<< Предыдущая

стр. 13
(из 21 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>


Не вызывает сомнений в том числе и возможность уступки банком права требования о возврате полученной заемщиком суммы кредита с начислением на нее процентов за пользование денежными средствами некредитным организациям. Имевшаяся ранее тенденция в судебно-арбитражной практике признания сделок по уступке банками права требования возврата кредита и уплаты процентов организациям, не являющимися банками или кредитными организациями, была следствием необоснованного применения элементов публично-правового регулирования в сфере частноправовых отношений и, как уже отмечалось, в настоящее время преодолена. Если при рассмотрении соответствующих споров арбитражные суды и признают такие сделки недействительными, то по совершенно иным основаниям, никак не связанным с тем обстоятельством, что цессионарий не является кредитной организацией (этот вопрос даже не рассматривается). Требование банка о возврате суммы кредита и уплате процентов за пользование денежными средствами, вытекающее из кредитного договора, являясь однородным по отношению к любому иному требованию взыскания денежного долга, может быть использовано банком-кредитором или иным лицом, обладающим таким требованием (например, полученным по сделке цессии), для прекращения собственного денежного обязательства перед заемщиком путем зачета встречного однородного требования.

5. Ответственность за нарушение кредитного договора

Содержащиеся в ГК РФ (гл. 42) правила о кредитном договоре с учетом норм о договоре займа, применяемых к кредитному договору в субсидиарном порядке, содержат только одно специальное положение, касающееся ответственности заемщика по договору займа (кредитному договору). Речь идет о п. 1 ст. 811 Кодекса, согласно которому, если иное не предусмотрено законом или договором, в случаях, когда заемщик не возвращает в срок сумму займа, на эту сумму подлежат уплате проценты в размере, предусмотренном п. 1 ст. 395 ГК, со дня, когда она должна была быть возвращена, до дня ее возврата займодавцу независимо от уплаты процентов, предусмотренных п. 1 ст. 809 ГК (т.е. процентов, взимаемых в качестве платы за пользование чужими денежными средствами).
Это положение мы рассмотрим чуть позже, а сейчас необходимо подчеркнуть, что в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения своих обязательств стороны кредитного договора (как заемщик, так и кредитор) могут быть привлечены к ответственности на основании общих положений о гражданско-правовой ответственности за нарушение договорных обязательств. Имеются в виду прежде всего нормы о возложении на должника, не исполнившего или ненадлежаще исполнившего свое обязательство, обязанности возместить кредитору причиненные ему убытки (п. 1 ст. 393 ГК), а в случаях, предусмотренных законом или договором, - уплатить неустойку (ст. ст. 330, 394 ГК).
Указанные законоположения применяются при наличии общих оснований и условий ответственности, которые не нуждаются в специальном комментарии применительно к вопросу об ответственности за нарушение кредитного договора. Заметим только, что и при анализе этой части проблемы ответственности сторон кредитного договора в юридической литературе иногда допускаются определенные неточности. Например, у Д.А. Медведева читаем: "Наряду с уплатой неустойки (процентов) виновная сторона должна полностью возместить другой стороне убытки, вызванные неисполнением или ненадлежащим исполнением договора, если такая форма ответственности не исключена последним" <*>. Н.Н. Захарова, также освещая вопрос об ответственности сторон за нарушение кредитного договора, пишет: "Основанием ответственности является вина (умысел или неосторожность) стороны, которая не исполнила условий договора или исполнила их ненадлежащим образом (п. 1 ст. 401), кроме случаев, когда законом или договором предусмотрены иные основания ответственности... Договором может быть установлено правило, предусматривающее освобождение от ответственности при наличии обстоятельств непреодолимой силы (форс-мажор). Это же правило может быть предусмотрено и в законе. Если договором или законом не установлено это правило, то ответственность наступает и при наличии этих обстоятельств" <**>.
--------------------------------
<*> Медведев Д.А. Указ. соч. С. 505.
<**> Захарова Н.Н. Указ. соч. С. 65.

В приведенных рассуждениях не учитывается, что для банка исполнение вытекающего из кредитного договора обязательства по выдаче кредита во всех случаях связано с осуществлением им предпринимательской деятельности, поэтому ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение такого обязательства никак не может строиться на началах вины (п. 3 ст. 401 ГК). Что же касается заемщика, то его ответственность за нарушение обязательства перед банком по возврату полученной суммы кредита и уплате процентов за пользование денежными средствами наступает при наличии вины лишь в том случае, если исполнение этого обязательства не было связано с осуществлением заемщиком предпринимательской деятельности (п. 1 ст. 401 ГК). Однако, как известно, вопрос о наличии или отсутствии вины должника в неисполнении или ненадлежащем исполнении обязательства может рассматриваться (а должник при отсутствии его вины - освобождаться от ответственности) лишь в том случае, если в результате соответствующих действий (бездействия) должника наступила невозможность исполнения обязательства. Нами неоднократно подчеркивалось ранее: одна из основных особенностей денежного долгового обязательства (каковым является обязательство заемщика по кредитному договору) как раз и состоит в том, что оно всегда возможно к исполнению, поскольку денежные средства (даже при их отсутствии у должника в момент исполнения обязательства) всегда имеются в имущественном обороте. В том же случае, когда должник не исполняет обязательство, несмотря на то что имеет возможность его исполнить, его вина очевидна. В этом смысле с точки зрения гражданского права не имеет значения, имел ли должник намерение причинить кредитору убытки либо просто не проявил необходимую степень заботливости и осмотрительности, диктуемую условиями имущественного оборота, и в результате не принял меры, необходимые для исполнения своего обязательства <*>.
--------------------------------
<*> Подробнее об этом см.: Брагинский М.И., Витрянский В.В. Указ. соч. С. 591 - 614.

Применительно к обязательству заемщика по возврату суммы полученного кредита и уплате процентов за пользование денежными средствами не могут быть восприняты и рассуждения Н.Н. Захаровой о форс-мажорных обстоятельствах как основании освобождения от ответственности за нарушение указанного обязательства. Согласно п. 3 ст. 401 ГК РФ форс-мажорные обстоятельства могут служить основанием освобождения должника от ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства лишь в том случае, если будет доказано, что вследствие непреодолимой силы надлежащее исполнение оказалось невозможным. А как мы отмечали ранее, по денежному долговому обязательству у должника (даже при отсутствии денег в момент его исполнения) всегда наличествует возможность надлежащего исполнения обязательства. Видимо, именно это обстоятельство имел в виду законодатель, исключив из круга форс-мажорных обстоятельств ситуацию, когда у должника по денежному обязательству отсутствуют необходимые денежные средства (п. 3 ст. 401 ГК).
Говоря об ответственности банка-кредитора перед заемщиком за неисполнение либо ненадлежащее исполнение обязательства по предоставлению кредита, некоторые авторы настаивают не только на обязанности банка возместить заемщику причиненные убытки, но и на применении в этом случае ответственности в виде процентов за неправомерное пользование чужими денежными средствами, предусмотренной ст. 395 ГК РФ. Например, Н.И. Соловяненко пишет: "К имущественной ответственности за неисполнение своих обязанностей может быть привлечен и кредитор. В частности, за немотивированный отказ от предоставления кредита, предоставление его в меньшей сумме или с нарушением сроков. Заемщик вправе в соответствии с п. 1 ст. 395 ГК начислять на сумму долга проценты за неисполнение или ненадлежащее исполнение денежного обязательства, а также требовать возмещения убытков в сумме, не покрытой процентами (п. 2 ст. 395 ГК)" <*>.
--------------------------------
<*> Соловяненко Н.И. Указ. соч. С. 512; см. также: Каримуллин Р.И. Указ. соч. С. 49; Ефимова Л.Г. Банковские сделки: право и практика. С. 552.

Как отмечалось ранее, такой подход противоречит правовой природе обязательства по предоставлению кредита (не являющегося долговым денежным обязательством) и не поддерживается судебно-арбитражной практикой (п. 1 Постановления Пленумов ВС и ВАС РФ N 13/14). Поэтому основной формой ответственности, которая может быть возложена на кредитора за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства по предоставлению кредита (естественно, только в том случае, если это не явилось следствием правомерного отказа банка от предоставления кредита по основаниям, предусмотренным п. 1 ст. 821 ГК), следует признать возмещение убытков, причиненных заемщику.
Кроме того, кредитным договором может быть предусмотрена ответственность банка за непредоставление или несвоевременное предоставление кредита заемщику в форме неустойки, что избавляет последнего от необходимости доказывать как факт наличия убытков и их размер, так и причинную связь между нарушением договора со стороны банка и указанными убытками. Вместе с тем, как и в случае с убытками, при правомерном отказе банка от выдачи кредита заемщик лишается возможности привлечь кредитора и к ответственности в форме неустойки: как известно, кредитор не вправе требовать неустойки, если должник не несет ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства (п. 2 ст. 330 ГК). Что касается ответственности заемщика за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства по возврату полученной суммы кредита и уплате процентов за пользование денежными средствами, то помимо традиционных форм гражданско-правовой ответственности - возмещения убытков и уплаты неустойки - он может быть привлечен и к такой форме ответственности, характерной для долговых денежных обязательств, как взыскание процентов за неправомерное пользование чужими денежными средствами (ст. 395 ГК). О возможности применения к заемщику такой ответственности прямо говорится в п. 1 ст. 811 ГК РФ, согласно которому, если иное не предусмотрено законом или договором займа, в случаях, когда заемщик не возвращает в срок сумму займа, на эту сумму подлежат уплате проценты в размере, предусмотренном п. 1 ст. 395 ГК, со дня, когда она должна была быть возвращена, до дня ее возврата займодавцу независимо от уплаты процентов, предусмотренных п. 1 ст. 809 Кодекса.
Размер указанных процентов, взимаемых за неправомерное пользование чужими денежными средствами, определяется существующей в месте жительства кредитора, а если кредитором является юридическое лицо, в месте его нахождения учетной ставкой банковского процента на день исполнения денежного обязательства или его соответствующей части. При взыскании долга в судебном порядке суд может удовлетворить требование кредитора исходя из учетной ставки банковского процента на день предъявления иска или на день вынесения решения. Важно отметить, что названные правила, определяющие размер процентов за пользование чужими денежными средствами, носят диспозитивный характер: договором может быть предусмотрен иной размер процентов или порядок его определения (п. 1 ст. 395 ГК).
Для кредитных договоров весьма характерно установление сторонами помимо процентной ставки за пользование кредитом (в качестве платы за пользование соответствующей денежной суммой) и так называемых повышенных процентов, которые заемщик обязан выплачивать кредитору в случае невозврата кредита в предусмотренный кредитным договором срок.
В юридической литературе можно встретить различные позиции относительно правовой природы повышенных процентов по кредитному договору. Так, Н.Н. Захарова пишет: "При просрочке возврата кредита в договоре определяется, что размер уплачиваемых процентов увеличивается либо устанавливается условие о начислении на сумму кредита текущих санкций в виде пени. Проценты, уплачиваемые заемщиком за пользование кредитом, в том числе и в повышенном размере, по своему характеру являются установленной договором платой за пользование заемными средствами, а не неустойкой" <*>.
--------------------------------
<*> Захарова Н.Н. Указ. соч. С. 34.

Иного мнения придерживается Р.И. Каримуллин, который обращает внимание на то, что за "отсутствием дополнительного соглашения сторон, например о пролонгации действия кредитного договора, невозвращение заемщиком суммы кредита является не чем иным, как просрочкой в исполнении. И кредитование заемщика на тех же условиях о вознаграждении после наступления договорного срока возврата оставило бы без внимания законный интерес банка в получении компенсации за допущенное правонарушение". "Поэтому, - заключает Р.И. Каримуллин, - в случае просрочки в возврате долга заемщик подвергается дополнительным согласованным имущественным обременениям в виде увеличения первоначальной ставки и несет, таким образом, гражданско-правовую ответственность" <*>.
--------------------------------
<*> Каримуллин Р.И. Указ. соч. С. 155.

Л.Г. Ефимова выделяет "пять возможных вариантов решения вопроса о природе повышенных процентов за пользование банковским кредитом", которые можно рассматривать как: 1) "неустойку за нарушение срока возврата кредита"; 2) "вознаграждение за предоставленные клиенту заемные средства, которые он обязан уплачивать после истечения срока возврата кредита"; 3) "разновидность процентов за неисполнение или ненадлежащее исполнение денежного обязательства"; 4) "сложный правовой институт, который состоит из процентов, являющихся вознаграждением за пользование средствами банка, и неустойки за нарушение срока возврата кредита в части, превышающей проценты за пользование кредитом"; 5) "сложный правовой институт, состоящий из платы за пользование заемными денежными средствами и процентов как формы ответственности за неисполнение денежного обязательства в сумме, превышающей эту плату" <*>.
--------------------------------
<*> Ефимова Л.Г. Банковские сделки: право и практика. С. 553 - 554.

Если обратиться к судебно-арбитражной практике, то мы увидим, что проценты, подлежащие начислению на сумму займа (кредита) после истечения срока ее возврата (п. 1 ст. 811 ГК), однозначно квалифицируются в качестве особой меры ответственности, предусмотренной ст. 395 ГК РФ, за просрочку денежного обязательства, а предусмотренные кредитным договором повышенные проценты (в части, превышающей ставку процентов за пользование кредитом) - процентов по той же статье (т.е. особой формой ответственности), размер которых установлен договором. Согласно п. 15 Постановления Пленумов ВС и ВАС РФ N 13/14 проценты, предусмотренные п. 1 ст. 811 ГК РФ, являются мерой гражданско-правовой ответственности. Указанные проценты, взыскиваемые в связи с просрочкой возврата суммы займа, начисляются на эту сумму без учета начисленных на день возврата процентов за пользование заемными средствами, если в обязательных для сторон правилах либо в договоре нет прямой оговорки об ином порядке начисления процентов. В тех случаях, когда в договоре займа либо в кредитном договоре установлено увеличение размера процентов в связи с просрочкой уплаты долга, размер ставки, на которую увеличена плата за пользование займом, следует считать иным размером процентов, установленным договором в соответствии с п. 1 ст. 395 ГК РФ.
Таким образом, используя терминологию, предложенную Л.Г. Ефимовой, можно сказать, что судебно-арбитражная практика, определяя правовую природу повышенных процентов, остановилась на том варианте, согласно которому повышенные проценты квалифицируются "как сложный правовой институт, состоящий из платы за пользование заемными денежными средствами и процентов как формы ответственности за неисполнение денежного обязательства в сумме, превышающей эту плату".
Указанная позиция, выработанная судебно-арбитражной практикой, относительно определения правовой природы повышенных процентов по кредитному договору, а также процентов, предусмотренных п. 1 ст. 811 ГК РФ, получила одобрение в юридической литературе. Так, Л.Г. Ефимова по этому поводу пишет: "Вывод Высшего Арбитражного Суда о правовой природе повышенных процентов представляется правильным. Он основан на правовой природе кредитного договора, который предполагает предоставление заемных средств с целью получения вознаграждения. В случае несвоевременного возврата суммы кредита заемщик продолжает пользоваться заемными средствами, что свидетельствует о фактическом продолжении кредитования. Но за это клиент должен платить вознаграждение. Кроме того, он нарушил обязательство по возврату кредита, за что должен быть привлечен к ответственности" <*>.
--------------------------------
<*> Ефимова Л.Г. Банковские сделки: право и практика. С. 555; см. также: Каримуллин Р.И. Указ. соч. С. 155.

Признание процентов, подлежащих взиманию с заемщика за период после истечения срока возврата кредита, предусмотренных п. 1 ст. 811 ГК РФ (в том числе соответствующей части повышенных процентов), особой формой ответственности за просрочку денежного долгового обязательства породило в судебно-арбитражной практике проблему соотношения названных процентов и договорной неустойки, нередко предусматриваемой сторонами в кредитном договоре в виде пени на случай просрочки исполнения заемщиком обязательства по возврату суммы кредита и уплате процентов за пользование денежными средствами как двух мер ответственности за одно и то же правонарушение.
В период формирования соответствующей судебно-арбитражной практики стало очевидно (об этом свидетельствовали материалы многочисленных судебных дел), что одновременное применение этих двух мер ответственности могло привести ко взысканию в пользу кредитора итоговой суммы, превышающей размер возможных убытков, причиненных ему несвоевременным исполнением обязательства со стороны заемщика, и тем самым являлось средством неосновательного обогащения кредитора. А между тем, как известно, и уплата неустойки (п. 1 ст. 394 ГК), и взимание процентов за пользование чужими денежными средствами (п. 2 ст. 395 ГК) должны носить по отношению к убыткам зачетный характер.
В связи с изложенным в Постановление Пленумов ВС и ВАС РФ N 13/14 было включено разъяснение, согласно которому при наличии в договоре условий о начислении при просрочке возврата долга повышенных процентов, а также неустойки за то же нарушение (за исключением штрафной) кредитор вправе предъявить требование о применении одной из мер ответственности, не доказывая факта и размера убытков, понесенных им при неисполнении денежного обязательства (п. 15).
Заслуживает также внимания содержащееся в том же пункте названного Постановления Пленумов ВС и ВАС РФ N 13/14 разъяснение, в соответствии с которым на сумму несвоевременно уплаченных процентов за пользование заемными средствами, когда они подлежат уплате до срока основной суммы займа, проценты на основании п. 1 ст. 811 ГК РФ не начисляются, если иное прямо не предусмотрено законом или договором.
В дальнейшем Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ при рассмотрении конкретных дел в порядке надзора строго придерживался приведенных разъяснений высших судебных инстанций. В итоге была сформирована та судебно-арбитражная практика по вопросу применения процентов за пользование чужими денежными средствами и иных мер ответственности, предусмотренных кредитным договором, которая существует и в настоящее время. В качестве примера формирования судебно-арбитражной практики по конкретным спорам можно привести два дела, рассмотренных Президиумом Высшего Арбитражного Суда РФ в начале 1999 г.
Коммерческий банк обратился в арбитражный суд с иском к открытому акционерному обществу (далее - заемщик) о взыскании 4166247181 руб. (неденоминированных), в том числе 700 млн. руб. - задолженность по кредиту, 3121272178 руб. - проценты за пользование кредитом, включая повышенные, 344975003 руб. - пени в размере 1% от суммы непогашенной задолженности по процентам.
Решением арбитражного суда иск был удовлетворен на том основании, что факт просрочки возврата кредита и уплаты процентов за пользование им установлен, документально подтвержден и ответчиком не оспорен.
В протесте заместителя Председателя Высшего Арбитражного Суда РФ предлагалось решение отменить и дело направить на новое рассмотрение, поскольку оно принято с нарушением норм законов, по недостаточно исследованным материалам дела и при отсутствии необходимых доказательств.
В соответствии с условиями заключенного между сторонами кредитного договора банк обязался предоставить заемщику кредит в сумме 2 млрд. руб. с уплатой последним ежемесячно не позднее 20-го числа 30% годовых за пользование кредитом до срока его погашения и 60% годовых - при несвоевременном погашении кредита. При несвоевременном погашении процентов договором предусматривалась уплата пеней в размере 1% от суммы непогашенной задолженности за каждый день просрочки платежа.
Дополнительными соглашениями сроки возврата кредита в сумме 1500 млн. руб. были продлены. Процентная ставка за пользование кредитом увеличена до 60% годовых. При несвоевременном погашении кредита была предусмотрена уплата банку удвоенной процентной ставки Центрального банка РФ (ставки рефинансирования). Что касается 500 млн. руб. кредита, то эта сумма была вынесена банком на счет просроченной задолженности.
Суд сделал вывод о частичном погашении кредита лишь на основании расчета истца, какие-либо доказательства этого факта стороны не представили. Ответчик на заседании суда не присутствовал.
По условию договора повышенные проценты взыскиваются за нарушение сроков погашения кредита и, следовательно, в части, превышающей размер процентов за пользование кредитом, по своей сути являются санкциями, в отношении которых может быть применена ст. 333 ГК РФ. Однако суд не рассмотрел этот вопрос.
Из расчета истца следовало, что пени начислялись на задолженность по обычным и повышенным процентам. При таком способе расчета кредитор фактически применил ответственность в виде пени к ответственности в виде повышенных процентов, что противоречит смыслу ст. 395 ГК РФ, устанавливающей уплату процентов только на соответствующую сумму денежных средств, а не на проценты за пользование чужими денежными средствами.
При таких обстоятельствах решение подлежит отмене, а дело - направлению на новое рассмотрение для получения и исследования доказательств по спору, установления подлежащей взысканию суммы долга, процентов, в том числе повышенных, и решения вопроса о возможности снижения санкций в порядке, предусмотренном ст. 333 ГК РФ <*>.
--------------------------------
<*> Вестник ВАС РФ. 1999. N 5. С. 51 - 52.

По другому делу банк (кредитор) обратился с иском к закрытому акционерному обществу (заемщику) о взыскании 1519673299 руб. (неденоминированных) задолженности по кредиту, 201358248 руб. процентов за пользование кредитом, 1670370737 руб. пени, 2591755989 руб. процентов за пользование чужими денежными средствами.
Решением арбитражного суда исковые требования были удовлетворены в полном объеме. В протесте ставился вопрос об отмене судебного решения в части взыскания процентов за пользование чужими денежными средствами в связи с тем, что за это нарушение применена договорная неустойка (пени).
При рассмотрении данного дела в порядке надзора было установлено, что в соответствии с заключенным сторонами кредитным договором банк предоставил заемщику кредит в сумме 300 тыс. дол. США на закупку радиооборудования. К установленному в договоре сроку обязательство заемщика по возврату суммы кредита и уплате процентов в полном объеме не было погашено, в связи с чем кредитор и обратился с иском в арбитражный суд.
За несвоевременный возврат кредита и просрочку уплаты процентов договором была предусмотрена уплата пени в размере 0,25% за каждый день просрочки. В своем постановлении Президиум констатировал, что банк просил взыскать одновременно и договорную неустойку, и проценты, предусмотренные ст. 395 ГК РФ, тогда как он вправе требовать применения только одной из указанных мер ответственности.
Таким образом, довод протеста о неправомерном взыскании судом законных процентов за пользование чужими денежными средствами был признан обоснованным <*>.
--------------------------------
<*> Вестник ВАС РФ. 1999. N 5. С. 52 - 53.

В случаях, когда кредитные договоры содержат определенные дополнительные условия (о возвращении кредита по частям, о целевом использовании суммы кредита, об обеспечении обязательств заемщика), нарушение указанных условий может повлечь за собой для заемщика и иные негативные последствия, не связанные с применением гражданско-правовой ответственности. Подобные нарушения служат основанием возникновения на стороне кредитора права требовать от заемщика досрочного возврата суммы кредита и уплаты всех причитающихся кредитору процентов по кредитному договору.
В юридической литературе предпринимались попытки выделить и иные последствия нарушения сторонами кредитного договора своих обязательств, основанные на общих положениях обязательственного права, однако эти попытки не могут быть признаны убедительными. Так, Р.И. Каримуллин полагает, что в случае неисполнения банком-кредитором обязательства по предоставлению кредита "возможность, которой гипотетически располагает заемщик, - это обращение с кредитной заявкой в другой банк. В соответствии со ст. 397 ГК в случае неисполнения должником своего обязательства оказать услугу кредитор (которым в нашем случае является заемщик) вправе в разумный срок поручить выполнение обязательства третьим лицам за разумную цену, если иное не вытекает из закона, иных правовых актов, договора или существа обязательства, и потребовать от должника возмещения необходимых расходов и иных убытков. В этом случае на отказавшийся кредитовать банк могла бы быть возложена обязанность по возмещению убытков в виде фактически понесенных расходов (разница в процентах по первоначальному и полученному взамен кредиту) и упущенной вследствие неисполнения первым банком выгоды" <*>.
--------------------------------
<*> Каримуллин Р.И. Указ. соч. С. 49 - 50.

Представляется, однако, что содержащиеся в ст. 397 ГК РФ правила о таком последствии неисполнения обязательства, как исполнение обязательства силами самого кредитора либо по его поручению третьим лицом за счет должника, рассчитанные на обязательства по изготовлению и передаче вещи кредитору, а также по выполнению для него работы или оказанию услуги, не могут распространяться на обязательство банка по предоставлению кредита, в содержание которого не входят обязанности банка по изготовлению денежных средств до передачи их заемщику. Данное обязательство также не является обязательством по выполнению работы или оказанию услуги. Существо обязательства банка состоит в передаче заемщику суммы кредита (наличных денег или безналичных денежных средств) с условием ее возврата и выплаты вознаграждения.
Другое дело, что в описанной Р.И. Каримуллиным ситуации, когда заемщик, не получив кредита, как это предусматривалось кредитным договором, вынужден заключить кредитный договор с иным банком на худших условиях (скажем, для оплаты товаров, закупленных по контракту с расчетом на получение кредита по первому кредитному договору) и вправе потребовать от банка-кредитора по первому кредитному договору возмещения убытков, причиненных неисполнением обязательства по выдаче кредита, которые могут включать в свой состав и дополнительные расходы, понесенные заемщиком в связи с необходимостью заключить новый кредитный договор с иным банком (в том числе и разницу в процентах по первоначальному и заменяющему его кредитным договорам). Однако право заемщика на предъявление такого требования к банку, нарушившему обязательство по кредитному договору, основано не на правилах ст. 397 ГК РФ, а на общих положениях об ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств (ст. ст. 15, 393 ГК).
Разрабатывая ту же проблему, Н.Н. Захарова пишет: "По-новому в Гражданском кодексе решен вопрос о соотношении обязанности должника нести ответственность за нарушение своих обязательств и его же обязанности исполнить это обязательство в натуре. Такая ситуация может возникнуть, когда заемщик не возвратил полученный кредит, но уплатил за это нарушение пени и возместил убытки. Возникает вопрос: до каких пор можно начислять пени в связи с невозвратом кредита? Может ли кредитор предъявлять свои требования второй, третий, четвертый раз? Ведь для кредитора важно получить обратно свои деньги. В данном случае следует применять нормы, закрепленные в статье 396 Гражданского кодекса Российской Федерации, которые ограничивают сферу применения принципа исполнения обязательства в натуре (принцип реального исполнения), если иное не предусмотрено законом или договором..." <*>.
--------------------------------
<*> Захарова Н.Н. Указ. соч. С. 63.

Как известно, смысл правил ст. 396 ГК РФ состоит в том, что они дифференцируют последствия применения ответственности (возмещения убытков и уплаты неустойки) с точки зрения влияния на судьбу нарушенного обязательства в зависимости от того, в чем состояло это нарушение: при ненадлежащем исполнении обязательства уплата неустойки и возмещение убытков не освобождает должника от исполнения обязательства в натуре; в случае же неисполнения обязательства применение указанных форм ответственности освобождает должника от исполнения обязательства в натуре. При этом правила носят диспозитивный характер и применяются, если иное не предусмотрено законом или договором. Исполнение обязательства в натуре, о котором идет речь в ст. 396 ГК, означает, что должник должен совершить именно те действия, которые составляют предмет обязательства, и эта обязанность не может быть компенсирована (прекращена) уплатой денежной суммы (чем по сути и являются возмещение убытков и уплата неустойки). Поэтому по отношению к денежному долговому обязательству, каковым является обязательство заемщика по возврату полученной суммы кредита и уплате процентов за пользование денежными средствами, применение правил об исполнении обязательства в натуре лишено всякого практического смысла: сумма полученного кредита с соответствующими процентами в качестве вознаграждения банка-кредитора должна быть взыскана с заемщика в любом случае либо в качестве денежного долга (задолженности по кредиту), либо в составе убытков, причиненных кредитору в результате неисполнения (или ненадлежащего исполнения) должником своего обязательства. Что же касается реальных последствий нарушения заемщиком отдельных дополнительных условий кредитного договора, не являющихся ответственностью за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства (ст. ст. 813, 814, 821 ГК), то все они могут быть квалифицированы как последствия расторжения кредитного договора путем одностороннего отказа кредитора от договора и поэтому будут рассмотрены в рамках темы о прекращении кредитного договора.

6. Прекращение кредитного договора

Расторжение (изменение) кредитного договора

Кредитный договор может быть прекращен его сторонами (одной из сторон) путем его расторжения способом, по основаниям и в порядке, предусмотренным общими положениями договорного права применительно ко всякому гражданско-правовому договору, но с учетом специальных правил (гл. 42 ГК), регулирующих особенности расторжения именно кредитного договора.
Ключевой категорией темы расторжения (изменения) кредитного договора (как и всякого иного гражданско-правового договора) является способ расторжения (изменения) договора. Именно в зависимости от применяемого сторонами способа расторжения (изменения) договора в соответствии с ГК РФ (гл. 29) определяются основания и порядок расторжения (изменения) договора <*>.
--------------------------------
<*> Далее мы будем говорить о расторжении кредитного договора, имея в виду, что и изменение этого договора производится в аналогичном порядке.

Основным способом расторжения договора является его расторжение по соглашению сторон (п. 1 ст. 450 ГК). При использовании сторонами этого способа расторжения кредитного договора обстоятельства, которые для сторон послужили основанием заключения соответствующего соглашения, не имеют правового значения для оценки законности самого соглашения о расторжении договора (это сфера свободного усмотрения сторон), но при определенных условиях (скажем, если основанием расторжения договора по соглашению сторон явилось существенное нарушение договора со стороны одного из контрагентов) основания расторжения договора могут предопределить последствия прекращения договора (например, обязанность возместить убытки добросовестной стороне).
Регламентация порядка расторжения договора по соглашению сторон ограничивается действием правила о том, что соответствующее соглашение сторон должно быть совершено в той же форме, что и договор, если из закона, иных правовых актов, договора или обычаев делового оборота не вытекает иного. В связи с этим применительно к кредитному договору можно сделать вывод, что соглашение о его расторжении должно быть облечено в простую письменную форму (ст. 820 ГК).
Таким образом, кредитный договор может быть расторгнут по соглашению сторон в любой момент по их усмотрению без каких-либо ограничений. По этому поводу М.И. Брагинский пишет: "Наделение сторон столь широкой возможностью определять судьбу договора составляет одно из прямых выражений договорной свободы: те, кто обладает правом по собственной воле заключать договор, должны быть в принципе столь же свободны в вопросах о его расторжении или изменении отдельных договорных условий" <*>.
--------------------------------
<*> Брагинский М.И., Витрянский В.В. Указ. соч. С. 348.

Другой способ расторжения кредитного договора (как и всякого иного договора) состоит в том, что он может быть расторгнут по требованию одной из сторон (п. 2 ст. 450 ГК) (в нашем случае - кредитора или заемщика). При применении этого способа расторжения договора решающее значение приобретает оценка обстоятельств, послуживших основанием для предъявления требования о расторжении договора. Общим основанием для применения добросовестной стороной данного способа расторжения договора служат допущенные контрагентом нарушения условий договора, которые могут быть квалифицированы как существенные нарушения, т.е. нарушения, которые влекут для контрагента такой ущерб, что он в значительной степени лишается того, на что был вправе рассчитывать при заключении договора.
Кроме того, договор может быть также расторгнут по требованию одной из сторон в случаях, предусмотренных ГК РФ, другими законами или договором (п. 2 ст. 450 ГК). В связи с этим специальные правила о кредитном договоре, а также о договоре займа (применяемые к кредитному договору) предусматривают три специальных основания его расторжения по требованию кредитора, которые объединяет то обстоятельство, что все они связаны с нарушением заемщиком отдельных дополнительных условий кредитного договора.
Во-первых, основанием для расторжения по требованию кредитора кредитного договора, предусматривающего обязанность заемщика по предоставлению обеспечения исполнения своего обязательства по возврату полученной суммы кредита и уплате процентов за пользование денежными средствами, могут служить невыполнение заемщиком этой обязанности, а в случае ее выполнения - также утрата предоставленного обеспечения или ухудшение его условий по обстоятельствам, за которые кредитор не несет ответственность (ст. 813 ГК).
Во-вторых, основанием для расторжения по требованию кредитора кредитного договора, заключенного с условием использования заемщиком полученных средств на определенные цели (целевой кредит), признаются нарушение заемщиком обязанности по обеспечению возможности для кредитора осуществлять контроль за целевым использованием суммы займа, а также невыполнение заемщиком условия кредитного договора о целевом использовании суммы кредита (ст. 814, п. 3 ст. 821 ГК).
В-третьих, основанием для расторжения по требованию кредитора кредитного договора, содержащего условие об обязанности заемщика возвращать сумму кредита по частям, может явиться нарушение заемщиком срока, установленного для возврата очередной части кредита (п. 2 ст. 811 ГК).
Кредитным договором могут быть предусмотрены и иные основания для его расторжения как по требованию кредитора, так и по требованию заемщика.
При применении такого способа, как расторжение договора по требованию одной из сторон, договор расторгается в судебном порядке, обязательным условием которого является соблюдение заинтересованной стороной, обращающейся с соответствующим иском в суд, специальной досудебной процедуры урегулирования спора непосредственно между сторонами договора. Суть указанной процедуры состоит в том, что заинтересованная сторона до обращения в суд должна направить другой стороне свое предложение или расторгнуть договор. Иск о расторжении договора может быть предъявлен в суд только при соблюдении одного из двух условий: либо получение отказа другой стороны на предложение о расторжении договора, либо неполучение ответа на соответствующее предложение в 30-дневный срок, если иной срок не предусмотрен законом, договором или не содержался в предложении изменить или расторгнуть договор (п. 2 ст. 452 ГК). При нарушении установленного порядка досудебного урегулирования спора суд должен возвратить исковое заявление о расторжении договора без рассмотрения.
Третий способ расторжения договора заключается в том, что одна из сторон реализует свое право, предусмотренное законом или договором, на односторонний отказ от договора (от исполнения договора). Односторонний отказ от договора возможен только в тех случаях, когда это прямо допускается законом или соглашением сторон (п. 3 ст. 450 ГК). Требование к порядку расторжения договора при названном способе его прекращения состоит в том, что при расторжении договора путем одностороннего отказа одной из сторон от договора необходимо обязательное письменное уведомление об этом контрагента по договору. Указанное требование должно признаваться соблюденным в случае доведения соответствующего уведомления до другой стороны договора посредством почтовой, телеграфной, телетайпной, телефонной, электронной или иной связи, позволяющей установить, что документ исходит от стороны, отказавшейся от договора (от исполнения договора). Что касается оснований расторжения договора при таком способе его прекращения, как односторонний отказ от договора, то реализация управомоченным контрагентом своего права на односторонний отказ от договора в соответствии с требованиями закона или с условиями договора может быть поставлена в зависимость от наступления соответствующих обстоятельств (оснований для отказа от договора) либо вовсе не зависеть от каких-либо обстоятельств.
В кредитном договоре обеим его сторонам (и кредитору, и заемщику) предоставлено право одностороннего отказа от договора, однако если право кредитора оговаривается необходимостью наличия определенных обстоятельств, при которых оно только и может быть реализовано, то право заемщика на отказ от кредитного договора не обусловлено какими-либо обстоятельствами, которые могли бы служить основанием для одностороннего расторжения договора.
В соответствии с п. 1 ст. 821 ГК РФ кредитор вправе отказаться от предоставления заемщику предусмотренного кредитным договором кредита полностью или частично при наличии обстоятельств, очевидно свидетельствующих о том, что предоставленная заемщику сумма не будет возвращена в срок.
Комментируя данное законоположение, российские авторы под обстоятельствами, служащими основанием для отказа кредитора от предоставления кредита (т.е. одностороннего расторжения кредитного договора), обычно понимают неплатежеспособность заемщика или внезапное ухудшение его финансового состояния. Например, Е.А. Суханов пишет: "Таким обстоятельством может, в частности, явиться обнаружившаяся неплатежеспособность заемщика или ее существенное понижение, например при уменьшении хозяйственным обществом - заемщиком размера своего уставного капитала. Очевидно, что данное правило служит защите интересов кредитора" <*>. По мнению Н.И. Соловяненко, к числу обстоятельств, очевидно свидетельствующих о том, что предоставленная заемщику сумма не будет возвращена в срок, "в первую очередь относятся экономические и правовые факторы, вызывающие сомнение в кредитоспособности заемщика (несостоятельность должника, привлечение его к ответственности и т.п.)" <**>.
--------------------------------
<*> Суханов Е.А. Указ. соч. С. 226.
<**> Соловяненко Н.И. Указ. соч. С. 515.

Л.Г. Ефимова, анализируя основания для отказа банка от кредитного договора, предусмотренные п. 1 ст. 821 ГК РФ, приходит к выводу о необходимости возложения на заемщика дополнительной обязанности по обеспечению контроля со стороны банка за своим финансовым состоянием. "Указанные обстоятельства, - пишет Л.Г. Ефимова, - могут наступить при серьезном ухудшении финансово-хозяйственного состояния заемщика, когда он не сможет исполнить свою договорную обязанность. Чтобы воспользоваться своим правом на отказ от предоставления кредита, банк должен иметь возможность контролировать финансово-хозяйственную деятельность заемщика. Следовательно, в кредитном договоре должна быть предусмотрена обязанность заемщика не уклоняться от банковского контроля". Такой контроль со стороны кредитора, по ее мнению, "касается не только целевого использования и обеспеченности полученных заемщиком средств, но и общего состояния его делового предприятия" <*>.
--------------------------------
<*> Ефимова Л.Г. Банковские сделки: право и практика. С. 552.

В юридической литературе можно встретить и иное мнение, согласно которому банку для отказа от кредитного договора достаточно лишь сослаться на соответствующие обстоятельства, ничего никому не доказывая, что вообще-то делает бессмысленным какой-либо банковский контроль за состоянием заемщика. Так, Н.Ю. Рассказова пишет: "Чтобы обосновать свое право на отказ от исполнения договорной обязанности, банк должен доказать только наличие обстоятельств, которые, ПО ЕГО МНЕНИЮ (выделено нами. - В.В.), очевидно повлекут для заемщика невозможность вернуть кредит в срок. Тот факт, что кредит не будет возвращен, не подлежит доказыванию. Поскольку в судебной практике термины "очевидный" и "общеизвестный" рассматриваются как синонимы, постольку признание судом очевидности факта влечет те же последствия, что и признание его общеизвестным: участники процесса освобождаются от доказывания факта со ссылкой на ст. 61 ГПК" <*>. При таком подходе вполне "очевидна" подмена материально-правовой проблемы вопросами процессуального законодательства. В рамках судебного процесса "очевидность" для банка того обстоятельства, что кредит не будет возвращен заемщиком в срок, отнюдь не означает, что данное обстоятельство настолько же очевидно для заемщика или для суда и поэтому оно подлежит доказыванию заинтересованной стороной, т.е. банком-кредитором. И только суд может признать соответствующее обстоятельство (например, неплатежеспособность заемщика в силу признания его банкротом) очевидным и не требующим доказывания.
--------------------------------
<*> Рассказова Н.Ю. Указ. соч. С. 549.

Наиболее полное исследование обстоятельств, которые могут служить основанием отказа кредитора от предоставления кредита (а стало быть, и отказа в целом от кредитного договора), можно обнаружить в работе Р.И. Каримуллина, который приводит целый примерный перечень тех обстоятельств, которые при определенных условиях могут быть признаны очевидно свидетельствующими о том, что предоставленная заемщиком сумма не будет возвращена в срок. В этот перечень, по мнению Р.И. Каримуллина, входят такие обстоятельства, как: принятие учредителями решения о реорганизации заемщика - юридического лица; уменьшение уставного капитала заемщика; перевод долга при продаже или аренде предприятия, куда входит и задолженность, вытекающая из кредитного договора; возбуждение процедуры признания заемщика несостоятельным; падение цен на акции заемщика; персональное изменение органов управления заемщика; уход крупных акционеров из состава учредителей (участников) заемщика; возбуждение исполнительного производства в отношении заемщика и др. <*>. Можно согласиться и с общим выводом Р.И. Каримуллина, который утверждает: "Перечисленные события могут свидетельствовать о существенном увеличении того риска банка, исходя из которого стороны определили условия кредитного договора. Но изменился ли риск настолько, что позволяет кредитору рассматривать данные факторы как очевидно угрожающие возврату кредита и отказаться от исполнения договора, в каждом конкретном случае следует оценивать отдельно" <**>. Что касается права заемщика на односторонний отказ от кредитного договора (или, как сказано в п. 2 ст. 821 ГК РФ, на отказ от получения кредита полностью или частично), то реализация заемщиком этого способа расторжения договора ничем не обусловлена, за исключением того обстоятельства, что такой отказ может быть заявлен до установленного договором срока предоставления кредита и с обязательным уведомлением об этом кредитора (такое уведомление должно быть получено кредитором до соответствующего срока предоставления кредита).
--------------------------------
<*> См.: Каримуллин Р.И. Указ. соч. С. 37 - 42.
<**> Каримуллин Р.И. Указ. соч. С. 38.

Обращает на себя внимание то, что названное законоположение (п. 2 ст. 821 ГК), наделяющее заемщика правом одностороннего отказа от кредитного договора (в отличие от императивного правила об аналогичном праве кредитора), представляет собой диспозитивную норму и, следовательно, действует только в том случае, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или кредитным договором. В связи с изложенным вывод о том, что: "по общему правилу ГК РФ признает за заемщиком право отказаться от получения кредита. Исключение должно быть специально предусмотрено законодательством или договором" <*>, - выглядит чисто формальным. Имея в виду реальную практику заключения кредитных договоров, когда выступающему в роли просителя заемщику предлагается подписать разработанный банком-кредитором трафаретный бланк кредитного договора, гораздо в большей степени соответствовал бы действительности вывод о том, что заемщик может легко потерять предоставленное ему ГК РФ право на односторонний отказ от кредитного договора. Например, Е.А. Павлодский, комментируя норму п. 2 ст. 821 ГК, совершенно обоснованно делает акцент на том, что кредитный договор "может предусматривать запрещение отказа заемщика от кредита либо обязанность заемщика возместить кредитору убытки, вызванные односторонним расторжением кредитного договора" <**>.
--------------------------------
<*> Ефимова Л.Г. Банковские сделки: право и практика. С. 536 - 537.
<**> Павлодский Е.А. Указ. соч. С. 16.

Говоря о последствиях расторжения кредитного договора, нельзя ограничиваться ссылкой на общие положения ГК РФ о последствиях расторжения всякого гражданско-правового договора (ст. 453), как это делает, например, Н.Н. Захарова, которая пишет: "Стороны не вправе требовать возвращения того, что было исполнено ими по обязательству до момента изменения или расторжения договора, если иное не установлено законом или соглашением сторон. Если основанием для изменения или расторжения договора послужило существенное нарушение договора одной из сторон, другая сторона вправе требовать возмещения убытков, причиненных изменением или расторжением договора" <*>. При таком подходе может возникнуть ошибочное мнение о том, что при расторжении кредитного договора, исполненного банком, по соглашению сторон кредитор теряет право требовать от заемщика денежную сумму, полученную последним в качестве кредита, поскольку указанная сумма и представляет собой то, "что было исполнено по обязательству до момента расторжения договора".
--------------------------------
<*> Захарова Н.Н. Указ. соч. С. 60.

Последствия расторжения всякого гражданско-правового договора состоят в том, что, во-первых, прекращаются обязательства, возникшие из этого договора; во-вторых, определяется судьба исполненного по договору до момента его расторжения; в-третьих, решается вопрос об ответственности стороны, допустившей существенное нарушение договора, которое послужило основанием его расторжения.
В случае расторжения договора обязательства, из него возникшие, прекращаются, если же речь идет об изменении договора, то обязательства сторон сохраняются в измененном виде (п. п. 1 и 2 ст. 453 ГК), что может означать как их изменение, так и частичное прекращение. Момент, с которого обязательства считаются прекращенными (измененными), зависит от того, каким способом расторгнут (изменен) договор: по соглашению сторон; по требованию одной из сторон в судебном порядке; вследствие одностороннего отказа от исполнения договора в случаях, предусмотренных законом или договором.
В первом случае обязательства считаются прекращенными (измененными) с момента заключения соответствующего соглашения сторон. В свою очередь этот момент должен определяться по правилам, установленным в отношении момента заключения договора (ст. 433 ГК). В случае, когда расторжение (изменение) договора производится по решению суда, действует императивное правило о том, что обязательства считаются прекращенными (измененными) с момента вступления решения суда в законную силу. Если же договор был расторгнут (изменен) вследствие отказа одной из сторон от договора (от исполнения договора), обязательства, возникшие из такого договора, считаются прекращенными (измененными) с момента получения контрагентом уведомления об отказе от договора. Что касается судьбы исполненного по договору, то стороны по общему правилу действительно лишены права требовать возвращения того, что было ими исполнено до изменения или расторжения договора. Однако соответствующая норма (п. 4 ст. 453 ГК) носит диспозитивный характер: законом или соглашением сторон судьба исполненного по обязательствам может быть решена по-иному.
В связи с этим нельзя не обратить внимание на то, что специальные правила о расторжении кредитного договора путем одностороннего отказа кредитора от договора в случаях нарушения заемщиком его условий по обеспечению исполнения своего обязательства, по целевому использованию суммы кредита, а также возвращению полученной суммы кредита по частям (п. 2 ст. 811, ст. ст. 813, 814, п. 3 ст. 821 ГК) предусматривают и особые последствия расторжения кредитного договора, которые выражаются в том, что кредитор в этих случаях вправе потребовать от заемщика досрочный возврат суммы кредита и уплату причитающихся процентов. Причем соответствующие правила толкуются в судебно-арбитражной практике таким образом, что заемщик обязан уплатить кредитору проценты не за фактический период пользования суммой кредита (до момента ее досрочного возврата), а за весь срок, на который выдавался кредит по условиям кредитного договора. На этот счет имеется разъяснение высших судебных инстанций. В соответствии с п. 16 Постановления Пленумов ВС и ВАС РФ N 13/14 в случаях, когда на основании п. 2 ст. 811, ст. ст. 813 и 814 ГК РФ займодавец вправе потребовать досрочный возврат суммы займа или его части вместе с причитающимися процентами, проценты в установленном договором размере могут быть взысканы по требованию займодавца до дня, когда сумма займа в соответствии с договором должна была быть возвращена.
В иных случаях расторжения кредитного договора, когда ни законом, ни самим договором не предусмотрены какие-либо последствия расторжения договора, полученная заемщиком и не возвращенная им кредитору к моменту расторжения договора сумма кредита с процентами (теперь в размере ставки рефинансирования Банка России) все же должна быть возвращена кредитору. Но не по общим положениям о последствиях расторжения гражданско-правового договора (напротив, п. 4 ст. 453 ГК как будто препятствует этому), а по правилам о неосновательном денежном обогащении (п. 2 ст. 1107 ГК), которые, как известно, подлежат применению и к правоотношениям, связанным с возвратом исполненного по обязательству (ст. 1103 ГК).
Кредитный договор, как и всякий гражданско-правовой договор, при определенных условиях может быть расторгнут в связи с существенным изменением обстоятельств (ст. 451 ГК). Однако в данном случае надо понимать, что речь идет об исключительном способе расторжения договора. Здесь существенное значение приобретает цель, которой предопределяется необходимость прекращения (изменения) договорного обязательства, а именно: восстановление баланса интересов сторон договора, существенным образом нарушенного в силу непредвиденного изменения внешних обстоятельств, не зависящих от воли сторон.
Изменение обстоятельств, из которых стороны исходили при заключении договора, признается существенным, когда они изменились настолько, что, если бы стороны могли разумно предвидеть, договор вообще не был бы ими заключен или был бы заключен на значительно отличающихся условиях. При этом конкретные явления, события, факты, которые могут признаваться существенным изменением обстоятельств, применительно к конкретным условиям в состоянии определить лишь суд при рассмотрении соответствующего требования. Для того чтобы какое-либо изменение обстоятельств, связанных с конкретным договором, было отнесено к категории существенных, требуется наличие одновременно четырех условий. Во-первых, предполагается, что стороны при заключении договора исходили из того, что такого изменения обстоятельств не произойдет. Во-вторых, изменение обстоятельств должно быть вызвано причинами, которые заинтересованная сторона была не в состоянии преодолеть после их возникновения при той степени заботливости и осмотрительности, какая от нее требовалась по характеру договора и условиям оборота. В-третьих, исполнение договора при наличии существенно изменившихся обстоятельств без соответствующего изменения его условий настолько нарушило бы соответствующее соотношение имущественных интересов сторон и повлекло бы для заинтересованной стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишилась бы того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора. В-четвертых, из обычаев делового оборота или существа договора не вытекает, что риск изменения обстоятельств несет заинтересованная сторона, т.е. сторона, обратившаяся в суд с требованиями об изменении или расторжении договора. Названные четыре условия должны присутствовать одновременно и в совокупности.
По своему характеру существенно изменившиеся обстоятельства напоминают непреодолимую силу. Однако имеется значительное отличие: они не влекут за собой невозможность исполнения обязательств, возникших из договора, напротив, возможность его исполнения во всех случаях должна присутствовать, но такое исполнение значительно нарушило бы баланс интересов сторон.
За весь период применения действующего ГК РФ, включающего нормы о расторжении (изменении) договора в связи с существенным изменением обстоятельств (т.е. начиная с января 1995 г.), в судебно-арбитражной практике, несмотря на многочисленные попытки спорящих сторон, лишь одно событие было признано подпадающим под признаки существенного изменения обстоятельств, а именно дефолт, имевший место в августе 1998 г. Во всех остальных случаях, когда в качестве основания исковых требований стороны ссылались на положения ст. 451 ГК РФ, судебно-арбитражная практика не обнаруживала существенного изменения обстоятельств. Применительно к кредитному договору в качестве существенно изменившихся обстоятельств стороны, предъявляя иски о расторжении (изменении) договора, зачастую пытаются квалифицировать несостоятельность (банкротство) банка-кредитора или заемщика. Такая квалификация, как правило, признается судами ошибочной хотя бы по той причине, что соответствующее изменение обстоятельств (несостоятельность кредитора или заемщика) зависит в первую очередь от самих неплатежеспособных сторон и не может произойти по причинам, которые стороны не могли преодолеть после их возникновения (подп. 2 п. 2 ст. 451 ГК).

Иные основания (способы) прекращения кредитного договора

Прекращение обязательства путем расторжения договора, естественно, характерно лишь для договорных обязательств, которые, будучи гражданско-правовыми, могут быть прекращены и по иным основаниям (иными способами), никак не связанным с действиями сторон, направленными на расторжение соответствующего договора. По этому поводу М.И. Брагинский пишет: "Специальными случаями прекращения договоров" можно назвать ситуации, при которых утрачивают свою силу при наличии указанных в законе обстоятельств обязательства, составляющие содержание договора. Складывающиеся при этом отношения регулируются в основном гл. 26 ГК, которая распространяет свое действие в равной мере на все виды обязательств, независимо от оснований их возникновения, а значит, и на обязательства договорные" <*>.
--------------------------------
<*> Брагинский М.И., Витрянский В.В. Указ. соч. С. 359.

Из десяти оснований (способов) прекращения обязательств, предусмотренных гл. 26 ГК РФ, в качестве основания прекращения кредитного договора не может служить лишь одно, а именно прекращение обязательства невозможностью исполнения, вызванной обстоятельством, за которое ни одна из сторон не отвечает (ст. 416 ГК). Нам уже приходилось отмечать, что специфика денежного долгового обязательства, как это, например, было убедительно показано Л.А. Лунцем, состоит в том, что для должника всегда возможно его надлежащее исполнение <*>. Поэтому ситуация, когда бы исполнение денежного долгового обязательства оказалось для должника невозможным, в принципе исключается, хотя некоторые авторы не замечают отмеченной особенности денежного обязательства. Например, у Н.Н. Захаровой читаем: "Обязательство по кредитному договору может быть прекращено невозможностью его исполнения, если она вызвана обстоятельством, за которое ни одна из сторон не отвечает" <**>. Как говорится, комментарии излишни.
--------------------------------
<*> См.: Лунц Л.А. Указ. соч. С. 104 - 107.
<**> Захарова Н.Н. Указ. соч. С. 57.

Основным способом прекращения кредитного договора (как и всякого гражданско-правового договора), конечно же, является надлежащее исполнение вытекающего из него обязательства (ст. 408 ГК).
М.И. Брагинский в связи с этим указывает: "Исполнение (ст. 408 ГК) способно прекратить договор лишь при условии, если оно является надлежащим, т.е. совершено надлежащим лицом, надлежащему лицу, надлежащим способом, в надлежащем месте, надлежащим предметом и в надлежащее время. Критерии надлежащего исполнения определяются императивными нормами, договором, а в части, не предусмотренной теми и другими, - диспозитивными нормами. При ненадлежащем исполнении наступают различные неблагоприятные для стороны-должника последствия, предусмотренные в общей или специальной статье ГК, в ином законе либо другом правовом акте или договоре" <*>. К этому добавим, что ненадлежащее исполнение обязательства не прекращает действие договора.
--------------------------------
<*> Брагинский М.И., Витрянский В.В. Указ. соч. С. 360.

Весьма популярным способом прекращения кредитного договора (а вернее, обязательства заемщика по возврату кредита и уплате процентов за пользование денежными средствами) является предоставление отступного. Например, Р.И. Каримуллин на основе обобщения практики Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ по рассмотрению дел в порядке надзора пришел к следующему выводу: "Российская правоприменительная практика признает действительными соглашения, по которым взамен исполнения заемщик предоставляет кредитору акции или нежилое помещение и имущественное право на земельный участок. Практика также не исключает, что предметом отступного могут быть векселя..." <*>.
--------------------------------
<*> Каримуллин Р.И. Указ. соч. С. 104.

Здесь, правда, следует оговориться, что при использовании в качестве способа прекращения обязательства отступного моментом прекращения обязательства признается не подписание сторонами соглашения об отступном, как иногда полагают кредиторы и заемщики, а момент фактической передачи имущества, являющегося объектом такого соглашения. Заключение же сторонами соглашения об отступном влечет то последствие, что на стороне заемщика по кредитному договору появляется альтернативное обязательство. В силу ст. 320 ГК РФ с момента заключения соглашения об отступном у заемщика появляется право выбора обязательства, которое он готов исполнить: либо передать кредитору соответствующее имущество в качестве отступного, либо возвратить ему сумму кредита с причитающимися процентами. В последнем случае обязательство, возникшее из кредитного договора, будет считаться прекращенным его надлежащим исполнением.
Если же заемщик к установленному соглашением об отступном сроку не исполнит ни одного из названных обязательств, право выбора (теперь уже требования, которое может быть предъявлено к заемщику) переходит к кредитору, а он может потребовать от заемщика либо передачу имущества во исполнение соглашения об отступном, либо возврат полученной суммы кредита с причитающимися ему процентами. Однако заемщик может лишить кредитора этого права выбора, если в предусмотренный соглашением об отступном срок он хотя бы частично исполнит одно из отмеченных двух обязательств, тем самым он (должник) реализует принадлежащее ему изначально право выбора исполнения одного из двух обязательств, оставив кредитору право требования исполнения лишь того обязательства, на котором остановил свой выбор должник.
Хотелось бы также предостеречь от весьма распространенной ошибки, когда заемщик (в качестве залогодателя) передает кредитору (как залогодержателю) в качестве отступного предмет залога. К сожалению, некоторые российские авторы не только не замечают в подобной ситуации каких-либо отступлений от закона, но и рекомендуют соответствующий способ прекращения обязательств к широкому применению. В качестве иллюстрации к сказанному можно привести, например, рассуждения об отступном по кредитному договору, суть которых состоит в том, что, "если кредитный договор обеспечен залогом, кредитор-залогодержатель и заемщик-залогодатель после возникновения оснований для обращения взыскания на предмет залога (невозврат кредита в срок и т.п.) могут заключить нотариально удостоверенное соглашение об удовлетворении требования кредитора за счет заложенного недвижимого имущества без обращения в суд (ст. 349)" <*>.
--------------------------------
<*> Захарова Н.Н. Указ. соч. С. 55.

Однако если подобное соглашение (законность которого с точки зрения залогового права не вызывает сомнений) будет оформлено как соглашение об отступном (на чем настаивает Н.Н. Захарова), то скорее всего оно будет признано недействительной сделкой. Согласно разъяснению, содержащемуся в Постановлении Пленумов ВС и ВАС РФ N 6/8 (п. 46), действующее законодательство не предусматривает возможность передачи имущества, являющегося предметом залога, в собственность залогодержателя. Всякие соглашения, предусматривающие такую передачу, являются ничтожными, за исключением тех, которые могут быть квалифицированы как отступное или новация обеспеченного залогом обязательства <*>.
--------------------------------
<*> Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, принятые с апреля 1992 г. по ноябрь 2000 г. С. 54.

Следовательно, для того, чтобы в подобной ситуации соглашение об отступном не было признано недействительной сделкой, стороны в качестве кредитора и заемщика по кредитному договору (а не как залогодержатель и залогодатель по договору залога) должны договориться о прекращении обязательства по кредитному договору путем передачи кредитору определенного имущества (но не предмета залога).
Весьма распространенным способом прекращения обязательства заемщика по кредитному договору (а стало быть, и самого кредитного договора) является зачет встречного однородного требования, которым располагает заемщик (теперь в качестве кредитора) по отношению к банку-кредитору. Зачет встречного однородного требования может служить основанием прекращения обязательства заемщика как в полном объеме, так и частично в зависимости от размера встречного требования к банку, которым располагает заемщик. Причем в последнем случае (при недостаточности встречного требования заемщика) прекращаемая часть обязательства заемщика должна определяться по правилам об очередности погашения денежного обязательства, предусмотренным ст. 319 ГК РФ. В подтверждение этого вывода можно привести пример, содержащийся в Обзоре практики разрешения споров, связанных с прекращением обязательств зачетом встречных однородных требований <*> (п. 6).
--------------------------------
<*> Приложение к информационному письму Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29 декабря 2001 г. N 65 // Вестник ВАС РФ. 2002. N 3. С. 5 - 17.

Коммерческий банк обратился в арбитражный суд с иском о взыскании с должника невозвращенного кредита и процентов за пользование кредитом.
Возражая против иска, ответчик заявил о частичном прекращении его обязательства зачетом встречного однородного требования к банку.
Арбитражным судом было установлено, что размер имеющегося у ответчика встречного однородного требования к банку был достаточен для погашения лишь части всех возникших из кредитного договора требований истца.
Ответчик полагал, что имеет право самостоятельно определить, какие из требований кредитора подлежат прекращению зачетом. В своем письме банку он указал, что зачетом погашаются его обязательства по возврату кредита, а также определенной части начисленных процентов за пользование им.
Истец в судебном заседании заявил, что ответчик не вправе был погашать зачетом в первую очередь требование о возврате самой суммы займа (капитальной суммы), поскольку в соответствии со ст. 319 ГК РФ сумма произведенного платежа, недостаточная для исполнения денежного обязательства полностью, при отсутствии иного соглашения погашает прежде всего издержки кредитора по получению исполнения, затем проценты, а в оставшейся части - основную сумму долга.
Арбитражный суд, удовлетворяя иск банка, указал, что отношения сторон по частичному зачету встречного денежного требования прямо не урегулированы законодательством, поэтому при отсутствии соответствующего соглашения сторон и применимого обычая делового оборота к отношениям истца и ответчика должно применяться законодательство, регулирующее сходные отношения (п. 1 ст. 6 ГК).
Зачет встречного однородного требования (ст. 410 ГК) и надлежащее исполнение (ст. 408 ГК) представляют собой случаи прекращения обязательства. Поэтому в данном деле к частичному зачету встречного денежного требования должны предъявляться такие же требования, как и к исполнению денежного обязательства. Исполнение денежного обязательства при недостаточности произведенного платежа регулируется ст. 319 ГК РФ. Следовательно, при зачете части встречного денежного требования должны учитываться требования данной статьи Кодекса.
Таким образом, если иное не предусмотрено договором, при недостаточности встречного денежного требования заемщика для полного прекращения его денежного обязательства зачетом в первую очередь должны считаться прекращенными издержки кредитора по получению исполнения, затем - проценты, а в оставшейся части - основная сумма долга.
Следует также учитывать, что при применении указанного способа прекращения обязательств оба обязательства (как заемщика, так и кредитора по встречному требованию заемщика) считаются прекращенными зачетом с момента наступления срока исполнения того обязательства, срок исполнения которого наступил позднее. Об этом может свидетельствовать следующий пример, помещенный в том же Обзоре практики Высшего Арбитражного Суда РФ.
Банк обратился в арбитражный суд с иском о взыскании с заемщика процентов за пользование чужими денежными средствами (ст. 395 ГК) в связи с несвоевременным возвратом кредита. Ответчик иск признал частично, указав, что проценты за несвоевременный возврат кредита должны исчисляться до дня направления им заявления о зачете обязательства по возврату кредита встречным однородным требованием к банку, срок которого наступил.
Истец, не возражая против возможности прекращения кредитного обязательства зачетом, заявил о необходимости исчислять проценты не до дня направления ответчиком письменного заявления о зачете, а до дня получения упомянутого заявления истцом.
Суд первой инстанции, удовлетворяя иск, в частности, отметил, что, исходя из смысла ст. 410 ГК РФ, для того чтобы обязательство считалось прекращенным, необходимо уведомить другую сторону о зачете и с этого момента обязательства считаются прекращенными. Поэтому проценты за пользование чужими денежными средствами подлежат начислению со дня просрочки возврата суммы до дня получения кредитором (истцом) письменного заявления должника (ответчика) о зачете встречного однородного требования.
Суд кассационной инстанции решение в части взыскания процентов, начисленных до момента получения истцом уведомления о зачете, отменил и в этой части в иске отказал. При этом было указано, что заявленное к зачету требование считается погашенным с момента наступления срока исполнения того обязательства, срок исполнения которого наступил позднее. В данном случае позднее наступил срок исполнения обязательства ответчика. Если встречные требования являются однородными, срок их исполнения наступил и одна из сторон сделала заявление о зачете, то обязательства считаются прекращенными в момент наступления срока исполнения того обязательства, срок исполнения которого наступил позднее, и независимо от того, когда было сделано или получено заявление о зачете.
Еще один способ прекращения обязательств, активно применяемый сторонами кредитного договора, - новация обязательства. В соответствии со ст. 414 ГК РФ обязательство может быть прекращено соглашением сторон о замене первоначального обязательства, существовавшего между ними, другим обязательством между теми же лицами, предусматривающим иной предмет или способ исполнения (новация).
Новация кредитного договора имеет место лишь в том случае, когда обязательство заемщика по возврату суммы полученного кредита и уплате процентов за пользование денежными средствами заменяется иным обязательством (например, обязательством купли-продажи, по которому банк-кредитор приобретает статус покупателя имущества заемщика-продавца, а сумма задолженности по кредитному договору признается предоплатой, внесенной покупателем за соответствующее имущество заемщика). Как уже отмечалось в настоящей работе, судебно-арбитражная практика исходит из невозможности квалификации в качестве новации действий сторон по переоформлению кредиторской задолженности по ранее заключенным кредитным договорам, в том числе путем заключения нового кредитного договора. В этом случае первоначальное обязательство, возникшее из кредитного договора, не заменяется на новое обязательство (обязательство иного договорного типа), скорее имеет место изменение отдельных условий ранее возникшего обязательства: о сумме задолженности, о сроке ее возврата, о ставке процентов за пользование чужими денежными средствами.
В отличие от отступного при новации обязательства последнее считается прекращенным непосредственно с момента заключения сторонами соглашения о новации обязательства. Что касается иных оснований прекращения обязательства, предусмотренных гл. 26 ГК (совпадение должника и кредитора в одном лице, прощение долга, ликвидация юридического лица и др.), то их применение к правоотношениям, вытекающим из кредитного договора, не отличается какой-либо спецификой.

Глава VIII. ВИДЫ (РАЗНОВИДНОСТИ) КРЕДИТНОГО ДОГОВОРА

1. Формы банковского кредитования и кредитный договор

Согласно нормам действующего ГК РФ (гл. 42) о займе и кредите кредитный договор, будучи отдельным видом договора займа, не классифицируется (во всяком случае, в законодательном порядке) на определенные виды и разновидности.
Вместе с тем в гражданско-правовой доктрине принято выделять различные формы банковского кредитования, которые в некоторых случаях приобретают характер отдельных видов (разновидностей) кредитного договора, а иногда и самостоятельных типов договорных обязательств. К примеру, в свое время Г.Ф. Шершеневич писал как о самостоятельном договоре о договоре об открытии кредита: "Открытие кредита, в тесном смысле слова как обещание предоставить в распоряжение контрагента, по его требованию, денежные суммы в пределах условленного размера, представляет собой сделку sui generis... Из такого соглашения об открытии кредита, все равно - обеспеченного или необеспеченного, вытекает для банка, открывающего кредит, обязанность кредитовать контрагента в предусмотренной форме, т.е. в виде ли денежной ссуды, принятия векселей, оплаты чеков и др." <*>. В то же время он выделял в качестве отдельных видов банковского займа ссуды под заклад движимости (ломбардные операции) и ссуды под залог недвижимостей <**>.
--------------------------------
<*> Шершеневич Г.Ф. Курс торгового права. Т. II: Товар. Торговые сделки. С. 449.
<**> См.: Там же. С. 415 - 416.

В качестве самостоятельного договора, отличного от договора займа, но примыкающего к договору об открытии кредита, обеспеченному закладом "движимости", Г.Ф. Шершеневич рассматривал договор о специальном текущем счете (онкольный договор), под которым он понимал "обеспечиваемый залогом ценных бумаг бессрочный договор об открытии кредита с текущим составом как суммы долга, так и залога" <*>.
--------------------------------
<*> Там же. С. 454.

М.М. Агарков в качестве разновидностей кредитных операций банков выделял срочные ссуды, специальный текущий счет до востребования (on call), целевые ссуды, гарантийный, акцептный и рамбурсный кредиты <*>.
--------------------------------
<*> См.: Агарков М.М. Указ. соч. С. 91.

Срочная ссуда, по мнению М.М. Агаркова, "представляет собой денежный заем на определенный срок, по которому банк является займодавцем, а клиент - заемщиком". Под специальным текущим счетом до востребования (on call) он понимал "договор об открытии кредита в пределах до определенной суммы, которым клиент может пользоваться частями и который в любое время может быть прекращен банком". Юридическая природа данного договора "представляет собой сочетание предварительного договора о будущих займах в пределах суммы открытого кредита и отдельных бессрочных займов, совершаемых на основании этого предварительного договора". В отношении целевой ссуды М.М. Агарков писал: "Термин "целевая ссуда" обозначает такую ссуду, которая выдается с указанием целевого назначения тех средств, которые клиент получает от банка... Таким образом, отличая целевую ссуду от родственных ей явлений в области кредита, мы должны в качестве специфического ее признака признать введение целевого назначения получаемых клиентом средств в содержание договора между ним и банком". По поводу гарантийного кредита он указывал: "Гарантийным кредитом называется принятие на себя банком поручительства перед третьим лицом за своего клиента. Банк в этом случае не предоставляет клиенту необходимые последнему средства, а дает ему возможность получить их от третьего лица" <*>. Что касается акцептного и рамбурсного кредитов, то такие формы кредитования используются в вексельном обороте. "Акцептный кредит, - отмечал М.М. Агарков, - предоставляется по договору, в силу которого банк обязуется акцептовать вексель, трассированный на него клиентом, а последний обязуется уплатить вознаграждение и своевременно погасить свой долг векселедержателю или же своевременно внести соответствующую сумму банку". Существо рамбурсного кредита раскрывалось М.М. Агарковым следующим образом: "Банк принимает на себя за вознаграждение обязательство перед клиентом, покупателем товара, акцептовать за счет клиента вексель, трассированный продавцом товара. Акцепт производится против документа на товар (коносамента), который и служит залоговым обеспечением открытого банком кредита" <**>.
--------------------------------
<*> Там же. С. 91 - 98.
<**> Там же. С. 101 - 102.

Упоминание об указанных формах банковского кредитования можно встретить и в современной юридической литературе. Например, Е.А. Суханов пишет: "В банковской практике кредиты различаются по способу их оформления и выдачи. Так, кредитование может осуществляться путем "кредитования счета" (ст. 850 ГК). В этом случае банк оплачивает требования кредиторов своего клиента (заемщика) в пределах обусловленного договором лимита даже при отсутствии средств на счете клиента либо на большую сумму, чем находится на счете. Такой кредит называется также контокоррентным... или овердрафтом..." Упоминает Е.А. Суханов (в качестве отдельных разновидностей кредитного договора) также целевой кредит, онкольный кредит, рамбурсный или акцептный кредит и ломбардные кредиты (краткосрочные кредиты, предоставляемые Банком России коммерческим банкам под залог государственных ценных бумаг) <*>.
--------------------------------
<*> См.: Суханов Е.А. Указ. соч. С. 226 - 227.

Аналогичные виды банковских кредитных сделок - акцептный кредит, овердрафт, онкольный кредит, целевые ссуды - упоминаются в юридической литературе и при анализе зарубежного законодательства <*>. По свидетельству А.А. Вишневского, в английской специальной литературе "принято рассматривать два вида кредитных операций: традиционный кредит и овердрафт. Причина этого состоит в том, что предоставление клиенту овердрафта является очень распространенным явлением в практике английских банков". "Овердрафт, - пишет А.А. Вишневский, - представляет собой предоставление клиенту кредита на короткий срок путем кредитования счета клиента... При этом клиенту устанавливается кредитный лимит ("потолок"), т.е. тот максимум, который может быть "подписан" на счете клиента. За использование овердрафта начисляются проценты в зависимости от использованного объема кредита и срока его использования. При традиционном кредите определенная сумма денег зачисляется на счет клиента и остается в его распоряжении в течение согласованного сторонами срока... Как правило, проценты за пользование обыкновенным кредитом выше, чем за пользование овердрафтом" <**>.
--------------------------------
<*> См., например: Гражданское и торговое право капиталистических государств: Учебник. 2-е изд., перераб. и доп. М., 1992. С. 424.
<**> Вишневский А.А. Банковское право Англии. С. 205 - 206.

Называемые в юридической литературе различные формы банковского кредитования по сути своей являются экономическими отношениями кредита в широком смысле этого слова и лишь немногие из них имеют свое правовое воплощение в форме кредитного договора или его разновидностей. Например, договор о специальном текущем счете (on call) представляет собой договор банковского счета, в котором лишь присутствуют отдельные элементы кредитного обязательства, и по этой причине он не может быть признан видом (разновидностью) кредитного договора (в лучшем случае можно говорить о смешанном договоре). То же самое можно сказать и об овердрафте.
Отношения, охватываемые понятием "гарантийный кредит", на самом деле представляют собой обеспечительное (акцессорное) обязательство, связь которого с кредитным договором прослеживается только в том, что оно обеспечивает его исполнение со стороны заемщика. Поэтому так называемый гарантированный кредит ни при каких условиях не может быть квалифицирован в качестве разновидности кредитного договора.
Не имеют признаков кредитного договора (или его разновидности) также так называемые акцептный и рамбурсный кредиты, по которым банк, как и в предыдущих случаях, не принимает на себя обязательство предоставить заемщику определенную денежную сумму с обязательством ее возврата и уплаты процентов за пользование денежными средствами. В данном случае речь идет об определенных банковских операциях по акцепту переводных векселей.
Таким образом, из всех приведенных форм банковского кредитования собственно разновидностями кредитного договора можно признать лишь целевые ссуды и ссуды под обеспечение, которые при наличии всех общих признаков кредитного договора включают в свое содержание дополнительные условия об обязанностях заемщика соответственно по целевому использованию полученной суммы кредита или по предоставлению заемщиком предусмотренного кредитным договором обеспечения исполнения обязательства по возврату кредита и уплате процентов за пользование денежными средствами.
Практический смысл выделения указанных разновидностей кредитного договора состоит также в дифференцированном правовом регулировании: ГК РФ включает в себя определенные специальные правила, рассчитанные на применение именно (и только) к целевым кредитам и кредитам под обеспечение (ст. ст. 813 и 814).
Исходя из специфики условий кредитного договора и наличия специального правового регулирования, учитывающего эту специфику, можно говорить как о разновидностях кредитного договора о срочных и бессрочных кредитах, о кредитах, возвращаемых по частям, и т.п.
Отдельной разновидностью кредитного договора (по тому же признаку наличия специфических условий), безусловно, является договор об открытии кредитной линии, на основании которого заемщик приобретает право на получение и использование в течение обусловленного срока денежных средств при том условии, что общая сумма предоставленных заемщику денежных средств не превышает максимального размера, предусмотренного договором ("лимит выдачи"), либо размер единовременной задолженности заемщика не превышает предусмотренных договором пределов ("лимит задолженности").
В связи с особенностями субъектного состава кредитного договора можно выделить такие его разновидности, как межбанковские кредиты, синдицированные кредиты, кредиты Банка России, потребительский кредит.

2. Кредиты Банка России (рефинансирование)

Осуществляемое Банком России кредитование коммерческих банков и иных небанковских кредитных организаций (расчетных небанковских кредитных организаций и небанковских кредитных организаций, осуществляющих депозитные и кредитные операции), называемое рефинансированием, представляет собой исключительную сферу деятельности этого Банка. Отношения, связанные с рефинансированием, которые складываются между Банком России (кредитором) и кредитными организациями (заемщиками), оформляются путем заключения ряда договоров: генерального кредитного договора на предоставление кредитов Банка России, обеспеченных залогом (блокировкой) ценных бумаг, а также договоров о предоставлении ломбардных кредитов, внутридневных кредитов и кредитов овернайт, являющихся особыми разновидностями кредитного договора. Указанные особенности проявляются практически во всех элементах соответствующих договорных обязательств: субъектном составе, порядке их заключения, обеспечении их исполнения, содержании обязательств и т.п.
В соответствии со ст. 4 Федерального закона "О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)" (далее - Закон о Банке России) <*> названный Банк является кредитором последней инстанции для кредитных организаций, организует систему их рефинансирования. Причем рефинансирование кредитных организаций рассматривается в качестве одного из основных инструментов и методов денежно-кредитной политики Банка России (ст. 35 Закона о Банке России). Осуществляя рефинансирование кредитных организаций, Банк России регулирует общий объем выдаваемых им кредитов в соответствии с принятыми ориентирами единой государственной денежно-кредитной политики и использует процентную политику для воздействия на рыночные процентные ставки (ст. ст. 36, 37 Закона о Банке России). Согласно ст. 40 указанного Закона формы, порядок и условия рефинансирования устанавливаются Банком России.
--------------------------------
<*> СЗ РФ. 2002. N 28. Ст. 2790.

Принимая во внимание приведенные законоположения, нельзя не прийти к выводу о том, что цели рефинансирования, а стало быть, и конкретных договоров, заключаемых между Банком России и кредитными организациями (во всяком случае, на стороне кредитора - Банка России), находятся вне сферы частноправовых отношений и направлены на обеспечение проведения соответствующей государственной денежно-кредитной политики, т.е. публичных интересов.
Нельзя не отметить и ту особенность правового регулирования договоров, опосредующих отношения по рефинансированию кредитных организаций, что правила заключения и исполнения указанных договоров определяются одним из их участников, выступающим в роли кредитора, - Банком России, который в соответствии со своими полномочиями, предоставленными ему ст. 40 Закона о Банке России, утвердил Положение о порядке предоставления Банком России кредитным организациям кредитов, обеспеченных залогом (блокировкой) ценных бумаг, от 4 августа 2003 г. N 236-П <*> (далее - Положение N 236-П). В соответствии с Положением N 236-П кредиты Банка России предоставляются банкам в валюте Российской Федерации в целях поддержания и регулирования ликвидности банковской системы на условиях обеспеченности, срочности, возвратности и платности. Обеспечением кредитов Банка России является залог (блокировка) ценных бумаг, включенных в ломбардный список, утверждаемый Банком России.
--------------------------------
<*> Зарегистрировано в Минюсте России 29 августа 2003 г. N 5033. См.: Вестник Банка России. 2003. N 62.

Банк России предоставляет банкам внутридневные кредиты, кредиты овернайт и ломбардные кредиты. Внутридневные кредиты предоставляются в течение дня работы подразделения расчетной сети Банка России (уполномоченной расчетной небанковской кредитной организацией - РНКО). Кредиты овернайт предоставляются на один рабочий день, ломбардные кредиты - на сроки, устанавливаемые Банком России.
Возврат банками-заемщиками кредитов Банка России и уплата процентов по ним производятся в сроки, установленные заключенными между Банком России и этими банками генеральными кредитными договорами.
Размер процентных ставок по кредитам овернайт, ставок отсечения и средневзвешенных ставок по результатам проведенных ломбардных кредитных аукционов, процентных ставок по ломбардным кредитам, предоставляемым по фиксированной процентной ставке, и платы за право пользования внутридневными кредитами устанавливается Банком России и публикуется в "Вестнике Банка России".
При изменении величин процентных ставок Банка России по кредитам овернайт и ломбардным кредитам, предоставляемым по фиксированной процентной ставке, выдача кредитов Банка России с применением новых процентных ставок осуществляется с даты, указанной в решении Банка России об изменении величин соответствующих процентных ставок по кредитам этого Банка.
Кредиты Банка России от его имени предоставляются банкам уполномоченными учреждениями (подразделениями) Банка России в порядке, установленном Положением N 236-П и заключенными между Банком России и банками-заемщиками генеральными кредитными договорами.
Кредиты Банка России предоставляются на банковские счета банков, открытые на основании договоров банковского счета в подразделениях расчетной сети Банка России (в уполномоченных РНКО). При наличии достаточного обеспечения и соблюдении условий, установленных Положением N 236-П, банк может получить несколько кредитов Банка России, в том числе в течение одного рабочего дня.
Договоры, заключаемые Банком России и банками-заемщиками при осуществлении операций предоставления кредитов Банка России, со стороны банков должны быть оформлены подписями уполномоченных должностных лиц и оттисками печатей банков, соответствующими образцам, представленным в карточках с образцами подписей и оттиска печати, находящихся в уполномоченных учреждениях Банка России. Документы, направляемые банками в адрес Банка России, должны быть оформлены (в случае их направления на бумажном носителе) подписями уполномоченных должностных лиц и оттисками печатей банков, соответствующими образцам, представленным в карточках с образцами подписей и оттиска печати, находящихся в уполномоченных учреждениях Банка России, либо (в случае их направления в электронном виде) аналогами собственноручной подписи (п. п. 2.1 - 2.9 Положения N 236-П).
Положение N 236-П обусловливает получение банками кредитов Банка России необходимостью совершения ряда предварительных действий.
В частности, банк - потенциальный заемщик должен предоставить (в соответствии с заключенными договорами банковского счета) Банку России право на списание с банковских счетов банка денежных средств в объеме требований Банка России по предоставленным кредитам без распоряжения банка - владельца банковского счета на основании инкассового поручения уполномоченного учреждения Банка России.
Банк - потенциальный заемщик должен заключить с Банком России генеральный кредитный договор. При заключении данного договора банк самостоятельно выбирает, какими видами кредитов Банка России он будет пользоваться. При этом заключение генерального кредитного договора на получение внутридневного кредита одновременно требует заключения генерального кредитного договора на предоставление кредита овернайт, и наоборот - заключение генерального кредитного договора на получение кредита овернайт требует заключения генерального кредитного договора на получение внутридневного кредита.
В целях получения внутридневных кредитов и кредитов овернайт банк - потенциальный заемщик должен заключить с Банком России также ряд дополнительных соглашений, в частности: о предоставлении Банку России права на списание суммы платы за право пользования внутридневными кредитами с основного счета банка без распоряжения банка - владельца основного счета на основании инкассового поручения уполномоченного учреждения Банка России; об осуществлении Банком России (уполномоченной РНКО) платежей с основного счета банка сверх остатка денежных средств на указанном счете в рамках действия генерального кредитного договора.
Банк - потенциальный заемщик должен иметь счет депо в организации-депозитарии, выдать Банку России доверенность, а также заключить дополнительные соглашения к депозитарному договору с депозитарием: об открытии раздела "Блокировано Банком России" на своем счете депо; о праве Банка России открывать и присваивать номера определенным разделам на счете депо банка: "Блокировано в залоге под ломбардные кредиты Банка России" и "Блокировано для торгов по реализации ценных бумаг, заложенных под ломбардные кредиты Банка России" (для получения банком ломбардных кредитов); "Блокировано в залоге под кредиты овернайт Банка России" и "Блокировано для торгов по реализации ценных бумаг, заложенных по кредитам овернайт Банка России" (для получения банком внутридневных кредитов и кредитов овернайт); о назначении Банка России оператором соответствующих разделов счета депо банка; о праве Банка России закрывать указанные разделы счета депо банка (п. п. 3.1 - 3.4 Положения N 236-П).
Рассчитывать на получение кредитов Банка России могут только хорошо работающие банки, относимые в соответствии с нормативными актами Банка России к так называемым финансово стабильным кредитным организациям. Обязательным требованием к банку - потенциальному заемщику является также соблюдение нормативов обязательных резервов и отсутствие неуплаченных штрафов за их нарушение. Указанный банк не должен иметь каких-либо просроченных денежных обязательств перед Банком России (п. 3.5 Положения N 236-П). Что касается обеспечения исполнения обязательств банка-заемщика по возврату кредитов Банка России и уплате процентов по ним, то в качестве такового применяется залог ценных бумаг, включенных в так называемый ломбардный список, утверждаемый Банком России, которые принадлежат банку-заемщику и учитываются на его счете депо в депозитарии. В залог принимаются ценные бумаги со сроком погашения не ранее чем через 10 дней после наступления срока исполнения обязательства банка по возврату кредита Банку России, рыночная стоимость которых должна быть большей или равной сумме кредита Банка России (п. 3.7 Положения N 236-П).
Днем (датой) предоставления ломбардного кредита или кредита овернайт является день зачисления суммы кредита на основной счет банка (на основании платежного поручения уполномоченного учреждения Банка России), а внутридневного кредита - день исполнения подразделением расчетной сети Банка России (уполномоченной РНКО) расчетного документа, предъявленного к основному счету банка, сумма которого превышает остаток денежных средств, имеющихся на данном счете.
Начисление процентов за пользование кредитами Банка России (ломбардными кредитами, кредитами овернайт) осуществляется по процентной ставке (в процентах годовых), определяемой Банком России. Начисление и взимание процентов за пользование внутридневными кредитами не производятся. За право пользования внутридневными кредитами взимается плата.
Начисление процентов на сумму долга по кредиту Банка России производится по формуле простых процентов за период со дня, следующего за днем предоставления кредита, до дня погашения кредита включительно за каждый календарный день, исходя из количества календарных дней в году (365 или 366 дней соответственно). Проценты начисляются на остаток задолженности по основному долгу по кредиту Банка России на начало операционного дня. День предоставления кредита Банка России не учитывается при расчете суммы начисленных процентов.
Погашение банком кредита Банка России (кредита овернайт, ломбардного кредита) и уплата процентов по нему производятся в срок, предусмотренный договором, путем предъявления уполномоченным учреждением Банка России инкассового поручения на сумму требований Банка по генеральному кредитному договору и соответствующему требованию Банка России к основному счету банка-заемщика.
Погашение внутридневного кредита осуществляется за счет текущих поступлений денежных средств на основной счет банка в сумме, достаточной для погашения требований Банка России по выданному на данный основной счет банка внутридневному кредиту.
При неисполнении или ненадлежащем исполнении банком обязательств по погашению кредита Банка России и уплате процентов по нему отсрочка платежа не производится, и Банк России начинает процедуру реализации находящихся в залоге ценных бумаг. Одновременно Банк России вправе производить списание денежных средств в объеме требований по кредиту Банка России с банковских счетов банка-заемщика без распоряжения этого банка; на основании инкассового поручения уполномоченного учреждения Банка России банк уплачивает неустойку (пеню), которая начисляется на остаток просроченной задолженности по основному долгу на начало операционного дня за каждый календарный день просрочки до дня удовлетворения требований Банка России по возврату основного долга по кредиту включительно.
Неустойка (пеня) начисляется в размере ставки рефинансирования Банка России (в процентах годовых), действующей на дату предъявления Банком России соответствующего требования.
Положением N 236-П предусмотрены некоторые особенности применительно к отдельным разновидностям кредитов Банка России: ломбардным кредитам, внутридневным кредитам и кредитам овернайт.
Ломбардные кредиты предоставляются уполномоченным учреждением Банка России на основании следующих документов: заключенного генерального кредитного договора, предусматривающего предоставление банку ломбардных кредитов; заявления на получение ломбардного кредита по фиксированной процентной ставке или заявки на участие в ломбардном кредитном аукционе.

<< Предыдущая

стр. 13
(из 21 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>