<< Предыдущая

стр. 3
(из 5 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

IV. Принципы нейроматики.

Повторим то немногое, что мы уже знаем о нейроне. Цель жизни нейрона - получать извне, через дендриты, как можно больше информации, и отдавать ее через аксон в таком переработанном виде, в котором ее будут потреблять другие нейроны.

Поскольку нейрон никак не может заранее знать, какая информация и в каком месте будет востребована, для достижения реализации ему придется действовать методом проб и ошибок (нейрон не может прочитать подсказку в умной книге). Вырастив некий начальный набор дендритов, чуть-чуть отодвинув от себя аксон и настроив каким-то образом свою «передаточную функцию», нейрон достигает определенного уровня возбуждения. Скорее всего, оно окажется достаточно далеко от реализации – метод «тыка» редко приводит к успеху с первого раза. Перед нейроном встает вопрос – а что делать дальше?
В этом месте опять посмотрим на человека, человек начинает как правило поиск своего места в этой жизни с того, что налаживает отношения с своим ближайшим окружением и пытается делать нечто, что будет им востребовано. Короткие связи менее ресурсоёмки и более легки, поэтому их не имея значительных ресурсов, легче выстраивать. После он конечно выстроит более длинные, а следовательно и социально выгодные связи, но начинают все с малого. Сначала своя семья, потом близкие друзья, и только потом совсем далёкие люди. Но не буду забегать вперёд и вернусь к нейрону.
Прежде всего, чтобы что-то делать дальше, нейрон должен иметь возможность оценить существующее положение дел. Оценивать его он может двумя способами. Во-первых, нейрон может сравнить свое текущее возбуждение с некоторым эталонным уровнем, соответствующим реализации. Однако такая интегральная оценка – например, «плохо», - мало что говорит нейрону о причинах этого «плохо». Второй способ, которым нейрон может оценить свою ситуацию – это обратить внимание на процессы, происходящие в его собственных синаптических окончаниях. Достаточное ли количество синапсов образовалось на аксоне? Насколько активно эти синапсы передают информацию? Чем одни синапсы отличаются от других? Получив такую информацию, нейрон может выбрать направление дальнейшего развития – то ли удлинять аксон, разыскивая новые дендриты, то ли изменять выдаваемую вовне информацию, то ли делать что-то еще (об этом – ниже). Чтобы проявлять активность в окружающей его сложной среде, нейрон должен иметь от этой среды обратную связь.


Рис. 28. Нейрон активен и «доволен», только когда ему есть кому передавать сигналы.

Первый принцип нейроматики – принцип обратной связи.

Представим теперь, что наш нейрон получил «донесение» от своих аксонных синапсов. Синапс № 1 активен, успешно передает информацию – а синапсы № 2 - № 999 работают фактически «вхолостую». Нейрон кричит во всю глотку – а его никто не слушает!

Как вообще возможна такая ситуация? Да очень просто. Бывало ли в Вашей жизни так, что вы попадали в компанию узких специалистов в той области, в которой сами абсолютно не компетентны? Ну и как? По сути, для Вас это был иностранный язык! Вы не готовы воспринимать эту информацию, она для Вас все равно что шум за окном. Нетрудно предсказать, что вскоре Вы либо покинете такую компанию, либо попросите сменить тему. А ведь специалисты, быть может, говорили о каком-то выдающемся открытии, сообщая друг другу кучу важной информации!

Таким образом, какие бы великие истины не сообщал наш нейрон через синапс № 1, его сообщение оказалось невостребованным большинством дендритов. «Язык» нейрона оказался им непонятен, его сигналы не попали «в такт» с их ожиданиями. Чтобы информация пошла через оставшиеся синапсы, кто-то должен измениться – либо сам нейрон, либо 1000 подключенных к нему дендритов. Понятно, что меняться придется именно нашему нейрону.
Таким образом «слушатели» через обратную связь сообщают «певцу» о своих вкусах и предпочтениях. Так что выбор у «певца» не велик, либо остаться без «слушателей», либо «петь» то, что они хотят слышать. Он может постепенно увести их к тому, что ему нравится, но не сразу. Те, кто занимаются профессионально политикой, знают, что если надо повести толпу, надо сначала говорить то, что толпа хочет услышать, захватить её внимание, и только потом постепенно сдвигать в нужную сторону. Обратная связь в этом случае играет колоссальную роль, именно по ней определяется допустимая скорость дрейфа.
Только что был сформулирован второй принцип нейроматики: выдаваемая нейроном информация должна соответствовать ожиданиям ее потребителей, т.е. других нейронов. Нейрон вынужден отбирать определенные (успешные) последовательности сигналов и отдавать им преимущество перед другими, которые не были востребованы. Этот принцип называется селективностью:


Рис. 29. Чтобы иметь «слушателей», нейрон должен настроиться на их «волну».

Второй принцип нейроматики – принцип селективности.

Ну что ж, селективность при наличии обратной связи – великое дело. Нейрон начинает менять свою передаточную функцию, подстраиваясь под желания своих соседей, и очень скоро достигает куда более высокого уровня возбуждения, чем раньше. Все хорошо?
Хорошо-то хорошо, но вот незадача: по прошествии какого-то времени возбуждение начинает постепенно уменьшаться. Информация, которая еще вчера «нравилась» нейронам-потребителям, теперь уже не вызывает у них прежнего отклика. Вспоминая приведенный выше пример, это означает, что Вы выучили «иностранный язык» узких специалистов и поняли, что спорят они вовсе не о мировых истинах, а о значении поправочного коэффициента к плохо коррелированным рядам экспериментальных данных. Причем спорят уже не первый день и даже не первый месяц. Ну, Вы и перестаете их слушать.
Нейрон освоил «язык» своих соседей – но мало знать язык, нужно еще и говорить на нем что-то новенькое! Что же делать, чтобы снова повысить уровень возбуждения, еще ближе подойти к реализации? Самое время вспомнить, что у нейрона есть не только выход, но и вход. Быть может, там, на синапсах дендритов, давно уже появляется новая информация, вот только нейрон ее до сих пор не слышал?
Но что значит «слышал – не слышал»? Когда у тебя тысяча дендритов, трудно уделять внимание каждому из них! Нейрон пользуется некоей «усредненной» картиной, которую в искусственных сетях обычно моделируют набором весовых коэффициентов (1 – слушаем, 0 – не слушаем). Таким образом, нейрону нужно поменять способ усреднения входной информации – поменять набор своих весовых коэффициентов. При этом желательно не забывать про старый набор – вдруг новый окажется не лучше, а хуже?


Рис. 30. Чтобы выдавать полезный сигнал, нейрон должен правильно подбирать весовые коэффициенты для своих дендритов.
Если представить на месте нейрона человека, то очевидно, что его дендриты это источники информации, некоторым он не доверяет, некоторые принимает во внимание, а некоторые слушает очень внимательно, например начальник куда весомей информирует, чем пьяный сосед за стеной, в тоже время крик из-за стены «Пожар! Пожар!» в состоянии поменять отношение и вызвать реакцию. Однако, если крики будут продолжаться, а пожара не последует, то весовой коэффициент этого источника будет всё ниже и ниже, вплоть до полного игнорирования.


«Поигравшись» таким образом, какое-то время, нейрон почти наверняка сможет найти новую комбинацию весовых коэффициентов, которая позволит ему выдать наружу более «интересный» сигнал. В дальнейшем, когда и этот сигнал вызовет у слушателей «привыкание», нейрон получит возможность либо вернуться к предыдущему набору коэффициентов – вдруг слушатели «соскучились» по старому? – либо искать еще один, а потом еще и еще. Чем чаще нейрон будет проводить такие поиски, тем меньше будет «привыкание» у его потребителей, и тем больше его шансы на достижение следующего уровня реализации. Мы сформулировали третий принцип нейроматики: для реализации нейрон должен постоянно искать в поступающей информации новое содержание.


Рис. 31. Полезный сигнал на выходе можно создать из самых разных входных сигналов.

Третий принцип нейроматики – принцип поисковой активности.

Ну уж теперь, казалось бы, наш нейрон должен пребывать на вершине блаженства. Чуть что не так, он меняет свои весовые коэффициенты, подстраивает свой выходной сигнал под потребителей, и получает все новые порции возбуждения. Однако и здесь его могут настигнуть неприятности. Ведь нейрон у нас не один в мозге, рядом есть точно такие же нейроны, соединенные своими аксонами с теми же самими потребителями! Что, если им повезло чуть больше, и их выходные сигналы оказались более «интересными» для слушающих нейронов?

Внимание слушателей переключается на новых «звезд», их весовые коэффициенты для нашего нейрона обращаются в нуль, и его уровень возбуждения падает до критически малой величины. Для нейрона наступает момент трансформации – при существующей аксонно-дендритной структуре его ждет голодная смерть. Единственный выход – измениться, вырастить новые дендриты в поисках еще более интересной информации, или протянуть аксон куда-нибудь подальше, где могут найтись благодарные слушатели.

Здесь самое время вспомнить, чем мозг человека отличается от мозга обезьяны. Как раз этой самой способностью – в первые годы жизни нейроны человека могут прорастать в самые разные стороны, образуя каждый раз новую, уникальную структуру. Четвертый принцип нейроматики относится именно к таким, «высшим» нейронам, нейронам, способным порождать Разум:


Рис. 32. Если ни один из выходных сигналов не подходит «ближнему окружению», нейрон может прорастить аксон к другим дендритам.

Четвертый принцип нейроматики – принцип изменчивости.

И вот на этом месте, точно так же как в описании эволюции нервных систем, можно с чистой совестью ставить точку. Выявленные нами четыре принципа содержат в себе все необходимое, чтобы обеспечить нейрону достижение максимально возможной реализации – а мозгу, в свою очередь, получение от этого нейрона максимально востребованной и качественной информации. Получив возможность изменяться, нейрон фактически становится бессмертным – а значит, рано или поздно достигнет своей высшей цели, полной реализации.

Наш рассказ о жизни простого нейрона оказался со счастливым концом. Иначе и быть не могло – ведь мы вели речь о нейроне, реализовавшем все четыре принципа нейроматики. Реальные нейроны (вспомним эволюцию нервной системы) такой возможности лишены; даже нейроны человека с годами теряют способность к трансформации. Но нескольких детских лет (при соответствующем обучении, конечно) хватает, чтобы сформировать в человеческом мозге нервную систему четвертого поколения. Нервную систему, обладающую разумом.

V. Разумны ли организации?

Теперь пришло время ответить на вопрос, что же такое разум. Начнем со старого анекдота. Чукча пилит сук, на котором сидит. Мимо проходит русский и говорит: что ты делаешь, свалишься же. Чукча пожимает плечами и продолжает пилить. Естественно, падает. Встает, чешет в затылке и говорит: колдун, однако!

Именно так выглядит разум со стороны систем, им не обладающих: как чудесная способность знать будущее. Человек, никогда в жизни не пиливший сук, тем не менее знает, чем закончится такая попытка. В его памяти может не быть ни одного примера подобного падения, однако усвоенная с детства пословица «Не пили сук, на котором сидишь, упадешь» полностью заменяет личный опыт. В отличие от чукчи, русский из анекдота способен воспользоваться чужим опытом. Вот и весь секрет его «магии».

Вы снова разочарованы? Неужели разум – это всего лишь такая мелочь, как использование чужого опыта, да еще в таком примитивном виде, как пословицы и поговорки? Ну что ж, тогда вспомните детство. Вспомните, сколько лет понадобилось вам, чтобы научиться использовать слово «нельзя» по назначению. Сколько тысяч раз, набив очередную шишку или получив удар током, вы слышали от мамы – «ну я же тебе говорила». Вспомните, с какого возраста в разных странах человек считается полностью дееспособным – от 16 до 21 года. Как по-вашему, на что тратятся эти годы?

Использование чужого опыта – не мелочь, а величайшее достижение эволюции живых существ. Многочисленные попытки сформировать разум у животных не привели к успеху: их нервные системы (напомню, третьего поколения) не обладают достаточной гибкостью. У животных формируется память (условные рефлексы), позволяющая выполнять команды – но не формируется разума, позволяющего отдавать их самим себе. В нервной системе животных невозможно сформировать центры, отвечающие за оперирование словами – чужими образами, иногда совпадающими, а иногда прямо противоречащими непосредственно воспринимаемой реальности. Неразумные существа всегда оказываются ограничены личной историей, и всегда проигрывают в конкуренции разумным, способным в случае чего прочитать инструкцию.

Разум – способность принимать решения на основе чужого опыта, выраженного в определенном языке описания реальности.

В 1990-м году в США вышла в свет книга Питера Сенге «Пятая дисциплина», посвященная новейшей концепции в теории управления – теории самообучающейся организации. Сегодня эта книга стала классикой, цитируется едва ли не в каждой статье, посвященной современному менеджменту, и является одним из лучших описаний реальных проблем, с которыми сталкиваются крупные корпорации. Посмотрим, насколько разумны эти корпорации в своем коллективном поведении.

«Мало больших корпораций, живущих столь же долго, как человек. В 1983 году исследователи из Royal Dutch/Shell обнаружили, что треть фирм, попавших в 1970 г. в список Fortune-500, исчезли с рынка. По оценкам Shell, средняя продолжительность жизни крупнейшей промышленной корпорации меньше 40 лет... В большинстве случаев задолго до полного краха бывает полно свидетельств, что фирма в тяжелом положении. На факты, однако, не обращают внимания даже несмотря на то, что отдельные менеджеры знают о положении дел. Организация в целом не в силах осознать наличие угрозы, понять, чем это кончится, и предложить решение» (с. 41).

Не правда ли, очень похоже на предыдущий анекдот? «Свалишься же», буквально кричат многочисленные факты. «Колдун, однако», отвечает на это упавшая фирма. В чем же Сенге видит причину такого «неразумия» корпораций? Для него, профессионального преподавателя менеджмента и управленческого консультанта, причина выглядит как неспособность организации к обучению:

«Если бы высшую математику изобрели сегодня, ни одна из наших корпораций не смогла бы ею овладеть. Мы бы посылали каждого на трехдневные курсы. Затем каждый получал бы три месяца на то, чтобы посмотреть, работают ли «все эти штуки». А когда выяснялось, что они не работают, мы бы начинали пробовать что-нибудь другое»

Это высказывание сотрудницы конструкторского (!) отдела компании Ford Motors Сенге приводит в предисловии ко второму изданию своей книги. Но на самом деле его следовало бы вынести в заголовок. Потому что в этом метком высказывании совершенно явно выражена отличительная особенность любой современной организации: неспособность принимать решения на основе чужого опыта. Перед тем, как использовать «высшую математику», организация проверяет, «сработают ли эти штуки», на собственном опыте. Кто-то сочтет такое поведение необходимой осторожностью; но мы с вами уже знаем, что это самое обыкновенное неразумное поведение.

Попытка самого Сенге преодолеть корпоративную неспособность обучаться с помощью обучения полностью провалились. Книга стала бестселлером, от желающих пройти соответствующие «курсы» отбоя не было, мода на «самообучающие организации» захлестнула всю Америку... и схлынула, подобно всем прочим «революционным» новациям в менеджменте, не оставив после себя ни одной по-настоящему «самообучающейся» организации. Вот характерное признание, приведенное в книге:

«Я по всей стране говорил с людьми об обучающихся организациях и о «метанойе», и реакция была неизменно положительной, - рассказывал Билл О’Брайен из компании Hanover. – Но если такие организации столь популярны, то почему люди не создают их? Думаю, все дело в лидерстве. Люди просто не представляют себе, какого рода настойчивость и целеустремленность нужны, чтобы построить такую организацию».

Не правда ли, похоже на попытку сделать разумной... свою собаку? В присутствии хозяина она все-все понимает, и с радостью выполняет команды. Но как только хозяин (лидер) отходит в сторону, собака с той же радостью принимается уничтожать запасы провизии или обгрызать ручки у кресел.
Современные организации неразумны не потому, что их плохо учат, или же ими неверно руководят. Они неразумны потому, что не обладают достаточно сложной нервной системой. Наши организации – это собаки и обезьяны, но никак не люди.
Охарактеризовать общество в целом ещё сложней, оно состоит из огромного числа неразумных организаций, но надежды на то, что оно разумно, нет. Как показывалось ранее, разум сосредоточен в самой сложной и эволюционно последней структуре. В головном мозге, т.е. элите и верховной власти государства. Для того чтоб обладать «интеллектом» кишечнополостных достаточно СУ-2, «интеллект» собаки уже требует СУ-3 как минимум, для Интеллекта примата нужно СУ-4 как минимум. Взглянув на структурную организацию элиты можно сразу сделать заключение об уровне развития всего социума.
В общем случае уровень элиты всегда выше или равен уровню самых развитых в социуме структур, если это не так, то это не элита, а объект приложения усилий тех, у кого уровень развития выше.
Если рассматривать Россию, то наивысшей точкой её развития была СУ-3, возникшая на волне событий 1991-го года, однако вскоре широкой поступью социум двинулся в архаизацию и к настоящему времени дошел до СУ-2,5.
А что организации, а среди них возникло много структур с СУ-3, самая яркий пример матричного управления, это НК «ЮКОС», а также ещё ряд крупных структур. Не осознавая почему, но эти структуры рвутся к власти, с их точки зрения СУ-2,5 неэффективна и отсталая. Они хотят как лучше, с их точки зрения, при этом входя в жесткий конфликт с широким кругом управленцев из высших эшелонов власти. В этом случае конфликт предопределен и будет развиваться строго в соответствии с правилами СУ, первоначально победа будет за СУ с меньшим номером, а окончательный счёт будет за СУ с большим номером, причём не обязательно это будет та же компания или персоналии. Но тут следует учитывать и то, сколько организаций с СУ-3 находится в социуме с элитой СУ-2,5 и СУ-2. Если количество их не велико, то в этом случае ситуация стабильна, если их значительное количество, то серьёзные подвижки в политике неминуемы. Торговая этика, являющаяся базисом СУ-3, т.к. именно она обуславливает диалог сторон не приемлет авторитарно-феодальную этику систем СУ-2,5 и СУ-2, причём абсолютно не важно в какую политическую обёртку завёрнута эта CУ, будь то фашизм, коммунизм, национал-патриотизм, государственники и др.. Важно только то, что все эти политические бантики базируются не на торговой этике СУ-3, а на феодальной СУ-2.
А сейчас вновь вернёмся к данному ранее определению Разума.
Разум – способность принимать решения на основе чужого опыта, выраженного в определенном языке описания реальности.
А теперь попытаемся понять, что есть когнитивная модель и какого типа они бывают.
В общем виде, когнитивной моделью принято называть некую информацию которая отражает на языке носителя Реальность. Под языком здесь понимается технический интерфейс. Если это бумага, то это символы нанесенные чернилами, если магнитная лента, то перемагниченые домены окиси железа, если глиняная табличка, то канавки выведенные палочкой, в случае живого организма это связи дендритов в коре головного мозга и состояние стека нейронов на удачные комбинации сигналов. И вот тут мы видим принципиальное различие разных носителей. Оно заключается в том, что в одном случае записанная когнитивная модель будет оставаться неизменной, а во втором она может меняться самой средой носителя. Таким образом, когнитивная модель может быть двух типов неоперабельная и операбельная. Если посмотреть на различные типы Систем Управления с точки зрения того, какие у них ОКМ, то увидим следующее.
СУ-1, СУ-1,5 , СУ-2 ОКМ является операбельной, так как целиком находится в среде способной модифицировать ОКМ.
В СУ-3 происходит перенос ОКМ из операбельной среды в неоперабельную, т.е. Закон записывается на среде не способной самостоятельно изменить ОКМ. Парламент является набором операбельных сред (депутатов) который загружает (читает) Закон (Проект) в свою нейронную сеть (мозг) создаёт операбельную КМч которая взаимодействует с КМч других депутатов, после чего обработанная результирующая ОКМ вновь записывается на неоперабельный носитель в виде закона. См. рис. 33. За счёт того, что к операции над ОКМ привлекается большее число людей, то компетенция такой группы см. рис. 23 на стр. 75, будет более полной по всем аспектам проблемы и как следствие управление будет более адекватным, нежели в случае, когда ОКМ оперирует один человек с ограниченным спектром компетенции.


Фактически такое усложнение обработки ОКМ произошло из-за нарастания Сложности окружающей среды, роста числа профессий, увеличения объёма фактических знаний.
К недостаткам такой системы следует отнести невозможность быстрого реагирования, именно поэтому в тактическом плане СУ-3 проигрывает СУ-2, но более сложная организация и более развитая система обработки ОКМ в конечном итоге приводит к победе СУ-3. История 2-ой мировой войны, тому достаточно наглядный пример. Первые успехи вермахта и нацисткой Германии (типичной СУ-2,5) над демократическими странами Западной Европы и СССР (все с некоторыми оговорками СУ-3) в последствии привели СУ-2,5 к краху.
Но вернёмся вновь к тому, что же такое Разум. По данному определению получается, что и СУ-2 и СУ-3 по своему разумны. Но Разум подразумевает возможность осознавать свои интересы как единого целого, а не как интересы индивидов и даже групп. В этом случае получается, что в силу неразвитости компетенции иерарха СУ-2 он не в состоянии осознать все аспекты интересов всего социума. Заявления «Я есть государство» не делают такое государство разумным, т.к. КМч существенно уже, чем ОКМ социума.
В СУ-3 ситуация значительно лучше, так как характеристика компетенции более плоская и могло бы по идее быть разумным, но беда заключается в том, что ОКМ находится на неоперабельном носителе и её изменение возможно только в случае изменения среды и как следствие инициацией к обработке является реакция КМч на неудовлетворительный результат. Т.е. ОКМ только рефлексирует на среду не прогнозируя её развитие. Кроме того, крайне низкая скорость работы СУ-3, и не всегда оптимальная структура группы, работающих над тем или иным аспектом ОКМ, делает СУ-3 неадекватной в условиях стремительно нарастающей Сложности.
Можно ли сделать следующий шаг и сделать организацию Разумной, скажу сразу, можно. Но об этом в другой главе, посвященной целиком СУ-4.
В итоге можно сказать, что Разумом может обладать динамическая среда, способная иметь в себе ОКМ и выполнять самопроизвольные манипуляции с ней, как обусловленные изменением среды, так и произвольные.
Это необходимое, но не достаточное условие возникновения Разума. Тем не менее, оно является фундаментальным.



Глава 3
«Взгляд за окно».

На дворе лето 2005-го года, Россия. В прессе идут обычные споры, «Что делать?» и «Кто виноват?». Кто зовёт в СССР, кто хочет строить национальное государство, кто-то грезит либеральным «раем».
США зависли в точке неопределённости своей финансовой системы, толи доллар рухнет и похоронит мировую экономику, толи рухнет евро и похоронит Евросоюз.
Китай начал потихоньку отпускать юань в свободное плаванье и тоже хочет получить свой кусок пирога от нового мирового передела.
В мире назревает целый букет кризисов, но один из фундаментальных, это кризис демократии.

I. Поколения Демократии.

Так уж повелось, что когда говорим «демократия» большинство понимает под этим некий идеальный хрестоматийный образ, берущий своё начало, чуть ли не с античных времён. Мало кто задумывался о различных типах демократии, но даже задумавшись не пытался оценить их с точки зрения когнитивных моделей. Кроме того, термин «демократия» став собирательным, в России начала 21-го века стал ругательством. Начнём с того, что рассмотрим основные типы демократии.
Исторически первой демократией являлась прямая демократия в древней Греции, которая собственно и дала название Демос - народ (греч.) Кратос - Власть (греч.). Прямая демократия – это власть большинства, осуществляемая на мажоритарных принципах голосования. В основе её лежат референдумы, опросы, одноэтапные выборы. Прямая демократия являлась передовой для своего времени системой власти, но ей присущи некоторые недостатки. Прежде всего, это то, что она работала только в локальных группах ограниченных территориально. А так как продуктивность сельского хозяйства и транспорта в то время была низка, то и плотность населения была низкой, даже в городах. Как следствие этого, прямая демократия могла охватывать только малые группы людей. Как формировалась ОКМ при прямой демократии, разумеется, путём собрания и участия в обсуждении и голосовании носителей КМч. При этом результирующая ОКМ не всегда высекалась в камне в виде законов, зачастую она существовала в нейронной сети людей в виде норм поведения и неписаных правил. Таким образом, при прямой демократии происходит прямое взаимодействие КМч людей и ОКМ этого социума содержится в операбельной среде этого социума. Если вспомнить племена и СУ-1, то аналогия более чем наглядная. То есть прямая демократия, это демократия первого поколения, которая по своей сути является родственной СУ-1.
Раз уж заговорили про поколения демократий, то здесь прервемся и введём обозначение. Обозначать их будем как ПД (Поколения Демократии). Таким образом, прямая демократия это ПД-1.
Возникнув как властный инструмент локальных групп ПД-1 вскоре трансформировалась в ПД-1,5. По сути ПД-1,5 аналогична СУ-1,5, для неё характерны были локальные ОКМ которые в главных принципах стыковались с другими ОКМ. Такая система впервые возникла как союз городов. Выбираемый властный иерарх фактически интегрировал ОКМ отдельных поселений и содержал в своей нейронной сети (мозге) ОКМ всего союза, т.е. ПД-1,5 была операбельна, так же как и ПД-1.
Распространение СУ-2, несмотря на свою антидемократическую суть, не могло остановить развитие Демократии. Уже в Древней Греции и Риме возникла ПД-2. Из истории мы знаем, что помимо императора в Риме правил и сенат. Это была так называемая элитарная демократия. Для неё характерно возникновение узкого слоя профессиональных политиков, которые собственно и взаимодействуют своими КМч формируя при этом ОКМ элиты. В элитной демократии рядовые граждане отстранены от политического процесса их КМч как правило не учитываются и не участвуют в процессе формирования ОКМ социума. Глобальный контур обратной связи в таком социуме реализуется через смену элитной группы. В таком социуме имеется ОКМ социума и ОКМ элиты, если они совпадают, то ситуация стабильная, если они имеют существенную разницу, то начинаются волнения в конечной стадии завершающиеся переворотом и установлением новой элиты, у которой ОКМ более соответствует текущей ОКМ социума. Это происходит в первую очередь из-за того, что члены новой элиты несут в себе КМч сформированную ОКМ социума, и соответственно ОКМ элиты первое время очень близка ОКМ социума.
Однако спустя некоторое время расхождение между ОКМ нарастают и процесс повторяется. Следует заметить, что начиная с ПД-2 ОКМ впервые перешла на неоперабельную среду. Именно законы драконта (драконовские законы) высеченные на камне являются первой кодификацией афинского (аттического) права осуществлённые архонтом Афин Драконтом в 621 году до н.э. По свидетельству Аристотеля, шесть молодых архонтов (фесмотеты - городские чиновники) позднее 683 г. до н. э. были уполномочены гражданами Афин переписать законы. Если это отвечает действительности, то кодекс Драконта, который принято датировать 621 г. до н.э. не был первым записанным сводом афинских законов, но он возможно был первым всеобъемлющим кодексом или переработкой предыдущих законов, которая была вызвана всплеском преступности. Относительно гражданского строя и условий формирования демократической элиты интересны записи Аристотеля.
«Гражданские права были отданы тем, кто мог представить вооружение. Они избирали девять архонтов и казначеев из лиц, имевших не менее десяти мин свободного от долгов имущества, на другие должности, менее важные, из числа тех, кто имел собственное вооружение. Что же касается стратигов и иппархов, они должны были представить незадолжалое имущество не менее, чем в сто мин, и иметь от жены законных сыновей старше десяти лет; за них, до отдачи отчета, должны ручаться пританы, стратиги и иппархи предыдущей смены, взяв четырех поручителей того же податного класса, к которому принадлежат стратиги и иппархи. В совете же заседать должны четыреста один человек, на кого падет жеребий из гражданской общины. В жеребьевке и на эту должность, и на другие принимают участие те, кто старше тридцати лет, и два раза один и тот же человек не должен занимать должности, пока все не пройдут ее; тогда опять сызнова производилась жеребьевка. Если же кто из советников в случае заседания совета либо народного собрания не явится на него, то, если имел он достояние в 5000 медимнов, он платил 3 драхмы, если был всадником — две, а зевгитом — одну. Совет же Ареопагитов был стражем законов и наблюдал за чиновниками, управляют ли они по законам. Всякий обиженный мог вносить жалобу в совет Ареопагитов, указав, против какого закона ему нанесена обида. Долги же, по-прежнему, влекли за собою кабалу, и земля была в руках немногих».*
Что обращает на себя внимание, так это наличие вооружения и собственности, т.е. ценной признавалась КМч только человека обладающего определённым спектром компетенции. Ведь естественно раб или малоимущий не мог иметь развитого спектра компетенции. Для элитарной демократии (ПД-2) был важен имущественный ценз. С точки зрения рациональности, такая тактика была оптимальна на то время. Человек, достигший определённого имущественного положения мог оптимально модифицировать ОКМ, действуя, прежде всего в своих интересах (своей КМч) он, взаимодействуя с другими, вычленял и усиливал совпадающие сегменты, что действовало в интересах всего социума. Вынесение ОКМ ПД-2 на неоперабельные носители сделало возможным формирование системы судов, благодаря неизменяемости и однозначной, в большинстве случаев, трактовке. Именно тогда и зародился институт Права, который, по сути, является институтом фиксации ОКМ на неоперабельной среде и обеспечивает соблюдение членами социума, с отличными КМч, норм ОКМ социума.
Сенат Древнего Рима также был элитарной демократией, сенатором мог фактически стать только состоятельный и образованный гражданин. Отличие элитарной демократии Древнего Рима от греческой заключалось в том, что выбор представителя осуществлялся не на основе жребия (случайной выборки), а на основе публичных выступлений кандидата, что подразумевало либо ораторские качества претендента, либо подкуп им избирателей. Но от этого демократия быть элитарной не переставала.
Возникновение СУ-3 отразилось также и на Демократии. Многие слышали такое название как представительская демократия, именно она сейчас наиболее широко представлена и является по сути ПД-3.
Представительская демократия отличается от элитарной демократии тем, что нет как такового имущественного ценза, а есть интересы групп, выраженные через своих представителей. Группа, как правило, представляет территориальное образование, но современные избирательные технологии массового воздействия, зачастую с помощью манипулирования сознанием избирателей, через СМИ, приводит к тому, что группы эти чаще всего финансовые или политические. Фактически с развитием СМИ становится возможным создание информационных потоков от одного ко многим и как следствие возникает возможность навязывания своей КМч большой группе, которая затем и принимает соответствующее решение. При этом, так как использование СМИ и политтехнологий требует денег, то система в пределе вырождается в элитарную демократию ПД-2, а точнее смешанную ПД-2,5. ПД-3 содержит свою ОКМ исключительно в неоперабельной среде, в операбельной среде нейронной сети находится только та часть, которая отвечает за соблюдение границ очерченных ОКМ социума, т.е. Конституции и Законов, но только в виде общих норм, а не деталей. Таким образом, ОКМ ПД-3 по сути является тоже элитарной, но в круг элиты попадают прежде всего группы осуществляющие формирование состава представителей. Таким образом, территориальное формирование состава представителей, при условии не вмешательства внешних финансовых и политических групп это, по сути, ещё ПД-3, но по мере увеличения влияния внешних консолидированных групп она в пределе вырождается в ПД-2.
В этой связи крайне показательна Россия в 2004-м 2005-м году. В управлении государством произошло смещение в СУ-2,5. То же самое происходит с демократией, то, что назвали «управляемой демократией» с ликвидацией территориальных мажоритарных депутатов и формированием Думы исключительно по партийному принципу, есть ни что иное, как возвращение к элитарной демократии ПД-2.
Но как помним, ПД-2 органически склонна к переворотам и восстаниям, при которых происходит замена элиты, причем, как правило, физически.
Вернемся вновь к ПД-3, характерной особенностью ПД-3 является то, что если она сформирована в соответствии с некими идеальными требованиями, а именно, равномерная территориальная представленность и равномерная представленность по родам деятельности, то у нас получается орган, операций над ОКМ, который наиболее точно соответствует социуму. Подобная попытка была предпринята в СССР. Такой орган как Съезд народных депутатов формировался именно на таких принципах, но вот его решение формировалось и готовилось ЦК КПСС, по сути, элитарной структурой. В этом и была ахиллесова пята СССР, так как за фасадом ПД-3 фактически управляла ПД-2 которая и была неадекватна среде, что и привело к августу 1991 года. Из этого следует, что революция 1991-го по направленности была демократической и направлена против ПД-2 в пользу ПД-3. Межрегиональная депутатская группа фактически и была та структура, состоящая из представителей разных групп как территориальных, так и профессиональных, она, на тот момент времени, наиболее точно отражала ОКМ социума. Именно она и одержала победу в борьбе с ГКЧП (ПД-2).
События октября 1993 года фактически стали контрреволюцией, в которой ПД-2 взяла реванш за поражение в 1991-м. Тут не стоит обращать внимание на персоналии, если они были с ПД-3 в 91-м и с ПД-2 в 93-м говорит лишь о том, что они использовали средства ПД-3 для того чтоб самим стать представителями элиты.
Вообще успешно работающие ПД-3 удалось создать в ряде стран. Это, прежде всего страны северной Европы. В свое время Швецию называли социалистической страной Запада, они, по сути, и были и остаются настоящей социалистической страной. Они на практике реализовали многие из принципов, которые в СССР только декларировались ЦК КПСС.
Но Мир продолжает усложняться, в конце 20-го века планета вступила в Сеть. Если до эпохи Интернета информационные потоки через СМИ были преимущественно однонаправленными и вертикально ориентированными (от элиты к социуму), то с появлением Интернета, поголовной телефонизации, мобильной связи информационные транзакции стали настолько разнообразны и дешевы, что стала возникать новая социальная среда. При этом ОКМ социума начала существенно меняться, а элита продолжала оперировать старыми инструментами, прежде всего СМИ. СМИ оставались и остаются эффективным средством влияния на социум до тех пор, пока есть люди, использующие его как информационный канал, в основном это люди старшего поколения и с низким образовательным уровнем. Люди с высоким интеллектуальным потенциалом всё больше используют Интернет и другие сетевые технологии. В определённых кругах интеллектуалов смотреть телевизор и читать бумажные газеты уже считается дурным тоном. Из бумажных носителей признаются только книги, в остальном же это информация представленная в электронном виде. Власть, использующая ПД-3, а уж тем более ПД-2 всё более отчётливо замечает, что теряет контроль над обществом, она замечает, что оно расслоилось, на тех кто живёт по старинке, но сам, как правило, малоценен в новом мире и тех кто резко ушёл в интеллектуальный отрыв. Причём власть пока может манипулировать всё более истончающейся прослойкой стареющих представителей эпохи фабричных труб. ПД-3 приспособлена управлять обществом индустриальной эпохи*, но не поколением Сети. Это всё предвестник нового кризиса, кризиса демократии.

II. Кризис Демократии.

Вся история Развития, в том числе и человечества, состоит из цепочки кризисов. Кризис это естественный эволюционный процесс. Каждый раз сценарий его один и тот же, система адаптируется под изменившиеся условия, затем условия меняются, иногда постепенно, иногда резко, система становится неадекватна среде, происходит поиск нового решения, система вновь становится адекватна среде и процесс повторяется. Однако тут следует учесть, что на частоту кризисов оказывает прямое влияние скорость изменения среды. Чем выше скорость изменений в среде, тем выше частота кризисов. Бескризисное развитие возможно только в том случае, если система сама будет в состоянии точно предсказывать будущую траекторию развития и менять себя загодя. Т.е. система станет Разумной. До тех пор нам предстоит переживать кризисы. Возможно, уже этот станет последним, и с воцарением ПД-4 мы увидим «Новый Мир». Но о ПД-4 чуть позже, а сейчас рассмотрим механизмы Демократии в части её возможности адекватно обрабатывать ОКМ.
ПД-1 имело одну ОКМ общую для всех членов социума, профессий в то время было не много и возможностей по обработке всей ОКМ одним человеком было достаточно. В это время КМч примерно равнялась ОКМ социума. В условиях прямой демократии несмотря на имущественные ограничения можно говорить о том, что народ управлял социумом, т.к. КМч каждого признанного гражданином принималась к рассмотрению, т.е. это была система истинного народовластия. Следующая ПД-1,5 в принципе тоже была прямой демократией, но при этом из-за возросшей численности мнение каждого гражданина в общей ОКМ союза городов (поселений) интегрировалась, так как общая ОКМ союза была результирующей от взаимодействия ОКМ отдельных поселений.
Первый кризис Демократии произошел при переходе от ПД-1,5 к ПД-2. Если судить по приводившемуся высказыванию Аристотеля, то получается, что напряжение в вопросе того, кого считать элитой в древней Греции решался с помощью случайной выборки и ротацией участников жребия. Для небольших групп с малым числом профессий этот метод был вполне приемлем и поэтому этот кризис был, по-видимому, относительно мягок. Однако уже в древнем Риме с его сенатом всё было гораздо кровопролитней.
Но вернемся к рассмотрению обработки ОКМ в ПД-2.
Для того чтоб понять, как обрабатывается ОКМ, является ключевым понять принципы формирования элиты. Если в Древней Греции это была случайная выборка и КМч усреднено можно считать близкой ОКМ социума, то уже в Древнем Риме стали возникать наследственные династии политиков. Здесь снова следует вспомнить спектр компетентности, если политика становится профессией, то логично было бы предположить, наличие некоего острого пика специализации. Да такой пик был, это как правило были ораторские способности, ведь профессиональному политику надо было с одной стороны заручиться поддержкой плебса, с другой стороны уметь навязать свою КМч или по крайней мере предложить в качестве основы для ОКМ. Именно здесь начинает проявляться интегрирующая функция профессионально политика, для своей успешности он должен говорить то, что от него хотят услышать избиратели, но для этого он в своей КМч должен иметь модели КМч своих избирателей, по крайней мере, в общих чертах. Если он говорит своим избирателям то, что они хотят от него услышать, то значит, он имеет КМч включающую и элементы их КМч. Таким образом, если конкурируют два и более политиков перед аудиторией, то большее количество голосов при всех других равных, наберёт тот, который сможет интегрировать в свою КМч наибольшее количество КМч избирателей, т.е. он позиционирует свою КМч как некую ОКМ группы избирателей. Избиратели оценивают его синтетическую ОКМ, и чем меньше разница её и КМч избирателя, тем большим сторонником он является политика. Отсюда следует, что главной профессией профессионального политика в идеале является изучение КМч своих избирателей и формирование некоей общей ОКМ с последующим взаимодействием ОКМ других политиков. Именно так должна в идеале работать ПД-2, но реальная жизнь вносит существенные коррективы, причина этих корректив в том, что человек может иметь не одну, а много КМч. Точнее она одна, но другие КМч он может использовать как инструмент для реализации своих целей. Т.е. говоря попросту он может лгать. Его КМч включает КМч` для плебса как инструмент для реализации своей КМч отличной от декларируемой. Именно в этот момент родилась политическая коррупция. Политик элитарной демократии всегда решает простенькое уравнение, какую КМч отстаивать свою или плебса КМч`. В том случае, если отстаивание своей КМч не влечёт непосредственной угрозы от плебса, то он будет преследовать свой интерес. Об интересах своих избирателей он будет помнить только в том случае, если постоянно будет существовать угроза за подмену КМч` декларированной плебсу на свою не декларированную КМч. Т.е. ответственность постоянная и непрерывная единственный способ блокировать возможность политической коррупции. Политическая коррупция как инструмент служит, как правило, действующей иерархии власти, так как именно она контролирует финансовые потоки и за счёт этого консервирует своё состояние. Т.е. решая за счёт политической коррупции тактические вопросы, действующая власть не даёт проходить КМч` к взаимодействию, тем самым противоречия в системе социум-элита нарастают. Как следствие этого резкий сдвиг, выражающийся через восстание и резню элиты, которая не отражала интересы своих избирателей.
Совершенно очевидно, что причиной набегания ошибки в ОКМ элиты, относительно ОКМ социума является политическая коррупция. Причина же политической коррупции заключается в том, что действующая власть стремится сохранять свой статус-кво с помощью наименьших усилий. В условиях СУ-2 ПД-2 превращается в комплиментарную ветвь власти, осуществляющую внутреннюю легитимизацию власти. В условиях, когда члены социума не могут за счёт горизонтальных связей верифицировать истинность ОКМ элиты, то власть считается легитимной до тех пор, пока диспропорции между ОКМ элиты и ОКМ социума не достигнут размеров при которых недовольные управлением не начнут спонтанно формировать группы, которые вначале носят сетевую структуру, затем быстро структурируются в иерархию. Возглавляют эту новую иерархию новые претенденты на место элиты. Они становятся лидерами в протестной иерархии потому, что наиболее адекватно интегрируют КМч участников оппозиции. Разрешение ситуации возможно несколькими путями:
происходит переворот, и новая элита сменяет прежнюю при этом ОКМ элиты становится равен ОКМ социума.
прежняя элита уничтожает лидеров оппозиции и меняет свою ОКМ до ОКМ социума.
прежняя элита уничтожает лидеров оппозиции, но не меняет свою ОКМ до ОКМ социума, через короткое время формируется новая элита оппозиции, при этом более радикально настроенная. В конечном итоге всё кончается переворотом с резнёй.
Прежняя элита, не дожидаясь острой фазы, меняет ОКМ элиты до ОКМ социума. При этом, кооптируя оппозиционную элиту в состав действующей элиты.
Из всех этих сценариев видно, что в любом случае ОКМ социума побеждает ОКМ элиты и задача элиты сводится к качественному и своевременному интегрированию ОКМ социума. В тот момент как она начинает сдерживать развитие социума, тогда и подписывает себе приговор. Эффективная тактика элиты заключается в опережающем развитии ОКМ элиты.
Теперь рассмотрим ПД-3 и представительскую демократию в частности. Депутаты представительного органа действуют аналогичным образом при завоевании голосов, но в представительской демократии существует, как правило, и механизм отзыва депутата, если его действия не будут соответствовать интересам избирателей. Т.е. формально в ПД-3 заложен механизм блокирования политической коррупции снизу, однако, как правило, он не работает, что в общем превращает депутата в торгующего КМч как и в ПД-2. Однако есть и существенные отличия. Отличия, прежде всего, заключаются в наличие консолидированных групп имеющих свою ОКМ. Так, например партии, депутатские объединения и фракции являются такими группами имеющими свою ОКМ. В результате этого в ПД-3 взаимодействие идёт не на уровне КМч, а на уровне альтернативных ОКМ. Которые, по сути, являются, в той или иной мере, отражением интегральной суммы КМч обширных групп населения. Собственно политическая коррупция в ПД-3 переходит на уровень групп и политических партий. Но впервые возникает иерархия ОКМ включающая в себя и альтернативные ОКМ. Таким образом, оппозиция в ПД-3 также входит в элиту и в идеальной схеме в случае разбалансировки ОКМ текущей Власти и ОКМ социума, текущей Властью становится одна из оппозиционных групп, чья ОКМ наиболее близка к ОКМ социума. Это всё в идеале, на практике, как и в ПД-2 текущая Власть старается сохранить статус-кво несмотря ни на что, как следствие политическая коррупция. Во второй половине 20-го века с развитием таких СМИ как радио и телевидение появилась ещё одна возможность, это массовое манипулирование КМч избирателей. Специально сгруппированные факты и авторитетные мнения в состоянии оказать существенное влияние на КМч. В результате таких комбинированных мер стало возможно сохранять статус-кво текущей власти на достаточно длительный период, при этом не набегала большая погрешность между ОКМ элиты и ОКМ социума. Известный футуролог Фукуяма поторопился объявить о конце Истории. Но он поторопился, всё только начиналось.
Взломала эту идиллию, Сеть. Конец 20-го века был ознаменован взрывообразным развитием средств коммуникации. Мобильная связь стала общедоступной, Интернет сделал возможным и главное дешевым создание собственных СМИ. Это привело к тому, что множество людей и ранее маргинальных групп получили возможность публиковать свои КМч и ОКМ. Зачастую они сильно отличались от официальной ОКМ элиты, нарастание их числа поставило под вопрос внутреннюю легитимизацию Власти. Кроме того, возникшие горизонтальные связи и дешевизна информационных транзакций привела к возможности формировать ОКМ социума напрямую как в прямой демократии ПД-1. Сформированная таким образом ОКМ как правило очень отличалась от ОКМ элиты. В условиях Сети альтернативная ОКМ стала набирать сторонников, при этом начала формироваться новая элита, сетевая. Сетевая элита по своей сути и организации принципиально отличается от традиционной иерархической элиты. Прежде всего, она отличается тем, что не структурирована и её ОКМ носит распределённый характер, причём она записана как в сетевых неоперабельных носителях, так и в операбельных нейронных сетях широкого и зачастую неопределённого круга читателей.
Всё это признаки надвигающегося очередного кризиса Демократии. Даже такие признанно демократические страны как США стали испытывать проблемы с легитимностью. Прежде всего, это происходит из-за того, что каждая из групп в противоборстве с другой группой использует сетевые методы, но они, используя оружие которое, не понимая как оно работает, сами себе роют яму, причём с энтузиазмом. Выборы 2000-го и 2004-го года в США показали, что у демократии в США тоже есть проблемы легитимности.
Аналогичные ситуации складываются по всему миру, возникают новые сетевые субкультуры и среды, так например «Живой Журнал» (www.livejournal.com) стал не только культурным, но и политическим явлением. Его структура оказалась удобной для формирования новых групп и развития новых ОКМ, инвариантность социума и связность возросли. Произошло то, о чём говорил в середине 80-х годов 20-го века немецкий философ Юрген Хабермас* развитие коммуникаций привело к возникновению нового качества, прежде всего в способе и структуре взаимодействия КМч и ОКМ. Именно коммуникативные среды и форумы как одно из средств привело к возникновению нового качества, когда напрямую и в реальном времени взаимодействуют много КМч и формируют новую ОКМ, причём за счёт большого числа и целевой специализации участников, зачастую эти ОКМ существенно превосходят то, что может предложить текущая Власть. Эти ОКМ публично доступны широкому и не определённому кругу, в результате наблюдается развитие тех ОКМ которые наиболее адекватно отображают реальность, при этом ОКМ элиты начинает существенно им уступать. Традиционные средства противодействия пригодные для иерархической оппозиции ПД-3 абсолютно бесполезны против сетевой демократии, в ней нет лидеров, которых можно ликвидировать или кооптировать, есть ОКМ которая, находясь с одной стороны в операбельной среде, с другой стороны отчуждена от конкретных носителей.
Читатель наверное понял, что речь идёт о Демократии нового типа, а наиболее начитанные даже знают как она называется, да, это делиберативная демократия. ПД-4 является демократией Сети, демократией диалога, демократией прямого взаимодействия КМч большого числа людей, при этом зародившаяся в таком взаимодействии ОКМ находится везде и нигде одновременно. Что же это за новая Демократия идущая на смену ПД-3 в виде представительской демократии?
Но вначале рассмотрим инструменты Власти.

III. Инструменты Власти.

В первой главе уже рассматривались вскользь такие инструменты Власти, как насилие и деньги. Но их на самом деле не два, а три. Третий инструмент Власти Знания, в общем виде адекватная ОКМ. Я с большим удовольствием приведу две цитаты из книги Элвина Тоффлера «Метаморфозы Власти».

ВЫСОКОКАЧЕСТВЕННАЯ ВЛАСТЬ
Самые распространенные предположения, касающиеся власти, по крайней мере в западной культуре, подразумевают, что она — вопрос количества. Но хотя некоторые из нас, это очевидно, обладают меньшей властью, чем другие, этот подход игнорирует то, что сейчас может быть важнейшим фактором из всех, — ее качество.
Власть бывает разного ранга и у некоторых ее видов, несомненно, низкая детонация. В горячих битвах, которые вскоре пронесутся по нашим школам, больницам, деловому миру, профсоюзам и правительствам, те, кто поймет «качество», получат стратегическое преимущество.
Не подлежит сомнению, что насилие — воплощенное в ноже уличного грабителя или ядерной ракете — может дать пугающие результаты. Тень насилия, или силы, запечатленная в законе, стоит за каждым действием правительства, и, в итоге, любое правительство полагается на солдат и полицию в деле придания силы своей воле. Эта вездесущая и необходимая угроза официального насилия в обществе помогает поддерживать систему в рабочем состоянии, обеспечивая рядовые контракты в области бизнеса применением силы или угрозой такового, снижая уровень преступности, создавая механизм для мирного решения разногласий. Парадоксально, но эта завуалированная угроза насилия дает возможность сделать ежедневную жизнь ненасильственной.
Но насилие в целом наталкивается на серьезные препятствия. Прежде всего оно подстрекает нас носить с собой баллончик с «мейсом»* или запускать гонку вооружений, которая увеличивает степень риска для всех. Даже когда оно «срабатывает», насилие порождает сопротивление. Жертвы и уцелевшие ждут первого удобного случая, чтобы нанести ответный удар.
Главная слабость грубой силы кроется в ее абсолютной негибкости. Насилие может быть использовано лишь для наказания. Если быть кратким, оно — низкокачественная власть.
Богатство — более удобный инструмент власти. Сила толстого бумажника значительно многостороннее. Вместо просто запугивания или наказания он может предложить превосходно градуированные награды — выплаты и вознаграждения деньгами или чем-то подобным. Богатство может использоваться как в позитивном, так и в негативном плане. Оно, следовательно, значительно гибче силы. Богатство — власть среднего качества.
Однако самую высококачественную власть дает применение знаний. Актер Шон Коннери в кинофильме, действие которого разворачивается на Кубе в период диктатуры Батисты, играет британского наемника. В одной незабываемой сцене военачальник тирана говорит: «Майор, назовите ваше любимое оружие, и я вам его предоставлю». На что Коннери отвечает: «Мозги».
Власть высокого качества — это не просто возможность дать затрещину. Не просто возможность сделать по-своему, принудить других делать то, что хочется вам, даже если они предпочитают иное. Высококачественная власть предполагает значительно большее. Она предполагает эффективность — достижение цели с минимальными источниками власти. Знания часто могут использоваться для того, чтобы заставить другую сторону полюбить вашу последовательность операций при выполнении действия. Они могут даже убедить человека в том, что он сам придумал эту последовательность.
Следовательно, именно знание — самое многостороннее из трех основных источников управления в обществе — производит то, что высшие военные чины в Пентагоне любят называть «самым главным оружием рядового». Оно может быть применено для наказания, вознаграждения, убеждения и даже изменения. Оно может превратить врага в союзника. Лучше всего то, что, обладая верными знаниями, можно, в первую очередь, обойти нежелательные ситуации, а также избежать излишних трат сил и средств.*
ТРАЕКТОРИЯ ВЛАСТИ
Суть в том, что во время промышленной революции верхние слои общества перестали полагаться, как это было изначально, на низкокачественную власть, даваемую силой, и перешли к власти среднего качества, предоставляемой деньгами.
Деньги не могут дать немедленного результата, как кулак в зубы или пистолет под ребро. Но по причине того, что они могут быть применены и для вознаграждения, и для наказания, деньги — более многогранный, гибкий инструмент власти, особенно когда конечная угроза насилия остается на месте.
Деньги не могли стать основным рычагом управления в обществе раньше, поскольку подавляющее большинство человечества не было частью денежной системы. Крестьяне доиндустриального века сами обеспечивали себя продуктами питания, одеждой и крышей над головой. Но по мере того как заводы заменили фермы, люди перестали сами выращивать себе еду и их выживание стало зависеть от денег. Эта всеобщая зависимость от денежной системы как отличная от самообеспечения трансформировала все властные взаимоотношения.
Насилие, как мы увидели, не исчезло. Но его формы и функция претерпели изменения, поскольку деньги стали главной мотивацией для рабочей силы и основным орудием управления в обществе на три индустриальных столетия.
Именно этим объясняется, почему и социалистическое, и капиталистическое общества «фабричных труб» оказались в большей степени скупыми и стяжательскими, одержимыми деньгами, чем значительно более бедные доиндустриальные культуры. Жадность, без сомнения, уходит в прошлое. Но именно индустриализм вывел деньги на первое место среди инструментов власти.*
Как видно из двух приведенных цитат все три типа инструмента Власти преследуют одну и ту же цель, принудить социум к действиям в рамках ОКМ элиты. Т.е. формализуя, мы приходим к тому, что функция Власти сводится к навязыванию социуму своей ОКМ и принуждению к определённым действиям в рамках этой ОКМ. В общем виде власть кого либо, над кем либо, это навязывание КМч управляющего управляемому. При этом управляющий может использовать три инструмента воздействия на КМч управляемого.
Насилие по отношению к управляемому производит в КМч управляемого изменения, которые будучи учтены, приводят к прекращению насилия. В результате ОКМ управляемого изменяется, в ней появляется сегмент, который фиксирует угрозу насилия в случае не выполнения или выполнения каких либо действий. Причём следует заметить, что один управляемый может передать этот сегмент своей КМч другому управляемому. Демонстративные наказания и демонстративные казни это один из способов массового влияния на КМч управляемых.
Как совершенно очевидно Насилие как инструмент Власти преобладал в эпоху массового распространения СУ-2 и ПД-2. Этот инструмент был наиболее прост и не требовал наличия сложной КМч у управляющего. Нарастание Сложности социума вынудила использовать более сложный инструмент, деньги.
Экономическое принуждение более поздний инструмент воздействия на КМч для изменения её в заданном направлении. Фактически этот инструмент стал доминировать с приходом СУ-3 и ПД-3. Насилие никуда не исчезло, но оно уступило значительную часть своей сферы экономическому принуждению. Экономическое принуждение является своего рода платой за формирование того или иного сегмента КМч побуждающей управляемого к определённым действиям выгодным и отвечающим интересам КМч управляющего. Т.е. в сфере оперирования когнитивными моделями мы видим появление торговой этики, когда принятие определенной КМч оплачивается ресурсами. В этой связи краеугольным камнем управления и навязывания своей КМч является наличие значительных ресурсов пригодных к торговым транзакциям. Наличие большого количества денег, или того, что ими считается, даёт обладателю этого ресурса сразу большие возможности по навязыванию своей КМч и более полному представлению её в ОКМ социума. Вот откуда и выражение «Деньги правят миром». Здесь следует сделать оговорку, что это справедливо для так называемого капиталистического общества, в котором признаётся право на значительные капиталы и частную собственность. В социалистических странах типа СССР механизм был несколько сложней, в нём присутствовали в равной степени все три инструмента власти. Насилие как уголовная статья за тунеядство, экономическое принуждение через заработную плату и систему распределения и имелась значительная часть третьего инструмента в виде идеологии, т.е. Знания. «Кодекс строителя коммунизма» по сути, был инструментом прямого навязывания ОКМ. С этой точки зрения СССР был более передовой социальной структурой, так как в нём использовался внеэкономический и не силовой способ прямого воздействия на КМч. Все эти товарищеские суды, месткомы и другие структуры фактически напрямую воздействовали на КМч без инструментов посредников. Всё ограничивалось прямой передачей символов изменяющих КМч. Собственно именно в этой плоскости лежали принципиальные структурные различия социалистической и капиталистической системы.
Сейчас подойдя вплотную к такому инструменту как Знания, в управлении КМч, вернемся немного назад в первую главу и вспомним, что Знания это то, что человек относит к той части описания внешнего мира, которой он может управлять и прогнозировать поведение. Т.е. Знания всегда находятся в зоне Материя, а не в зоне Информация. В зоне Информация находятся явления и модели не имеющие описания и не позволяющие прогнозировать поведение системы, а следовательно и манипулировать ими. Если есть два человека с разным Знанием, то тот, кто обладает большим, будет в состоянии манипулировать тем, у кого Знание меньшее. Это произойдёт вследствие того, что его КМч более развита. Правда тут следует сделать оговорку, что это справедливо при равных волевых качествах этих людей.
Знание как инструмент Власти, при применении, действует напрямую от одной КМЧ или ОКМ к другой КМч. При этом в качестве посредника используются символы. Это могут быть слова в радиопередаче, это может быть видеоряд в ТВ программе, это могут быть символы на экране монитора. Впервые инструмент «Знание» возник с возникновением речи и напрямую связан с Информацией и коммуникациями. Совершенно естественно, что в то время, когда произошло взрывообразное развитие коммуникаций и средств обработки Информации, роль Знания существенно повысилась. Именно в это время появились такие понятия как «ноу-хау» и знаменитое «Знание-Сила» Фрэнсиса Бэкона. Причём примечательно, что в обществе, в котором Насилие в тот момент преобладает, актуален другой афоризм «Власть вырастает из ствола винтовки» Мао Цзэдуна, ну а уже упоминавшийся афоризм «Миром правят Деньги» относится к другому обществу.
Общество начала 21-го века купается в сетях коммуникации и потоках Информации и это уже приводит к тому, что главенствующей Силой Власти становятся Знания. Нет, разумеется, Деньги и Насилие никуда не делись, но вот доля Знания в общем инструментарии Власти продолжает стремительно нарастать. Однако тут следует сделать оговорку, так как ОКМ элиты в СУ-2 и СУ-3 развивается медленнее чем социума, то складывается интересная ситуация. У элиты есть инструменты Насилие и Деньги, а у социума есть возможность принимать и управление от Знания. Всё это создаёт удивительные предпосылки возникновения сетевой элиты базирующейся на Знании и коммуникациях, которая в один прекрасный момент полностью перехватит управление социумом. Причём отвратить или отсрочить это невозможно, это объективный процесс как восход Солнца.
Может ли элита в этих условиях сохранить себя, да может, но для этого ей надо стать сетевой элитой, изменить принципы формирования управления и нарастить свои Знания. Т.е. если пользоваться определением Льюиса Кэрола, для того чтоб элите остаться на месте, надо бежать изо всех сил. Ни деньги, ни Насилие не спасут её от выбрасывания из элитной ниши, только Знания могут обеспечить определённые гарантии. Причём тут следует отметить не только, а может и не столько иметь возможность оперировать большими массивами фактов, а прежде всего способность к продуцированию новой Информации. Для основной массы элиты из ПД-3 и СУ-3 может быть определено место глии в головном мозге. Сами нейроны не могут функционировать и обеспечивать себя, а вот клетки глии как раз и реализуют, в том числе и эту функцию, кроме этого именно глия отвечает за динамическое регулирование ресурсов в мозге.
Мы стоим на пороге, на пороге «Нового Мира». Сейчас уже совершенно очевидно, что существует СУ-4, ПД-4 и властный инструмент Знания. Сведём все, что нам известно в одну таблицу.
формация
феодализм
капитализм/ социализм
нейросоц
управление
СУ-2
СУ-3
СУ-4
Демократия
ПД-2
ПД-3
ПД-4
инструмент
Насилие
Деньги
Знания
Новая формация, получившая название «нейросоц» была вычислена вначале на кончике пера, но когда стали ясны его параметры, то с удивлением почти все его элементы были обнаружены, в том или ином виде, в обществе начала 21-го века.
Для того чтоб не было споров о происхождении термина нейросоц сразу раскрою его, это слияние двух слов «Нейро» и «Социум». Нейро потому, что в основе лежат принципы, использованные Природой при построении нейронных сетей в которых нет главных нейронов, но в тоже время нет и уравниловки. Ну а «Социум» понятно, почему возник. Что касается самой истории возникновения термина, то в переписке сначала мы использовали термин «Социальный Нейроквад», и те исследования, которые мы вели, я назвал нейросоциоматикой, затем Сергей Щеглов предложил усечь нейросоциоматику до нейросоца. Вот так и появился этот термин, через полтора года он стал широко известен и фактически ассоциируется с СУ-4.
Умному читателю, а не умный и читать эту книгу бы и не стал, не составит труда оценить, в каком положении находится наше общество. Я умышленно это не буду этого делать. Я дал инструмент, а уж выводы пусть каждый делает сам.

IV. Демократия Диалога.

Людей много, и у каждого свои планы. А у территории может быть только одно будущее на всех. Поэтому необходимо согласовывать эти частные планы будущего, искать варианты сложения планов, которые усиливают друг друга (синергия), искать варианты так скомбинировать противоречащие на первый взгляд планы, чтобы они не мешали друг другу. В условиях быстрых изменений согласование планов жителей и предпринимателей путем выдвижения устраивающих людей представителей раз в четыре года или пять лет – это слишком мало.
Поэтому мир начинает переход к делиберативной демократии. Слово «deliberation» по-английски означает, размышление, взвешивание, обдумывание, обсуждение, дискуссию, диалог, рассудительность, осмотрительность. То есть, тщательное коллективное обдумывание. В такое обдумывание вовлекаются по возможности все жители территории, которых касается данный вопрос. Проводятся собрания в кварталах, районах, периодические собрания городских представителей. При этом по разным вопросам интересы жителей и предпринимателей могут представлять разные люди.
Используется скользящее планирование, то есть, имеется план на период (например, на пять лет), но каждый год он пересматривается и корректируется.
Дело в том, что каждый житель что-то знает лучше других. Не нужно (да и невозможно) согласовывать все со всеми. Нужно спрашивать людей о тех аспектах, той стороне планов, которые касаются именно их, и именно они лучше всех смогут дать сигналы о подтверждении (верификации) этого аспекта, или о том, что они отвергают такой вариант (фальсификация). *
Исследователи обществоведы давно заметили такой эффект, когда локально собирается некоторое количество людей и перед ними ставится некая проблема, то проявляется эффект синергии или как ещё называют «мозговой штурм». В работе таких групп важным является, что за счёт множества информационных транзакций между участниками группы формируется ОКМ решаемой проблемы, которая, как правило, полней чем КМч одного человека.
Это происходит из-за взаимодействия разных спектров компетенции, и именно в этих группах рождаются новые Знания, так как вторичные пики двух и более людей могут сложиться и дать всплеск в области, в которой они не являлись первичными специалистами, но вместе смогли найти новое решение. Эти так называемые «фабрики мысли» в настоящее время работают во многих местах, как правило они создаются для решения технических и иных естественнонаучных проблем, но кто сказал, что их нельзя использовать для решения проблем управления социумом. И надо заметить давно используют, ведь по сути Правительство и есть такая команда которая призвана решать эту задачу. Но тут при внимательном взгляде можно увидеть, что при формировании Правительства параметры спектра компетенции, как правило, не берутся в расчёт, в результате чего юристы руководят рыбным хозяйством, а строители экономикой или ещё чем. Причём не редка ситуация когда в правительстве представлены специалисты одной специализации и как следствие их спектр компетенции имеет серьёзные изъяны. В этих условиях качество работы таких коллегиальных органов резко снижается.
Один из возможных вариантов решения этой проблемы был продемонстрирован в бразильском городе Порто-Аллегри. Там на принципах делиберативной демократии построили систему местного самоуправления. И эта система стала прообразом будущего демократического общества. Не случайно, что именно в Порто-Аллегри проходит альтернативный Давосу съезд демократических активистов из разных стран. Выстроенная в городе система уполномоченных иерархических форумов практически полностью изменила облик города как внешне, так и политически.
Ключевым принципом диалоговой (делиберативной) демократии является создание распределённой сетевой ОКМ. В которой каждая ОКМ структурируется исходя из территориального признака. Получается фрактальная структура ОКМ, где несколько младших ОКМ формируют ОКМ среднего уровня, а они в свою очередь ОКМ верхнего уровня. От классических иерархических пирамидальных структур эта отличается принципом текущей легитимности. Под текущей легитимностью понимается то, кому подчиняется и от кого зависит в своей каждодневной деятельности руководитель. В системах ПД-2 и ПД-3 он зависел от вышестоящего, т.е. его легитимность и возможность политической коррупции, в межвыборный период, определялась вышестоящим в элите. В ПД-4 это определяет нижестоящий, в этом случае руководитель просто вынужден служить нижестоящим, т.е. вектор его служения направлен не к элите, а к социуму, что делает его «слугой народа», а не прислужником начальства.
Базовый принцип диалоговой демократии предельно прост, граждане с ограниченного территориального участка общаются между собой и обозначают проблемы подлежащие решению, а также намечают пути их решения. При этом они выбирают из своего состава территориального модератора (координатора) который, по их мнению, обладает всеми необходимыми качествами и его КМч наиболее соответствует ОКМ локальной группы. Затем выбранные на форуме координаторы образуют форум следующего уровня, на котором их КМч взаимодействуют и образуют ОКМ среднего уровня, из своего состава они выбирают нового модератора (координатора) который владеет уже ОКМ среднего уровня. При этом следует обратить внимание на то, что спектр его компетенции будет наиболее широк и оптимален для ОКМ данного уровня. Постоянная динамическая система выборов обеспечивает текущую легитимность в направлении социума. Координаторы среднего уровня уже формируют ОКМ верхнего (городского) уровня и мэром становится координатор, чья КМч наиболее соответствует общей ОКМ города и наиболее интегрально отражает КМч жителей города. Такой подход позволяет создать ОКМ нескольких уровней и многоуровневую элиту, при этом за счёт сегментирования ОКМ, на подобную чешуе структуру, она может лучше учитывать специфику отдельных групп и территориальных зон.
В качестве наглядного примера иллюстрирующего построение местного самоуправления на принципах диалоговой демократии в условиях России предлагаю рассмотреть некий проект «Советы плюс Бюджет». Забегая вперёд, сразу скажу, что в одном из российских городов Северо-запада некоторые принципы, описанные ниже, используются и дали хороший результат.

V. Советы плюс Бюджет.

Основной принцип заключается в дробление управленческой задачи и решения на соответствующие уровни иерархии социума.
Властно-распорядительные полномочия в системе местного самоуправления, на принципах диалоговой демократии, реализуется классически для демократических систем, делегированием снизу вверх. Каждый нижестоящий делегирует полномочия по принятию решения на вышестоящий уровень. При этом система инициации выборов спонтанна и определяется простым большинством нижестоящих желающих реализации демократического права. Таким образом, неэффективные управленческие решения моментально оцениваются нижестоящими и до тех пор, пока не будет найден лучший управленец, для этого уровня, выборы перманентны. Данная система позволяет самым активным и эффективным управленцам подняться по административной иерархии. На каждом уровне будет повышаться компетентность в вопросах организации местного самоуправления. Вместе с тем критерием оценки для нижестоящих качества выбранного руководителя, будет его возможности по привлечению средств для соответствующего уровня, справедливое их распределение и расходование с учётом интересов всех нижестоящих.
Административная иерархия предусматривает наличие в ней аппарата поддержки административных функций, секретари, менеджеры и другие. В обязательном порядке эти элементы имеются городском комитете местного самоуправления и в районных Советах.
Нижестоящие Советы так же в случае необходимости, если обслуживают большие городские конгломераты, могут создавать свои административные структуры, но финансирование их они осуществляют из своих средств. Так, например Совет микрорайона может арендовать комнату или квартиру с компьютером и одним постоянным или несколькими служащими, которые осуществляют непосредственное взаимодействие с разными уровнями по текущим вопросам. Совет квартала может ограничиться одной комнатой, компьютером и принимать граждан в определённое время, не имея постоянного штата. Домовой комитет может принять решение об определении размера компенсации за амортизацию компьютера и ведение счета дома.
Главный принцип административной иерархии, власть делегируется снизу, средства поступают сверху.

Нижней административной единицей самоуправления является управдом (управляющий домом) он избирается старшими подъезда из своего числа, на неограниченный срок и является распорядителем лицевого счета дома. Размер вознаграждения за деятельность определяют нижестоящие, размер вознаграждения публичен и доступен в системе «МИАСС».(Муниципальный Информационно-Административный Сервер Самоуправления)
Следующей в иерархии единицей является «квартальный» который управдомы избирают из своего числа, размер вознаграждения за работу также определяют нижестоящие управдомы.
Управляющий делами микрорайона избирается из состава квартальных, его вознаграждение определяют «квартальные».
Минимэр, он же председатель районного Совета, выбирается из состава префектов и является главным распорядителем района города, размер его вознаграждения определяют префекты.
Минимэры образуют в городской администрации городской комитет (Совет) местного самоуправления, который под руководством Сити-менеджера и мэра осуществляет управление городом, и вырабатывают общегородские программы.










Второй после формирования административной иерархией компонентой является иерархическое формирование бюджетного плана.
Основной принцип при формировании бюджетного плана заключается в том, что жильцы гораздо лучше знают о проблемах микроуровня и могут сформулировать детальную постановку задачи, вплоть до подъезда, лестничной площадки, конкретной ямы и трубы. Это не отменяет привлечение специалистов для оценки капитального ремонта и состояния коммуникаций, но позволяет во многих случаях текущую работу возложить на самих жильцов, тем более они заинтересованная сторона.
Жильцы совместно со старшими подъездов и управдомом формируют план расходов дома, в котором наряду с обязательными пунктами, как оплата тепла, воды, канализации, вывоз мусора и других регулярных работ, предусматривают статьи по ремонту, кровли, подвала, подъездов, лифтов, благоустройство возле дома, жильцы в праве сами определять на какие цели расходовать деньги с лицевого счета дома. Управдом в расходовании средств подотчетен только старшим подъезда и жильцам дома. В бюджетном плане дома на год все расходы ранжируются по их приоритету, так обязательные являются приоритетными, приоритет дополнительных определяют сами жильцы, причём длинна списка не ограничена, исполнение его определяется наполнением городского бюджета.
Сформированный таким образом бюджетный план дома направляется на рассмотрение Совета квартала, на основании представленных домовых бюджетных планов, а так же расходов квартала, формируется бюджетный план квартала. В бюджетном плане квартала предусматриваются расходы на междомовые коммуникации, на ремонт подъездных путей, организации детских площадок и благоустройство. Принцип формирования по приоритетам аналогичен домовому, сначала обязательные расходы, дворники, аварийный ремонт и т.п., далее дополнительные исходя из приоритетов.
Бюджетный план квартала поступает в Совет микрорайона, где формируется объединённый бюджетный план микрорайона. Принцип по приоритетам аналогичен, вначале обязательные, затем дополнительные расходы. Бюджетный план микрорайона дополняется расходами на ремонт и прокладку дорог в микрорайоне, ремонт и строительство систем инфраструктуры микрорайона, трансформаторные подстанции, котельные, коммуникации.
Бюджетный план района города формируемый в районом Совете содержит в себе статьи связанные с инфраструктурой района, включая культурные, образовательные, спортивные учреждения. Расходы на эксплуатацию коммуникаций, подстанций, насосных станций, скважин и других систем жизнеобеспечения района города.
Бюджетный план города формируется исходя из представленных районных бюджетных планов и общегородских проектов, определяемых городским комитетом по местному самоуправлению. К числу таких проектов относится содержание муниципальной милиции, пожарной службы, медицины, организация свалок и мусоросжигательных заводов, крупные инфраструктурные вложения городского масштаба и других проектов определяемых комитетом по местному самоуправлению.
После формирования объединённого городского бюджетного плана, он направляется в бюджетно-финансовый комитет, где переводится в электронную форму и обсчитывается по нормативам. Сформированный таким образом бюджет имеет электронное представление и доступен всем жителям города через систему «МИАСС». На основании плана налоговых и иных поступлений в местный бюджет определяется плановая доходная часть бюджета. Вычтя из Бюджетного плана плановую доходную часть, будет получен размер желательных внешних субвенций. Чем более общая доходная часть приближена к расходной, тем больше проектов и пожеланий жителей можно реализовать.
Возможные пути это увеличение доходов территории и/или увеличение внешних субвенций.
Однако возможна реализация и дефицитного бюджета, просто в этом случае будут реализованы самые насущные и важные проекты.
Бюджетное планирование с помощью компьютерной системы создаёт условия уполномоченной демократии.
Исследователи процессов самоуправления заметили, что при внедрении моделей общественного соучастия в планировании, население сначала испытывает энтузиазм, но затем (через год-два) его участие в разных собраниях и прочих акциях самоуправления начинает падать.
Дело в том, что если мнение дают высказать, но не всегда принимают во внимание, человек перестает участвовать в «бесполезной говорильне».
Тогда был принят вариант «уполномоченного соучастия». Городская администрация бразильского города Порто-Аллегри приняла на себя обязательство планировать бюджет города (каждый год) в строгом соответствии с приоритетами, которые задали жители на своих собраниях.
В результате ситуация изменилась, и процент участвующих в обсуждениях начал увеличиваться год от года. И действительно – на собраниях решались самые жизненные проблемы, что более ценно для жителей того или иного квартала – наладить освещение, сделать газоны или заделать дырки в асфальте.
В процессе этих обсуждений люди научились формулировать свои желания, точнее осознали, что же им в действительности нужно, научились искать взаимоприемлемые варианты. Было сделано немало открытий, как можно скомбинировать ограниченные бюджетные средства с тем, чтобы достичь наибольшего эффекта. *
Выстроенная подобным образом система не сразу начинает работать в заданном режиме. Необходимо время в 1-2 года и поддержка властей, чтобы запустить этот механизм. Но будучи запущенным, он работает автоматически.
В моём доме, когда выбирали управдома, то активность была маленькой, сейчас спустя год, собрания жильцов превратились в конструктивные и заинтересованные собрания, на которых решаются важные вопросы, при этом двор стал ухоженным и более благоустроенным. Т.е. активность граждан напрямую зависит от результативности их активности.







Бюджетное исполнение это поток финансовых средств по иерархии от городского комитета по местному самоуправлению вниз, вплоть до лицевых счетов домов.
Утверждённый бюджет города в электронной форме находится в системе «МИАСС», все жители города, советы всех уровней видят бюджет как кровеносную систему, наложенную на карту города, по которой двумя цветами растекаются обязательные и дополнительные средства. Фактически «МИАСС» отражает текущее движение средств по разным уровням.
Средства движутся следующим образом:
1. Поступившие на счёт городского комитета по местному самоуправления средства разделяются на обязательные и дополнительные по текущему периоду плюс резервный фонд. Причём формирование обязательных расходов приоритетное, размер отчислений в резервный фонд определяет комитет и городской Совет депутатов. Из этих средств также удерживаются деньги на содержание аппарата городского комитета по самоуправлению и

<< Предыдущая

стр. 3
(из 5 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>