<< Предыдущая

стр. 2
(из 2 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

на какую-либо ценность, должен был, по мнению ученого, лечь в основу деления
прав вообще. Таким образом, классификация прав должна строиться с учетом выдвигавшегося
экономистами деления ценности на потребительскую, производительную и меновую.
Залог получал свое место в данной классификации и определялся как "право на
количественно-определенную меновую ценность"*(31) (объекта залога. - Ф. Б.).
По поводу позиции А.С. Звоницкого можно сказать следующее. Используя
для классификации юридических институтов экономические понятия, в правовую
науку привносят чуждые ей категории, которые не способны дать юридическое
объяснение познаваемых нами явлений. Если, допустим, опираться на, может быть,
весьма условную, но все же удобную юридическую классификацию прав на вещные
и обязательственные, то, относя какое-либо правоотношение к вещному или обязательственному,
можно узнать юридические последствия такого отнесения. В данном случае (в
частности) - характер правовой связи управомоченного с другими лицами и способы
защиты нарушенного права. Деление прав по характеру экономической ценности
материального объекта ничего не объясняет и не дает ответов на насущные юридические
вопросы, а только сбивает с толку.
Определение залога как права на меновую ценность чрезвычайно абстрактно,
и под него могут подводиться самые разные с юридической точки зрения права.
Достаточно сказать, что субъект права собственности также обладает, помимо
прочего, правом на меновую ценность принадлежащей ему вещи. Он может его реализовать,
распорядившись вещью посредством продажи.
А.С. Звоницкий строит свою теорию исходя из общей природы залога, поэтому
его определение характеризует залог независимо от закладываемого предмета.
Безусловно, нужно согласиться с А.С. Звоницким, который, в свою очередь, соглашается
с экономистами, что право, так же как и вещи, обладает ценностью*(32). Далее,
что "при закладе прав требования объектом залоговой сделки служит не предмет
долга, а именно самое право, как самостоятельная ценность и, притом, здесь
возникает действительный залог..."*(33). Только вот ценность права заключается
не в самом праве, а все-таки в его объекте. С юридической точки зрения право
на объект имеет субъект этого права. Поэтому, говоря о том, что залогодержатель
имеет право на меновую ценность заложенного права, и не говоря, что залогодержатель
юридически является субъектом этого права (или уполномочен залогодателем),
который в этом случае получает возможность воспользоваться его ценностью,
невозможно уяснить, каким же образом залогодержатель может присвоить себе
объект заложенного права, в коем и заключается его ценность. При применении
теории права на меновую ценность к залогу прав А.С. Звоницкий сам невольно
делает брешь в своей конструкции. Он, безусловно, признает, что "ценность
права требования находится в непосредственной связи с ценностью предмета долга"*(34)
и обращается также к юридической стороне дела: "залог действительно близок
к условной цессии соответствующей требованию залогодержателя части закладываемого
права; близок, потому что и цессия, по свойствам объекта, может дать цессионарию
право только на меновую ценность"*(35).
Разбор теорий, пытающихся прояснить существо возникающих при залоге прав
отношений, не позволяет принять какую-либо из них целиком, хотя многие освещают
те или иные моменты.
При квалификации залога прав необходимо исходить из следующих посылок.
Субъектом заложенного права остается залогодатель, так же как залог вещи не
лишает залогодателя права собственности. Из этого вытекает другая посылка
- залогодержатель имеет дело с чужим имущественным правом. Для целей залога
залогодержатель получает возможность осуществлять ограниченный круг правомочий
в составе заложенного права. Аналогичным образом залогодержатель вещи получает
ограниченный круг правомочий из состава права собственности залогодателя на
его вещь (прежде всего право распорядиться вещью посредством ее продажи для
получения удовлетворения).
Каким образом залогодержатель получает эти правомочия при залоге прав?
Не следует говорить о цессии каких-либо правомочий, в частности, как это утверждают
некоторые, речь не идет о цессии права осуществления требования (exercitium
juris). Цессия заключает в себе переход права как такового от одного лица
к другому (смену субъектов, правопреемство), а не переход отдельных правомочий,
что приводит к расщеплению права. Представляется, что залог прав являет собой
так называемое конститутивное правоприобретение. Этим термином оперировал
Б.Б. Черепахин в работе "Правопреемство по советскому гражданскому праву"*(36).
Он писал: "В этих случаях (конститутивного правопреемства. - Ф.Б.) имеется
в некотором роде "переход" правомочий от одного лица к другому, но без потери
их и соответствующего права в целом правопредшественником...; на основе права
праводателя создается право с иным содержанием (более ограниченным)"*(37).
И далее: "Конститутивное правоприобретение не является правопреемством в точном
смысле. Его роднит с правопреемством производный характер правоприобретения.
Его отличает от подлинного правопреемства отсутствие перехода (курсив Б.Ч.)
права от праводателя к правопреемнику. Конститутивное правоприобретение не
является изменением субъектного состава (курсив Б.Ч.) правоотношения и в этом
смысле не является преемством в праве"*(38).
Справедливости ради надо отметить, что, наверное, первым исследователем,
предложившим именно такой термин для обозначения правопреемства не в строгом
смысле, происходящего при залоге прав, был швейцарский цивилист и романист
А. Тур (Tuhr)*(39). По Туру, конститутивное преемство - "установление особого
обременения обязательственного права, имеющего тот же обязательственный характер,
как и основное право"*(40).
Об "обременении" права можно говорить с большой натяжкой. "Обременение"
заложенного права заключается в том, что залогодержателю предоставляется право
контроля за действиями залогодателя по осуществлению требования, в том числе
по получению исполнения по нему, а также право распорядиться заложенным правом
в целях получения удовлетворения при неисполнении обеспечиваемого обязательства.
Залогодержатель, не становясь правопреемником в строгом смысле (субъектом
заложенного права), получает право контроля за действиями залогодателя, касающимися
судьбы обеспечивающего права, и право распоряжения им в определенных случаях
и в определенных целях.

Ф.О. Богатырев,
младший научный сотрудник,
аспирант ИЗиСП

"Журнал российского права", N 4, апрель 2001 г.

-------------------------------------------------------------------------
*(1) См.: Звоницкий А. С. О залоге по русскому праву. Киев, 1912. С.193.
Там же - критика этой концепции (С.193).
*(2) Среди наших цивилистов эту позицию занимал, в частности, Г.Ф. Шершеневич:
"Объектом залогового права, как вещного, может быть только вещь в материальном
смысле слова"// Учебник русского гражданского права. М., 1995 (по изд. 1907
г.). С.243.
*(3) При рассмотрении вопроса о залоге под углом проблемы "вещное или
обязательственное право" нельзя не согласиться с теми, кто усматривает двойственную
природу залога с наличием черт как вещного, так и обязательственного права
и не встает на тот или иной край. Среди наших современных авторитетных ученых
укажем на М.И. Брагинского. - См.: Брагинский М.И. К вопросу о соотношении
вещных и обязательственных правоотношений // Гражданский кодекс России. Проблемы,
теория, практика. Сборник памяти С.А. Хохлова / Отв. ред. А.Л. Маковский.
М., 1998. С.113.
*(4) См.: Струкгов В. О залоге по русскому праву. Изд. 2-е. СПб., 1891.
*(5) См.: Звоницкий А.С. О залоге по русскому праву. Киев, 1912.
*(6) Ее представители - Мюленбрух, Пухта, Вангеров, Келлеридр. - См.:
Звоницкий А.С. Указ. соч. С.204; Струкгов В. Указ. соч. С.173.
*(7) См.: Звоницкий А.С. Указ. соч. С.205.
*(8) ФГК и ГК РФ 1994 года аналогичного правила не содержат. Зато Закон
о залоге (п.2 ст.58) дает право залогодержателю потребовать от залогодателя
перечислить денежную сумму, полученную последним от своего должника, в счет
исполнения обязательства, обеспеченного залогом (Закон о залоге опубликован:
ВВС. 1992. N 23. Ст.1239). Проект Гражданского уложения Российской империи
(далее - Проект ГУ) в ст.1164 вообще предусматривал правило, что залогодержатель
вступает в права залогодателя по осуществлению заложенного требования и может
взыскивать по этому требованию непосредственно с должника (Проект ГУ цит.
по: Объяснения к Проекту Гражданского уложения, в 2-х т. / Под ред. И.М. Тютрюмова,
сост. А.Л. Саатчан. СПб., 1910).
*(9) Пункт 4 ст.338 ГК РФ 1994 года выставляет это требование только
для залога права, удостоверенного ценной бумагой.
*(10) См.: Звоницкий А.С. Указ. соч. С.205-206.
*(11) Аналогичное правило в ст.1165 Проекта ГУ.
*(12) Струкгов В. Указ. соч. С.175.
*(13) Наиболее видным сторонником этой теории является Г.Дернбург (см.:
Струкгов В. Указ. соч. С.176).
*(14) Сторонники ограниченной цессии могли бы найти большую поддержку
в уже упоминавшейся ст.1164 Проекта ГУ, которая прямо говорит о вступлении
залогодержателя в права залогодателя, и это правило даже радикальнее правила
ГГУ о получении удовлетворения совместно залогодателем и залогодержателем.
*(15) См.: Звоницкий А.С. Указ. соч. С.208.
*(16) Подобное правило содержится в ст.1164 Проекта ГУ. Статья 58 Закона
о залоге говорит о том, что все исполненное по обязательству становится предметом
залога, притом залогодержатель получает право требовать исполненное (только
когда исполнение заключается в платеже денег) в счет исполнения обязательства,
обеспеченного залогом.
*(17) Ее представители - Гельвиг, Мансбах и др. - См.: Звоницкий А.С.
Указ. соч. С.209.
*(18) Цит. по: Трепицин И.Н. Гражданское право губерний Царства Польского
и русское в связи с проектом Гражданского уложения. Общая часть обязательственного
права. Варшава, 1914. С.76.
*(19) См.: Звоницкий А.С. Указ. соч. С.209.
*(20) См.: Струкгов В. Указ. соч. С.182.
*(21) Цит. по: Струкгов В. Указ. соч. С.198.
*(22) См.: Звоницкий А.С. Указ. соч. С.215-216.
*(23) См.: Звоницкий А.С. Указ. соч. С.216.
*(24) В цитируемом сочинении В. К. Райхер выступал за отнесение залога
к категории относительных прав.
*(25) Райхер В. К. Абсолютные и относительные права // Известия экономического
факультета Ленинградского политехнического института, 1928. Вып.1 (XXV). С.290.
*(26) Дозорцев В. А. Принципиальные черты права собственности в Гражданском
кодексе // Гражданский кодекс России. Проблемы... С.232-233.
*(27) См.: Брагинский М. И. К вопросу о соотношении вещных и обязательственных
правоотношений. Указ. соч. С.124 и сл.
*(28) См.: Мурзин Д. В. Ценные бумаги - вещи бестелесные. М., 1998. С.98.
*(29) Объяснение к Проекту Гражданского уложения... Т. 2. С.305-306,
390.
*(30) Звоницкий А.С. Указ. соч. С.220-221.
*(31) Звоницкий А.С. Указ. соч. С.234.
*(32) См.: Звоницкий А.С. Указ. соч. С.245.
*(33) Там же.
*(34) Звоницкий А.С. Указ. соч. С.246.
*(35) Там же.
*(36) Черепахин Б.Б. Правопреемство по советскому гражданскому праву.
М., 1962.
*(37) Черепахин Б.Б. Указ. соч. С.17.
*(38) Черепахин Б.Б. Указ. соч. С.17-18.
*(39) См.: Вормс А.Э. Залог векселя // Кредит и хозяйство. 1927. N 6.
С. 86; А. Э. Вормс в своей статье в одном абзаце упоминает о проблеме залога
прав, цитируя высказывание А. Тура по этому вопросу (см. по тексту настоящей
работы).
*(40) Там же.


<< Предыдущая

стр. 2
(из 2 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ