<< Предыдущая

стр. 12
(из 17 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

неудачной попыткой фирмы "Русский Компакт Диск", издать комплект-диск:
"Играет В.Дулова" в серии "Таланты России", над подготовкой которого фирма
интенсивно работала в течение года. Вера Георгиевна Дулова - выдающаяся
арфистка, создатель русской арфовой школы, признанный авторитет во всем
мире, профессор Московской консерватории. Содержание каждого диска было
согласовано и подписано В.Дуловой. Некоторые произведения арфистка исполняла
с оркестром под управлением А.Гауха. Было получено согласие наследника
(сына) на издание. И весь год Гостелерадиофонд регулярно отказывали фирме
предоставить им звукозаписи В.Дуловой, где она играет одна и звукозаписи
арфистки, где она играет с оркестром под руководством дирижера А.Гаука, так
как на них распространялась лицензия фирмы "Ю.С.С.Ю. Артс. Груп. Инк."
Наконец 19 января 1994 г. Московское городское антимонопольное
управление направило в РГТРК "Останкино" уведомление о том, что если в срок
до 31 января Компания не предоставит сведение об исключении из Договора
положений, дающих Корпорации эксклюзивные права на использование хранящихся
в Гостелерадиофонде аудиовидеозаписей, то материалы будут переданы в
прокуратуру для возбуждения уголовного дела (N 15-10 от 19.01.95 г.).
Получив столь грозное уведомление руководители "Останкино" по указанию
председателя РГТРК г-на А.Яковлева его первый заместитель г-н К.Тупикин
направил г-ну Т.Дэлу письмо:
"Как Вам известно, в мае 1994 г. решением Антимонопольного управления
г. Москвы было признано, что договор РГТРК "Останкино" с "Ю.С.С.Ю. Артс.
Груп. Инк." нарушает антимонопольное законодательство Российской Федерации.
На основании этого решения Компании было выдано предписание N 1-708 от
28.05.94 г. об исключении из Договора положений, дающих Корпорации
эксклюзивные права на использование хранящихся в архивах Компании
классических аудио видеопроизведений.
Выполнить данное предписание путем внесения соответствующих изменений в
Договор оказалось невозможно из-за Вашего требования сохранить за
Корпорацией в той или иной степени эксклюзивные права.
20 января 1995 года Компанией "Останкино" получено официальное
уведомление Антимонопольного управления г. Москвы (N 15-10 от 19.01.95 г.) о
том, что если в срок до 31.01.95 г. Компания не предоставит сведений об
исполнении данного предписания, материалы будут переданы в прокуратуру для
возбуждения уголовного дела.
Таким образом, возникли обстоятельства форс-мажора по выполнению
Договора, связанные с действиями органов государственного управления.
В связи с этим по поручению Председателя Компании г-на Яковлева А.Н.
уведомляю Вас о недействительности Договора между РГТРК "Останкино" и
"Ю.С.С.Ю. Артс. Груп. Инк." от 22 января 1992 года.
Р.S. От себя лично хочу добавить, что сожалею о таком исходе дела.
Думаю, что если бы Вы согласились на полное выполнение требований
Антимонопольного управления г. Москвы, то можно было бы сохранить Договор от
22.01.92 г. без существенных потерь для Корпорации и Компании".
Как и следовало ожидать, господин Т.Дэл не только проигнорировал слабый
призыв останкинцев, но и прислал гневное послание, в котором прочитал
нотацию первому заместителю председателя РГТРК:
"Я только что получил Ваше сообщение, и оно вызвало у нас, говоря без
преувеличения, шок и испуг.
После огромной работы и затрат, которые мы вложили в этот проект, и
видного международного положения, которое мы ему обеспечили, такое обращение
кажется крайне неэтичным.
Мы также чрезвычайно удивились, что Вы даже не сочли важным, по крайней
мере информировать нас о предписании от 31 января 1995 года, которое якобы
было наложено Московским антимонопольным управлением. Но являемся ли мы
частью их расследования, также как и Вы?
Также, пожалуйста, уведомите нас, что Вы предполагаете делать со всеми
подписанными обязательствами и заказами, которые мы имеем с третьими
сторонами, как относительно аудио, так и видеоматериалов.
Для нас также важно понять, почему не было ответа на наши предыдущие
сообщения, и не комментируются, в вашу очередь, изменения для нашей
альтернативной версии Договора, которые, как Вы внушали в течение наших
заседаний в Москве, могли бы удовлетворить требования Московского
антимонопольного управления?
Пожалуйста, уведомите нас, кому Вы предполагаете передать имеющиеся
заказы и обязательства."
Далее, обидевшиеся останкинцы опубликовали письмо Тристану Дэлу в
февральском номере "Музыкального обозрения".
На этом все и кончилось. Как были записи теле-радиофонда недоступными
для всех кроме Корпорации, так и остались.

IV.
27 января "Русский Компакт Диск", в очередной раз обратилась в
Телерадиофонд с просьбой предоставить записи В.Дуловой (исх.017-С от
21.01.95 г.), в ГТРК "Останкино" г-ну А.Яковлеву за поддержкой (исх. 020-R
от 31.01.95 г.) еще раз к Генеральному директору Гостелерадиофонда г-ну
Ю.Корнилову (исх 034-R от 23.02.95 г.) и наконец еще раз - к господину
А.К.Яковлеву:
" Уважаемый Александр Николаевич!
Повторно обращаемся к Вам с просьбой лично решить вопрос, поднятый в
нашем письме от 31.01.95, исх. N 020-R. Напоминаем, что речь шла об отказе
(пр.2) ГТРФ выдать нашей фирме записи В.Дуловой (пр.1) и А.Гаука (пр. 3 и 4)
в связи с действием "Договора о совместной деятельности" между РГТРК
"Останкино" и "Ю.С.С.Ю. Артс. Групп. Инк." от 22.01.92 г.
Как известно, 23.05.94 г. комиссия Антимонопольного управления г.
Москвы вынесла решение об исключении из указанного договора положений об
эксклюзивности. Однако это решение не было исполнено, а лицензированные
записи остаются недоступными, в том числе и для самих исполнителей.
Свои записи, основными правами на использование которых в соответствии
с Законом РФ "Об авторском праве и смежных правах" (ч.2 ст. 36) обладают
исполнители, не могут получить не только В.Дулова (находящаяся в тяжелом
состоянии) и сын А.Гаука. Лицензия "Ю.С.С.Ю. Артс. Групп. Инк", как нам
известно, распространяется на 1200 часов записей классической музыки, в том
числе и тех фонограмм, права на издание которых исполнители передали нашей
фирме (пр.5-10 совместные обращения к Ю.П.Корнилову).
В этой ситуации, когда фирма, законно получившая права на издание, не
может выпустить записи, а другая фирма, получившая эти записи по незаконному
договору, выпускает свой каталог, включая тех же исполнителей, но без
договора с ними, мы ожидаем Вашего вмешательства. Поскольку руководство ГТРФ
ссылается на отсутствие Вашего указания (пр.4), мы обращаемся именно к Вам".
(исх. N 033-R от 14.03.95г.)
В ответ очередной раз получает твердый отказ, т.к. на все материалы,
переданные в соответствии с условиями Договора с Корпорацией "Ю.С.С.Ю. Арт.
Груп. Инк." господину Т.Дэлу, продолжают действовать лицензионные
ограничения на их использование . В таком же духе, как будто решение
Московского антимонопольного управления ГКАП РФ не принималось,
Гостелерадиофонд отказал и многим другим музыкантам и их наследникам. Но
господину Дэлу и его соучастникам из числа руководителей РГТРК "Останкино"
нужен был какой-то ход, чтобы освятить это неправое дело покровительством,
если не Президента, то хоть Председателя Правительства. Сначала инициируется
в защиту "культурного проекта века" открытое письмо к Президенту Российской
Федерации Б.Н.Ельцину, которое подписали И.Архипова, В.Горностаева,
С.Рихтер, Р.Рождественский, Н.Дорлиак, Э.Вирсаладзе и др. Не получилось.
В окружении Президента быстро раскусили эту туфту и номер не прошел.
Тогда готовится еще одно "обращение общественности", на этот раз - к
Председателю Правительства Российской Федерации г-ну В.С. Черномырдину.
В "обращении" наличествует безудержная похвала "уникального культурного
проекта" "проекта века" и американской корпорации, которая "не только
собрала высокопрофессиональную команду известных юристов, экономистов,
продюсеров, опытных менеджеров по рекламе, талантливых художников -
оформителей, но и взяла на себя до подписания Россией Бернской, Римской и
Женевской конвенций беспрецендентные обязательства, выплачивать проценты от
прибыли исполнителям или их наследникам, отстаивать и защищать их права на
международном рынке". И далее: "Исполнители или их наследники, наконец,
впервые по праву получат достойное вознаграждение, а российское государство
в лице "Останкино", имевшего по договору 45 процентов прибыли - немалые
средства (для - поддержки национального телевидения и творческих музыкальных
коллективов).
С другой стороны в письма не находится слов для сокрытия раздражения по
отношению к истинным музыкантам, которые пытаются расстроить эту незаконную
и грабительскую сделку и защищать собственные права. Ощущая незаконность
сделки, подписавший первичный документ г-н В.В.Лазуткин делиться с
Председателем Правительства своими опасениями, что, де - ярые противники
договора по-прежнему не оставляют попыток сорвать это большое и важное для
нашего отечества дело, получившее широкий резонанс не только в России. (да
действительно почти год многие газеты и агентства мира широко обсуждали этот
грабительский и пиратский договор - авт.). И если позиция конкурентов в лице
гигантских конгломератов звукозаписи, контролирующий мировой рынок
производства и сбыта классической музыки вполне объяснима, то действия
некоторых ответственных работников государственных организаций, которые
руководствуясь корыстными интересами, пытаются приостановить действия
договора в нарушения всех норм этического и правового характера, не только
не объяснимы, но как нам представляется и преступными по отношению к судьбе
музыкального классического наследия России.
А в это время в письме Международного Союза музыкальных деятелей N 26
от 14.02.92 г. уже прописывается: "Нынешнее руководство РГТРК "Останкино" до
сих пор не заняло четкой конструктивной позиции в решении этого вопроса. У
нас есть серьезные основания полагать, что в переходный период, когда эта
компания трансформируется в акционерное общество, судьба договора может
сложиться трагически и российской музыкальной культуре, да и престижу нашего
государства может быть нанесен непоправимый урон".
Судя по стилю можно предположить, что готовилось оно теми же
исполнителями, что и уже цитированные.
И вот это творение пера чиновников было подписано Президентом
Международного Союза музыкальных деятелей, народной артисткой РОССИЯ,
академиком И.К.Архиповой и Президентом Московского союза музыкантов,
народной артисткой России, профессором Консерватории В.В.Горностаевой. Имена
громкие, дамы знатные, авторитетные, да и организовать их подписи было
нетрудно, тем более г-жа Горностаева себя уже проявила в организации травли
пианиста Николая Петрова, который первый усомнился в законности Договора и
стал бороться против его кабальных, несправедливых условий.
Собственно говоря, письмо это необходимо было лишь чтобы составить
записку Департамента культуры Аппарата Правительства РФ на имя г-на
В.С.Черномырдина.
"В соответствии с этим договором американской Корпорацией были
направлены специалисты для изучения и организации деятельности Фонда в
соответствии с мировой практикой и стандартами, ведутся работы по созданию
компьютерного каталога всех имеющихся в фонде произведений, создана и
используется совместная реставрационно-техническая база для обеспечения
сохранности и восстановления записей, предоставляются аудио-видеокассеты,
осуществляется рекламная деятельность и т.д."
И хотя к этому времени у г-на В.Лазуткина еще не было справки
Гостелерадиофонда, подписанной главным инженером Ф.Закатовым, где подробно
перечислялись именно все эти деяния, как невыполненные американской
Корпорацией за три года N 85/6-100 от 17 марта 1995 г.), он как и другие
руководители "Останкино" и ФСТР не мог не знать этого.
В следующем абзаце, сообщая о сроке действия договора на 7 лет, его
создатели не проинформировали Председателя Правительства об имеющимся еще
одном - секретном соглашении, передающем через систему пролонгации договора
по десять лет до бесконечности американцам записи фонда практически навечно.
Далее снова - информация не соответствующая действительности: "Прибыль,
получаемая в результате этой деятельности, распределяется следующим образом:
РГТРК "Останкино" получает 45 процентов, американская Корпорация - 55
процентов".
К этому времени российская сторона за реализованную продукцию не
получила ни цента. Об этом свидетельствует письмо Первого заместителя РГТРК
"Останкино" г-на А.Тупикина, (который, кстати, официальным документом
поблагодарил Н.Петрова за принципиальную позицию,) где черным по белому
написано: "... требования, поставленные перед Компанией "Останкино"
Антимонопольным управлением г.Москвы, не были выполнены американской
стороной, 22.02.95 г. получен ответ, который показывает, что позиция
американской стороны не претерпела принципиальных изменений". И далее,
касаясь финансовых взаимоотношений: "... Компания "Останкино", прервав
работу по договору, (интересно, что на самом деле эта работа никогда не
прерывалась потому, что она фактически никогда не начиналась, главное, что
требовали американцы по договору закрыть доступ к записям в фонде и не дать
их воспроизвести никому из производителей аудиовидеозаписей, как
отечественных, так и зарубежных, а эту задачу останкинцы выполняют
неукоснительно вот уже на протяжении четырех лет) не может получить
компенсацию за произведенные затраты.

V.
В начале 1995 г. американская сторона представила каталог на 52
изготовленных его супердисков. Никаких доходов от выпуска этих супердисков
"Останкино" не получит. Ранее г-н Дэл письменно гарантировал получение
"Останкино" в 1995 году не менее 150 тысяч долларов". (письмо РГТРК
"Останкино" от 29.03.95 г. N 2/8/127).
А.Тупикин вещает: рассердился, мол, американский хозяин и не даст нам
ни цента.
Далее господин А.Тупикин пугает: "... что в случае расторжения договора
в одностороннем порядке, видимо, последует обращение американской Корпорации
в суд в г. Стокгольме, а затем встанет вопрос о выплате российской стороной
неустойки".
Тут все верно, именно из-за того, что участники сговора проигнорировали
многократные обращения к ним руководителей Гостелерадиофонда о неисполнении
Корпорацией своих обязательств и не выступили ни одним письменным
представлением, невыполнение которого давало бы единственную возможность
разорвать договор без последствий, американская сторона получила законное
право угрожать судом, убытками и т.д.
"Возможно, что уже в ближайшее время "Останкино" получит претензии
американской стороны, а также третьих участников, которые заключили контракт
и сотрудничают с нею, в частности финансируя технологическое производство
СD. Обращение исков с их стороны, особенно на заграничное имущество
"Останкино", вполне возможно; коммерческое использование записей из
Телерадиофонда в любом случае будет затруднено из-за угрозы исковых
претензий американской стороны, нерешенности проблемы авторских прав и
неурегулированности взаимоотношений между "Останкино", Телерадиофондом,
авторами и исполнителями".
А в записке Департамента культуры Аппарата Правительства Российской
Федерации говорится: " договор неоднократно подвергался юридическим
экспертизам различных уровней и был признан соответствующим Римской,
Женевской и Бернской конвенциям". Естественно составители записки
умалчивают, что договор признали незаконным: Государственная архивная служба
(письма Росархива от 27.12.93 г. N 5/1728-п и от 02.03.94 г. N 5/318-6,
Госкомимущество России (от 05.07.94 г. N АЧ-19/2628), Российское авторское
общество, ГКАП России. Наконец Антимонопольное управление г. Москвы вынесло
распоряжение об исключении из Договора пункта об эксклюзивности.
А в это время делаются попытки ликвидировать самостоятельность
Гостелерадиофонда.
В это же время в ФСТР России готовится проект Указа Президента
Российской Федерации "О совершенствовании использования государственного
архива телевизионных и радиопрограмм", предусматривающий преобразование
Государственного фонда телевизионных и радиопрограмм в дочернее предприятие
РГТРК "Останкино". Этот фонд является национальным достоянием, уникальным
хранилищем произведений культуры и искусства, созданных на телевидении и
радио за весь период их существования, - говорилось в приложенной к проекту
записке. (Вот поистине извращенная логика: раз фонд нацсостояние и
уникальное хранилище, то нужно отдать полностью на откуп одной телекомпании
- авт.).
В соответствии с пунктом 11 Указа Президента Российской Федерации от 22
декабря 1993 г. N 2255 "О совершенствовании государственного управления в
сфере массовой информации" и пунктом 10 постановления Правительства
Российской Федерации от 7 мая 1994 г. N 458 "О Федеральной службе России по
телевидению и радиовещанию" установлено, что Государственный фонд
телевизионных и радиопрограмм является государственным учреждением,
подведомственным ФСТР России, фонды которого, в свою очередь, являются
исключительно федеральной собственностью".
Нужно отдать должное Председателю Правительства г-ну В.Черномырдину,
который не пошел на поводу у фальсификаторов из ФСТР и которого не убедили
ложный пафос записки Департамента культуры, письма на бланке Международного
союза театральных деятелей, опуса на бланке Международного Союза адвокатов и
заключение на бланке Российской экономической академии. 22 февраля 1995 года
Премьер обязал ФСТР (А.Н.Яковлева), ГКАП (Л.А.Бочина), Минюст (В.А.Ковалева)
и Госкомимущество (С.Г.Беляева) "...рассмотреть с участием РАО и внести
предложения по реализации договора между РГТРК "Останкино" и американской
корпорацией "Ю.С.С.Ю. Артс.Груп.Инк."
Что касается договора то "до принятия окончательного решения в
соответствии с данным поручением прошу приостановить любые действия,
инициирующие изменения существующего положения, включая
организационно-правовой статус Государственного фонда телевизионных и

<< Предыдущая

стр. 12
(из 17 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>