыскной деятельности", а в предъявленном обвинении не конкретизировано, какие именно положения приведенных законов нарушили подсудимые.
Между тем одной из форм объективной стороны состава преступления — превышение должностных полномочий является совершение должностным лицом действий, которые никто и ни при каких обстоятельствах не вправе совершать независимо от того, содержится ли прямой запрет в нормативном акте.
Действия Орлова и Доценко, предусмотренные ч. 3 ст. 285 УК РФ, квалифицированы как совершенные в совокупности с получением взяток, кражами, вымогательством, хищениями наркотических средств.
Не всегда суды первой инстанции обоснованно направляют дела для дополнительного расследования по мотиву нарушения органами агедствия права обвиняемых на защиту.
Хабаровским областным судом уголовное дело по обвинению Щербакова, Глушенко и др. направлено для производства дополнительного расследования в связи с существенным нарушением органами следствия уголовно-процессуального закона.
Суд указал, что органы следствия при ознакомлении Глушенко в соответствии со ст. 201 УПК РСФСР со всеми материалами дела нарушили его право на защиту, так как к участию в деле в качестве адвоката был допущен Ч., которого к моменту выполнения данного следственного действия (4 апреля 2001 г.) отчислили из коллегии адвокатов, и потому он не имел полномочий для осуществления защиты обвиняемого.
Отменяя данное определение и направляя дело на новое судебное рассмотрение. Судебная коллегия указала следующее.
Как видно из материалов дела, адвокат Ч. постановлением президиума коллегии адвокатов от 14 марта 2001 г. отчислен из Межреспубликанской коллегии адвокатов с 1 марта 2001 г. Выписка изданного постановления президиума получена юридической консультацией 30 марта 2001 г. Ознакомлен же адвокат Ч. с ней лишь 5 апреля 2001 г.
Таким образом, как правильно отмечалось в протесте, 4 апреля 2001 г. при выполнении по делу требований ст. 201 УПК РСФСР ни следователь, ни обвиняемый Глушенко, ни его защитник не располагали сведениями об отчислении последнего из коллегии адвокатов.
Допущенный к участию в деле Ч. вправе был осуществлять защиту Глушенко в процессе ознакомления его 4 апреля 2001 г. со всеми материалами дела. При этом гарантированное законом право обвиняемого на защиту не нарушено.
По определению Верховного Суда Республики Бурятия дело по обвинению Макаровой и Корча-нова направлено для производства дополнительного расследования по мотивам нарушения права Макаровой на защиту, так как она отказалась от дачи показаний и от ознакомления с материалами дела в связи с нерассмотрением ее заявления об отводе следователя.
Отменяя определение и направляя дело на новое судебное рассмотрение, Судебная коллегия указала, что следователь не может принимать участия в расследовании дела при наличии указанных в ст. 64 УПК РСФСР оснований и вопрос об этом разрешается прокурором.
Как видно из определения суда первой инстанции, поступившее в прокуратуру заявление Макаровой об отводе следователя рассмотрено прокурором и ей направлен ответ об отсутствии оснований для удовлетворения заявленного отвода. Однако в дальнейшем Макарова отказалась от дачи показаний и от ознакомления с материалами дела, мотивируя это тем, что не было рассмотрено ее заявление об отводе следователя и жалоба на его действия.
Статьи 64, 218 УПК РСФСР, а также ст.ст. 150, 201 УПК РСФСР разрешение заявлений и ходатайств, допрос обвиняемого и ознакомление с материалами дела не ставят в зависимость от момента разрешения заявлений и ходатайств обвиняемого. В частности, принесение жалобы на действия следователя не приостанавливает обжалуемых действий впредь до ее разрешения, если это не найдет нужным сделать прокурор.
Таким образом, при выполнении требований ст.ст. 150, 201 УПК РСФСР следователь не связан с теми требованиями, под условием выполнения которых обвиняемый согласен дать показания и ознакомиться с материалами дела, что является правом обвиняемого. Следователь же лишь обеспечивает реализацию права и при этом не обязан выполнять выдвигаемые обвиняемым условия.
Изменение приговоров
Суды допускают ошибки при квалификации действии виновных по ч. 2 ст. 105 УК РФ.
Некоторые суды продолжают квалифицировать убийства потерпевших в состоянии сна как убийства лиц, заведомо для виновного находящихся
в беспомощном состоянии, что не соответствует закону.
В постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. "О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ )" дано разъяснение о том,
20
что к лицам, находящимся в беспомощном состоянии, могут быть отнесены, в частности, тяжелобольные и престарелые, малолетние дети, лица, страдающие психическими расстройствами, лишающими их способности правильно воспринимать происходящее.
Так, изменен приговор Тверского областного суда по делу Худзитова, осужденного по п. "в" ч. 2 ст. 105 УК РФ, его действия переквалифицированы на ч. 1 ст. 105 УК РФ.
В случае квалификации действий осужденного как убийства по найму квшшфицирующий признак убийства "из корыстных побуждений " является излишним.
По этим основаниям изменен приговор Краснодарского краевого суда по делу Мацько, осужденной за организацию убийства своего отца по найму.
Допускались ошибки, связанные с квалификацией действий соучастников преступления и определением их ответственности.
Приговор Смоленского областного суда изменен в части осуждения Чебанюка за убийство, сопряженное с разбоем.
Исключая из обвинения Чебанюка п. ''ж" ч. 2 ст. 105 У К РФ, суд тем самым признал в приговоре, что данное преступление Чебанюк совершил самостоятельно, а не в группе лиц, и должен нести ответственность за совершенные лично им действия. Между тем из приговора следует, что Чебанюк непосредственного участия в причинении смерти потерпевшим не принимал, а лишь способствовал в этом Ярченко, который и лишил жизни обоих потерпевших. Чебанюк лишь помогал нести составную часть ружья как орудия преступления, зная о намерении Ярченко лишить потерпевших жизни, и обеспечил ему для этого благоприятные условия.
Действия Чебанюка с пп. "а", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ переквалифицированы на ч. 5 ст. 33, пп. "а", "з" ч. 2 ст. 105 У К РФ.
В соответствии со ст. 35 УК РФ убийство признается совершенным группой лиц, если два и более исполнителя без предварительного сговора, действуя совместно, с умыслом, направленным на совершение убийства, непосредственно участвовали в процессе лишения жизни потерпевшего, применяя к нему насилие.
Изменен приговор Верховного Суда Республики Башкортостан по делу Боковой и Халхатяна, осужденных соответственно: Бокова — за организацию убийства своего мужа, а Халхатян — за его убийство, совершенное группой лиц по предварительному сговору.
Действия осужденных по п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ квалифицированы без учета того, что Бокова осуждена только за организацию убийства, что соучастие в любой форме группу не образует. Поэтому действия осужденных Боковой и Халхатяна переквалифицированы соответственно на ч. 3 ст. 33, ч. 1 ст. 105 и ч. 1 ст. 105 УК РФ.
Преступление признается совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвова/1и лица, заранее договорившиеся о совместном совершении преступления.
Приговор Верховного Суда Республики Татарстан по делу Мубаракова, Маколкина, Кудимова и Никитина, осужденных за совершение нескольких преступлений, в том числе за убийство Шатунова, изнасилование и покушение на убийство А. по предварительному сговору группой лиц, изменен: Судебная коллегия исключила квалифицирующий признак — предварительный сговор, признав совершение указанных преступлений группой лиц в связи со следующим. Как установил суд, умысел на убийство у осужденных возник после изна-
силования А., с целью сокрытия уже совершенных преступлений, когда А. стала угрожать им разоблачением.
Выводы суда о квалификации действий подсудимых должны быть основаны на правильной оценке фактических обстоятельств, установленных судом, и подтверждены соответствующими доказательствами.
По приговору Московского городского суда Мосолов осужден за убийство Гуреева и Трубицыной по п. "а" ч. 2 ст. 105 УК РФ.
Изменяя приговор, Судебная коллегия указала на то, что конфликт между Мосоловым, с одной стороны, и Гуреевым и Трубициной, с другой — произошел в его квартире. Причиной конфликта явилось поведение потерпевших, которые отказались выполнить требование Мосолова покинуть его квартиру, что вызвало словесную перебранку. После этого Гуреев подошел к Мосолову и приставил к его шее нож.
Судебная коллегия не согласилась с выводами суда первой инстанции о том, что действия Гуреева не давали Мосолову оснований полагать, что на него совершается реальное посягательство. Учитывая конфликтную ситуацию, созданную Гуреевым и Трубицыной, во время которой Гуреев вооружился ножом и приставил его к жизненно важной части тела Мосолова, последний мог воспринять действия Гуреева как угрозу жизни и здоровью.
Однако причиненный Мосоловым вред и примененные средства защиты не вызывались конкретной обстановкой и не соответствовали характеру и интенсивности нападения.
В связи с этим действия Мосолова в отношении Гуреева переквалифицированы на ч. 1 ст. 108 УК РФ как убийство при превышении пределов необходимой обороны, а в отношении Трубицыной — на ч. 1 ст. 105 УК РФ.
Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ изменила приговор Верховного Суда Республики Северная Осетия — Алания, осудившего Бес-таева за убийство из корыстных побуждений, и действия виновного переквалифицировала на ч. 4 ст. 111 УК РФ. Как установлено судом первой инстанции и указано в описательной части приговора, Бестаев причинил тяжкий вред здоровью Чельдиева, повлекший его смерть. При этом суд не признал установленным, что телесные повреждения потерпевшему Бестаев причинил с целью лишения его жизни.
Судебная коллегия исключила из приговора Московского городского суда осуждение Пустовитенко по п. "и" ч. 2 ст. 105 УК РФ, указав, что вывод суда о "беспричинности" действий Пустовитенко, направленных на убийство Наумова, не основан на доказательствах, исследованных в судебном заседании, которые свидетельствуют о том, что данные действия Пустовитенко совершил в ходе совместного распития спиртного и выяснения в процессе этого личных отношений.
Приговор Волгоградского областного суда изменен в части осуждения Волкова за убийство Мелихова с особой жестокостью. Переквалифицировав действия осужденного на ч. 1 ст. 105 УК РФ, Судебная коллегия указала следующее.
В приговоре имеется ссылка на выводы эксперта, проводившего судебно-медицинскую экспертизу, о причинении телесных повреждений в короткий промежуток времени, но правовая оценка совершения убийства с особой жестокостью дана без учета продолжительности времени, в течение которого были причинены телесные повреждения потерпевшему.
21
Суд мотивировал свой вывод только тем, что осужденный избрал такой способ убийства потерпевшего, "который заведомо для него причинял особые мучения", и не привел никаких доказательств того, что умыслом виновного охватывалось совершение убийства с особой жестокостью.
Приговор Московского городского суда- по делу Рыбина, осужденного за заранее не обещанное укрывательство особо тяжкого преступления, а именно убийства Полищука, а также за убийство Вороновой с целью скрыть другое преступление, изменен, действия Рыбина с п. "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ переквалифицированы на ч. 1 ст. 105 У К РФ. Коллегия указала, что квалифицирующий признак "с целью скрыть другое преступление, а именно ранее совершенное Вороновой убийство Полищука" не нашел своего подтверждения. Как следует из показаний Рыбина, убийство Вороновой он совершил из неприязни, вызванной высказываниями Вороновой о желании "свалить" на него, Рыбина, убийство ею Полищука. Эти показания Рыбина не опровергнуты и положены в основу приговора.
Суды допускали ошибки при повторном рассмотрении дел после отмены приговоров Судебной коллегией.
По приговору Воронежского областного суда Бугаев осужден по п. "к" ч. 2 ст. 105, п. "д" ч. 2 ст. 131 УК РФ.
По предыдущему приговору Бугаев по этому обвинению был оправдан.
Судебная коллегия исключила из приговора квалифицирующий признак, предусмотренный п. "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ, — "совершение убийства с целью скрыть другое преступление и облегчить его совершение", поскольку содеянное полностью охватывается таким признаком, как "убийство, сопряженное с изнасилованием".
Кроме того, действия Бугаева переквалифицированы с п. "д" ч. 2 ст. 131 УК РФ на ч. 1 ст. 131 УК РФ в связи с тем, что осуждение его по п. "д" ч. 2 ст. 131 У К РФ противоречит требованиям ст. 382 УПК РСФСР, поскольку первый приговор (до оправдательного), по которому Бугаев был осужден по ч. 1 ст. 131 УК РФ, отменен не за мягкостью назначенного наказания и не в связи с необходимостью применения закона о более тяжком преступлении.
В приговоре также не приведено никаких доказательств в подтверждение того, что виновный знал или допускал, что совершает половой акт с несовершеннолетней.
У судей возникали трудности в связи с разграничением таких составов преступлений, как разбой и грабеж. Суды не всегда правильно устанавливали, имелся ли в действиях разбой или грабеж.
Например, приговор Свердловского областного суда, по которому Градобоев, голодное и Воронина осуждены за разбой, совершенный группой лиц по предварительному сговору, а Градобоев и Голодное — также за убийство Заседателева группой лиц, сопряженное с разбоем, изменен в части осуждения Ворониной, ее действия с п."а" ч. 2 ст. 162 УК РФ переквалифицированы на п. "а" ч. 2 ст. 161 УК РФ.
Согласно материалам дела Градобоев, Голоднов и Воронина вступили в сговор на похищение имущества потерпевших. В дальнейшем Градобоев и Голоднов напали на Воронина, а затем на Заседателева и совершили убийство последнего, сопряженное с разбоем, группой лиц. Как установлено судом, Воронина насилия к потерпевшим не применяла, в процессе похищения имущества телесные повреждения Воронину и смерть Заседателеву причинены действиями Градобое-
ва и Голоднова. Данных о том, что Воронина заранее договорилась с указанными лицами о применении к потерпевшим насилия, в материалах дела не содержится и в приговоре не приведено.
Судебная коллегия изменила приговор Верховного Суда Республики Башкортостан по делу Жигалова и Шумейко, осужденных за разбойное нападение, их действия переквалифицировала на грабеж по следующим основаниям. Мотивируя вывод о виновности осужденных в разбойном нападении, суд первой инстанции указал, что они завязали потерпевшему Тру-сову глаза, связали ему руки и ноги и это. по мнению суда, являлось угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевшего. Однако каких-либо доказательств того, что связывание рук и ног потерпевшего, а также завязывание ему глаз угрожало его жизни и здоровью, суд не привел. Не установлены доказательства того, что осужденные иным способом угрожали жизни и здоровью Урусова.
Другой пример. Изменен приговор Верховного Суда Кабардино-Балкарской Республики, по которому Гятов и Бачиев оправданы по пп. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 У К РФ и осуждены по п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ. Судебная коллегия их действия переквалифицировала на п. "а" ч. 2 ст. 162 УК РФ, указав следующее. Оправдывая Гятова и Бачиева по обвинению в убийстве, суд сослался в приговоре на то, что труп потерпевшего не обнаружен, медицинское исследование не проводилось и поэтому установить причины его смерти не представляется возможным.
При таких условиях вывод суда о том, что потерпевшему был причинен тяжкий вред здоровью, носит предположительный характер и не подтверждается приведенными в приговоре доказательствами.
Изменения, внесенные в приговоры Судебной коллегией, связаны также с неправильным установлением предмета преступления.
Приговор Верховного Суда Республики Северная Осетия — Алания изменен в части осуждения Годзоева и Хурумова за похищение и уничтожение официальных документов. Судебная коллегия признала ошибочной квалификацию их действий по ч. 1 ст. 325 УК РФ, поскольку паспорт транспортного средства, свидетельство о смерти, водительское удостоверение и временное разрешение на управление транспортным средством относятся к важным личным документам, похищение которых образует состав преступления, предусмотренный ч. 2 ст. 325 УК РФ.
Нередко повторяются ошибки, допускаемые судами при назначении наказаний.
В частности, изменен приговор Верховного Суда Республики Башкортостан по делу Наширбаева, исключено назначенное по ч. 3 ст. 146 УК РСФСР и по совокупности преступлений дополнительное наказание в виде конфискации имущества, поскольку на момент совершения преступления Наширбаев был несовершеннолетним, а в соответствии со ст. 88 УК РФ несовершеннолетним не может быть назначено дополнительное наказание в виде конфискации имущества.
Квалифицирующие признаки состава преступления не могут учитываться повторно как обстоятельства, отягчающие наказание.
По этим основаниям изменен приговор Ульяновского областного суда по делу Шишкова, осужденного по п. "б" ч. 2 ст. 162 УК РФ.
Закон требует, чтобы назначение наказания было мотивировано в приговоре.
Смягчено наказание Зубатову, осужденному Московским областным судом за убийство трех лиц из хулиганских побуждений к пожизненному лишению
22
свободы, до 20 лет лишения свободы. Судебная коллегия признала обстоятельством, смягчающим наказание, молодой возраст осужденного (1980 года рождения) и отсутствие обстоятельств, отягчающих наказание. Кроме того. Судебная коллегия указала, что пожизненное лишение свободы назначается только как альтернатива смертной казни, т.е. может применяться не только в связи с совершением особо тяжких преступлений, но в совокупности с этим условием — в отношении лиц, представляющих собой исключительную опасность для общества. Однако относительно личности Зубатова такого вывода в приговоре не содержится.
Наказание, применяемое к лицу, совершившему преступление, должно быть справедливым, т.е. соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствал1 его совершения и личности виновного.
Изучение дел показ&ю, что по некоторым из них Судебная коллегия смягчала осужденным наказание исходя из принципа справедливости, установив, что у суда имелись все основания для назначения более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление.
Судебная коллегия изменила приговор Волгоградского областного суда по делу Магомедалиева (осужденного к восьми годам лишения свободы с конфискацией имущества за разбой, совершенный с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, с незаконным проникновением в жилище, организованной группой, с целью завладения имуществом в крупном размере): применила ст. 64 УК РФ и наказание смягчила до пяти лет лишения свободы с конфискацией имущества.
По делу установлено и признано в приговоре, что Магомедалиев характеризуется положительно, участвовал в освобождении заложников, ранее не судим, по существу признал вину и раскаялся, имеет на иждивении малолетнего ребенка.
Однако суд не учел степень участия виновного в совершении преступления, которая, по показаниям потерпевшей, была менее значительной, а также его поведение во время и после совершения преступления, со дня которого прошло около пяти лет.
Другой пример. Судебной коллегией изменен приговор Белгородского областного суда по делу Никоно-ва, осужденного за разбой, совершенный по предварительному сговору в группе с Ковалевым, ему смягчено наказание с применением ст. 64 УК РФ до четырех лет лишения свободы.
При назначении Никонову наказания судом первой инстанции были учтены его несовершеннолетний возраст, условия жизни и воспитания, уровень психического развития, положительные характеристики, раскаяние в содеянном и активное способствование раскрытию преступлений при отсутствии фактов, отягчающих наказание.
Однако Судебная коллегия дополнительно указала на следующие обстоятельства, которые суду следовало учесть при назначении Никонову наказания. Как видно из материалов дела, он совершил преступление впервые, ранее в неблаговидных поступках замечен не был, по месту учебы и в быту характеризовался положительно, являлся учащимся медицинского колледжа, в совершении преступления играл второстепенную роль. Все эти обстоятельства в совокупности позволяли суду признать их исключительными, дающими основание для применения ст. 64 УК РФ.
Не всегда судами учитываются обстоятельства, которые свидетельствуют о возможности исправления
осужденного без отбывания наказания, т.е. применения условного осуждения.
Приговор Костромского областного суда по делу Ефремова, осужденного к четырем годам двум месяцам лишения свободы за изнасилование несовершеннолетней в группе с Горбуновым и Гордеевым, а также за совершение с ней насильственных действий сексуального характера той же группой, Судебной коллегией изменен: наказание ему смягчено с применением ст. 73 У К РФ. При этом кассационная инстанция указала следующее.
При назначении наказания Ефремову суд, хотя и признал его несовершеннолетний возраст смягчающим наказание обстоятельством, однако не принял во внимание, что на момент совершения преступлений ему исполнилось 15 лет.
Не в полной мере учел суд и данные о его личности. Как следует из материалов дела, Ефремов ранее к уголовной ответственности не привлекался, на учете в органах милиции не состоял, воспитывается в благополучной полной семье, положительно характеризуется по месту жительства и месту учебы в школе как прилежный и способный ученик. С момента совершения им преступления прошло два года. За это время поставленный на учет в отдел предупреждения преступлений несовершеннолетних в связи с расследованием данного уголовного дела и находящийся на свободе он характеризовался также положительно. Судебная коллегия учла ходатайство педагогического коллектива школы, где обучался Ефремов, о смягчении ему наказания с учетом его искреннего раскаяния в содеянном.
Липецким областным судом Аникеев (преподаватель института) осужден за неоднократное получение взяток от студентов, с применением ст. 64 УК РФ ему назначено два года лишения свободы.
Суд учел отсутствие тяжких последствий преступления, состояние его здоровья, наличие у него инвалидности, его исключительно положительную характеристику по месту работы, продолжительный стаж работы в институте.
Однако, назначив Аникееву наказание ниже низшего предела, суд тем не менее не обосновал в приговоре, почему исправление осужденного возможно только в условиях изоляции от общества.
Учитывая это, а также принимая во внимание, что к уголовной ответственности Аникеев привлечен впервые, что следствием и судом не установлено обстоятельств, отягчающих его наказание, Судебная коллегия пришла к выводу о возможности его исправления без отбывания наказания в местах лишения свободы и применила к нему условное осуждение.
Согласно ч. 4 ст. 74 УК РФ в случае совершения условно осужденным в течение испытательного срока умышленного преступления небольшой тяжести вопрос об отмене или сохранении условного осуждения решается судом.
Приговор Камчатского областного суда в отношении ранее судимого Лысого, осужденного по ст. 316 УК РФ к одному году шести месяцам лишения свободы, изменен Судебной коллегией с указанием следующего.
На основании чч. 4, 5 ст. 74 УК РФ суд первой инстанции отменил Лысому условное осуждение по предыдущему приговору от 11 июня 1998 г. и окончательно в соответствии со ст. 70 УК РФ назначил ему путем частичного сложения наказаний семь лет шесть месяцев лишения свободы.
Однако при постановлении приговора суд не в достаточной степени учел, что Лысый совершил укры-
23
вательство преступлений и свою вину признал полностью.
Поэтому Судебная коллегия сочла необходимым сохранить Лысому условное осуждение по предыдущему приговору и исключить указание суда о применении ст. 70 УК РФ.
Суды не всегда правильно применяют ст. 69 УК РФ, определяющую порядок назначения наказаний по совокупности преступлений.
По приговору Владимирского областного суда Ев-теев и Родионов осуждены по ч. 5 ст. 33, ч. 2 ст. 291, пп."а", "в" ч. 2 ст. 159 УК РФ.
Судебная коллегия приговор изменила в части назначения им на основании ст. 47 УК РФ дополнительного наказания в виде лишения права занимать определенные должности на срок три года. Так как данное дополнительное наказание не было назначено отдельно ни за одно из совершенных осужденными преступлений, его в соответствии с ч. 1 ст. 69 УК РФ суд не мог назначить по совокупности, поэтому оно подлежит исключению из приговора.
В силу ст. 62 УК РФ при наличии смягчающих обстоятельств, предусмотренных пп. "и" и "к" ч. 1 ст. 61 УК РФ, и отсутствии отягчающих обстоятельств срок наказания не может превышать трех четвертей максимального срока наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части Уголовного кодекса.
Это требование закона порой не учитывается некоторыми судами.
Например. Приговор Мурманского областного суда по делу Басалаева, осужденного за разбой и убийство, изменен в связи с тем, что по делу обстоятельством, смягчающим наказание, признано активное спо-собствование Басалаевым раскрытию совершенных им преступлений (п. "и" ч. 1 ст. 61 УК РФ) и установлено отсутствие обстоятельств, отягчающих наказание. Поэтому наказание ему по пп. "з", "к", "н" ч. 2 ст. 105 УК РФ смягчено с 20 до 15 лет лишения свободы.
Судебной коллегией изменен приговор Волгоградского областного суда по делу Аксенова, осужденного за разбой и грабеж; наказание, назначенное ему по пп. "а", "б" ч. 3 ст. 162 УК РФ в виде восьми лет лишения свободы, смягчено с применением ст. 64 УК РФ до семи лет лишения свободы последующим основаниям.
Поскольку суд первой инстанции указал на отсутствие обстоятельств, отягчающих наказание, и учел явку с повинной Аксенова, совершившего преступление в несовершеннолетнем возрасте, а также принял во внимание активное способствование Аксеновым раскрытию преступлений, то исходя из требований ст. 62, ч. 6 ст. 88 УК РФ суд не мог назначить ему наказание свыше семи лет шести месяцев лишения свободы.
В обзоре приведены наиболее распространенные виды нарушений уголовного и уголовно-процессуаль-ного закона. Исправляя их. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ отменяла или изменяла судебные решения в кассационном порядке. В обзоре большее внимание уделено фактам необоснованного осуждения и назначения чрезмерно сурового наказания. Одновременно приведены некоторые примеры, не являющиеся типичными, но позволяющие шире посмотреть на проблему законности и обоснованности приговоров и других решений.
Повторение ошибок, допускаемых судами, свидетельствует о недостаточности принимаемых мер по устранению выявляемых нарушений.
Для повышения качества рассмотрения дел необходимо рекомендовать судьям серьезно и глубоко изучать законодательство, анализировать причины ошибок, устранять случаи невнимательности, небрежности, ненадлежащего отношения к изучению материалов уголовных дел.
Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации
РЕДАКЦИОННАЯ КОЛЛЕГИЯ:
Радченко В.И. (главный редактор), Бризе С.Г., Верин В.П.,
Демидов В.В., Жуйков В.М., Кнышев В.П., Меркушов А.Е., Петухов Н.А.,
Попов Г.Н., Сергеева Н.Ю., Толчеев Н.К., Шурыгин А.П.
Ответственный редактор Першина Г.П.
Издательство "Юридическая литература" Администрации Президента Российской Федерации.
Адрес редакции: 121069, Москва, ул. Малая Никитская, 19. Тел. 291-57-40, 290-44-00.
E-mail: Yurizdat@gov.ru
Сдано в набор 29.07.2002 г. Подписано в печать 16.08.2002 г.
Формат 60 х 84 '/я- Бумага офсетная. Гарнитура "Тайме". Печать офсетная.
Объем: усл. печ. л. 3,26; учет.-изд. л. 4,01. Тираж 31450 экз. Заказ 2303.
Отпечатано с оригинал-макета в ФГУП Издательство "Известия" Управления делами Президента РФ. 101999, ГСП-9, Москва, К-6, Пушкинская пл., 5.

<< Предыдущая

стр. 3
(из 3 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ