<< Предыдущая

стр. 14
(из 17 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

"Компании" 12,5 процентов (двенадцать с половиной процентов) от сумм,
получаемых "Корпорацией". Если это больше сорока пяти процентов от прибыли,
которые должна была получить компания согласно Договора, то наверное
американцы открыли какие то новые неведомые законы математики.
Правда мы не располагаем информацией подписано ли это "Дополнение" и
кто его подписал с российской стороны. Возможно подписание не состоялось и
этот документ представляет ценность лишь поскольку в идеале отражает взгляды
американской стороны. Важно то что в июле и в августе, и в сентябре
продолжали действовать ограничения, вытекающие из эксклюзивного права г-на
Т.Дэла. Об этом сообщает 9 сентября 1995 года в постскриптуме к своей статье
"Звону золота, похоже сейчас уступит любая симфония" корреспондент
Российской газеты Андрей Щербаков, ссылаясь на профессора Николая Петрова,
который в очередной раз получил от Гостелерадиофонда отказ в выдаче его
записей, с той же формулировкой: "в связи с лицензионными ограничениями,
связанными с договором между "Останкино" и "Ю.С.С.Ю. ".
Редко появляясь в Москве, Тристан Дэл, старался поспеть везде. Сначала
на суд против Сидорова, Петрова. Но это мероприятие, как и все, что связано
с Т.Дэлом, закончилось ничем.
Как было рассказано 12 октября в безымянной заметке газетой "Вечерний
клуб": "11 октября в Тверском районном суде должно было состоятся
дослушивание дела по обвинению фирмой "Ю.С.С.Ю." пианиста Николая Петрова и
министра культуры РФ Евгения Сидорова. Напомним, что речь идет о том, что
глава фирмы Тристан Дэл заключил с "Останкино" договор об издании звуковых
телерадиоархивов, что было расценено Петровым и Сидоровым как "пиратство". В
10 за утра в суд явились Тристан Дэл и его адвокат Генрих Падва, пианист
Николай Петров с адвокатом Генри Резником, заместитель министра РФ Волегов,
журналисты, ТВ. Но... заболела ангиной судья Ольга Сергеева и заседание
ориентировочно перенесено на 23 января 1996 года."
Разве это не процессуальное чудо, из-за болезни судьи, г-н Дэл получил
отсрочку на три месяца.
Американский бизнесмен кинулся обрабатывать общественное мнение с
помощью средств массовой информации. 19 октября в той же газете "Вечерний
клуб" появляется заметка без подписи "Дэл оказался не таким уж
корыстолюбивым", в которой рассказывается о проведении 16 октября по радио
"Эхо Москвы" в прямом эфире беседу с ним." На все острие вопросы, замечает
автор, Дэл ответил достаточно убедительно. "По контракту, заключенному в
1992 году с "Останкино", гнившие в подвалах и поедаемые крысами архивные
записи великих музыкантов будут исправно выходить на компакт-дисках".
Увы, эти слова не соответствуют действительности. За три с половиной
года действия договора, россияне еще не видели ни одного компакт-диска, не
получили от их реализации ни одного цента.
Впервые в истории нашей страны Дэл предложил музыкантам и их
наследникам выплату процентов с дохода от реализации. (Снова, мягко говоря,
неточность, Тристан Дэл пообещал американцам выплату процентов с дохода, не
дал, а лишь пообещал и то после длительной и изнурительной их борьбы. А
обещанного как известно три года ждут). Эксклюзивное право Дэла на
использования записей не распространяется на Россию - все записи с дисков
для наших радиостанций будут представляться им на основе законодательства
России, за использование фонограмм радиостанция будет платить только
музыканту-исполнителю. (Снова ложь и смешание всех понятий: во-первых
разрешено использовать записи только на своей телерадиокомпании, другим
телерадиокомпаниям можно предоставлять записи только с оговоркой "для
некоммерческого использования", главное же музыкантам-исполнителям их записи
по-прежнему не предоставляют - авт.). Заметка заканчивается сообщением, что
23 октября состоится пресс-конференция Тристана Дэла "...на которой он, в
частности, продемонстрирует, в каком состоянии хранились у нас архивы и как
они звучат после реставрации". (Самая большая ложь, которую на все лады
распространяет г-н Дэл и его подручные: фактически "Корпорация" до
настоящего времени не отреставрировала ни одной записи, выпущенные
супердиски, которыми так похваляется американский бизнесмен, переписаны из
тех записей, которые сделали еще три года назад работники Гостелерадиофонда
и 120 часов или десятую часть которых отобрал тогда Дэл для коммерческого
использования - авт.).
На пресс-конференцию г-н Дэл не пожалел денег. Аренда конференц-зала в
Президент отеле для этих целей стоила не одну тысячу долларов. Накануне во
многие редакции московских и аккредитованных в Москве зарубежных учреждений
массовой информации Дэлом был разослан пространный на целую страницу
пресс-релиз с набором привычных стереотипов: похвал и панегириков в адрес
"культурного проекта века", Корпорации, которая спасла от гибели бесценные
записи русской классики, Тристана Дэла, который облагодетельствовал русских
музыкантов и их наследников с одной стороны и безудержной ругани и хулы по
отношению "к некоторым представителям культурно-бюрократической прослойки",
которая из-за корыстных целей постоянно чинит препятствия американским
бескорыстным благодетелям российской музыкальной культуры. Из всей этой
словесной мишуры может быть внимание заслуживает признание Дэла, что
стоимость полученных им в вечное пользование аудиовидеозаписей составляет
примерно 9 миллиардов долларов.
На пресс-конференции в своем пространном выступлении г-н Тристан Дэл
изложил суть конфликта в своей интерпретации, он завершил свое выступление
полным пафоса заявлением: "Мы не грабим дом, а помогаем его починить, не
прячем сокровища, а делаем их достоянием людей" - коммерсант сделал
рекламный трюк, "торжественно вручил ректору Московской консерватории г-ну
Овчинникову чек на сумму 5 тысяч долларов США.
Нужно отдать должное российским журналистам: мало кто из них купился на
дешевые трюки американского бизнесмена. Видимо неудовлетворенный результатом
пресс-конференции Тристан Дэл обращается к газете "Вечерний клуб". 20 января
1996 года накануне судебного заседания газета выносит на первую полосу
аршинный заголовок: "Кто он, Тристан Дэл, спаситель сокровищ или пират?" и
помещает большую статью музыкального обозревателя Т.Грум-Гржимайло,
написанной в привычном для этой газеты ключе. Адвокат Николая Петрова Генри
Резник в интервью радиостанции "Эхо Москвы" расценил эту статью как
"недобросовестный прием, в очередной раз примененный противоположной
стороной". Он резонно отметил, что "цель этой статьи - оказание воздействия
на суд. Истцы постоянно хотят перенести судебные прения из зала судебного
заседания на страницы газет."
"Вечерний клуб" в попытке "сделать хорошую мину при плохой игре"
публикует на первой полосе под красным заголовком: "Генри Резник обвиняет
"ВК" в давлении на суд" и заметку, где сообщает, что "ВК" готов предоставить
свои страницы Николаю Петрову, который обратился в газету и пообещал довести
до читателей свою точку зрения. Но дорога ложа обеду. Статья
Т.Грум-Гржимайло по совершенно случайному совпадению появилась в газете
аккурат накануне суда, а когда еще они опубликуют выступление Н.Петрова?

VII.
Если подытожить все вышесказанное, ситуация с записями российской
классики сложилась крайне сложная. С одной стороны из-за нарушения целого
букета законов при подписании Договора о совместной деятельности в 1992 году
ВГТРК "Останкино" с "Ю.С.С.Ю. Артс. Груп. Инк.", допущенного огромного
количества нарушений в ходе его реализации, появления Федерального закона "О
защите авторских и смежных прав", учреждения согласно Указа Президента
Российской Федерации от 22.12.93г. "О совершенствовании государственного
управления в сфере массовой информации" Государственного фонда телевизионных
и радиопрограмм, как самостоятельного юридического лица, наконец из-за
ликвидации самой компании "Останкино" Договора как бы уже и не существует,
но с другой стороны, из-за попустительства бывшего руководства "Останкино"
он был составлен таким образом, что российская сторона действительно может
пострадать от решения международного арбитражного суда.
Разрешить сегодня вопрос с Договором можно лишь создав компетентную,
уполномоченную принимать решения правительственную комиссию. Она могла бы
оказать услугу Гостелерадиофонду, а не какой-то другой телерадиокомпании,
которая не имеет никакого отношения к аудиовидеозаписям, хранящимся там.
...а пока что прошло более трех с половиной лет, с момента подписания
договора. И он продолжает действовать.
Об этом свидетельствует, к примеру письмо нового, после изгнания
прежнего директора Гоcтелерадиофонда А.Высторобца И.Кабанову:
"В настоящее время Гостелерадиофонд не может предоставить интересующие
Вас трансляционные записи пианиста Н.Петрова. В отношении данных фонограмм
Гостелерадиофонд имеет обязательства в связи с известным Вам договором от
1992 года."
...А недавно что стало известно, что М.Ростропович при аналогичных
обстоятельствах выиграл судебный процесс.

















III. СФЕРА МЕЖДУНАРОДНОЙ ОХРАНЫ И ГОСУДАРСВЕННОЙ ПОЛИТИКИ В ОБЛАСТИ
АВТОРСКОГО ПРАВА И СМЕЖНЫХ ПРАВ

I. НЕКОТОРЫЕ МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВЫЕ ВОПРОСЫ АВТОРСКОГО ПРАВА И СМЕЖНЫХ
ПРАВ, СООТНОСИМЫЕ С РОССИЙСКИМИ ПРОБЛЕМАМИ В ОБЛАСТИ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ
СОБСТВЕННОСТИ

До сравнительно недавнего времени в советской юридической литературе
проблемы международной охраны авторских прав практически не рассматривались.
Начало соответствующей разработки было положено изданием в 1973 г.
монографии М. М. Богуславского "Вопросы авторского права в международных
отношениях". В 1979 г. этим же автором была издана монография (на английском
языке) "РОССИЯ и международная охрана авторского права". (М., "Прогресс").
СИСТЕМА МЕЖДУНАРОДНОЙ ОХРАНЫ АВТОРСКИХ ПРАВ. ОСНОВНЫЕ ТЕНДЕНЦИИ ЕЕ
РАЗВИТИЯ
I. Международная система охраны авторского права представляет собой
сложный механизм, в основе которого лежат прежде всего Бернская конвенция об
охране литературных и художественных произведений в ее многочисленных
редакциях и Всемирная конвенция об авторском праве 1952 года, измененная в
1971 году. Определенную, правда, незначительную в настоящее время роль
играют здесь и межамериканские конвенции, которые носят региональный
характер и открыты в основном лишь для присоединения стран американского
континента.
Исторически признание и охрана прав иностранных авторов возникла
примерно во второй половине XIX столетия. К этому времени большинство стран
Европы встало на капиталистический путь развития, что, безусловно, было
прогрессивно в то время, привело к укреплению национального единства,
становлению национальных языков, провозглашению буржуазных свобод, развитию
прессы. По мере развития международных экономических и культурных связей
больших размеров достигло издание переводной литературы и возрос книжный
обмен; драматические и музыкальные произведения, работы художников и
скульпторов все чаще находят дорогу в различные страны и занимают
значительное место в экспорте ряда стран наравне с традиционными объектами
международной торговли.
Эти объективные обстоятельства все более доказывали невозможность одним
лишь национальным законодательством обеспечить достаточную охрану прав
заинтересованных сторон. Именно поэтому многие страны пошли по пути
заключения двусторонних соглашений о взаимной охране авторских прав. К 1886
г. 33 таких соглашения были заключены между 15 странами Западной Европы и
Америки. Однако постепенно становилось ясно, что система двусторонних
соглашений не может обеспечить эффективную охрану авторских прав. В основном
это объяснялось существенными различиями в законодательствах по авторскому
праву различных стран. Для преодоления многочисленных коллизий в этой
области требовался многосторонний международный договор, который бы разрешал
противоречия между национальными законодательствами, обеспечивал минимальные
общеприемлемые границы охраны авторского права и тем самым создавал условия
для распространения произведений на обширнейших территориях.
II. Кропотливая работа по созданию международно-правового инструмента
по охране авторского права была начата в Брюсселе в 1858 г. на Конгрессе
авторов произведений литературы и искусства. Затем последовали конгрессы в
Антверпене (1861 и 1877 гг.) и Париже (1878 г.). С 1883 г. эта работа была
продолжена в Берне, где в 1886 г. после трех дипломатических конференций
было подписано универсальное соглашение, получившее название Международной
конвенции об охране литературных и художественных произведений. Соглашение
было подписано 10 государствами: Бельгией, Великобританией, Германией,
Испанией, Италией, Либерией, Гаити, Тунисом, Францией и Швейцарией. В
сентябре 1887 г. делегаты этих стран (за исключением Либерии) обменялись
ратификационными грамотами, и в соответствии со ст. 20 Конвенция вступила в
силу спустя три месяца, т. е. 5 декабря 1887 г.
Для разрешения основных проблем, стоявших перед создателями Бернской
конвенции, т. е. коллизий между различными национальными законодательствами,
было выработано два дополняющих друг друга принципа: ассимиляции (или
национального режима) и минимального объема охраны.
Первый из них - предоставление иностранцу - гражданину страны-участницы
Конвенции в других странах-участницах прав в объеме, определенном для своих
граждан (ст. 5, п. 1); второй - установление пределов в объеме прав, ниже
которых не может опускаться уровень охраны авторского права иностранца. Так,
Конвенция 1886 г. закрепляла за обладателями авторских прав 10-летнее право
на перевод произведения, исчисляемое со дня его первой публикации, и право
публичного представления драматических и музыкально-драматических
произведений (как опубликованных, так и неопубликованных),
Странам-участницам разрешалось заключать дополнительные соглашения друг с
другом, направленные на предоставление авторам больших прав, чем
предусмотрено Конвенцией.
Одним из наиболее существенных правил, выработанных в Берне в 1886 г.,
было предоставление обладателю авторского права возможности не выполнять
различных формальностей в стране, где требуется охрана, при условии, что он
выполнил таковые у себя в стране.
К основным положениям Конвенции можно отнести и отсылочные нормы,
устраняющие коллизии путем отсылки к законодательству страны, где требуется
защита, либо к праву страны, где была произведена первая публикация
произведения.
Значительный интерес представляет анализ основного правила применимости
охраны по Конвенции 1886 г. Теоретически при решении этой проблемы можно
исходить из двух посылок: территориальной и национальной. Первая означает
признание охраны за произведением, впервые опубликованным на территории
государства-члена Конвенции, вне зависимости от гражданства автора, а вторая
предоставляет охрану произведению, автор которого является гражданином
страны-участницы, вне зависимости от места первой публикации произведения.
На Конференции 1886 г. было объявлено о создании Бернского союза из
стран-участниц Конвенции и избрано Международное бюро этого Союза,
предусмотрены правила присоединения к Конвенции новых государств, порядок
изменения Конвенции.
III. Первая конференция по пересмотру Бернской конвенции состоялась в
Париже в 1896 г. К числу нововведений парижского текста следует отнести
включение понятия "публикация" и определение его как "выпуска копий". Таким
образом, представление драматических, драматическо-музыкальных произведений,
исполнение музыкальных произведений, выставка произведений изобразительного
искусства к понятию "публикации" не относились.
На решениях конференции 1896 г. сильно отразилось стремление ряда
делегаций повысить уровень охраны авторских прав. Именно с этой целью
конференция конкретизировала принцип национального режима без изменения его
смысла. К произведениям, подлежащим охране, были добавлены работы,
появившиеся после смерти автора.
Как уже отмечалось выше, Бернская конвенция в редакции 1886 г.
ограничивала право автора на перевод его произведения 10 годами. В 1896 г.
это правило было изменено таким образом, что авторы и их правопреемники
могли пользоваться этим правом в течение всего срока действия авторского
права. Однако если автор не воспользовался правом на перевод в течение 10
лет со дня первой публикации своего произведения, то это право прекращалось.
К важнейшим изменениям следует отнести также и уточнения Конвенции, в
соответствии с которыми специально подчеркивалось, что охрана
предоставлялась произведению, впервые опубликованному в стране-участнице
Конвенции, даже в том случае, когда автор является гражданином страны, не
входящей в Бернский союз. Таким образом, территориальный принцип Конвенции
оставался неизменным, однако акцент постепенно переносился с издателя на
автора произведения.
IV. В процессе развития норм конвенционной охраны Бернской конвенции
важное место занимает Берлинская конференция 1908 г., результатом работы
которой был почти полный пересмотр основных положений Конвенции и придание
ей той формы, которую она сохранила и по сей день.
Основные положения Берлинского текста Конвенции сводились к следующим

<< Предыдущая

стр. 14
(из 17 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>