<< Предыдущая

стр. 7
(из 8 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

в пространстве. В конце медитации, представляют, что тело Ченрезига вли-
вается в тело больного или умершего человека, и их тела, речь и умы ста-
новятся одним.

Из этих десяти визуализаций, первая, вторая, третья и восьмая особен-
но направленны на то, чтобы позволить нам установитьї1 ши нэйї0; седьмая и
девятая - практиковатьї1 лха тонгї0. Четвертая - для развития преданности;
пятая, шестая и десятая - наиболее непосредственно связаны с сострадани-
ем.
Фаза построения не фиксирована по продолжительности. Ее делают сколь-
ко пожелают. В ходе фазы построения, можно повторить сотню, тысячу, де-
сять тысяч, или болееї1 мантрї0.


Фаза завершения

После того, как повторили подобающее количествої1 мантрї0, переходят в
завершающей фазе, которая начинается с постепенного растворения всех
элементов фазы построения до пустоты:

- Страна Блаженства вливается в существ, визуализируемых в виде Ченре-
зига;
- Эти разные Ченрезиги растворяются, один за другим, и наконец вливают-
ся в нас, имеющих форму Ченрезига;
- Этот последний Ченрезиг растворяется одновременно от головы к сердцу
и от ступней к сердцу, вливаясь вї1 мантруї0;
-ї1 мантраї0 втекает в ХРИ;
- различные элементы ХРИ растворяются один за другим: сперва два кружка
справа вливаются вї1 ачунгї0 внизу слога;
- затем, снизу вверх,ї1 ачунгї0 растворяется вї1 ратагї0;
- ї1ратагї0 в ХА;
- ХА вї1 гигуї0;
-ї1 гигуї0 становитсяї1 тиг лейї0 (маленькой точечкой белого цвета), на верхуш-
ке которой находитсяї1 надаї0 (вроде маленькой искорки);
-ї1 тиг лейї0 растворяется вї1 надаї0;
-ї1 надаї0 становится все более крошечной и исчезает в пустоте. /Те, кто
понимают тибетский язык, знают различные части данного слога. Другие
же могут обратиться к рисунку на следующей странице./

Если вы не располагаете достаточным количеством времени, то вместо
такого последовательного растворения, можно представлять себе, что все
явления фазы построения исчезают сразу в пустоте.
Затем дают уму покоиться в отсутствии визуализации, не привнося в ме-
дитацию концепций таких как: "Пустота ума должно быть это" или "Думаю,
что ум - также и ясность" и тому подобное. Мы просто остаемся бдительны-
ми и не отвлекаемся, не следуя за мыслями, которые возникают, ни стара-
емся остановить их, не принимая и не отвергая, не надеемся и не беспоко-
имся.
Мы медитируем таким образом сколько желаем.


Заключение

После окончания вышеописанной медитации, мы снова думаем, что мы -
Ченрезиги; все существа - так же Ченрезиги; мир - это Страна Блаженства;
все звуки -ї1 мантраї0, и так далее. Но теперь это - только мысль, не визуа-
лизация. Поем:

ДАГ ШЕН ЛУ НАНГ ПАК ПЭЙ КУ
ДРА ТРАК ЙИ ГЭЙ ДРУК ПЕ ЙАНГ
ДРЕН ТОК ЙЕ ШЭЙ ЧЕН ПО ЛОНГ

ї1Мое тело и тела других - это тело Ченрезига,
ї1Все звуки - это мелодия шести слогов,
ї1Ментальная активность находится во владении великой мудрости.

Потом посвящают заслугу от медитации и желают, чтобы она помогла дос-
тичь того же состояния, что и Ченрезиг, с тем, чтобы принести благо ос-
тальным. Поем:

ГЭЙ ВА ДИ ЙИ НЬЮР ДУ ДАГ
ЧЕН РЭЙ ЗИ ВАНГ ДРУП ГЬЮР НЭЙ
ДРО ВА ЧИК КЬЯНГ МА ЛУ ПА
ДЭЙ ЙИ СА ЛА ГУ ПАР ШО

ї1Благодаря этой практике
ї1Пусть я быстро реализую Господа Ченрезига,
ї1И потом установлю в этом состоянии
ї1Всех существ.

Наконец, мы поем короткое пожелание переродится в Стране Блаженства:

ДИ ТАР ГОМ ДЭЙ ГЬИ ПЕ СО НАМ ГЬИ
ДАГ ДАНГ ДАУ ЛА ДРЕЛ ТОК ДРО ВА КЮН
МИ ЦАНГ ЛЮ ДИ БОР ВА ГЬЮР МА ТАК
ДЭЙ ВА ЧЕН ДУ ДЗУ ДЭЙ ГЬЭЙ ВАР ШО
КЬЭЙ МА ТАК ТУ СА ЧУ РАБ ДРУ НЭЙ
ТРУЛ ПЭЙ ЧОК ЧУР ШЕН ДУ ДЖЭЙ ПАР ШО

ї1Благодаря заслуги от этой медитации и декламации
ї1Пусть я и имеющие со мной связь,
ї1Сразу же, как только мы покинем это нечистое тело,
ї1Чудесным образом переродимся в Стране Блаженства.
ї1А потом сразу после такого перерождения, пройдем по десяти ступеням
ї1И через эманации, принесем пользу в десяти направлениях.

На этом заканчивается короткая версия медитации на Ченрезига. Можно
включить сюда любое количество других молитв, но существенные части со-
держатся в короткой практике.
.
ПРАКТИКА В ПОВСЕДНЕВНОЙ ЖИЗНИ

Чтобы практика была законченной, ее не следует ограничивать лишь за-
нятиями медитацией, но и развивать при всех родах деятельности в жизни
на протяжение всего дня, а также и ночи. Мы последовательно разберем
пять аспектов такого продолжения медитации:

- пусть все явления самоосвобождаются,
- пусть шесть групп чувств самоосвобождаются,
- пусть обстоятельства самоосвобождаются,
- практика с использованием сна,
- практика во время еды.


Пусть явления самоосвобождаются

Возникающие явления располагают двумя аспектами:
- внешними явлениями - формы, звуки, запахи и так далее.
- внутренними явлениями - мысли и построения, как результат размышления
и воображения.

Сейчас мы признаем за этим двум типам явлений присущую им реальность.
Мы воспринимаем их как объекты, наделенные действительной реальностью, и
также приписываем это качество субъекту, "я". Такая субъект-объектная
двойственность фиксируется на явлениях, и они оказываются в плену у се-
бя, скованные нашей верой в их реальность.
Как можно освободиться от этих пут? Пусть явления "самоосвобождают-
ся". Это значит не отрицать их, но так же и не утверждаться относительно
их. Явления - просто то, что они есть, вне всякой концепции.
Чтобы суметь принять такую промежуточную позицию, надо понять, как
сказано, что ум - "господин явлений". Когда видимость возникает, и мы
утверждаемся в ее реальности, что значит, что мы убеждаемся в ее дейс-
твительном существовании, то именно ум делает такое утверждение. Если же
мы отвергаем ее реальность, то именно ум делает такое отрицание. Явления
не утверждают ни отрицают себя; лишь ум принимается приписывать им су-
ществование или несуществование. Если же мы теперь взглянем на суть са-
мого ума, то не сможем ничего обнаружить. Мы не способны опознать у него
какой-либо принадлежности; его сущность невыразима, она - пуста.
Когда ум не пребывает в своей сущности, вероятно предположить, что
явления действительно существуют или же что они совершенно лишены су-
ществования. Равно и сущность человека, который утверждает или отрицает
не может быть идентифицируемым объектом, "вещью", которую можно обнару-
жить. Не имея подлинного существования, она - пуста. А потому мы не впа-
даем в этернализм, то есть веру в ум, как индивидуальную сущность, в ре-
альность эго. Это не значит, однако, что есть лишь ничто, всецелое несу-
ществование. В этой самой пустоте возникают все явления и все мысли. А
потому мы не впадаем в крайность нигилизма.
При таком взгляде, свободном от двух крайностей, явления самоосвобож-
даются, становятся свободным выражением пустоты ума. Таково ї2видениеї0 Чен-
резига, Великого Сострадательного.


Пусть шесть групп чувств самоосвобождаются

Наши взаимоотношения с феноменами устанавливаются на основании "шести
групп чувств." Каждая группа состоит из органа чувств, предмета чувств и
сопряженного с ними сознания. Так что мы имеем:
- глаз, форма, зрительное сознание;
- ухо, звук, слуховое сознание;
- нос, запах, обонятельное сознание;
- язык, вкус, вкусовое сознание;
- кожа, осязание, тактильное сознание;
- ум, мысленный предмет, ментальное сознание.

Хотя, в действительности, и нет двойственности между предметами
чувств и сознаниями, которые схватывают их, мы полагаем раздвоение на
субъект и объект. Отсюда производится классификается предметов (форм,
запахов, вкусов и так далее) на хорошие и плохие, приятные и неприятные.
На эту классификацию пересаживаются понятия привязанности и неприязни.
Если не осознают истинной природы такой привязанности и неприязни, шесть
чувственных групп оказываются у себя в плену. Когда же распознают их ис-
тинную природу, они самоосвобождаются. Их явление и освобождение проис-
ходят одновременно.
Когда ум попадает под влияние иллюзии, привязанность нас заставляет,
в результате, полагать, что воспринимаемый предмет в самом деле хорош;
неприязнь принуждает нас полагать, что воспринимаемый предмет действи-
тельно плох. Феномены, однако, не утверждают каких бы то ни было качеств
сами по себе. В сущности, один лишь ум - источник привязанности и непри-
язни, и приписываемых вещам классификаций. Форма, звук, запах, или вкус
не обозначаются как приятные и неприятные. Только ум подливает понятия к
тому, что он воспринимает при помощи чувств, и тем самым творит игру
привязанности и неприязни. Поскольку сам ум пуст и фактически свободен,
привязанность и отвращение столь же пусты и свободны сами по себе. Шесть
чувственных групп, являющихся базисом данного процесса так же пусты и
самоосвобождены. Распознавание сущности шести групп чувств вполне подхо-
дит для того, чтобы обеспечить их самоосвобождение, не прибегая к воз-
действию на них.
Возможность шести чувственным группам самоосвобождаться есть ї2медита-
ї2цияї0 Великого Сострадательного.


Пусть обстоятельства самоосвобождаются

Когда мы сталкиваемся с обстоятельствами, хорошими ли плохими ли, то
таким же образом даем им самораскрыться.
Хорошие обстоятельства - это те, которые доставляют нам радость: ког-
да мы находимся в компании друзей или людей, которых любим, участвуем в
приятной беседе, или выполняем какую-либо деятельность, которая приносит
нам радость. Мы привязываемся к такой радости и придаем ей реальное зна-
чение.
Когда появляется радость, то следует наблюдать за умом, который пере-
живает ее. Он пуст по сути. В этой пустоте, понятия друзей, приятных
слов или звуков и тому подобного не имеют какой бы то ни было реальнос-
ти. Хорошие обстоятельства следовательно пусты. Все, что кажется нам
счастьем, лишено действительного тождества и самоосвобождается в тот же
момент, когда проявляется.
Если же взглянуть иначе, когда мы противостоим неблагоприятным обсто-
ятельствам - находясь в компании людей, которые нас не любят, разговари-
вающих в неприемлемой манере, испытывая боль или мучение, - если мы
рассмотрим сущность ума, который переживает эти страдания, то обнаружим,
что он пуст. В этой пустоте, понятия врагов, неприятных слов, болезни и
так далее не имеют никакой реальности. Все, что видится страданием, ли-
шено настоящей сущности, и самоосвобождается в то же самое время, когда
проявляется.
Счастье и страдание, на деле, - это динамика пустого ума, не имеющего
действительной реальности; А посему нам не надо ни отвергать ни прини-
мать их.
Отпустить обстоятельства самораскрываться в этом ї2действиеї0 Великого
Сострадательного.
Данные первые три аспекта являются распространением практики, которую
нам следует применять на протяжение всего дня.


Практика сна

Практика сна работает с глубоким сном без сновидений с одной стороны,
и со сном со сновидениям, с другой. Первое соответствует ясному свету, а
второе - реальности явлений.
Сперва делают пожелание способности сознавать сны, которые возникают
в уме в течение наступающей ночи.
Потом, для того чтобы подготовится к практике глубокого сна, прежде,
чем отойти ко сну, визуализируют себя в форме Ченрезига. Представляют,
что внутри, во лбу, на уровне и в прогале между бровей, находится ма-
ленькая сфера белого света, на которую направляют свой ум. И таким обра-
зом засыпают. При поддержке визуализации, если мы сумеем заснуть в сос-
тоянии нерассеяния, в отсутствии мыслей, и с умом, пребывающем в пусто-
те, мы закладываем фундамент распознавания ясного света, сначала во вре-
мя глубокого сна, а затем в момент смерти. Ясный свет, говоря более по-
нятно, предполагает, что отсутствие мыслей сопровождается сознанием. И
тем не менее даже если мы никак не добиваемся его, отсутствие мыслей и
медитация на сфере белого света упрощают его возникновение. В частности,
в момент смерти, мы сумеем распознать его в конце процесса проявле-
ния-продолжения-достижения.
Во-вторых, практика сна может совершаться с желанием действительно
сознавать то, что нам снится в ходе самого сновидения. Следует попытать-
ся понять, что картинки сновидения, в то самое время, когда они проявля-
ются, лишены настоящей сущности. Они - всего лишь продукт ума. После
этого надлежит попробовать оставаться в медитации с таким состоянием
осознанности. Аналогичным образом, мы пытаемся распознать отсутствие ре-
альности приятных и неприятных ощущений, отсутствие реальности радости
или страданий, которые мы можем испытывать в течение сна. Следовательно,
происходит самоосвобождение феноменов сна. Эти феномены продолжаются, но
мы больше не обманываемся на их счет, думая, что они реальны.
Если сумеем, мы так же можем визуализировать себя в форме Ченрезига и
повторятьї1 мантруї0 в ходе сновидения. Мы можем делать ту же медитацию и в
ї1бардої0, и окончательно освободить себя от видений "ї1бардо природы самой по
ї1себеї0".
Просыпаясь с утра, если мы можем припомнить сны прошедшей ночи, то не
связываем с ними особого значения. Не считаем красивые сны хорошими или
благоприятными, а неприятные сны плохими или неблагоприятными. Мы просто
напоминаем себе, что сны - всего лишь иллюзорные манифестации ума, сво-
бодные по сути от подобных квалификаций "хороших" или "плохих" снов.
Затем думают, что, в действительности, явления бодрствующего состоя-
ния обладают той же природой, что и видения сна. Феномены, хотя и появ-
ляются, не имеют подлинности настоящего тождества; они пусты. Откуда они
происходят? Они происходят из ума, который сам пуст в сущности. Мы сей-
час говорим о явлениях, как внешних, а уме - внутреннем. Однако, "внеш-
нее" и "внутреннее" суть вводящие в заблуждение различения, которые в
пределе не имеют смысла. Когда явления и ум возникают в чистом знании
пустоты-ясности, то это -ї_ ї.ї2умї0 самого Великого Сострадательного.

<< Предыдущая

стр. 7
(из 8 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>