<< Предыдущая

стр. 5
(из 50 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

рально противоположными выводами — "Значение и основ-
ют задаваться более глубокими вопросами о том, чем они за-
ные постулаты экономической теории" (1938) Теренса Хат-
нимаются. Во всяком случае все большее число экономистов
чисона. Позднее Милтон Фридмен, Пол Самуэльсон, Фриц
подозревают, что не все ладно в здании, возведенном эконо-
Махлуп и Людвиг фон Мизес также сделали важный вклад в
мической теорией. В мою задачу не входит научить их, как
методологию экономической науки. Короче говоря, эконо-
стать более хорошими экономистами, но, с другой стороны,
мисты рано осознали необходимость отстаивать "верные"
мало толку просто описывать то, что делают экономисты, не
принципы рассуждения в своей дисциплине, и хотя их ре-
извлекая из этого некоторых объективных уроков; на каком-

36 37
Предисловие к первому изданию
Предисловие к первому изданию

Рокфеллера. После того как я оставил идиллическую атмосфе-
то этапе даже самому беспристрастному зрителю должно за-
ру Центра исследований и конференций в Белладжо, препо-
хотеться взять на себя роль арбитра. Подобно многим другим
давание и другие научные обязанности мешали мне вернуться
современным экономистам, у меня тоже есть своя точка зрения
к рукописи в течение всего 1976-1977 учебного года. И даже
на то, "Что не так с экономической теорией?", как озаглавлена
затем мне понадобился весь 1978 г., чтобы закончить ее. Цен-
книга Бенджамина Уорда, но мои поводы для недовольства
ные замечания по поводу черновика рукописи, слишком мно-
связаны не столько с содержанием современной экономиче-
гочисленные, чтобы автор мог чувствовать себя комфортно, я
ской теории, сколько с тем, как экономисты обосновывают
получил от Курта Клаппхольца и Таноса Скураса. Кроме того,
свои теории. Я считаю, что у стандартной экономической ме-
Рут Тауз прочла ее от начала до конца, устранив большин-
тодологии, как она излагается в первой главе практически
ство, если не все мои грамматические ошибки. Эта работа ос-
каждого учебника по экономической теории, нет особых про-
тавила меня в долгу перед ней, который может быть оплачен
блем; проблема заключается в том, что сами экономисты не
лишь моей глубокой благодарностью.
торопятся следовать собственным проповедям.
Когда Лаэрт обращается к Офелии с просьбой не уступать
ухаживаниям Гамлета, она отвечает: "Не поступай со мной как
лживый пастырь, // Который хвалит нам тернистый путь // На
небеса, а сам, вразрез советам, // Повесничает на стезях греха
//И не краснеет". Экономисты XX в., как мне думается, очень
похожи на тех "лживых пастырей".
Удалось ли мне доказать свою точку зрения в данной кни-
ге, оставляю на суд читателям, но в любом случае желание
сделать это было главным мотивом ее написания.
Книга адресована в основном студентам-экономистам, то
есть тем, кто уже ориентируется в экономической теории, но
затрудняется (если вообще видит возможным) сделать выбор
между альтернативными экономическими теориями. Между
тем рост интереса к методологическим проблемам среди про-
фессиональных экономистов таков, что осмелюсь утверждать:
моя книга покажется интересной даже некоторым из моих
коллег. Люди, посвятившие себя прочим общественным на-
укам — социологи, антропологи, политологи и историки, —
склонны либо завидовать экономистам из-за внешней науч-
ной строгости их дисциплины, либо презирать их за то, что
они находятся на побегушках у правительств. Возможно, они
найдут, что данная книга является не столько противоядием
от зависти, сколько напоминанием о выгодах, которые эко-
номическая теория извлекает и всегда извлекала из своей ори-
ентации на практическую политику.

Эта книга писалась очень (даже слишком) долго. Наброски
первой главы были сделаны на Вилле Сербеллони в Белладжо,
Италия, где я провел ноябрь 1976 г. благодаря щедрости Фонда
39
38
Часть I




ТО, ЧТО ВЫ ВСЕГДА ХОТЕЛИ
УЗНАТЬ О ФИЛОСОФИИ НАУКИ,
НО БОЯЛИСЬ СПРОСИТЬ
Глава 1

От традиционных взглядов
к взглядам Поппера




Традиционный взгляд

Любой человек, открывший несколько современных учеб-
ников по философии науки, скоро обнаружит, что это доволь-
но странный предмет. Речь здесь идет не об изучении психоло-
гических и социологических факторов, способствующих вы-
движению новых научных гипотез, как того можно было бы
ожидать, не об обзоре философских видений мира, неявно при-
сутствующих в ведущих научных теориях, и даже не о принци-
пах, методах и выводах естественных и общественных наук и
описании в самом общем виде основных научных достижений.
Вместо всего этого философия науки, похоже, состоит в ос-
новном из попыток чисто логического анализа формальной
структуры научных теорий и больше озабочена рекомендация-
ми, как подобающим образом заниматься наукой теперь, чем
описанием того, что называлось наукой в прошлом. А когда все
же речь заходит об истории науки, то делается это так, что
классическая физика выглядит идеальным прототипом, кото-
рому должны рано или поздно уподобиться все дисциплины,
достойные носить имя "науки".
Такая характеристика философии науки отражает ситуацию,
сложившуюся в период расцвета логического позитивизма — в
промежутке между двумя мировыми войнами, — и теперь она
несколько устарела. Между 20-ми и 50-ми годами XX в. филосо-
фы науки в большей или меньшей степени соглашались с тем,
что Фредерик Зуппе (Suppe F., 1974) назвал "традиционным
взглядом на теории". Но работы Поппера, Поланьи, Хансона,
Тулмина, Куна, Лакатоша и Фейерабенда — если перечислять
только ведущие имена — практически полностью разрушили
этот традиционный взгляд, впрочем, так и не заменив его ника-

43
•**'
Глава 1 От традиционных взглядов— к взглядам Поппера
кой общепризнанной альтернативной концепцией. Одним сло- что любые истинно научные объяснения имеют общую логи-
вом, начиная с 1960-х годов философия науки переживала не- ческую структуру: они включают как минимум один универ-
что вроде смутного времени, что делает простой рассказ о ее сальный закон плюс указание релевантных начальных условий
сути и развитии в двух главах непростой задачей. По здравому или границ его применимости, которые вместе составляют
размышлению, вначале необходимо многое сказать об основ- explanans (объясняющее), или предпосылки, из которых с по-
ных чертах традиционного взгляда и только затем переходить к мощью правил дедуктивной логики выводится explanandum,
описанию нового неортодоксального течения, используя ра-
утверждение о некотором событии, объяснение которому мы
боты Карла Поппера как водораздел между старыми и новыми
хотим найти. Под универсальным законом понимается утвержде-
взглядами на философию науки.
ние типа: "всякий раз, когда происходят события А, происхо-
дят и события Б". Эти универсальные законы могут иметь де-
терминистическую форму — если в них говорится об отдельных
Гипотетико-дедуктивная модель событиях Б, или статистическую форму — если в них говорится
о классах событий типа Б (статистические законы имеют следу-
Согласно стандартной точке зрения на науку, господство- ющую'форму: "если произошли события А, то события Б про-
вавшей в середине XIX в., научные исследования должны на- изойдут с вероятностью/?, где 0 <р< 1"). Под правилами дедук-
чинаться со свободного, непредубежденного наблюдения фак- тивной логики понимаются непогрешимые силлогические рас-
тов, продолжаться индуктивной формулировкой универсаль- суждения вроде "если А истинно, то Б истинно; А истинно,
ных законов, описывающих эти факты, и в конечном счете, с следовательно, Б истинно" (это пример того, что логики называ-
помощью дальнейшей индукции, приходить к еще более об- ют гипотетическим силлогизмом). Вряд ли стоит добавлять, что
щим утверждениям, которые принято называть теориями. Ис- дедуктивная логика — абстрактный инструмент, и логическая
тинность законов и теорий подлежит проверке путем сопос- обоснованность дедуктивных размышлений никак не зависит
тавления вытекающих из них эмпирических выводов со всеми от того, справедливы ли на самом деле большая посылка "если
наблюдаемыми фактами, включая те, что их породили. Такое А истинно, то Б истинно" или малая посылка "А истинно".
индуктивное видение науки, классически описанное в книге Из общей логической структуры всех истинно научных
Джона Стюарта Милля "Система логики" (J843) и по сей день объяснений следует, продолжали Гемпель и Оппенгейм, что
остающееся "народным" видением, во второй половине XIX в. при операции, называемой объяснением, используются те же
начало рушиться под воздействием работ Эрнста Маха, Анри правила логических выводов, что и при операции, называе-
Пуанкаре и Пьера Дюгема и было поставлено "с ног на голо- мой прогнозом, с единственной разницей — объяснения сле-
ву" в гипотетико-дедуктивной модели научного познания, воз- дуют за событиями, а прогнозы предшествуют им. В случае с
никшей уже в следующем веке как плод творчества представи- объяснением мы начинаем с явления, которое необходимо
телей "Венского кружка" и американских прагматистов (см. объяснить, а потом находим хотя бы один универсальный за-
Alexander P., 1964; Harre R., 1967; Losee J., 1972, chs. 10, 11). кон и набор начальных условий, которые дают логическое суж-
Тем не менее до самого 1948 г. гипотетико-дедуктивная мо- дение о данном явлении. Иными словами, назвать какую-то
дель не была терминологически формализована в качестве един- конкретную причину объяснением данного явления означает
ственно возможного способа научного объяснения. Эта автори- просто отнести явление к сфере действия какого-либо уни-
зованная версия впервые появилась в ставшей впоследствии
знаменитой работе Карла Гемпеля и Питера Оппенгейма
объяснений (см. ниже, сноску 5). Более ранние, хотя и не столь строгие фор-
(Hempel C.G. and Oppenheim P., 1965)1, которые утверждали, мулировки гипотетико-дедуктивной модели можно найти в книге Поппера
"Логика научного открытия", впервые опубликованной в 1934 г. на немецком
языке, а затем в 1959 г. на английском (Popper К., 1959, р. 59, 68-69; см. также
1
Тот же тезис более осторожно был заявлен сначала Гемпелем (Hempel C.G., Popper К., 1962, II, р. 262-263, 362-364; Popper К., 1976, р. 117), а на самом
1942) и вызвал широкую дискуссию среди историков о смысле исторических Деле еще в 1843 г. - у Милля (Mill J.S., 1973, vol. 7, p. 471-472).

44 45
Глава 1
От традиционных взглядов— к взглядам Поппера
нереального закона или группы законов; поэтому один из кри-
гнозирование, подобно точным краткосрочным прогнозам по-
тиков тезиса Гемпеля—Оппенгейма назвал его "способом
годы, прекрасно осуществимо с помощью элементарных эври-
объяснения через покрывающие законы" (Dray W., 1957, ch. 1).
стических правил, дающих вполне удовлетворительные резуль-
В случае с прогнозом, с другой стороны, мы начинаем с уни-
таты, хотя мы можем не иметь никакого понятия, почему они
версального закона и набора начальных условий и из них с
их дают. Одним словом, возможность прогнозировать, ничего
помощью дедукции выводим утверждение о неизвестном со-
не объясняя, абсолютно очевидна.
бытии; прогнозы часто используются для того, чтобы прове-
Сказанное, впрочем, не означает, что нам всегда легко ус-
рить, работает ли исходный универсальный закон. Короче,
тановить, достигла ли какая-то конкретная теория впечатляю-
объяснение — это просто "предсказание назад".
щих прогностических результатов благодаря своим достоинствам,
Представление о полной логической симметрии между при-
или же это простая случайность. Некоторые критики традици-
родой предсказания и природой объяснения получило название
онного взгляда утверждали, что модель научного познания че-
тезиса симметрии. Оно составляет ядро гипотетико-дедуктивной
рез покрывающие законы в конечном счете основана на анализе
модели познания, или модели познания через покрывающие
причинности Дэвида Юма. По Юму, причинность — это не бо-
законы. Отличительная черта модели в том, что она не исполь-
лее чем постоянное сопряжение двух событий, прилегающих друг
зует никаких других способов логического рассуждения кроме
к другу во времени и в пространстве, из которых следующее
дедукции (значение этого замечания вскоре прояснится). Уни-
первым по времени называется "причиной" второго, называе-
версальные законы, используемые при объяснении, не являют-
мого "следствием", хотя на самом деле существование какой-
ся результатом индуктивного обобщения частных случаев; это
либо связи между ними вовсе необязательно (см. Losee J., 1972,
лишь гипотезы, если угодно, догадки, которые можно прове-
р. 104—106). Иными словами, мы никогда не можем быть увере-
рить, используя их для построения прогнозов конкретных со-
ны, что причинность — это не простая корреляция между собы-
бытий, но сами они несводимы к наблюдениям за событиями.
тием, происходящим в момент времени /, и событием, проис-
ходящим в момент Я-1. Критики отвергли юмовскую "бильярд-
ную модель причинности" и настояли на том, что истинно
Тезис симметрии
научное объяснение должно включать промежуточный механизм,
соединяющий причину со следствием и гарантирующий, что
Модель научного объяснения через покрывающие законы
найденная нами связь между двумя событиями является "необ-
критиковалась с различных позиций, и даже сам Гемпель, ее
ходимой" (см., например, Наггё R., 1970, р. 104—126; 1972,
наиболее ревностный защитник, с годами несколько отступил
р. 92-95, 114-132; а также Наггё R. and Secord P.F., 1972, ch. 2).
под натиском этих атак (Suppe F., 1974, р. 28п). Большинство
Пример теории всемирного тяготения Ньютона, однако,
критиков избрали целью своих атак тезис симметрии. Они ут- х
показывает, что настоятельное требование указывать истинный
верждали, что прогнозирование вполне возможно и без объяс-
причинный механизм при научном объяснении явлений, если
нения и даже что объяснение может не предполагать прогнози-
его понимать буквально, может оказаться губительным для раз-
рования. Первое вполне очевидно — для прогноза достаточно
вития науки. Абстрагируйтесь от всех свойств движущихся тел,
просто найти корреляцию, в то время как для объяснения
говорил Ньютон, кроме их положения, массы и ускорения, и
этого мало. Таким образом, любая линейная экстраполяция
Дайте этим признакам операциональные определения. Вытека-
МНК-регрессии является своего рода прогнозом, при том что
ющая отсюда теория гравитации, включающая универсальный
сама регрессия может не иметь под собой никаких теоретичес-
закон, согласно которому физические тела притягивают друг
ких оснований, описывающих взаимосвязь между переменны-
Друга с силой, прямо пропорциональной произведению их масс
ми, не говоря уже о представлениях, что из них является при-
и обратно пропорциональной квадрату расстояния между ними,
чиной, а что — следствием. Ни один экономист не нуждается в
позволяет нам предсказывать такие разнообразные явления, как
напоминании, что точное краткосрочное экономическое про-
эллиптические орбиты планет, фазы Луны, частоту морских
46
47
Глава 1 От традиционных взглядов— к взглядам Поппера

приливов и отливов, траектории полета артиллерийских сна- для хранения эмпирических сведений, ценность которых опре-
рядов и даже скорость падения яблок с яблони. Между тем деляется принципом экономии мыслительных усилий, — то,
Ньютон не предложил никакого механизма, который объяс- что теперь называют методологией конвенционализма.
нял бы, как действует гравитация (он так и не был обнару- Достаточно сказать, что прогноз, даже если он сделан на
жен), и не смог ответить на возражения многих своих совре- основе высокосистематизированной и тщательно аксиомати-
менников, утверждавших, что сама идея гравитации, мгно- зированной теории, не обязательно подразумевает наличие
венно действующей на расстоянии без какой-либо материальной объяснения. Но как быть с обратным утверждением: можем ли
субстанции, посредством которой могла бы передаваться эта мы предложить объяснение, не делая каких-либо прогнозов?
сила ("призрачные пальцы, тянущиеся сквозь пустоту!"), весьма Ответ, очевидно, зависит от того, что мы понимаем под объяс-
метафизична2. И при всем этом никто не мог отрицать порази- нением — ответ, от которого мы до сих пор осторожно уклоня-
тельной прогностической силы теории Ньютона, особенно лись. В самом широком смысле слова, объяснить — означает
после того, как в 1758 г. подтвердилось предсказание Эдмонда ответить на вопрос "почему?"; объяснить — означает свести

<< Предыдущая

стр. 5
(из 50 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>