<< Предыдущая

стр. 43
(из 50 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

ции (Broome J., 1991). Нейман и Моргенштерн добавили поня-
тие ожидаемой полезности в присутствии неопределенности, а
еще позднее новая классическая макроэкономическая теория
Значение рациональности дала новую интерпретацию понятия совершенной информа-
ции в условиях неопределенности как совершенной осведом-
Напоследок я оставил то, что некоторые рассматривают ленности о распределении вероятностей будущих цен. Но об-
как наиболее характерную черту неоклассической экономичес- щими элементами во всех этих направлениях развития посту-
кой теории, а именно, вопрос о методологическом индивиду- лата рациональности за последние 60 лет были стабильная
ализме, на который она опирается, пытаясь вывести любое эко- упорядоченная структура предпочтений и совершенная бесплат-
номическое поведение из деятельности индивидов, стремящихся ная информация о вероятностях будущих результатов.
максимизировать свою полезность при ограничениях со сторо-
Влияние постулата рациональности на современную эко-
ны технологии и первоначальной наделенности благами. Этот
номическую теорию было столь сильным и обширным, что
так называемый постулат рациональности фигурирует в каче-
некоторые экономисты всерьез сомневались, будто какую-либо
стве предпосылки в любом неоклассическом аргументе. То, что
экономическую теорию можно построить без постулата о мак-
понимает под "рациональностью" экономист, не совпадает с
симизации полезности. Очевидно, это утверждение неверно,
обычным значением этого слова. В обычном словоупотребле-
поскольку кейнсианская экономическая теория с ее предпо-
нии рациональность поведения означает действия, имеющие
сылками о жесткости цен не опиралась на максимизацию по-
веские причины и предпринимаемые на основе максимально
лезности и нелегко согласуется с ней: целое поколение специ-
доступной информации, или, выражаясь несколько более фор-
алистов в области макроэкономики пыталось вывести микро-
мально, последовательное использование адекватных средств
экономические основы кейнсианской макроэкономической
для достижения четко определенных целей. Для экономиста,
теории, то есть привести кейнсианский мультипликатор в со-
однако, рациональность означает выбор в соответствии с пол- v
ответствие с постулатом рациональности, но не все согласят-
ной, транзитивной структурой предпочтений при наличии со-
ся, что эти усилия увенчались полным успехом. Аналогично,
вершенной и полученной бесплатно информации; в тех же слу-
из постулата о рациональной максимизации полезности в его
чаях, когда в отношении будущих результатов существует неопре-
обычном понимании трудно вывести и спрос на деньги, что
деленность, рациональность означает максимизацию ожидаемой
заставило Эрроу даже утверждать: "Мне не известно ни об од-
полезности, то есть полезности результата, помноженной на
ной серьезной попытке вывести спрос на деньги из рацио-
вероятность его получения.
нальной оптимизации"(Агго\у K.J., 1987, р. 70). Наконец, есть
Специфическое значение рациональности, придаваемое ей марксистская экономическая теория, радикальная экономичес-
экономистами, — изобретение 1930-х годов, но восходящее кая теория и американский институционализм, которые вовсе
корнями к маржиналистской революции 1870-х. Для экономис- пожертвовали постулатом рациональности, но отрицать, что
тов-классиков рациональность (сами они никогда не пользова- все они также являются разновидностями экономической тео-
лись этим термином) означала предпочтение большего мень-
рии, было бы, вероятно, абсурдным.

348 349
Постулат рациональности
Глава 15

ний и полноту информации об альтернативных возможностях.
Рациональность как святыня
Он заключает, что постулат рациональности, как таковой, не-
проверяем, и, во всяком случае, отвергает такие проверки как
Даже если признать, что без постулата рациональности можно
"ультраэмпиризм" (Caldwell В., 1982, р. 158), то есть нежела-
обойтись, его интуитивная привлекательность остается настоль-
ние пользоваться любой теоретической концепцией, которая
ко сильной, что представители неоавстрийской экономической 1
не поддается непосредственному наблюдению .
школы, такие как Лайонел Роббинс и Людвиг фон Мизес, рас-
Идея о том, что рациональность очевидна и настолько свя-
сматривали его как априорное утверждение, справедливость кото-
щенна, что ее необходимо защищать от критики посредством
рого настолько очевидна, что для его немедленного признания
"негативной эвристики" обвинений в приверженности к кор-
оно должно быть лишь сформулировано. Это не означает, что они
ректировкам ad hoc, выглядит очень странно, ибо рациональ-
считали его аналитической тавтологией — каждый максимизирует
ность, в строгом современном смысле слова, не может быть оди-
полезность потому, что любой результат его выбора выражает
наково присуща любой экономической деятельности каждого
полезность, которую он максимизирует, — но скорее кантиан-
экономического агента. В общем случае невозможно исключить
ской синтетической априорной истиной, то есть утверждением
поведение, движимое минутным импульсом, привычкой, стрем-
об эмпирической реальности, которое тем не менее не может
лением изучить альтернативы (учимся хотеть того, чего на самом
быть ложным в силу самого языка, или значения терминов, в
деле хотим) или даже забывчивостью, что разрушает всякое пред-
данном случае термина целенаправленный выбор. Постулат рацио-
ставление о последовательной системе предпочтений. Кроме того,
нальности и по сей день некоторыми рассматривается как эмпи-
постулат рациональности подразумевает такие способности к
рически неопровержимый — не сам по себе и не в силу своих
обработке информации и расчетам, которые не могут не вызвать
достоинств, но конвенционально. Короче говоря, неоклассиче-
насмешки — "иррациональная страсть к рациональным расчетам",
ские экономисты решили считать постулат рациональности час-
как говорил Джон Морис Кларк. Герберт Саймон (Simon H.,
тью лакатошианского "твердого ядра" своей исследовательской
1957, chs. 14, 15) утверждает, что именно по причине "ограни-
программы. Именно поэтому Лоуренс Боулэнд (Boland L.A., 1981)
ченной рациональности" мы просто не можем максимизировать
утверждал,, что было бы тщетно критиковать постулат рацио-
полезность, в лучшем случае мы можем "находить удовлетвори-
нальности, а вся его существующая критика направлена не в ту
тельное решение"; и поиск такого решения приводит к прогно-
сторону. Безусловно, трактовка рациональности как метафизи-
зам экономического поведения, сильно отличающимся от тех,
ческого утверждения постепенно стала стандартной защитной
что дает максимизация (см. Loasby B.J., 1989, ch. 9).
реакцией ортодоксов на любую критику постулата рационально-
Любопытно, что взгляд на рациональность как на утвержде-
сти. Новые классические макроэкономисты, как Сарджент и Лу-
ние, входящее в "твердое ядро", давно рекомендовался для всех
кас, например, рассматривают любую попытку ввести в эконо-
общественных наук самим Карлом Поппером. Он называл это
мическую модель параметры, не мотивированные индивидуальной
"ситуационной логикой", или "нулевым методом", и перво-
оптимизацией, как "корректитровку ad hoc", то есть поправку,
начально отстаивал его в "Нищете историцизма" (1957) безотно-
введенную для конкретной цели и не имеющую более широкого
сительно к экономической теории. Тем не менее это, несомнен-
обоснования. "Порок корректировок ad hoc, — как выразился
но, то же самое, что и предпосылка рациональности в неоклас-
Уэйд Хэндс, — означает измену метафизическим предпосылкам
сической экономической теории. Но, что самое удивительное,
неоклассической программы" (Hands D.W., 1988, р. 132).
позднее он объявил, что как содержательное утверждение оно
Колдуэлл (Caldwell В., 1983) соглашается с Боулэндом, но
было неверно, однако он все равно поддерживает его, посколь-
по другим причинам. Осуществляя обзор пяти проверок рацио-
ку в прошлом оно оказалось столь плодотворным в изучении
нального выбора экономистами-экспериментаторами, он ут-
верждает, что их результаты, бесспорно, неокончательны. В силу
тезиса Дюгема—Куайна, любой подобный эксперимент прове- 1
Харгривс-Хип (Hargreaves-Heap S., 1989) в недавнем исследовании ра-
ряет не только рациональность, но и стабильность предпочте- циональности длиной в целую книгу встает на такую же точку зрения.

351
350
Постулат рациональности
Глава 15

в условиях определенности и полной информации (Frey B.S. and
экономического поведения (см. Hands D.W., 1985; Blaug M., 1985-
Eichenberger R., 1989, p. 109—110). Например, применительно ко
Redman D A , 1991, p. 111-116 и Caldwell В., 1991, p. 13-22). '
многим рынкам было обнаружено, что индивиды систематичес-
Поппер был абсолютно прав в обоих отношениях, и все же
ки недооценивают альтернативные издержки по сравнению с
ясно, что он неправильно понимал роль рациональности в
прямыми, то есть считают потраченный доллар куда весомее
экономической теории. Постулат рациональности относится к
доллара, упущенного из-за неиспользованной возможности.
индивидуальной мотивации, но поведение, интересующее
Фрай и Айхенбергер (1989) показывают, что реакция эко-
экономистов, это поведение совокупностей потребителей и
номистов на подобные аномалии принимает различные формы.
производителей на разных рынках. Обычно от этой проблемы
До тех пор, пока аномалии относятся к индивидуальному пове-
агрегирования по умолчанию уклоняются, предполагая, что
дению, их обычно просто игнорируют или объясняют, что они
все индивиды похожи друг на друга и имеют одинаковые функ-
не имеют значения в силу искусственной природы лаборатор-
ции полезности (как и фирмы, которые также похожи друг на
ных данных. Когда данные относятся не к лабораторным экспе-
друга и обладают одной и той же технологией). Поскольку ин-
риментам, а к реальному агрегированному поведению, утверж-
дивиды явно различаются и по предпочтениям, и по перво-
дается, что аномалии имеют случайное распределение и в среднем
начальной нацеленности ресурсами (если бы они были похо-
взаимно погашаются, или, чаще, что конкурентные рынки со
жи, это означало бы отсутствие торговли), очевидно, что ус-
временем устраняют их. Дарвинистский механизм выживания,
пешные объяснения экономистами экономического поведения
использованный Алчианом и Фридменом для рационального
были обязаны чему-то большему, чем использование постулата
объяснения максимизации прибыли (см. выше, главу 4) — один
рациональности. Сама по себе гипотеза рациональности доста-
из примеров подобной защиты. Однако теперь мы накопили до-
точно слаба. Чтобы извлекать из нее интересные выводы, нам
статочно эмпирических свидетельств, чтобы поддержать убеж-
необходимо добавить к общему тезису о рациональности вспо-
дение — конкуренция даже на финансовых рынках не устраняет
могательные предпосылки, такие, как однородность агентов,
все индивидуальные аномалии на агрегированном уровне. Так,
которую мы обычно вводим для устранения проблемы агреги-
Талер (Thaler R.H., 1987а, 1987b) показал, что сверхнормаль-
рования, или более общие предпосылки совершенного пред-
ный доход на фондовом рынке может возникнуть при смене
видения, равновесных результатов, совершенной конкуренции
года, месяца, недели и даже дня, не говоря уж о предпразднич-
и т.п. (Arrow K.J., 1987, р. 70—71). Иными словами, якобы вну-
ных днях. Согласно же так называемой "гипотезе эффективных
шительный список достижений неоклассической экономичес-
рынков", цены акций изменяются путем случайного блужда-
кой теории, побудивший Поппера рекомендовать постулат ра-
ния, хотя бы потому, что трейдеры на фондовом рынке облада-
циональности в качестве "золотого ключика" ко всем потай-
ют рациональными ожиданиями и пользуются любой возмож-
ным дверцам общественных наук, основан на гораздо большем,
ностью получения прибыли, как только таковая представляется.
чем простая предпосылка о рациональной деятельности.
Но если предпосылка о рациональных ожиданиях, которая пред-
ставляет собой ни что иное, как постулат рациональности в сто-
хастическом облачении, нарушается на финансовых рынках,
Критика рациональности
почему ее можно считать правдоподобной на других рынках?
Мы приходим к выводу, что классическая защита от кри-
Как бы то ни было, постулат рациональности, как признавал
тики постулата рациональности теперь не столь убедительна,
Поппер, вероятно, неверен. Психологи-экспериментаторы пока-
как была когда-то. Но что с того? Должны ли мы отвергнуть
зали, что индивидуальное поведение систематически отклоняет-
всю неоклассическую экономическую теорию на том основа-
ся от рационального. Существование подобных "аномалий" уже
нии, что она опирается на сомнительный постулат рациональ-
давно признавалось в литературе по теории ожидаемой полезно-
ности? Поступить так означало бы пасть жертвой "наивного
сти (Schoemaker P.J., 1982), но, парадоксальным образом, их не
фальсификационизма". Мы не отвергаем исследовательскую
принимали всерьез, теоретизируя о рациональной деятельности

353
352
Глава 15
Часть IV
программу только потому, что она подвержена "аномалиям",
если у нас нет альтернативной исследовательской программы.
Однако фактически такие альтернативы есть, например, "теория
перспектив" (prospect theory) Тверски и Канемана (Tversky A.
and Kahneman D., 1986), теория принятия решений в условиях
неопределенности, не связанная с ожидаемой полезностью*,
или теория поиска удовлетворительного решения Саймона, ко-
торые можно назвать не полностью рациональными теориями
индивидуального поведения в условиях определенности и не-
определенности. Конечно, ни одна из этих альтернативных кон-
цепций, во всяком случае пока, не дает таких же строгих выво-
ЧТО МЫ УЗНАЛИ
дов, которые мы получаем из стандартных моделей с полной
рациональностью. Но ценой этой строгости может быть слабая
ОБ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ?
релевантность: если постулат рациональности и в самом деле
неверен, это может быть одной из причин, по которым микро-
экономическая теория настолько плохо объясняет потребитель-
ское поведение многих домохозяйств и политику ценообразо-
вания фирм на многих рынках.
Нет нужды говорить, что проблема может крыться в нашем
понимании информационных издержек или механизмов кон-
куренции, а вовсе не в использовании традиционного посту-
лата рациональности. Было бы полным безрассудством совето-
вать коллегам-экономистам, как можно внести поправки в нео-
класическую экономическую теорию, чтобы учесть аномалии
выбора, или даже отказаться от стандартной микроэкономи-
ческой теории в пользу одного из альтернативных направле-
ний экономической теории, которые полностью отвергают ме-
тодологический индивидуализм. Однако ясно, что непосред-
ственное исследование рациональной деятельности, попытки
проверить необходимость предпосылки рациональности не сле-
дует отвергать под предлогом неприемлемости "ультраэмпи-
ризма". Этому учит нас методология экономической науки. До
тех пор, пока проверки точности предсказаний продолжают
давать двусмысленные результаты — а так будет всегда, — важ-
но также проверять и описательную точность предпосылок и
относиться к результатам этих проверок всерьез.


' В 2002 г. Дэниел Канеман получил Нобелевскую премию по экономике
"за интеграцию результатов психологических исследований в экономическую
науку, прежде всего в области суждений и принятия решений в условиях не-
определенности".— Прим. ред.

<< Предыдущая

стр. 43
(из 50 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>