<< Предыдущая

стр. 10
(из 17 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

документами, что приводит к их невыполнению. Строго говоря, с юридической
точки зрения, направлять официальное уведомление о невыполнении ряда статей
Договора г-ну Т.Дэлу Телерадиофонд неправомочен в силу того, что Договор
заключен между "Ю.С.С.Ю." и Компанией "Останкино". Правильнее было бы
направить такое уведомление от имени компании "Останкино" непосредственно
президенту корпорации г-ну С.Шарпу".
Кстати, только в этом случае имелась возможность прекратить действия
Договора согласно статье 9.2. "В случае, если "Корпорация" не сможет или
откажется предоставить отчет или не произведет платеж, или не сможет или
откажется соблюдать другие обязательства по настоящему Договору и если такое
нарушение не будет исправлено в течение 100 (ста) дней после письменного
уведомления "Компании", последняя имеет право прекратить действие Договора в
отношении "Корпорации" без ущемления каких-либо своих прав".
На совещании 18.05.93 г. пишет далее г-н Ю.Корнилов г-н Т.Дэлл заявил,
что из отобранных им и полученных 1100 часов звукозаписей с оригиналов в
коммерческих целях можно будет использовать не более 10 процентов. Иными
словами можно было сразу же начать производство 100 различных
компакт-дисков. До сего времени мы не имеем информации о начале корпорацией
"Ю.С.С.Ю" производства коммерческой продукции и ее реализации, и это нас
очень беспокоит. Кроме того возникает следующий вопрос, а что делать с
оставшимися 90 процентами переданных звукозаписей? По нашему мнению они
должны быть возвращены в Телерадиофонд и с них должны быть сняты все
ограничения, накладываемые Договором, в противном случае, через какое-то
время мы вообще не сможем распоряжаться Государственным фондом и свернем в
этом направлении всю коммерческую деятельность компании "Останкино".
Считаем, что Договор, если он будет продолжать работать, должен быть уточнен
в части возврата материалов в случае их не использования корпорацией
"Ю.С.С.Ю." в коммерческих целях в строго ограниченный период времени.
Материалы должны быть возвращены в Телерадиофонд, если это не подтверждено
образцами продукции или другой документацией, со снятием всех ограничений на
использование данных материалов Телерадиофондом и компанией "Останкино".
Естественно, что те около тысячи часов звукозаписи, которые
американские специалисты посчитали непригодными для коммерческих целей, не
были возвращены Телерадиофонду и самое главное с них не были сняты
ограничения на использование в коммерческих целях. Наверное для американцев
подробные действия вполне логичны, так как диктуются волчьими законами
конкуренции. А для руководителей "Останкино"? Сделали ли они что-нибудь для
спасения фондов бесценного культурного достояния России? Абсолютно ничего.
Валентин Лазуткин, Анатолий Тупикин и другие руководители компании,
причастные к передаче фондов американцам, в данной ситуации избрали тактику
игнорирования письменных обращений руководителей Гостелерадиофонда с
жалобами на американцев. Главное, чтобы в адрес Корпорации не поступило ни
одного письменного уведомления от Компании об их не исполнительности. И они
выдержали марку до конца.
В результате, как отметил в очередном послании главный инженер
Телерадиофонда Ф.Закатов в марте 1995 года "опыт более чем трехлетней работы
по данному Договору показал, что никакого "взаимовыгодного сотрудничества"
не получилось , т.к. с американской стороны никаких усилий в этой части не
предпринято. Ими полностью не выполнено восемь из двенадцати пунктов
Договора, в которых они брали на себя определенные обязательства (справка
Гостелерадиофонда N 85/6-100 от 17.03.95 г.).
Так ни разу за это время партнеры не собрались, чтобы принять
"...решение об использовании музыкальных произведений для достижения
максимальной эффективности коммерческих результатов", не говоря о том, чтобы
в необходимых случаях обсудить эти вопросы с участием музыкальных
подразделений Компании". (ст.2.6.). Ни в 1992 году, ни в последующие годы
американцы так и не прислали специалистов для изучения организации
деятельности архива в соответствии с мировой практикой и стандартами. Работы
по созданию компьютеризированного каталога всех имеющихся аудиовидеофондов
классической музыки были начаты только в части аудио фонда. Неоднократно
менялись сроки окончания работ (первый срок окончания - октябрь 1993 года.
Все работы по созданию компьютеризированного каталога прекращены в средине
1993 года.
"Корпорацией" поставлена техника с очень низкой надежностью, часть
этого оборудования и по сей день находится в неисправном состоянии.
Договоренность о замене техники на исправную в полном комплекте американской
стороной не выполнена. Заменен только сервер...
...Гостелерадиофонд 18.05.93 передал "Корпорации" список необходимого
для создания реставрационной базы оборудования и предложением согласовать
компетентность и сроки поставки. За два года американская сторона не только
не представила ни одного механизма, но и даже не удосужилась ответить на
предложения телерадиоархива.
18 мая 1993 года Гостелерадиофонд на совместном совещании с
представителем "Корпорации" согласовал срок начала обучения специалистов
Компании с первого июня 1993 года и 25 мая 1993 г. Телерадиоархив направил
"Корпорации" предложения по тематике, срокам и численности специалистов,
предлагаемых для обучения новейшим технологиям реставрации материалов,
увязав их с типами заявленного оборудования".
Кроме того, по утверждению Ф.Закатова за истекшие два года Корпорацией
не было обучено ни одного работника Гостелерадиоархива.
Американцы ни разу не сообщили в каких странах будут реализовываться
записи, кому и по какой цене проданы лицензии.
Не могло быть и речи о том, чтобы начать производство, распространение
и продажу продукции не позднее чем по истечении 5 месяцев со дня подписания
договора, как того требовал п. 4.1.6. Российская сторона узнала об этом
понаслышке из третьих рук. Поэтому и не было согласования, под какой
торговой маркой и этикеткой должна выпускаться аудиовидео и иная продукция,
как этого требует следующий пункт Договора.
Прейскуранты цен (оптовых и розничных) продаваемой продукции Компании
ни разу не высылались и не представлялись.
Г-н Закатов, в очередной раз напоминает, что о состоянии дел по
выполнению Договора Гостелерадиофонд регулярно, в письменном виде
информировал как представителя американской стороны так и руководство
Компании "Останкино", и, несмотря на явный саботаж американского партнера,
Гостелерадиофонд, в соответствии с Договором, выполнил все работы по отбору,
редакторскому прослушиванию подготовке к перезаписи и саму перезапись
материалов в цифровом виде на R-DAT кассеты с оригиналов записей
классической музыки и передал "Корпорации" материалы общим объемом звучания
1166 часов.
17 марта 1995 года готова к передаче "Корпорации" партия записей
хронометражом еще на 320,5 часов.
За выполненную работу Корпорация, в соответствии со статьей V1,
Договора должна была выплатить Гостелерадиофонду сумму в размере 409.277.703
руб. На 15 марта 1995 года выплачено 152.570.400 руб.
Общая сумма задолжности Гостелерадиофонду, за понесенные им затраты при
выполнении заказа "Корпорации", на 15.03.95 г. составила 345.707.303 рубля,
без учета потерянной за З года выгоды.
Вывод: "Дальнейшая реализация "взаимовыгодного" совместного "проекта
века" с "Ю.С.С.Ю" нецелесообразна".
Поистине "глас вопиющий в пустыне". Американская сторона не реагировала
на письма руководителей Гостелерадиофонда потому, что они для них ничто,
т.е. не являются "юридическим лицом". Что касается российской стороны, то
во-первых: в России традиционно не принято обращать внимание на нижестоящую
организацию, а во-вторых, вероятно было на руку продолжать это
"взаимовыгодное сотрудничество".
Многократные обращения по данным вопросам Генерального директора
Гостелерадиофонда Ю.Корнилова к руководителям Корпорации и "Останкино"
привели лишь к тому, что последние стали травить принципиального работника.
В письме Председателю "Останкино" А.Яковлеву его первый заместитель
А.Тупикин жалуется: "...хочу особенно подчеркнуть негативную роль, которую
сыграл в этом деле директор Телерадиофонда Ю.П.Корнилов. Фактически держа в
руках в 1993-1994 гг. всю работу по договору, он завел отношения с
американской стороной в тупик. Однако все мои попытки добиться его
освобождения от занимаемой должности не дали результатов". Достойно
внимания, что таким образом г-н Тупикин характеризует деятельность
единственного руководителя, который с российской стороны постоянно пытался
добиться от американцев исполнения Договора. Вот уж поистине: с больной
головы на здоровую. В результате, в средине 1995 года господин Корнилов был
освобожден от занимаемой должности.
Останкинским бюрократам было несложно бороться с назойливыми
руководителями Гостелерадиофонда: не обращать внимания и все. Гораздо
труднее пришлось, когда о Договоре узнали музыканты, а потом руководители
ведомств, имеющих отношение к фондам аудиовидеозаписей.
Видимо не зря участники сделки пытались скрывать Договор. Едва только о
нем узнали музыканты, как он сразу же вызвал их негативную реакцию: 10
февраля 1993 года в еженедельнике "Россия" было опубликовано "Открытое
письмо к президентам западных фирм-производителей аудио-видеопродукции".
(Ранее аналогичное письмо с теми же подписавшими было направлено
Р.Хасбулатову). В нем группа ведущих музыкантов поставили их в известность,
что Всероссийская Государственная телерадиокомпания "Останкино" заключила с
американской Корпорацией Ю.С.С.Ю. Артс. Груп. Инк. договор, игнорирующий
авторские права музыкантов и исполнителей.
Партнеры по "сделке века" оперативно и эффективно приняли контрмеры. С
музыкантами, подписавшими открытое письмо была проведена соответствующая
разъяснительная работа и большинство из них, не желая портить отношений с
хозяевами электронных средств массовой информации, отказались от авторства.
Оставшиеся министр культуры Евгений Сидоров и известнейший музыкант
профессор Николай Петров были явно не по зубам останкинским компаньонам.
Господин Т.Дэл демонстративно подал в суд исковое заявление "О защите
чести и достоинства" сперва на всех подписантов, а потом незаконно пытался
изменить исковые требования, сократив ответчиков до двух. Со своей стороны
останкинцы организовали травлю принципиального музыканта... Ими с помощью
услужливых функционеров из Московского союза музыкантов была организована
расправа над Н.Петровым. Он за свою принципиальную позицию, заботу о правах
российских музыкантов был поставлен в такие условия, что вынужден был уйти
из членов Московского союза музыкантов.
"Друзья американцев" из Останкино не остановились на этом, они
инициировали единогласную поддержку Договора членами правления Московского
союза, написанием письма в поддержку Президенту России Б.Ельцину за подписью
И.Архиповой и В.Горностаевой. Естественно, что никто из этих музыкальных
деятелей и в глаза не видел Договор. Они просто взяли на веру все то, что им
говорили руководители "Останкино".
После введения в действия "Основ гражданского законодательства Союза
ССР и республик в 1992 году и Закона Российской Федерации "Об авторском
праве и смежных правах" в 1993 году российские исполнители и авторы
музыкальных произведений, получили казалось бы свободный доступ и право
самостоятельно распоряжаться посредством авторского договора своими
записями, хранящимися в Гостелерадиофонде, а также возможность получать
справедливое вознаграждение. Но только не исполнители классической музыки,
что хранилась в фондах, благодаря Договору "Останкино" и "Ю.С.С.Ю." это
право осталось практически не реализованным. Правда в этих условиях
создатели Договора уже не могли и дальше игнорировать права музыкантов и
вынуждены были в совместном коммюнике от 13 и 15 мая, а также в
дополнительном соглашении к Договору определить некоторые меры по
обеспечению выплат российским музыкантам или их наследникам вознаграждений
от коммерческой реализации их произведений.
В окончательном виде эта деятельность воплотилась в статью 2- Договора,
именуемую "Авторские и смежные права":
"а) считать обязательным элементом совместной деятельности,
предусмотренной Договором, обеспечение выплаты российским музыкантам и
авторам или их законным наследникам вознаграждения (далее именуемое
"Вознаграждение") в форме отчислений от выручки, образующейся в ходе
коммерческой реализации "Записей" в соответствии с условиями Договора и
договоренностями, которые были или могут быть заключены с организациями,
представляющими интересы музыкантов и композиторов, "Компания" в знак
признания заслуг своих великих музыкантов и как дополнительный жест доброй
воли согласна принять на себя отчисления "Вознаграждения" эквивалентное
процентам, отчисляемым музыкантам "Корпорацией".
б) На основании ясно выраженных в письменной форме пожеланий российских
музыкантов, стороны согласны предоставлять российским музыкантам на
безвозмездной основе фрагменты из "Записей", предназначаемые музыкантами для
популяризации своего творческого мастерства и повышения уровня доходов от
своей творческой и/или коммерческой деятельности, при условии, что
продолжительность звучания предоставляемых фрагментов не будет превышать 1,5
(полутора) минут от общей продолжительности звучания безвозмездно
предоставленных "Записей".
Сразу даже трудно оценить, что здесь более дико и кощунственно:
словесная мишура типа: "в знак признания заслуг своих великих музыкантов или
как дополнительный жест доброй воли" Останкино берется платить вместо
американцев "эквивалентное процентам" наверное деревянными, или же согласие
американцев, захвативших "на халяву" целый пласт российской культуры,
позволять музыкантам безвозмездно использовать фрагменты из их же
собственных произведений, продолжительностью, страшно сказать, целых полторы
минуты. К тому же этот "великодушный" жест, эта "милость" американцев
осуществляется якобы "на основании ярко выраженных в письменной форме
пожеланий российских музыкантов".
Однако эти дополнения, дающие музыкантам около четырех процентов
прибыли, что является по мнению специалистов "немыслимо низкой ставкой"
(Российская газета. 6.09.95 г.), не затронули сути Договора - эксклюзивное
право, закрывшее абсолютно всем доступ к аудио-видеоархивам, осталось.
"Вместо приведения "Договора о совместной деятельности" в соответствие
с изменившимся законодательством, - пишет в письме на имя В.С.Черномырдина
президент фирмы "Русский Компакт Диск" г-н И.Кабанов, - РГТРК "Останкино"
через ГТРФ продолжало выдачу записей "Ю.С.С.Ю. Артс. Груп. Инк.", не требуя
при этом ни разрешения исполнителей или их наследников на использование их
интеллектуальной собственности, ни контракта, предшествующего выпуску
компактдиска. Таким образом в распоряжении американской стороны незаконно
оказались около 1200 часов записей лучших российских музыкантов, которые без
преувеличения можно назвать Алмазным Фондом Российской культуры.
В свою очередь, отечественная фирма "Русский Компакт Диск" заключила
договоры с исполнителями на издание записей, согласовав с ними программы и
оговорив размер и условия вознаграждения, в соответствии с Законом "Об
авторском праве и смежных правах". Доверяя "Русскому Компакт Диску",
выдающиеся исполнители, композиторы или их наследники передали российской
фирме исключительные права на издание своих записей:
С.Лемешев, З.Соткилава, К.Кондрашин, А.Гаук, Я.Флиер, А.Корсаков,
Е.Колобов, Э.Грач, В.Горностаева, Ю.Мазурок, М.Плетнев, Е.Образцова,
Е.Светланов, Т.Синявская, В.Дулова, Г.Гинзбург, М.Шостакович, В.Крайнев,
Н.Петров, А.Эшпай, Е.Нестеренко, С.Нейгауз, Н.Шпиллер, С.Кнушевицкий,
Г.Фейгин, О.Бошнякович, С.Фейнберг, П.Лисициан, Г.Баринова, Н.Гутман,
Г.Нейгауз, М.Магомаев, М.Биешу, А.Петров, В.Мержанов, И.Козловский,
Е.Шумская, Ю.Вострелов, М.Рожков, Г.Писаренко, Н.Герасимова, Р. и К.
Лисициан, К.Шульженко, М.Бернес, С.Чернецкий, И.Богачева, А.Корнеев,
А.Ведерников и другие.
На обращение о предоставлении фирме "Русский Компакт Диск" фонограмм, в
соответствии с ранее заключенным договором между фирмой "Русский Компакт
Диск" И ГТРФ (ЗК 015 от 25 ноября 1993 г.), последний отказал в
предоставлении архивных записей, несмотря на имеющиеся у фирмы "Русский
Компакт Диск" разрешения от этих исполнителей (исх. 049-А от 31.03.1995
г.)".
Таким образом большинство российских музыкантов, вошедших в мировую
элиту лучших исполнителей, надолго, а возможно навсегда, потеряли право
доступа к собственным аудио-видеозаписям, хранящимся в Гостелерадиофонде.
К чему это привело, к какой зависимости от американской фирмы
рассказывается в письме И.Кабанова, направленном Председателю РГТРК
"Останкино" г-ну А.Яковлеву: "Повторно обращаемся к Вам с просьбой лично
решить вопрос, поднятый в нашем письме от 31.01.95., исх. N 020-R.
Напоминаем, что речь шла об отказе ГТРФ выдать нашей фирме записи В.Дуловой
и А.Гаука в связи с действием "Договора о совместной деятельности" между
РГТРК "Останкино" и "Ю.С.С.Ю. Артс. Груп. Инк." от 22.01.92 г.
Свои записи, основными правами на использование которых в соответствии
с Законом РФ "Об авторском праве и смежных правах" (ч.2 ст. 6) обладают
исполнители, не могут получить не только В.Дулова (находящаяся в тяжелом
состоянии) и сын А.Гаука. Лицензия "Ю.С.С.Ю. Артс. Груп. Инк", как нам
известно, распространяется на 1200 часов записей классической музыки, в том
числе и тех фонограмм, права на издание которых исполнители передали нашей
фирме.
В этой ситуации, когда фирма, законно получившая права на издание, не
может выпустить записи, а другая фирма, получившая эти записи по незаконному
договору, выпускает свой каталог, включая тех же исполнителей, но без
договора с ними, мы ожидаем Вашего вмешательства. Поскольку руководство ГТРФ
ссылается на отсутствие Вашего указания, обращаемся именно к Вам (исх.
039-R14.3.95)".

III.
Если руководители "Останкино" не реагировали на многочисленные
обращения российских музыкантов, то в другом ведомстве не могли остаться
безучастными. Заместитель руководителя Государственной архивной службы
России В.Еремченко в начале 1994 года подготовил письмо "О нарушениях
российского законодательства в Договоре ВГТРК "Останкино" и американской

<< Предыдущая

стр. 10
(из 17 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>