<< Предыдущая

стр. 17
(из 50 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

Его характеристика исторической школы как придержи-
классикам обвинение в том, что ради аналитического удобства
вающейся "этически окрашенного, реалистического и индук-
предпосылки они брали буквально из воздуха, мало заботясь о
тивного" взгляда на экономическую науку так же лаконична:
том, реалистичны они или нет (см. Rotwein E., 1973, р. 365).
историческая школа отрицает каждый из пяти тезисов Сени-
Труды Кейнса также служат дополнительным свидетельством
ора—Милля—Кернса и к тому же скорее положительно, чем
отрицательно, относится к государственному вмешательству в в пользу того, что концепция экономического человека в клас-
экономику (р. 20—25)17. сической и неоклассической экономической науке является схе-
матизацией "реального", а не "воображаемого человека". Милль, }
Кейнс любил говорить, как мы уже замечали, что эконо-
как мы видели, настаивал на том, что экономический человек '
мическая теория "должна начинаться и заканчиваться наблю-
является гипотетическим упрощением, выделяющим несколько
дением" (р. 227) и тонко чувствовал двойной смысл термина
избранных мотивов, которыми в действительности определяет-
индукция, когда "индуктивное определение предпосылок" в
ся экономическое поведение. Сениор был ближе к современной
начале рассуждения и "индуктивная проверка выводов" явля-
точке зрения, утверждая, что экономический человек — это
ются разными логическими операциями (р. 203—204п, 227). Хотя
сочетание постулата о рациональности с предпосылкой о мак-
порой он отмечал, что предпосылки экономической теории
симизирующем поведении с учетом ограничений. Керне воз-
"представляют собой немногим более, чем плоды рефлексив-
вращался к позиции Милля, попутно подчеркивая, что гипоте-
ного созерцания некоторых из наиболее очевидных будничных
фактов" (р. 229), его книга вновь напоминает нам, как однаж- за экономического человека далека от произвольной. С тех пор "
ды сказал Вайнер, что «интроспекция... независимо от тепереш- концепцию экономического человека называли аксиомой, ап-
, ней моды, в прошлом повсеместно рассматривалась как "эм- риорной истиной, самоочевидной предпосылкой, полезной аб-
пирический" метод исследования и четко отличалась от интуи- стракцией, идеальным типом, эвристической конструкцией,
ции, или "врожденных идей"» (Viner J., 1958, р. 328). Кейнс не неоспоримым фактом, выявленным на опыте, и типичным об-
только считает интроспекцию эмпирически обоснованным разцом поведения человека при капитализме (Machlup F., 1978,
источником экономических предпосылок (Keynes J.N., 1891, ch. 11). Кейнс настаивает на том, что концепция экономическо-
р. 173, 223), он полагает, что "закон убывающей отдачи также го человека реалистична в том смысле, что движимое собствен-
может быть проверен экспериментально" (р. 181). Несомненно, ным интересом экономическое поведение в современных усло-
Кейнс никогда не задавался вопросом: каким образом интрос- виях доминирует над альтруистическими и филантропическими
пекция, по определению не являющаяся источником объек- мотивами (Keynes J.N., 1891, р. 119—125). Предпосылки эконо-
тивной информации, может составлять истинно эмпиричес- мической теории, говорит он, выбираются не по принципу "как
кую основу для экономического анализа? Он также не приво- если бы": "предполагая, что избранные силы действуют при
искусственно упрощенных условиях, теория тем не менее ут-
верждает, что силы, воздействие которых она изучает, являют-
17
Об исторической школе в целом см. Schumpeter J.A. (1954, р. 107—124) и
ся истинными причинами (verae causae) в том смысле, что они
Hutchison T.W. (1953, р. 145—152). О "споре о методах", в частности, см. работу
Хатчисона, который делает вывод, что "фактически дискуссия о методах была действуют и играют доминирующую роль в реальном экономи-
Ьне столько спором по поводу методов, сколько столкновением интересов по
ческом мире" (р. 223—224; см. также р. 228—231, 240п).
f |/поводу того, что является наиболее важным и интересным объектом для изуче-
Однако кроме бессистемных эмпирических примеров Кейнс
щ ния — ценообразование и аллокация ресурсов или же развитие и рост нацио-
не предлагает нам никаких свидетельств в защиту своего утвер-
Р нальных экономик и отдельных отраслей" (Hutchison T.W., 1973, р. 34—35).

138 139
Глава 3 Верификационизм как феномен преимущественно XIX века

ждения, и явлениям, вступающим в очевидное противоречие дуктивного метода", мы проникаемся мыслью, несомненно
с гипотезой экономического человека, просто позволяется оста- всплывающей под влиянием Маршалла, о том, что от эконо-
ваться исключением из правила. Таким образом, "любовь, испы- мической теории как таковой нельзя ожидать конкретных пря-
тываемая к определенной стране или местности, инерция, мых прогнозов, что она есть "механизм анализа", который
привычка, жажда самоуважения, стремление к независимости надлежит в каждом случае использовать в сочетании с деталь-
или власти, желание вести сельский образ жизни... также при- ным изучением "искажающих факторов" (см. Hutchison T.W.,
надлежат к силам, влияющим на распределение богатства, кото- 1953, р. 71—74; Hirsch A. and Hirsch E., 1975; Coase R.H.,
рые экономист может счесть необходимым принять в расчет" 1975; Hammond J.D., 1991). Кейнс уверяет нас, что "гипоте-
(р. 129—131), и доктрина Милля—Кернса о невзаимозаменяемых за свободной конкуренции... приблизительно верна по отно-
видах рабочей силы, или, как мы сказали бы сегодня, о сег- шению ко многим экономическим явлениям" (Keynes J.N.,
ментированных рынках труда, одобряется Кейнсом как "моди- 1891, р. 240—241), но он не говорит, как определить, какая
фикация общепринятой теории ценности... вытекающая из ре- аппроксимация верна в каждом конкретном случае. Его гла-
зультатов наблюдения и имеющая целью усилить связь между ва о "Политической экономии и статистике" несколько про-
экономическими теориями и реальными фактами" (р. 227п). стовата и не содержит никаких статистических методов, кроме
В целом, мы можем проверить степень реалистичности графиков. Конечно, современная фаза истории развития ста-
определенного набора предпосылок экономической теории, тистики, связанная с такими именами, как Карл Пирсон,
только когда дело доходит до проверки вытекающих из нее Джордж Юл, Уильям Госсетт и Рональд Фишер, в 1891 г. толь-
прогнозов; по этому поводу Кейнс цитирует "Логику" Мил- ко начиналась (Kendall M.G., 1968). Кейнс соглашается, что
f «ля: "доверие к любой конкретной дедуктивной науке основы- статистика необходима при проверке и верификации эконо-
п вается не на априорном теоретизировании самом по себе, а мических теорий, но не приводит ни единого примера какого-
'I на апостериорном соответствии ее выводов наблюдениям" либо экономического противоречия, разрешенного статисти-
(р. 231). Но и тогда он хеджирует свои риски: "мы можем рас- ческой проверкой, хотя подобные примеры было бы нетрудно
полагать независимыми основаниями к тому, чтобы верить — отыскать в работах Джевонса, Кернса и Маршалла. В резуль-
наши предпосылки соответствуют фактам... несмотря на то, тате у читателей остается впечатление, что, поскольку пред-
что явная верификация затруднительна" (р. 233). Кроме того, посылки экономической теории в общем верны, ее предска-
поскольку "в каждом случае, когда применяется дедуктив- зания также в общем верны, а когда это не так, с помощью
ный метод, она [предпосылка ceteris paribus] в какой-то мере прилежных поисков всегда можно найти несколько искажа-
присутствует", мы не должны "считать теории опровергнуты- ющих факторов, которые и понесут всю ответственность за
ми, ибо не можем наблюдать случаи, когда они действуют" обнаруженное противоречие.
(р. 218, 233). Чтобы проиллюстрировать распространяющееся
влияние "искажающих факторов", он обсуждает, почему от-
мена Хлебных законов не вызвала мгновенного падения цен "Эссе" Роббинса
на пшеницу, предсказанного Рикардо, и заканчивает рассуж-
дения, осуждая Рикардо за то, что тот демонстрирует "не- Надеждам Кейнса и Маршалла на окончательное прими-
обоснованную уверенность в абсолютной и универсальной при- рение всех методологических разногласий суждено было про-
менимости полученных выводов", а также пренебрегает "эле- жить недолго. Едва началось новое столетие, как прогремели
ментом времени" и "переходными периодами, в течение первые декларации американских институционалистов, и к
которых успевают проявиться окончательные результаты воз- 1914 г. работы Веблена, Митчелла и Коммонса породили по
действия экономических сил" (р. 235—236, 238). ту сторону Атлантики целую школу неортодоксальных индук-
Перелистывая эти важнейшие страницы книги Кейнса, тивистов; в 1920-е годы институционализм достиг своего "кре-
посвященные "Функциям наблюдения при применении де- Щендо", одно время даже угрожая сделаться доминирующим

140 141
Глава 3 Верификационизм как феномен преимущественно XIX века

течением американской экономической мысли. Тем не менее "Основной постулат теории ценности, — писал Роббинс, —
к началу 1930-х годов он сошел на нет, хотя недавно про- заключается в том, что индивиды способны проранжировать
изошло что-то вроде возрождения данного направления. свои предпочтения определенным образом и действительно //
Именно в этот момент Лайонел Роббинс решил, что на- делают это" (Robbins L. 1935, р. 78—79). Этот фундаменталь-'
стало время переформулировать позицию Сениора—Милля— ный постулат является одновременно априорной аналитичес-
Кернса в современных терминах, дабы показать: то, что уже кой истиной, "одной из основных составляющих нашей
сделали и продолжали делать ортодоксальные экономисты, концепции поведения, имеющего экономический аспект", и
имеет смысл. Однако в рассуждениях Роббинса присутствовали "элементарным, известным из опыта фактом" (р. 75, 76). Ана-
элементы — в частности, знаменитое определение экономи- логичным образом, принцип убывающей предельной отдачи,
ческой науки через цели и средства, а также утверждение о еще одно фундаментальное утверждение теории ценности, сле-
ненаучности любых межличностных сопоставлений полезнос- дует одновременно из предпосылки о том, что существует бо-
ти, — которые вытекали скорее из австрийской, нежели из лее чем один ограниченный фактор производства, и из "прос-
англо-американской экономической традиции18. Написанная в того и неоспоримого опыта" (р. 77, 78). Следовательно, ни
десятилетие, ознаменовавшееся острыми разногласиями в эко- тот, ни другой, не являются "постулатами, существование
номической теории, книга Роббинса "Эссе о природе и значе- реальных аналогов которым допускает обширные дискуссии...
нии экономической науки" (1932) выделяется из общей массы Мы не нуждаемся в контролируемых экспериментах, чтобы
как полемический шедевр, вызвавший подлинный фурор. Из
установить их истинность: они в такой степени являются час-
предисловия ко второму изданию книги, вышедшему в 1935 г.,
тью нашего повседневного опыта, что их достаточно сфор-
становится ясно, что бурная реакция современников на книгу
мулировать, чтобы признать их очевидность" (р. 79; см. также
Роббинса была вызвана в основном шестой главой, в которой
р. 68—69, 99—100, 104). Действительно, как задолго до того
автор настаивал на чисто конвенциональном характере меж-
заметил Керне, в этом отношении экономическая теория опе-
личностных сопоставлений полезности. Утверждение Роббинса
режает физику: "В экономической теории, как мы видели,
о том, что экономическая теория является нейтральной по от-
мы непосредственно знакомы с итоговыми составляющими
ношению к целям экономической политики, было также ши-
наших фундаментальных обобщений. В естественных науках мы
роко и ошибочно понято как призыв к самоотречению эко-
можем только догадываться о них. У нас гораздо меньше ос-
номистов от любых дискуссий об экономической политике.
нований сомневаться в существовании чего-то, аналогичного ,
С другой стороны, его "австрийское" по характеру определе-
индивидуальным предпочтениям, чем в существовании чего-
ние экономической науки — "Экономическая теория — это
то, аналогичного электрону" (р. 105). Это, конечно, ни что
наука, изучающая человеческое поведение как связь между [за-
иное, как знакомая доктрина Verstehen, всегда являвшаяся из-
данной иерархией] целей и ограниченными средствами, име-
любленным ингредиентом австрийской экономической тео-
ющими альтернативные применения", — которое сосредото-
рии. Доктрина Verstehen всегда идет рука об руку с подозри- ч
чивается скорее на определенном аспекте, чем на определен-
тельным отношением к методологическому монизму. Следы
ной разновидности человеческого поведения (Robbins L., 1935,
подобного отношения мы находим и у Роббинса: "мы, веро-
р. 16—17; см. также Fraser L.M., 1937, ch. 2; Kirzner I.M., 1960,
ятно, причиним меньше вреда, подчеркивая различия между
ch. 6), вскоре одержало победу и теперь упоминается в первой
общественными и естественными науками, чем подчеркивая
главе любого учебника по теории цены.
сходство между ними " (р. 111—112).
И опять, следуя Кернсу, Роббинс отрицает, что экономи-
' s Роббинс выбивался из ряда тогдашних британских экономистов, цити- ческие эффекты могут когда-либо быть предсказаны в количе-
руя австрийских и немецких авторов чаще, чем английских или американских. ственных терминах; даже оценки эластичности спроса, кото-
Однако он испытывал глубокое влияние книги Филипа Уикстида "Здравый
рые, казалось бы, заставляют предполагать обратное, в дей-
смысл политической экономии" (1910), более ранней попытки привнести
ствительности крайне нестабильны (р. 106—112). Экономист
австрийские идеи в британскую экономическую науку.


142 143
Глава 3 Верификационизм как феномен преимущественно XIX века

располагает возможностью только "качественного" исчисления, методов, позволяющих сказать что-либо о благосостоянии раз-
которое может быть или не быть применимо в каждом конк- личных экономических агентов, не существует и методов, поз-
ретном случае (р. 79—80). Он горячо отвергает заявление исто- воляющих сказать что-либо об их предпочтениях. Таким
рической школы о том, что все экономические истины специ- образом, предположение, что "индивиды способны проран-
фичны по времени и месту, порицает американских институ- жировать свои предпочтения определенным образом и дей-
ционалистов («ни одного "закона", достойного этого названия, ствительно делают это", несомненно, являющееся "частью
ни одного постоянно действующего количественного обобще- нашего повседневного опыта", вступает в противоречие с
ния не вышло из их усилий») и полностью поддерживает «так потребительским поведением, в такой же мере являющимся
называемую "ортодоксальную" концепцию науки, существую- "частью нашего повседневного опыта" — со стилями потреб-
щую со времен Сениора и Кернса» (р. 114, 82). ления, которые сохраняются неизменными силой привычки,
Далее, Роббинс противопоставляет "реалистические иссле- несмотря на изменение обстоятельств, с покупательским
дования", которые "проверяют границы применимости отве- ажиотажем и импульсивными покупками, которые могут ра-
та, который еще предстоит найти", и теорию, "которая одна дикально не соответствовать предшествующей структуре пред-
способна предоставить решение" (р. 120), и резюмирует: "ис- почтений, с потреблением, нацеленным на познание соб-
тинность конкретной теории связана с тем, насколько она ственных предпочтений опытным путем, не говоря уже о по-
логически следует из выдвигаемых предпосылок. Но ее приме- треблении, мотивированном не собственными предпочтениями,
нимость к заданной ситуации зависит от степени, в которой а оценкой других — так называемыми эффектами присое-
концепции теории отражают силы, действующие в данной си- динения к большинству и снобизма (Koopmans T.C., 1957,
туации" — утверждение, которое затем иллюстрируется на при- р. 136—137). Короче, утверждение, что все экономические аген-
мере количественной теории денег и теории экономических ты обладают определенной заданной структурой предпочте-
циклов (р. 116—119). За этим, как и можно было ожидать, сле- ний и являются рациональными максимизаторами, очевид-
дует несколько страниц о неизбежных опасностях, связанных но, ложно (см. ниже, главу 15). Априорность, вера в то, что
с любыми проверками экономических прогнозов (р. 123—127). экономические теории основаны на интуитивно очевидных
В знаменитой и вызвавшей наиболее острые дискуссии ше- аксиомах, в действительности не менее опасны в теории спро-
стой главе Роббинс отрицает возможность объективных меж- са, чем в экономической теории благосостояния.
личностных сравнений полезности, поскольку они "ни при Чрезвычайно удачно, что в случае с Роббинсом мы распо-
каких условиях не могут быть подтверждены наблюдением или лагаем редко встречающимися размышлениями методолога о
интроспекцией" (р. 136, 139—141). В уничтожающей критике высказанных им самим ранее методологических утверждениях.
использования интроспекции как эмпирического источника Почти через 40 лет после выхода в свет его "Эссе о природе и
экономического знания, опубликованной несколькими го- значении экономической науки" Роббинс опубликовал авто-
дами позже, Хатчисон (Hutchison T.W., 1938, р. 138—139) биографию, в которой вспоминал о том, как была встречена
указывает на логическое противоречие между принятием эта книга. Большая часть полученной критики не показалась
внутриличностных сравнений полезности как подтвержден- ему убедительной, но, оглядываясь назад, он согласился, что
ной основы теории потребительского выбора и отрицанием уделял слишком мало внимания проверке как предпосылок,
.межличностных сравнений полезности как основы экономи- так и выводов экономической теории: "глава о природе эко-
ческой теории благосостояния. И конечно, странно основы- номических обобщений слишком отдавала тем, что теперь на-
вать столь значительную часть теории ценности на предпосыл- зывают эссенциализмом... она была написана до того, как звезда
ке, что другие люди обладают во многом той же психологи- Карла Поппера поднялась над нашим горизонтом. Если бы в
ей, что и вы сами, одновременно отрицая применимость того то время я знал о его новаторском изложении научного мето-
же рассуждения при выдвижении предположений об их бла- да... эта часть книги была бы написана совершенно иначе"
госостоянии. Иначе говоря, если не существует объективных (Robbins L., 1971, р. 149—150; см. также 1979).

144 145
Глава 3 Верификационизм как феномен преимущественно XIX века

Дабы показать, что прежняя враждебность Роббинса по от- ственной наукой, то есть она использует интроспекцию и ценност-
ношению к количественным исследованиям ни в коей мере не ные суждения» (Keynes J.M., 1973, p. 296-297) 1 '.
была присуща исключительно ему, но широко разделялась
многими ведущими экономистами в 1930-е годы, обратимся к
Новые австрийцы
замечаниям Джона Мейнарда Кейнса, сделанным им в 1938 г. в
письме к Рою Харроду (упоминающийся в письме Шульц —
Аргументы в пользу того, что экономические истины — ког-
это Генри Шульц, книга которого "Теория и измерение спро-
да они основаны на таких невинных и правдоподобных постула-
са" 1938 г. явилась вехой в ранней истории эконометрики):
тах, как максимизирующий полезность потребитель, имеющий
последовательные предпочтения, максимизирующий прибыль
«Мне представляется, что экономическая теория — это ветвь ло-
предприниматель, обладающий "правильной" (well-behaved)
гики, образ мышления и что вы недостаточно твердо сопротивляетесь
производственной функцией, и активная конкуренция на рын-
попыткам превращения ее в псевдоестественную науку а 1а Шульц.
ках товаров и факторов производства — нуждаются в верифика-
Можно добиться весьма существенного прогресса, просто используя
ции лишь для проверки своей применимости к конкретному слу-
свои аксиомы и максимы. Однако нам не уйти далеко без разработки
чаю, никогда не были изложены с такой живостью и искусст-
новых, улучшенных моделей. Это требует, как вы говорите, "бдитель-
ного наблюдения за реальной работой нашей системы". Прогресс в вом, как это сделал Роббинс в своем "Эссе". Тем не менее это
экономической теории практически полностью состоит в постепен- был последний в истории экономической мысли случай защиты
ном улучшении нашего выбора моделей... верификационизма в таких терминах. В течение нескольких лет
Но сама сущность модели в том, что мы не подставляем в нее ре- экономической теории суждено было испытать "свежий ветер"
альные значения переменных. Сделать это означало бы потерять смысл фальсификационизма и даже операционализма, вызванный про-
модели. Ибо, как только это сделано, модель теряет свою универсаль- грессом эконометрики и популярностью кейнсианства (несмот-
ность и ценность как схема рассуждения. Поэтому Клэфем со своими ря на неприязнь самого Кейнса к количественным исследовани-
"пустыми ящиками" взял не тот след и поэтому результаты Шульца, ям). Конечно, старомодные методологические принципы, как и
буде он когда-нибудь получит таковые, не слишком интересны (так старые солдаты, никогда не умирают — они только угасают. И в
как мы заведомо знаем, что они будут неприменимы к будущим ситу- то время как большая часть профессионального сообщества эко-
ациям). Предмет статистического исследования — не столько подста- номистов после Второй мировой войны отвергла самодоволь-
вить значения неизвестных переменных с целью прогнозирования, ные установки верификационистов, небольшая группа совре-
сколько проверить релевантность и обоснованность модели. менных австрийских экономистов вернулась к более экстремаль-
Экономическая теория — это наука мыслить в терминах моделей в ной версии традиции Сениора—Милля—Кернса.
сочетании с искусством выбирать модели, релевантные в современ-
Эта так называемая новая австрийская школа считает своими
ном мире. Она вынуждена быть именно такой, поскольку, в отличие
"святыми покровителями" не Карла Менгера или Ойгена фон
от типичной естественной науки, поле, к которому она применяется,
Бём-Баверка, а Людвига фон Мизеса и Фридриха фон Хайека.
в слишком многих отношениях неоднородно во времени. Цель моде-
Их вдохновила атака Хайека на "сциентизм", или методоло-
ли — отделить действующие относительно долго или относительно
гический монизм, и его отстаивание принципа методологиче-
неизменные факторы от преходящих или колеблющихся, чтобы раз-
ского индивидуализма. Непосредственным же источником вдох-
работать логический способ размышления о последних и понимать про-

<< Предыдущая

стр. 17
(из 50 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>