<< Предыдущая

стр. 16
(из 17 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

XIX Конвенции и Декларация, к ст. XVII. Здесь регулируются две проблемы:
а) защита Бернского союза от конкурирующего влияния Всемирной конвенции
установлением своего рода санкций к странам, покинувшим Бернский союз и
присоединившимся к Всемирной конвенции;
б) установление порядка применения Всемирной конвенции странами
Бернского союза.
Основную правовую нагрузку в установлении связей между Бернской и
Всемирной конвенциями несет прилагаемая к ст. XVII Декларация, которая в
соответствии со ст. XVII является неотъемлемой частью Конвенции и имеет
правовое значение для государств, являющихся членами Бернского союза на 1
января 1951 г., либо тех, которые присоединились к нему позднее.
В соответствии с Декларацией произведения, территорией происхождения
которых является страна, вышедшая из Бернского союза после 1 января 1951 г.,
не пользуются охраной, предоставляемой Всемирной конвенцией в странах Союза.
Напомним в связи с этим, что в соответствии с Брюссельским текстом Бернской
конвенции территорией происхождения неопубликованного произведения является
страна гражданства автора, а для опубликованного произведения - страна
первой публикации.
Анализируя положения Декларации, прежде всего следует обратить внимание
на то, что эти положения, по существу, налагают обязательства на страны в
обход их национального суверенитета; это было одной из основных причин для
отказа от присоединения к Всемирной конвенции многих стран.
На укрепление Бернского союза направлено и второе правило Декларации,
установившее порядок применения положений Всемирной конвенции странами этого
Союза. Декларация устанавливает, что Всемирная конвенция не должна
применяться ко взаимоотношениям между странами Бернского союза тогда, когда
речь идет о произведениях, страной происхождения которых является страна
Союза. Таким образом, если речь идет об охране итальянского произведения во
Франции (обе страны - участницы как Бернского союза, так и Всемирной
конвенции), то для этого можно применять лишь положения Бернской, а не
Всемирной конвенции. Однако, если речь идет о французском произведении,
впервые опубликованном в США, то Италия должна при охране произведения
французского автора пользоваться положениями Всемирной конвенции. Но и здесь
возникает противоречивая ситуация: если следовать буквальному смыслу, то
можно представить себе случай, когда произведения, странами происхождения
которых окажутся те, которые присоединились к различным текстам Бернской
конвенции, не будут пользоваться охраной ни по Бернской конвенции, ни по
Всемирной.
Представляется, что толковать это правило Декларации следует таким
образом, что положения Бернской, а не Всемирной конвенции применяются лишь к
тем произведениям, страны происхождения которых связаны одним и тем же
текстом Бернской конвенции.
Взаимоотношения между Всемирной и межамериканской конвенциями по
авторскому праву регулируются ст. XVIII, которая подчеркивает, что Всемирная
конвенция не затрагивает межамериканские конвенции и соглашения. В
соответствии с этой статьей в случае различий между постановлениями одной из
действующих или будущих межамериканских конвенций или одного из существующих
или будущих соглашений, с одной стороны, и постановлениями Всемирной
конвенции, с другой стороны, будет иметь преимущество последняя по времени
заключения конвенция либо последнее по времени заключения соглашение. В
настоящее время все латиноамериканские конвенции и соглашения заключены
раньше Всемирной Конвенции, поэтому правила последней пользуются приоритетом
в случае расхождений в правовом регулировании.
Несколько иной принцип применяется во взаимоотношениях Всемирной
конвенции со всеми другими много- и двусторонними соглашениями,
существующими между двумя или более государствами-членами ко времени
вступления в силу Конвенции, которая не аннулирует эти соглашения. В случае
же какого-либо расхождения между положениями действующих соглашений с
положениями Всемирной конвенции преимущество отдается правилам последней.
При этом, как и в случаях взаимоотношений с межамериканскими конвенциями,
права на какие-либо произведения по действующим конвенциям или соглашениям
не затрагиваются.
Говоря о приоритете положений Всемирной конвенции в случае расхождений
с правилами межамериканских конвенций (ст. XVIII) либо других много- или
двусторонних соглашений (ст. XIX), существовавших ранее вступления ее в
силу, следует отметить, что само условие о возможности расхождений создает
почву для различного толкования. Однако до настоящего времени споров по
толкованию статей XVIII и XIX не возникало.
Избрав своим основным правилом охраны интересов обладателей авторских
прав принцип национального режима, Всемирная конвенция содержит ряд
материально-правовых норм, наличие которых обеспечивает необходимый минимум
охраны авторских прав в участвующих государствах. К этим нормам относятся
закрепление права перевода и установление минимального срока охраны (25
лет).
Также следует отметить, что Конвенция применила новый, доселе не
встречавшийся в международной практике метод ограничения этого права путем
выдачи при определенных обстоятельствах так называемой принудительной
лицензии на перевод. И еще один случай ограничения принципа национального
режима заслуживает особого внимания-речь идет о механизме преодоления
существующей в некоторых странах обязанности выполнения заинтересованным
лицом так называемых формальностей (депонирование экземпляров произведения,
залог, регистрация, объявление, нотариальное засвидетельствование, уплата
пошлин и т.п.) для признания за ним авторских прав на охраняемое
произведение.
Статья III Конвенции не требует от стран, в национальных
законодательствах которых имеются указания о формальностях как о непременном
условии охраны авторского права, отказаться от них. Однако что касается
иностранцев, то, какие бы требования ни предъявлялись национальными
законодательствами, они считаются выполненными в отношении любого
охраняемого произведения, которое впервые выпущено в свет вне территории
этого государства, если, начиная с первого выпуска в свет этого
произведения, все его экземпляры, выпущенные с разрешения автора или другого
обладателя авторского права, будут иметь знак С, сопровождаемый именем
обладателя авторских прав и годом (указание дня и месяца не обязательно)
первой публикации.
Заканчивая рассмотрение основных положений Всемирной конвенции об
авторском праве, следует подчеркнуть еще два важных момента.
1. Оговорки к Конвенции не разрешаются. Таким образом, страна,
присоединяющаяся к Конвенции, принимает все без исключения ее положения.
2. Все споры между государствами, участвующими в Конвенции, по поводу
ее толкования либо ее применения, не разрешенные самими сторонами,
передаются на рассмотрение Международного Суда.
X. В числе конференций, изменявших и дополнявших Бернскую конвенцию -
Стокгольмская конференция 1967 г. занимает особое место. Вместе с вопросом о
правовом режиме использования охраняемых произведений развивающимися
странами, на Стокгольмской конференции дальнейшую эволюцию претерпели нормы,
определяющие следующие понятия и институты международного авторского права:
1) были усовершенствованы "критерии применимости" Бернской конвенции и
уточнены такие понятия, как "страна происхождения" и "выпуск в свет";
2) расширен объем авторских правомочий путем признания "права автора на
воспроизведение";
3) упорядочен режим кинематографических произведений;
4) уточнен принцип охраны личных прав автора;
5) удлинен срок охраны некоторых авторских правомочий.
XI. В эволюции системы международной охраны авторских прав особое место
занимает и такой важный этап, как Парижские конференции 1971 г. по
одновременному пересмотру Всемирной и Бернской конвенций.
Представляется целесообразным остановиться лишь на тех вопросах,
которые имеют отношение к международной системе охраны авторских прав в
целом. Следует отметить, что наряду с выработкой "особого механизма",
позволяющего участвующим в конвенции развивающимся странам иметь более
свободный доступ к охраняемым произведениям (а это было основной задачей
конференции), во Всемирную конвенцию был включен ряд новых правил, которые
повышали общий уровень конвенционной охраны и тем самым сближали его с
уровнем, характерным для Бернской конвенции. С этой целью был существенно
изменен принцип национального режима путем дополнительного упоминания о
предоставлении обладателям авторского права охраны, специально
предусмотренной настоящей Конвенцией.
Во Всемирную конвенцию была включена новая статья, содержащая положения
по охране основных прав, обеспечивающих имущественные интересы автора,
включая исключительное право на воспроизведение своего произведения любыми
способами, а также его публичное исполнение и радиотрансляцию. Эти права
распространяются на произведение как в его оригинальной форме, так и на все
другие формы, на нем основанные.
На повышение уровня охраны были направлены также специальные положения
Всемирной конвенции, регламентирующие право государств-членов допускать
исключения из правил по охране основных прав автора. Прежде всего эти
исключения не должны противоречить "духу и букве" Всемирной конвенции в
редакции 1971 г. Такое условие как бы дополнило обязательства
государств-членов обеспечить "соответствующую и эффективную охрану"
правообладателей.
Кроме того, на конференции также подчеркивалось, что "дух" Конвенции
должен определяться и ст. 27 Всеобщей декларации прав человека ООН, которая
провозгласила права любого лица свободно участвовать в культурной жизни
общества и пользоваться охраной своих личных и экономических интересов,
являющихся результатом научных, литературных и художественных трудов.
И, наконец, участники конференции одобрили идею "a contrario
principle", сводящуюся к тому, что новый режим выдачи принудительных
лицензий на использование охраняемых произведений может быть применен лишь
развивающимися странами, остальные государства могут обращаться к таким
лицензиям исключительно по правилам ст. V Всемирной конвенции.
Вместе с тем на конференции было еще раз подчеркнуто, что Всемирная
конвенция не подлежит применению в отношениях между участниками Бернского
союза в тех случаях, когда речь идет об охране произведений, страной
происхождения которых является одно из государств этого Союза.
Существование двух текстов Всемирной конвенции неизбежно обостряет
проблему их соотношения и затрудняет получение ответа на вопрос, какой же
текст применяется в отношениях между странами, одна из которых
присоединилась к Конвенции в редакции 1952 г., но не сделала этого в
отношении Конвенции в редакции 1971 г., и страны, которая присоединилась к
последнему тексту. Эта проблема
принципиально важна, ибо затрагивает общий принцип суверенитета
государств, которые не могут быть связаны обязательствами международного
договора, к которому они не присоединились. К сожалению, советская, а позже
- Российская доктрина до настоящего времени обходила вниманием эти положения
Всемирной конвенции.
Окончательный текст соответствующей нормы (п. 4 ст. IX), одобренный
после долгих дебатов, отличается как от проекта, подготовленного
предварительными совещаниями, так и от предложений, выдвинутых на самой
конференции рядом государств. В соответствии с п. 4 ст. IX Конвенции
государства, присоединившиеся к тексту 1952 г., и государства,
присоединившиеся к тексту 1971 г., регулируют свои отношения на основе
правил текста 1952 г. Однако любое из таких государств-участников Конвенции
1952 г. может путем нотификации Генеральному директору ЮНЕСКО объявить о
допустимости применения всеми государствами-членами Конвенции в редакции
1971 г. ее правил к произведениям своих граждан либо произведениям, впервые
опубликованным на его территории. Таким образом, принятая формула не
вынуждает государство-члена Конвенции в редакции 1952 г. выбирать среди
государств, присоединившихся к измененному тексту, те, которые могут
применять ее правила, и те, которые не могут этого делать.

II. КОНЦЕПЦИЯ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ПОЛИТИКИ В ОБЛАСТИ АВТОРСКОГО ПРАВА И
СМЕЖНЫХ ПРАВ. Инициативный авторский проект.

1. Общие положения
Конституция Российской Федерации устанавливает по меньшей мере 17
правовых норм, защищающих права авторов и, тем самым, интеллектуальный
потенциал, как ресурс государства. Таким образом, Конституция России
фактически настраивает общество на то, что политика государства в области
авторского права и смежных прав должна быть направлена на обеспечение
рационального и сбалансированного сочетания интересов создателей
произведений в части максимально возможной их охраны и защиты,
стимулирования творчества, как особого вида деятельности для интересов всего
общества.
Особой сферой, в отношении которой функции государства заслуживают
специального рассмотрения, является коллективное управление авторскими и
смежными правами.
В большинстве стран Европы, где коллективное управление авторскими и
смежными правами принадлежит самим обладателям прав и представляющим их
интересы структурам, государственные органы осуществляют административный
контроль за созданием и деятельностью таких структур. По нашему мнению факт
государственного контроля необходим как для пропаганды важности защиты
авторских прав, так и для правового регулирования управления авторскими
правами, включая правоприменительные меры.
Надлежащая работа по организации защиты авторов и правообладателей
призвана обеспечивать не только их имущественные и неимущественные интересы,
но и интересы национальные, и в этих целях обеспечивать защиту
интеллектуально-творческого потенциала страны, материальную поддержку
творческой интеллигенции, как результат, увеличение налогооблагаемой базы
для сбора подоходного налога, стимулирование специализированного экспорта,
создание юридической базы для инвестиций в индустрию культуры и
коммуникации, в новые информационные технологии.
Очевидно, что авторские и смежные права составляют стратегический
ресурс государства, хотя, как правило, принадлежат физическим лицам либо
организациям. Современная и правильно построенная система охраны авторских
прав может быть движущей силой и одним из сильнейших стимулов в процессе
экономических реформ, в продвижении индустрии культуры, подпиткой для роста
и развития экономики, пресечение вливаний в теневую экономику.
В России с 1993 г. действует нуждающийся в весьма жесткой корректировке
Закон Российской Федерации "Об авторском праве и смежных правах", некоторые
его нормы не работают, а систематическое и массовое нарушение авторских и
смежных прав продолжается во многих сферах. Можно привести примеры
использования нелицензированного программного обеспечения компьютеров,
телевидения; в кинотеатрах и видео салонах демонстрируются фильмы без ведома
правообладателей, выпускаются лазерные компакт-диски, незаконно тиражируются
книги и т.д. В результате российские и зарубежные правообладатели не
получают законное авторское вознаграждение, а государство, в свою очередь, -
налоговые поступления в бюджет.
По данным Международного альянса интеллектуальной собственности Россия
быстро становится одним из крупнейших пиратских рынков мира: за один только
год продается свыше 200 миллионов аудиокассет с записями на общую сумму
около 300 млн. долларов, объем незаконного использования компьютерных
программ превысил 520 млн. дол.
Очевидно, что мириться с таким положением вещей в дальнейшем нельзя.
Совершенствование функциональной деятельности государства в предложенном
направлении наметилось Постановлением Правительства Российской Федерации "О
совершенствовании деятельности федеральных органов исполнительной власти в
области авторского права и смежных прав" от 12.04.99 г. No 413. Этим
Постановлением на Российское агентство по патентам и товарным знакам были
возложены специальные функции по вопросам совершенствования
законодательства, международного сотрудничества и взаимодействия с
общественными организациями в области авторского права и смежных прав. При
этом было оговорено, что выполнение этих функций, а также первоочередных
задач, связанных с подготовкой предложений по совершенствованию
правоотношений в области авторского права и смежных прав и приведением
нормативно-правовых актов, регулирующих эти правоотношения, в соответствие с
международными обязательствами в области интеллектуальной собственности,
должно осуществляться во взаимодействии с иными заинтересованными
федеральными органами исполнительной власти. Таким образом, вопрос стоит в
возложении на Роспатент координирующих и, вероятно, правоприменительных
функций.
2. Правовое обеспечение государственной политики в области
авторского права и смежных прав.
На основании статьи 44 Конституции Российской Федерации каждому
гарантируется свобода литературного, научного, технического и других видов
творчества.
При этом в соответствии с пунктом "о" статьи 71 Конституции Российской
Федерации правовое регулирование интеллектуальной собственности отнесено к
исключительному ведению Российской Федерации.
Вместе с тем следует учитывать, что понятие "интеллектуальная
собственность" включает в себя, в том числе авторское право и смежные права.
Закон Российской Федерации "Об авторском праве и смежных правах"
регулирует отношения, касающиеся авторского права и смежных прав.
Правовая охрана объектов авторского права и смежных прав предусмотрена
статьей 146 Уголовного кодекса Российской Федерации, статьей 150-4 Кодекса
РСФСР об административных правонарушениях, статьей 49 Закона РФ "Об
авторском праве и смежных правах".
На основании требований указанных законов защита прав на объекты
авторского и смежных прав строится по системе частного права, то есть
производится правообладателем по его усмотрению. Непосредственная защита

<< Предыдущая

стр. 16
(из 17 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>