<< Предыдущая

стр. 6
(из 50 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

Галлея о возвращении кометы, впоследствии названной его нечто таинственное и неизвестное к чему-то, что нам уже зна-
именем, — достижение, превзойденное в 1846 г. Леверье, ко- комо, вызвав восклицание: "Ага, так вот как это происходит!".
торый с помощью закона о силе притяжения, обратной квад- Если согласиться с этим намеренно вольным словоупотребле-
рату расстояний, предсказал существование дотоле неизвест- нием, нам покажется, что существуют научные теории, вызы-
ной планеты Нептун, наблюдая за отклонениями в орбите Урана. вающие у нас это восклицание "Ага!", но не делающие ничего
Тот же факт, что порой теория Ньютона давала сбои (о чем или почти ничего в направлении прогноза по отношению к
свидетельствуют безуспешные поиски Леверье еще одной не- классу явлений, которого они касаются. Признанный пример,
известной "планеты" — Вулкан, существование которой должно часто цитируемый критиками традиционного взгляда (см., в
было объяснить аномалии в движении Меркурия), был благо- частности: Kaplan А., 1964, р. 346—351; Наггё R., 1972, р. 56,
получно забыт. Короче говоря, можно утверждать, что ньюто- 176—177), — это дарвиновская теория эволюции, претендую-
новская теория тяготения — это только высокоэффективный щая на объяснение того, как высокоспециализированные био-
инструмент прогнозирования, позволяющий делать предска- логические формы последовательно развиваются из менее спе-
зания, приблизительно верные почти для всех практических циализированных в результате процесса естественного отбора,
целей в пределах нашей солнечной системы, но тем не менее максимизирующего способность видов к размножению, одна-
неспособный действительно "объяснить" движение тел. Подоб- ко не способная предсказать, какие именно высокоспециали-
ные мысли привели Маха и Пуанкаре в XIX в. к убеждению, зированные формы появятся при заданных природных условиях.
что все научные теории и гипотезы — всего лишь сжатые опи-
Дарвиновская теория, как говорят критики, может многое
сания природных феноменов, не являющиеся сами по себе ни ч
рассказать об эволюционном процессе, когда он уже завершил-
истиной, ни ложью, но играющие роль условных обозначений
ся, и не в состоянии сказать о нем почти ничего до тех пор,
пока он не произошел. Дело не в том, что теория Дарвина не
может указать начальные условия, необходимые для того, что-
2
Нам известно, что Ньютон прекрасно знал об этом возражении; как он
писал в письме к другу: "Гравитация должна порождаться агентом, действую- бы действовал процесс естественного отбора, а в том, что она
щим постоянно в соответствии с некоторыми законами, но вопрос о том,
не в состоянии назвать определенных универсальных законов,
материален он или нет, я оставил на суд своим читателям" (цит. по: Toulmin S.
описывающих шансы различных видов на выживание при раз-
and Goodfield J., 1963, p. 281—282; см. также Toulmin S. and Goodfield J., 1965,
p. 217-220; Hanson N.R., 1965, p. 90-91; Losee J., 1972, p. 90-93). Аналогич- личных природных условиях. В той мере, в какой эта теория во-
ным образом, история концепции гипноза (прошедшей путь от "животного обще что-то предсказывает, она предсказывает принципиаль-
магнетизма" через "месмеризм" к собственно "гипнозу") показывает, что
ную возможность наступления некоего события при заданных
многие хорошо известные природные явления, например, эффективное ис-
условиях, а не вероятность того, что при этих условиях оно про-
пользование гипноза как анестезирующего средства в медицине, даже и сей-
час невозможно объяснить в терминах передаточного причинного механизма. изойдет. Например, на ее основе можно сделать предположе-

48 49
Глава 1 От традиционных взглядов— к взглядам Поппера

ние, что некоторая доля популяции вида, способного плавать, достатка листьев на деревьях у молодых жирафов с более длин-
переживет неожиданное наводнение своей до той поры засуш- ными шеями сохраняется больше шансов выжить, дать потом-
ливой среды обитания, но нельзя предсказать, какая доля дей- ство и произвести на свет больше жирафов с такими же длин-
ствительно выживет при реальном наводнении, более того — ными шеями, как и у них; на протяжении многих поколений
будет ли эта доля вообще отличной от нуля (Scriven M., 1959). этот эффект формирует жирафа с длинной шеей, которого мы
Было бы ошибкой полагать, что теория Дарвина зиждется знаем. Эти два эволюционных механизма принципиально раз-
на знаменитом заблуждении post hoc, ergo propter hoc, то есть су- личны, и для Дарвина уступить Ламарку хотя бы на йоту озна-
дит о причинности по простой временной последовательности, чало серьезно поступиться своей фундаментальной теорией.
ибо Дарвин описал механизм, объясняющий процесс эволю- Ирония заключается в том, что к 1872 г. Мендель, труды
ции. Причина изменения видов, согласно Дарвину, — естествен- которого выпали из поля зрения Дарвина, как, впрочем, и
ный отбор, а естественный отбор выражается в борьбе за суще- всех остальных, уже пришел к идее генов, то есть дискретных
ствование, происходящей путем размножения и случайных из- единиц-носителей информации о наследственности, переда-
менений в том, что он называл "геммулами", подобно тому, ющихся от поколения к поколению без смешивания или ра-
как это происходит при выведении новых пород домашних жи- створения.-Менделева генетика снабдила теорию Дарвина убеди-
вотных. Наследственный механизм, описанный Дарвином, был тельным причинным механизмом, но, с нашей точки зрения,
системой, с помощью которой признаки обоих родителей сме- статус теории эволюции в результате изменился незначитель-
шивались в их потомстве, растворяясь в последующих поколе- но: теория Дарвина объясняет то, что не может предсказать, и
ниях. К сожалению, изложенный механизм содержал ошибку: в приводит мало аргументов в защиту своих утверждений, кро-
описываемой ситуации новый вид возникнуть не мог, посколь- ме косвенных свидетельств постфактум. Сам Дарвин провоз-
ку любая мутация, растворяясь в последующих поколениях, в глашал свою верность гипотетико-дедуктивной модели позна-
конечном счете выродилась бы до состояния, неспособного ния (Ghiselin M.T., 1969, р. 27-31, 59-76; George W., 1982,
повлиять на естественный отбор. Сам Дарвин позднее признал р. 140—150), но факт остается фактом — для некоторых он и
это возражение и, стремясь представить какое-то разумное объяс- по сей день остается "образцом объясняющего, но не прогно-
нение эволюции, в последнем издании "Происхождения видов" зирующего ученого" (Scriven M., 1959, р. 477).
делал растущие уступки дискредитированной ламарковской кон- Возможно, это преувеличение, поскольку дарвинизм поко-
цепции прямого наследования приобретенных признаков3. ится на некотором количестве специфических условных утвер-
По Ламарку, жираф выращивает длинную шею, потому ждений о реальности, — например, утверждении, что потом-
что хочет добраться до растущих высоко на дереве листьев, и ство имеет различные фенотипы, что эти различия системати-
этот приобретенный признак передается его потомству, у ко- чески связаны с фенотипами родителей и что различные
торого шеи становятся длиннее. Согласно Дарвину, у жирафов фенотипы проявляются с разной частотой в отдаленных поко- \
рождается потомство с шеями различной длины, но ввиду не- лениях. И дарвинизм на самом деле подразумевает некоторые
прогнозы, например, то, что ни один вид не появляется дваж-
ды; таким образом, появление дронтов повлекло бы за собой
3
Не без удовольствия мы должны заметить, что Дарвина вдохновлял
опровержение дарвинизма (Mayr E., 1982, ch. 10; Rosenberg A,
один экономист — Томас Мальтус и решительно критиковал другой — Фли-
минг Дженкин, профессор инженерии из Эдинбургского университета (Джен- 1985, chs. 5—7). Аналогичным образом, говорить, что дарвинов-
кин, в силу обстоятельств, явился первым британским экономистом, пост-
ская эволюция может объяснить форму шеи современного жи-
роившим кривые спроса и предложения). Дженкин в 1867 г. в своем отзыве
рафа, но никогда не смогла бы заранее предсказать ее, означает
на "Происхождение видов" (1859) первым показал, что теория Дарвина в
его собственной формулировке была неверна. Именно это замечание могло неверно понимать теорию Дарвина, которая, если она вообще
заставить Дарвина включить в шестое издание "Происхождения видов" но-
предсказывает, делает это не в отношении отдельных существ
вую главу, в которой воскрешались идеи Ламарка (см. Jenkin F., 1973, особ,
(например, жирафов) или органов (например, шей), но в от-
р. 344-345; Toulmin S. and Goodfield J., 1967, ch.9; Ghiselin M.T., 1969,
ношении признаков или наборов признаков. Сам Дарвин от-
p. 173-174; Lee K.K., 1969; Mayr E., 1982, p. 512-514).


50 51
Глава 1 От традиционных взглядов— к взглядам Поппера

лично знал, что некоторые факты, как, например, существо- Подведем итоги. Мы можем найти случаи, подтверждаю-
вание бесплодных насекомых и стерильных гибридов, скорее щие тезис об объяснениях без прогноза, но это не слишком
всего вступают в противоречие с его теорией: целая глава "Про- сильные аргументы, и я по-прежнему убежден, что модель
исхождения видов" была посвящена "различным возражениям научного объяснения через покрывающие законы выдержива-
против теории естественного отбора", то есть признакам, кото- ет всю критику, которой она подвергалась. Конечно, это про-
рые не могли бы развиться с помощью механизма естественно-
тиворечивая позиция, но достаточно сказать, что необходимо
го отбора. Короче говоря, дарвинизм в принципе может быть
быть настороже, когда нам предлагают объяснение, не дающее
опровергнут наблюдениями независимо от возможности наблю-
возможности прогноза, то есть когда вместо объяснения нам
дать видообразование а 1а Дарвин на практике (Ruse M., 1982,
предлагают "понимание". "Мы понимаем причины землетря-
р. 97—108; 1986, р. 20—26). В этом смысле эволюционная теория
сений, — писал Фрэнк Хан, — но пока не можем их предска-
Дарвина логически относится к тому же типу теорий, что и
зывать" (Hahn F.H., 1985, р. 10). Впрочем, в последние годы
ньютонова механика или теория относительности Эйнштейна
геофизики добились большого прогресса в предсказании зем-
(Williams M.B., 1973; Flew A., 1984, р. 24-31; Caplan A.L., 1985).
летрясений, поскольку начали лучше понимать их точные при-
Тем не менее следует признать, что модель познания через по-
чины. Каю бы то ни было, когда пониманию не сопутствует
крывающие законы со следующим из нее тезисом симметрии
способность предсказывать, мы должны задаться вопросом: про-
не может легко вместить теорию эволюции Дарвина4.
исходит ли это ввиду отсутствия возможности получить все не-
Существуют другие примеры теорий, которые, как кажет- обходимые сведения о начальных условиях, как в случае с био-
ся, предоставляют объяснения без каких-либо определенных логической эволюцией, или это происходит потому, что объяс-
прогнозов, такие как глубинная психология Фрейда и теория нение не опирается на универсальный закон или по крайней
самоубийств Дюркгейма, хотя по поводу каждой из них можно мере обобщение некоторого рода, как в случае со многими
возразить, что она не является истинно научной. Но еще более
историческими объяснениями? Если имеет место последнее, я
широкий класс примеров являют собой любого рода истори-
бы утверждал, что нам определенно пытаются подсунуть "кота
ческие объяснения, в лучшем случае дающие достаточные, но
в мешке", ибо невозможно объяснить что-либо, не ссылаясь
не необходимые условия для того, чтобы событие определен-
на более обширное множество явлений, элементом которого
ного рода произошло; то, что объясняют историки, почти ни-
является предмет объяснения (см. Elster J., 1989).
когда строго не выводится из их explanans и таким образом не
выливается во что-либо похожее на строгий прогноз (или, ско-
рее, ретропрогноз). Исторические объяснения, как и научные,
Нормы и реальная практика
действительно основаны на фактах, но эти факты обычно на-
столько скудны и двусмысленны, что согласовываются с боль-
Мы увидели, что модель научного объяснения через по- * >
шим числом альтернативных и даже противоречащих друг дру-
крывающие законы исключает многое из того, что по крайней
гу объяснений. Поэтому трудно не согласиться с утверждением
мере некоторые люди считали наукой. Но именно это и явля-
Гемпеля (Hempel C.G., 1942), что почти все исторические объяс-
ется ее целью: назначение модели в том, чтобы показать, "ка-
нения являются псевдообъяснениями: они могут быть верны
кой наука должна быть", а не "какая она есть на самом деле".
или неверны, но мы редко узнаем, как именно обстоит дело, а
Именно эту предписывающую, нормативную функцию дан-
историк обычно не готов помочь нам отличить одно от другого.
ной модели ее критики находят столь спорной. Они утвержда-
ют, что вместо постулирования логических требований, кото-
4
Возможно, поэтому Поппер однажды утверждал, что теория эволюции рым должно удовлетворять научное объяснение, или мини-
Дарвина не является проверяемой научной теорией, но, скорее, "метафизи-
мальных критериев, которым в идеале должны соответствовать
ческой исследовательской программой, в рамках которой можно строить про-
научные теории, с большей пользой время можно было бы
веряемые научные теории" (Popper К., 1976, р. 168, 171—180; а также 1972а,
Употребить, классифицируя и характеризуя теории, реально
р. 69, 241-242, 267-268).

52
53
Глава I От традиционных взглядов— к взглядам Поппера

находящиеся в научном обороте5. Занявшись этим, мы, по их Скрытый конфликт между описанием и предписанием в
мнению, обнаружили бы, что разнообразие теорий гораздо философии науки, а также между историей и методологией
более поразительно, нежели их сходство, и это, по всей види- науки сыграл главную роль в произошедшем в 1960-х годах
мости, должно говорить об отсутствии у научных теорий практическом ниспровержении традиционного взгляда (см.:
свойств, которые были бы присущи им всем. Toulmin S., 1977). Этот конфликт также чувствуется в трактов-
Кроме дедуктивных, законоподобных, статистических и ке роли принципа опровержимости в научном прогрессе, дан-
исторических объяснений, о которых мы уже упоминали, био- ной Карлом Поппером — трактовке, которая явилась одной из
логия и общественные науки содержат многочисленные при- основных движущих сил оппозиции традиционному взгляду.
меры функциональных или телеологических объяснений, от- Обсуждение идей Поппера позволит нам вернуться к тезису
личающихся тем, что они указывают на инструментальную роль, симметрии, взглянув на него с новой стороны.
которую некоторая часть организма играет в поддержании рас-
сматриваемого состояния этого организма, или роль, которую
действия отдельной личности играют в получении некоторого Фальсификационизм Поппера
коллективного результата (см. Nagel E., 1961, р. 20—26). Эти
четыре или пять типов объяснения фигурируют в ряде научных Поппер начинает свои рассуждения с определения границы
теорий, и сами теории, в свою очередь, можно классифици- между наукой и ненаукой, своего так называемого демаркацион-
ровать по различным признакам (см., например, Suppe F., 1974, ного критерия, и заканчивает их попыткой разработать стандар-
р. 120-125; Kaplan A., 1964, р. 298-302). Но даже подобная ты оценки конкурирующих научных гипотез по степени их прав-
детализированная типологизация научных теорий вызывает доподобия. По мере того как он продвигается вперед в своих
трудности, поскольку многие теории сочетают разные типы рассуждениях, он последовательно удаляется от традиционного
объяснения, и даже относящиеся к общей группе теории не взгляда, согласно которому целью философии науки является
обязательно будут демонстрировать одинаковые структурные рациональная реконструкция неаккуратных научных теорий прош-
свойства. Иными словами, когда перед нашим взором предста- лого и приведение их к виду, соответствующему определенным
ет всесторонняя панорама научной деятельности, у нас в руках канонам научного объяснения. У Поппера философия науки ста-
оказывается слишком много материала, чтобы позволить себе новится предметом, в котором мы ищем методы оценки науч-
предложить единственную "рациональную реконструкцию" тео- ных теорий с того момента, как они были сформулированы.
рий, из которой можно было бы извлечь методологические Отправной точкой Поппера является критика философии
нормы, обязательные для всех истинно научных теорий. логического позитивизма в том виде, в котором она поддержи-
валась представителями "Венского кружка", и нашедшей воп-
лощение в том, что впоследствии стали называть принципом
5
Подобным образом историки утверждали, что модель исторического
верифицируемости, выступающим в качестве критерия позна-
объяснения через покрывающие законы искажает то, чем они на самом деле
вательного значения утверждений о мире. Этот принцип гла-
заняты: история — это "идеографическая", а не "номотетическая" дисцип-
лина, изучающая конкретные события и персонажи, а не общие законы сит, что все утверждения делятся на аналитические и синтети-
развития (см. Dray W., 1957; 1966). Но суть первоначального аргумента Гем-
ческие — то есть справедливые либо в силу верности собственных
пеля состояла в том, что даже отдельные события не могут быть объяснены
составляющих, либо в силу подтверждающего их практическо-
без привлечения обобщений какого-либо рода, как бы тривиальны они ни
го опыта, — причем все синтетические утверждения имеют
были, и что историки обычно представляют не более чем "эскиз объясне-
ния", поскольку они либо оказываются неспособны сформулировать свои значение тогда и только тогда, когда они поддаются, по край-
обобщения, либо неявно и бездоказательно утверждают, что последние хо-
ней мере в принципе, эмпирической проверке (см. Losee J.,
рошо известны. Таким образом, дебаты о традиционном взгляде в лагере
1972, р. 184—190). Исторически все члены "Венского кружка"
философов науки зеркально отражаются в полемике между Гемпелем и Дрэем
(Виттгенштейн, Шлик и Карнап) использовали принцип ве-
в лагере философов истории (ее здравый и точный обзор см. в: McClelland P.D.,
1975, ch. 2). рифицируемости в основном как "иголку для прокалывания"

54 55
От традиционных взглядов— к взглядам Поппера
Глава 1

верности предпосылок с необходимостью следует верность вы-
раздутых метафизических претензий в науке и ненауке, подразу-
вода, поскольку нет никакой гарантии, что происходившее в
мевая, что даже некоторые утверждения, считавшиеся научны-
прошлом будет происходить и в будущем. Утверждать, что уни-
ми, и все утверждения, к науке не относившиеся, можно было
версальный закон восхода солнца основан на неизменном опы-
отвергнуть как не имеющие значения6. На практике принцип
те, означает, как сказал Юм, считать утверждение не требую-
проверяемости породил глубокое подозрение к использованию
щим доказательств, поскольку тем самым мы лишь переносим
в научных теориях ненаблюдаемых сущностей, таких как абсо-
проблему индукции с рассматриваемого случая на другой; про-
лютное время и абсолютное пространство в ньютоновой меха-
блема же состоит именно в том, каким образом можно логи-
нике, электроны в физике элементарных частиц, валентности
чески утверждать что-либо о будущем опыте на основе исклю-
в химии и естественный отбор в теории эволюции. Типичным
чительно прошлого опыта. На определенном этапе рассуждения
порождением этого антиметафизического уклона логических
индуктивный переход от частных случаев к универсальному за-
позитивистов была методология операционализма, впервые выд-
кону требует нелогичного мыслительного скачка, дополнитель-
винутая в 1927 г. и впоследствии широко распространившаяся
ного элемента, вполне способного привести нас от верных пред-
благодаря серии влиятельных работ Перси Бриджмена. Чтобы
посылок к ложным выводам. Юм не отрицал, что мы постоянно
определить значение любой научной концепции, писал Бридж-
обобщаем отдельные случаи по привычке и в силу спонтанной
мен, нам нужно лишь точно установить физическую опера-
ассоциации идей, но считал это логически неоправданными
цию, необходимую для придания ей количественной опреде-
догадками. Это и есть знаменитая проблема индукции.
ленности: длина есть результат измерения объектов в одном
Из рассуждений Юма вытекает фундаментальная асиммет-
измерении, а интеллект есть то, что измеряется тестами на
рия между индукцией и дедукцией, между доказательством и

<< Предыдущая

стр. 6
(из 50 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>