<< Предыдущая

стр. 24
(из 50 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>


ясно, что проводившееся Сеном различие между базисными и о смысле этих действий из социальных фактов невозможно из-
небазисными, или чистыми и смешанными, ценностными суж- влечь какие бы то ни было выводы. "Именно в этот момент, —
дениями, приглашающее к рациональной дискуссии о ценно- заявляет он, — на сцену выходят ценностные суждения". Каким
стных суждениях, которых придерживаются люди, по духу яв- образом? Единственный пример, который он приводит, это —
ляется совершенно веберовским3. "очевидное политическое предубеждение, наблюдающееся в
выборе проблем для исследования" (р. 137). В нагелевском смыс-
Немногие из тех, кто нападает на доктрину Wertfreiheit, облада-
ле, однако, это — методологическое, а не ценностное суждение.
ют мужеством иметь собственную точку зрения. После того, как
Признавая, что об этом уже многократно писали раньше,
все стандартные аргументы против Wertfreiheit исчерпаны, они
Хейлбронер говорит, что предпочитает рассматривать "гораздо
обычно заканчивают словами о том, что все мы стоим за объек-
менее изученный аспект проблемы, связанный с самим экономи-
тивную истину и "беспристрастную науку", хотя непонятно,
ческим анализом, а не с предпосылками экономической мыс-
как такое возможно, если мы не проясняем запутанную связь
ли" (р. 138). Он заявляет, что экономистам не свойственна науч-
того, что "есть", с тем, что "должно быть". Если не существует
ная беспристрастность в оценке экономических теорий, и в ка-
по крайней мере каких-то свободных от ценностной окраски
честве не слишком убедительного примера приводит "нежелание
описательных, фактологических утверждений о социальных зако-
экономистов признавать феномен империализма как достойный
номерностях (помимо характеризующих ценностных суждений,
объект для экономических исследований, а также их упрямую
заложенных в методологических суждениях), трудно избежать
приверженность теории о преимуществах международной тор-
вывода, что мы имеем право утверждать все, что нам вздумается.
говли несмотря на наличие печальных свидетельств, что тор-
Отрицание объективности в общественной науке чаще встре-
говля не привела к улучшению положения более бедных стран"
чается в социологии, нежели в экономической теории. В самом
(р. 138—139). Экономисты, как и другие исследователи общества,
деле, экономистов традиционно устраивает существующая ди-
добавляет он, независимо от своей воли эмоционально связаны
хотомия между "есть" и "должно быть"; они, очевидно, верят,
с обществом, членами которого являются: "каждый представитель
что, будучи ясно сформулирована, она становится самоочевидной
общественной науки подходит к своей задаче с желанием, со-
(см. Klappholz К., 1964). Поэтому было непросто найти примеры
знательным или бессознательным, продемонстрировать работо-
таких экономистов, которые противоречили сами себе, вначале
способность или неработоспособность общественного устройства,
отрицая, что экономическая теория может быть свободной от
которое он исследует" (р. 139). Перед лицом "этой чрезвычайной
ценностей, а затем утверждая, что тем не менее некоторые эко-
уязвимости для ценностных суждений" экономисты не могут
номические мнения более обоснованы, чем другие. Но, возмож-
быть беспристрастны или равнодушны: "таким образом, ценно-
но, нас удовлетворит один такой поучительный пример.
стные суждения, отчасти социологического характера, отчасти
относящиеся к поведению, вдохновляли экономическую тео-
рию, начиная с самых ранних ее положений и заканчивая \
Пример атаки на Wertfreiheit позднейшими и наиболее изощренными образцами" (р. 141).
Здесь мы должны сделать краткое отступление по поводу
Роберт Хейлбронер (Heilbroner R.L., 1973) начинает свою вольного употребления Хейлбронером термина ценностные суж-
атаку с отрицания доктрины методологического монизма: раз- дения, включающего у него всевозможные непроверяемые ме-
ница между общественными и естественными науками заключа- тафизические утверждения, окрашивающие видение экономи-
ется в том, что человеческие действия одновременно имеют нео- ста и составляющие то, что Лакатош называл "твердым яд-
сознанные намерения и сознательные цели, и без предпосылок ром" теорий. Если я утверждаю, что капитализм сделал и сделает
Для рабочих больше, чем любая иная альтернативная эконо-
мическая система, я не высказываю ценностного суждения, а
3
Здесь будет поучительно почитать работу Уорда (Ward В., 1972, chs. 13—15)
скорее раскрываю видение, составляющее мое твердое ядро.
о законодательной системе как механизме выработки консенсуса по вопро-
су о ценностях.

198 199
Глава 5
Различие между позитивной и нормативной экономической теорией
К счастью, меня будут судить не за само это видение, а за те
кого критерия различения правды и лжи, а раз так, то лучше
теории "защитного пояса", которые оно порождает. Если мы
бы нам вместо этого сказали, каков этот критерий (Ryan A.,
не делаем различия подобного рода, тезис о том, что обще-
1970, р. 224—241; Barnes В., 1974, ch. 5). Так или иначе, мы
ственная наука пропитана ценностями, становится тривиаль-
можем продуктивно определить идеологию как ценностные суж-
ным: ценностная окраска является в этом случае общей чертой
дения, "притворяющиеся" изложением фактов (Bergmann G.,
всех теоретических утверждений и, следовательно, не относит-
1968), и это определение очищает марксистское учение об идео-
ся к специфическим проблемам именно общественных наук.
логии от его тенденциозных обертонов, спасая представляю-
Чтобы показать, что Хейлбронер, без разбора помещающий
щее ценность содержание. Согласно этому определению, цен-
любые утверждения, не относящиеся к чисто фактологичес-
ностные суждения сами по себе не являются идеологическими,
ким, под общую рубрику "ценностных суждений", не одинок,
хотя все идеологические утверждения являются замаскирован-
обратимся к широко распространившемуся после Роббинса
ными ценностными суждениями.
убеждению, что межличностные сравнения полезности явля-
Сделав эти пояснения, вернемся к атаке Хейлбронера на
ются ценностными суждениями, которым не место в "науч-
доктрину свободной от ценностей экономической теории. "Я
ной" экономической теории благосостояния. Но ведь утверж-
не верю, что экономисты должны стремиться к свободному от
дения о межличностных сравнениях полезности — это не цен-
ценностей анализу", — декларирует он. Но вскоре добавляет:
ностные суждения, а всего лишь непроверяемые утверждения
«Я должен со всей решительностью заявить, что не верю, буд-
о фактах: они могут быть верны либо неверны, но по сей день
то экономист имеет право во имя защиты каких-либо ценностей
мы не знаем способа это определить (Klappholz К., 1964, р. 105;
подтасовывать данные, популяризировать или распространять
Barrett M. and Hausman D., 1991). Ценностные суждения могут
рекомендации для политики, не опирающиеся на факты, или
быть непроверяемыми, но не все непроверяемые утверждения
выдавать свои ценностно окрашенные выводы за обладающие
являются ценностными суждениями (Ng Y.K., 1972).
"научной" обоснованностью» (Heilbroner R.L., 1973, р. 133, 142).
Аналогично, существует тенденция определять ценностные
Он скромно признает, что это звучит "как противоречие в тер-
суждения как любые убедительные утверждения, выраженные
минах" (р. 138), но верит, что "квадратуру круга" можно най-
в эмоциональной форме, совершенно игнорируя тот факт, что
ти, следуя методам естественных наук. Эти методы состоят, как
чисто описательные утверждения, или даже определения, мо-
он полагает, в "открытости процедур, с помощью которых наука
гут быть такими же убедительными, как и ценностные сужде-
делает свое дело, открывая себя для... болезненного самоанали-
ния (Klappholz К., 1964, pp. 102—103). Добавляет путаницы и
за в отношении своих предпосылок, экспериментов, логики и
другая столь же отчетливая тенденция отождествлять ценност-
выводов". И "поскольку экономисты редко ставят эксперимен-
ные суждения с идеологическими утверждениями (см., напри-
ты, воспроизводимые в лаборатории, их результаты не могут
мер, Samuels W.J., 1977). Термин "идеология" является одним быть опровергнуты так же легко, как у представителей естест-
из тех слов, которое для каждого обозначают любые идеи, ко- венных наук, но они так же могут быть подвержены присталь-
торые ему не нравятся. Согласно марксистскому учению об ному рассмотрению и критике экспертов" (р. 142—143).
идеологии, которое мы можем смутно различить в бессистем-
Этим чувствам мы можем только поаплодировать. Но зачем
ных и порой противоречивых утверждениях Маркса и Энгельса
тратить многие страницы на убеждение читателей в том, что вся
(Seliger M., 1977), люди владеют не истиной, но только убеж-
экономическая теория полностью заражена ценностными суж-
дениями, за которыми скрывается некий набор материальных
дениями, причем к последним скопом причисляются непрове-
интересов, и это относится ко всем людям за исключением
ряемые утверждения, эмоционально выраженные утверждения
привилегированного класса пролетариев и сознательных выра-
и идеологические утверждения, только для того, чтобы в конце
зителей их интересов (таких как Маркс и Энгельс). Но если
концов заключить, что возможно спасти набор позитивных эко-
идеология является "ложным сознанием", искажением исти-
номических открытий, которые, очевидно, являются объек-
ны, мы не можем ее распознать без какого-то неидеологичес-
тивными? И скорее ли мы соберем набор подобных открытий
200
201
Глава 5 рляличие между позитивной и нормативной экономической теорией

оттого, что будем произносить филиппику против самой воз- британии, например, в 1979 г., составил 1,3, и эта цифра либо
можности свободной от ценностей экономической теории? верна, либо нет, независимо от моих или ваших желаний, я
сделал по крайней мере одно утверждение из области позитив-
ной экономической теории, объективность которого не зави-
Решения проблемы сит от объявления ценностей, которых я придерживаюсь.
Согласно Мюрдалю, невозможно отличить позитивную эко-
невозможности Wertfreiheit
номическую теорию от нормативной, и притворяться, что вы
делаете это, означает лишь обманывать себя. Но так ли уж бес-
Атака Хейлбронера на свободную от ценностей экономичес-
полезно пытаться отделить эмпирическую проверку экономи-
кую теорию бледнеет рядом с атакой Гуннара Мюрдаля, на всю
ческих гипотез, не связанную с нашими надеждами и желани-
жизнь избравшего концепцию насыщенной ценностями обще-
ями, хотя бы как идеал, к которому нужно стремиться, от вы-
ственной науки одной из своих основных тем. Но его решение
ражения одобрения или неодобрения определенных состояний
связанных с этим затруднений существенно отличается от предла-
мира? Можно согласиться, что не существует абсолютно четко-
гаемого Хейлбронером или любым другим критиком Wertfreiheit*.
го различия между позитивной и нормативной экономической
Рецепт Мюрдаля заключается не в том, чтобы подавлять
теорией, точно так же как не существует абсолютно четкого
ценностные суждения в интересах науки, и не в том, чтобы
различия между целями и средствами; но если мы заявляем о
указывать, в какой именно момент они неизбежно входят в
вездесущности и неизбежности ценностных суждений, вместо
рассуждения, отделяя тем самым позитивную экономическую
того, чтобы точно указывать, как и на каком этапе они вторга-
теорию от нормативной, но скорее в том, чтобы смело заявить
ются в экономическое рассуждение, мы, очевидно, рассчиты-
о них в самом начале анализа. Тогда, как он предполагает, наши
ваем прийти к такому релятивизму, при котором' мнения по
результаты каким-то непостижимым образом окажутся проник-
любым экономическим вопросам будут являться просто делом
нуты истинной объективностью: "Единственный способ, кото-
личных пристрастий5. Время полезного разграничения позитив-
рым мы можем стремиться к объективности в теоретическом
ного и нормативного, вынуждающего экономистов излагать свои
анализе, — это вынести наши ценности из тени на свет, осознать
ценностные суждения в явном виде, еще не прошло. "Различие
их, специфицировать, открыто заявить о них и позволить им
между нормативным и позитивным, — как верно заметил Хат-
определять теоретические исследования... нет ничего плохого per se
чисон, — должно выдерживаться настолько, насколько это воз-
в ценностно нагруженных концепциях, если они ясно опреде-
можно — иногда даже в ущерб убедительности" (Hutchison T.W.,
лены в терминах открыто сформулированных ценностных пред-
1964, р. 191). Такова еще одна попперовская норма, которую мы
посылок" (Myrdal G., 1970, р. 55—56; см. также Hutchison T.W.,
можем включить в наш список (см. выше, главу 1).
1964, р. 44—45, 48—49, 69п, 109, 115п). Подобно большинству ;

критиков Wertfreiheit, Мюрдаль почти все, не относящееся к
статистике, определяет как "ценностные суждения" (р. 73—76),
-Краткий исторический очерк
но при этом идет еще дальше, радикально отрицая, что в эко-
номической теории вообще существуют какие-либо этически
Теперь мы расчистили дорогу, ведущую к самой сердцевине
нейтральные, фактологические утверждения. С этим трудно со-
проблемы: каким образом некоторые экономические утвержде-
гласиться. Ведь, если я могу утверждать, что коэффициент эла-
ния, например, знаменитые предельные равенства Парето-оп-
стичности спроса на импортируемые автомобили в Велико-
тимума, появляются почти в одном и том же виде одновремен-
но и в позитивной и в нормативной экономических теориях?
4
См. изощренную критику Wertfreiheit Скоттом Гордоном (Gordon S., 1977),
который, как и Хейлбронер, заключает, что общественная наука безнадежно
5
См. Lesnoff M. (1974, р. 156-158). У Хатчисона (Hutchison T.W., 1964, ch. 2)
нагружена ценностями, но тем не менее ратует за объективность как критерий
оценки научных достижений или, по крайней мере, как недостижимый идеал. по этому вопросу сказано практически все, что можно.

202 203
F

Рпяличие между позитивной и нормативной экономической теорией

Краткий очерк истории разграничения позитивной и нор- кой теорией, а между чистой и прикладной экономической
мативной экономических теорий поможет подготовиться к ана- теорией (Hutchison T.W., 1964, р. 41—43); и если не для Валь-
лизу этого вопроса. Впервые такое разграничение появляется в раса, то уж для Парето чистая экономическая теория включа-
работах Сениора и Милля-младшего в форме различия между ла только позитивную экономическую теорию и исключала то,
политической экономией как "наукой" и как "искусством". Они что Невилл Кейнс называл "нормативной, или регулятивной
поняли, что при переходе от науки к искусству на сцену неиз- наукой" и "искусством"6. Парето в своей ставшей теперь зна-
бежно выходят вненаучные, этические предпосылки, а также менитой формулировке условий оптимума утверждал, что со-
отметили — для того, чтобы давать осмысленные советы по вершенная конкуренция автоматически максимизировала бы
практическим проблемам, необходимы и неэкономические эле- коллективное счастье (collective ophelimity) (он не употреблял
менты, заимствованные из других общественных наук, а также термин полезность в силу кардиналистских ассоциаций, кото-
ценностные суждения (Hutchison T.W., 1964, р. 29—31). Короче рые он вызывает) в том смысле, что никакое перераспределе-
говоря, они придерживались вызывающего в наше время удив- ние ресурсов не смогло бы улучшить положение одних аген-
ление взгляда, что экономист как таковой не может давать тов, не ухудшив одновременно положения других агентов. Он
советов, даже если экономическая наука дополнена подобаю- считал это утверждением, относящимся к чистой экономичес-
щими ценностными суждениями, а Сениор в какой-то мо- кой теории, совершенно независимым от любых этических
мент своей жизни даже отрицал, что экономисты вообще долж- ценностных суждений. Действительно, то, что мы сейчас на-
ны когда-либо давать советы (Bowley M., 1949, р. 49—55; зываем оптимумом по Парето, для него было просто определе-
Hutchison T.W., 1964, р. 32; O'Brien D.P., 1975, р. 55-56). нием максимального коллективного счастья; но само коллек-
Керне пошел по стопам Сениора и Милля, но выражался, тивное счастье было лишь одной из составных частей более
по своему обыкновению, еще более резко, чем они: "Экономи- общего общественного счастья, относившегося к компетенции
ка как наука не теснее связана с нашей современной промыш- социологии, и Парето всегда настаивал, что чистая экономи-
ленной системой, чем механика как наука с нашей современ- ческая теория сама по себе не может решать практических про-
ной системой железных дорог" (Cairnes J.E., 1965, р. 38). В свою j блем (Tarascio V.J., 1966, р. 8).
очередь, Джон Невилл Кейнс различал не только позитивную | Для ситуаций, отличных от конкурентного равновесия,
науку и нормативное искусство, как его предшественники, а Парето не давал никаких указаний на изменения, которые могли
(1) "позитивную науку", (2) "нормативную, или регулятивную, бы привести к росту или падению коллективного счастья.
науку" и (3) "искусство", то есть систему правил для достиже- В 1930-е годы Джон Хикс и затем Николас Калдор сформули-
ния заданных целей: "Задача позитивной науки — установление ровали компенсационный критерий, определив улучшение в эко-
закономерностей, нормативной — определение идеалов, а ис- номическом благосостоянии как любое изменение, которое
кусства — формулировка рецептов" (Keynes J.N., 1955, р. 35). 1 могло бы улучшить чье-то положение с его собственной точки
Представление о "нормативной науке" как связующем звене 1 зрения, не ухудшив положения остальных. Рекомендовать, что
между "позитивной наукой" и "искусством" политической эко- I из подобного потенциального Парето-улучшения (ППУ) нуж-
номии, как мы увидим, подходит очень близко к устремлениям | но выплачивать компенсацию жертвам экономических измене-
современной экономической теории благосостояния. ний, означало, конечно, делать ценностное суждение, но ни-
Однако трехзвенная классификация Невилла Кейнса не какого ценностного суждения не делалось, если экономист

<< Предыдущая

стр. 24
(из 50 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>