<< Предыдущая

стр. 100
(из 131 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

<*> Принципы международных коммерческих договоров. С. 229 - 320.
Конечно, было бы лучше иметь аналогичную норму и в российском
гражданском законодательстве. Однако представляется, что отсутствие таковой
не препятствует изменению арбитражно - судебной практики. В конце концов
легальным основанием для подобного изменения могут служить положения,
содержащиеся в ст. 6 ГК, в соответствии с которыми, в частности, при
невозможности использования аналогии закона права и обязанности сторон
определяются исходя из общих начал и смысла гражданского законодательства
(аналогия права) и требований добросовестности, разумности и справедливости.
Как отмечалось, состав убытков, подлежащих возмещению кредитору в
случае неисполнения или ненадлежащего исполнения должником обязательства,
традиционно со времен римского права состоит из реального (положительного)
ущерба и упущенной выгоды (неполученных доходов).
На этих традиционных позициях остался и новый Гражданский кодекс, в
соответствии с которым под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье
право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления
нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а
также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных
условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная
выгода).
Кстати сказать, никак нельзя приветствовать попытки некоторых авторов
ввести в наш юридический лексикон иную терминологию, обозначающую иные
составные части убытков, которая присуща другим правовым системам,
основанным на совершенно иных базисных принципах, нежели российское
гражданское право. В качестве иллюстрации можно привести цитату из Научно -
практического комментария части первой Гражданского кодекса Российской
Федерации, подготовленного Институтом государства и права Российской
Академии наук. Вот цитата из комментария к ст. 393 ГК: "Возмещению подлежат
убытки, явившиеся непосредственным и, что особенно важно, неизбежным
следствием нарушения должником обязательства или причинения вреда. Такие
убытки на практике часто называют "прямыми" в отличие от "косвенных", которые
в силу их известной отдаленности от фактов нарушения должником
обязательства (причинения вреда) не подлежат возмещению. Под отдаленностью
понимается пространственно - временная зона, находящаяся между фактом
нарушения должником обязательства (причинения вреда) и косвенными
убытками, заполняемая прямыми убытками (?!). Косвенные убытки без прямых
убытков не существуют. Возмещение прямых убытков, являющихся следствием
установления "непосредственно - неизбежной причинной связи" с фактом
нарушения обязательства (причинения вреда), включает в себя как возмещение
реального ущерба, так и упущенной выгоды. Наличие данной причинной связи
доказывается лицом, требующим возмещения ему причиненных убытков" <*>.
--------------------------------
<*> Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть первая: Научно -
практический комментарий / Отв. ред. Т.Е. Абова, А.Ю. Кабалкин, В.П. Мозолин.
М.: БЕК, 1996. С. 590.

С научной точки зрения непонятен смысл выделения в составе убытков
"косвенных убытков", которые, как оказывается, вовсе и не убытки, поскольку не
подлежат возмещению кредитору. С практической же точки зрения появление в
научно - практическом комментарии вместо единого понятия "убытки", составными
частями которых являются реальный ущерб и упущенная выгода, двух терминов
"прямые убытки" и "косвенные убытки" ничего, кроме путаницы, не принесет.
Однако вернемся к составным частям убытков, предусмотренным ГК. В
содержащихся в ст. 15 ГК положениях, регулирующих реальный ущерб и
упущенную выгоду, несмотря на традиционный характер этой дифференциации,
появились две новеллы, на которые необходимо обратить внимание.
Во-первых, в составе реального ущерба в соответствии с ГК подлежат
возмещению кредитору не только фактически понесенные им расходы, но и
расходы, которые он должен будет произвести для восстановления нарушенного
права. Такой подход отвечает и тенденциям развития международного частного
права. Так, в соответствии со ст. 7.4.3 Принципов международных коммерческих
договоров компенсации подлежит только ущерб, включая будущий ущерб,
который установлен с разумной степенью достоверности. Значение появления
указанного нового элемента в составе реального ущерба состоит также в
обеспечении действия принципа полного возмещения убытков.
Во-вторых, Кодекс определил минимальный предел размера упущенной
выгоды в случае, когда должник, нарушивший обязательство, получил вследствие
этого доходы. В подобных ситуациях размер упущенной выгоды не может быть
меньшим, чем доходы, полученные нарушителем. Данное положение
обеспечивает действие принципа, в соответствии с которым никто не может
получать выгоду от нарушения права, а также существенно облегчает процесс
доказывания размера подлежащих возмещению убытков.
В общих чертах подход российского гражданского права к понятию убытков
(реальный ущерб и упущенная выгода), порядку и размеру их возмещения присущ
всем правовым системам континентальной Европы, основанным на рецепции
римского права. Вместе с тем имеются и весьма существенные особенности,
вызванные в конечном итоге более высокой ступенью развития имущественного
оборота, являющегося предметом гражданско - правового регулирования, его
многолетним эволюционным развитием, что требовало соответствующего
детального правового регулирования.
Если же говорить о концептуальных различиях договорной ответственности,
то необходимо отметить прежде всего существенные особенности англо -
американской правовой системы, принципиально отличающейся не только от
российского гражданского права, но и от права стран континентальной Европы.
Р.О. Халфина отмечала такие основные особенности договорной
ответственности по английскому праву, как юридическое содержание права
требования, вытекающего из договора (права на возмещение убытков, но не на
исполнение в натуре), и безусловный характер договорного обязательства вне
зависимости от последующей невозможности его исполнения <*>. По мнению А.С.
Комарова, наряду с отмеченными выше особенностями "важнейшая черта англо -
американской договорной ответственности, констатация которой имеет большое
практическое значение, заключается в ее исключительном компенсационном
характере или, иными словами, отсутствии штрафной функции... Такой подход,
имеющий принципиальный характер, проявляется в невозможности взыскания
штрафных убытков (punitive, exemplary). По англо - американскому праву субъект
ответственности не является центральной фигурой, на которую воздействует
право, и все реже возникает необходимость обосновывать ответственность за
нарушение норм, регулирующих поведение лица, не исполняющего договор.
Экономическое и морально - этическое содержание ответственности
окончательно вытесняется в результате усиления ее компенсационной функции,
на которую теперь все больше обращается внимания как на способ
распределения риска предпринимательской деятельности" <**>.
--------------------------------
<*> См.: Халфина Р.О. Договор в английском гражданском праве. М., 1959. С.
257 - 261.
<**> Комаров А.С. Ответственность в коммерческом обороте. М., 1991. С. 35 -
36.

Своеобразной особенностью договорной ответственности в англо -
американском праве можно было бы считать институт номинальных убытков,
которые присуждаются в случаях, когда потерпевшая сторона, будучи права по
существу, предпринимала добросовестные попытки, но тем не менее не смогла
доказать размер своего реального ущерба <*>. По мнению А.С. Комарова, этот
правовой институт имеет серьезное значение как элемент общего понятия
гражданской ответственности и понятия договорной ответственности. Оно
проявляется, в частности, в установлении различия между понятиями
"ответственность" (liability) и "убытки" (damages). Если в первом случае
выясняется, имело ли место правонарушение, и устанавливается вид
причиненного ущерба, то во втором - определяется размер понесенного ущерба,
юридическая возможность его возмещения, а также размер денежной
компенсации этого ущерба <**>.
--------------------------------
<*> См., например: Свод английского гражданского права / Под ред. Э.
Дженкса. М., 1941. С. 100.
<**> См.: Комаров А.С. Указ соч. С. 38.

При возмещении убытков в доктрине англо - американского права обычно
различают два подлежащих правовой защите договорных интереса:
положительный и отрицательный. "Положительный договорный интерес"
(expectancy interest) заключается в том, что потерпевшая сторона должна быть
поставлена возмещением убытков в такое же положение, в каком она находилась
бы, если бы договор был исполнен. Под "отрицательным договорным интересом"
(reliance interest) понимается право потерпевшей стороны получить возмещение
расходов, которые были ею понесены в расчете на то, что контрагент исполнит
свои обязательства по договору <*>.
--------------------------------
<*> См.: Комаров А.С. Указ соч. С. 108.

В законодательстве же и на практике, как правило, обеспечивается защита
положительного договорного интереса, что и предопределяет цели возмещения
убытков. Об этом свидетельствует, в частности, норма, содержащаяся в ст. 1-106
Единообразного торгового кодекса США (ЕТК) "Свободное применение средств
правовой защиты". Согласно этой норме предусмотренные ЕТК средства
правовой защиты должны применяться свободно с тем, чтобы потерпевшая
сторона могла быть поставлена в такое положение, в каком бы она находилась,
если бы другая сторона полностью исполнила свои обязанности; однако ни
косвенные, ни специальные, ни штрафные убытки не могут взыскиваться, если
иное не предусмотрено в ЕТК или иной норме права <*>.
--------------------------------
<*> См.: Единообразный торговый кодекс США / Пер. с англ. Серия:
Современное зарубежное и международное частное право. М., 1996. С. 47.

В отличие от англо - американского права, где в качестве основного
последствия нарушения договорного обязательства применяется денежная
компенсация "положительного договорного интереса", право стран
континентальной Европы исходит из того, что основным способом защиты прав
потерпевшей стороны в обязательстве является требование о присуждении к
исполнению обязательства в натуре, и должник в принципе всегда может быть
присужден к исполнению обязательства в натуре, если этого пожелает кредитор
<*>.
--------------------------------
<*> См.: Гражданское и торговое право капиталистических государств. М.,
1992. С. 279.

Наиболее полное и по отношению к возмещению убытков приоритетное
закрепление принцип исполнения обязательств в натуре получил в Германском
гражданском уложении (ГГУ). К примеру, в соответствии с параграфом 241 ГГУ
кредитор может требовать от должника условленного предоставления, которое
может состоять и в воздержании от действия. Что касается возмещения ущерба,
то эта мера применяется, если "исполнение в натуре окажется невозможным или
недостаточным для полного возмещения кредитора" (параграф 251). Более того,
кредитор, желающий получить денежную компенсацию, обязан назначить
должнику срок для исполнения и лишь по его истечении и при отсутствии
исполнения в натуре может потребовать денежную компенсацию и отказаться
принять исполнение в натуре (параграфы 250, 283, 326 ГГУ). Аналогичным
образом вопрос об исполнении обязательства в натуре решается и в
законодательстве Швейцарии. Согласно ст. 97 Швейцарского обязательственного
закона, требование о возмещении убытков может иметь место лишь тогда, когда
исполнение в натуре невозможно.
Как уже отмечалось, англо - американское право исходит из иного принципа:
при нарушении договорного обязательства кредитор может получить возмещение
причиненного ущерба путем уплаты должником денежной компенсации. Правда, в
современном американском законодательстве можно найти нормы об
удовлетворении требований кредитора и иными способами. К примеру, среди
средств правовой защиты покупателя ЕТК (США) называет и истребование от
продавца индивидуализированных последним товаров, а также предъявление
иска об исполнении в натуре или иска о предоставлении владения движимой
вещи (п. 2 ст. 2-711). Еще более общая норма применительно к обязательствам в
сфере коммерческого оборота содержится в п. 1 ст. 2-116 ЕТК США, согласно
которому судом может быть вынесено решение об исполнении в натуре, не только
если речь идет об уникальных товарах, но и "при других надлежащих
обстоятельствах". Однако с учетом законодательства и реальной судебной
практики можно говорить о том, что основным и преобладающим средством
защиты кредитора по англо - американскому праву является все же денежная
компенсация причиненного ущерба, которую кредитор может всегда получить при
нарушении договора.
Англо - американскому праву присущ также весьма жесткий подход к
определению размера и доказыванию убытков, что по существу ограничивает
возможности применения этой формы ответственности. К убыткам, на которые
претендует потерпевшая сторона в обязательстве, предъявляются требования
непредотвратимости, непосредственности (предвидимости) и достоверности.
Анализируя соответствующие судебные прецеденты, А.С. Комаров отмечает,
что в практике судов США признается, что независимо от того, предприняла ли
фактически потерпевшая сторона какие-либо действия, ограничивающие ее
ущерб (to miligate damage), или нет, она имеет право на возмещение только тех
убытков, которые она не смогла бы предотвратить разумными действиями <*>.
Иллюстрацией того, какими могут быть действия стороны по предотвращению
ущерба или уменьшению его размера, может служить, например, ст. 2-704 ЕТК
США, согласно которой в случае необоснованного отказа покупателя от
заключенного договора купли - продажи продавец может продать имеющиеся
товары, предназначенные покупателю, другому лицу и прекратить дальнейшее их
производство либо, "придя к разумному с коммерческой точки зрения решению в
целях избежания убытков и для эффективной реализации, завершить
изготовление и полностью индивидуализировать товары для данного договора".
--------------------------------
<*> См.: Комаров А.С. Указ. соч. С. 118.

Общепринятым как для права стран континентальной Европы, так и для
англо - американского права является выделение конкретных и абстрактных
убытков. Под конкретными убытками понимаются фактически понесенные
кредитором расходы в связи с неисполнением обязательств должником. К
примеру, конкретными убытками будут считаться дополнительные расходы
кредитора по сделке, заменяющей договор, не исполненный должником.
Абстрактные убытки представляют собой более простой способ исчисления
убытков для тех случаев, когда товар, являющийся предметом договора,
нарушенного должником, имеет биржевую или иную рыночную цену. В этом
случае разница между договорной и рыночной ценами и составляет убытки,
размер которых не нуждается в специальном доказывании.
Указанная дифференциация убытков на конкретные и абстрактные имеется
не только в законодательстве соответствующих стран, но и в актах
международного частного права. Например, Венской конвенцией предусмотрено,
что, если договор расторгнут и если разумным образом и в разумный срок после
расторжения покупатель купил товар взамен или продавец перепродал товар,
сторона, требующая возмещения убытков, может взыскать разницу между
договорной ценой и ценой по совершенной взамен сделке, а также любые
дополнительные убытки, которые могут быть взысканы на основании Конвенции
(ст. 75). Об абстрактных убытках говорится в ст. 76 Венской конвенции, согласно
которой, если договор расторгнут и если имеется текущая цена на данный товар,
сторона, требующая возмещения ущерба, может, если она не осуществила
соответствующие закупки или перепродажи товаров, потребовать разницу между
ценой, установленной в договоре, и текущей ценой на момент расторжения
договора, а также возмещения дополнительных убытков.
Примечательно, что в Принципах международных коммерческих договоров
аналогичные положения о конкретных и абстрактных убытках приобретают
всеобщий применительно к любым видам договорных обязательств характер. К
примеру, право кредитора на возмещение абстрактных убытков закреплено в ст.
7.4.6 Принципов. Согласно данной статье, если потерпевшая сторона прекратила
договор и не совершила заменяющую сделку, однако в отношении
предусмотренного договором исполнения имеется текущая цена, сторона может
получить разницу между договорной ценой и текущей ценой, существующей на
момент прекращения договора, а также возмещение любого последующего
ущерба. При этом под текущей ценой понимается цена, взимаемая обычно за
поставленные товары или оказанные услуги в сравнимых обстоятельствах в
месте, где должен быть исполнен договор, либо если в этом месте отсутствует
текущая цена, то таковой является текущая цена в таком ином месте, которое
представляется разумным для справочной информации.
В официальном комментарии целью указанных положений провозглашается
обеспечить доказательство ущерба в случае, когда заменяющая сделка не была
совершена, но существует текущая цена в отношении исполнения, являющегося
предметом договора. В таких случаях презюмируется, что ущерб составляет
разница между договорной ценой и текущей ценой в момент, когда был
прекращен договор. Обращает на себя внимание также довольно либеральный
подход к доказыванию размера текущей цены. "Такой ценой, - говорится в
комментарии, - часто, но совсем не обязательно будет являться цена какого-либо
организованного рынка. Доказательство текущей цены может быть получено от
профессиональных организаций, торговых палат и т.п." <*>.
--------------------------------
<*> Принципы международных коммерческих договоров. С. 234.

К сожалению, в тексте Гражданского кодекса Российской Федерации мы не

<< Предыдущая

стр. 100
(из 131 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>